повраги из свитка

Содержание 1 тома: 

Том 1

Все совпадения имен, мест, событий и названий случайны.

Не случайна лишь злобность судьбы по отношению к героям истории.

1 глава

 

Нинель похитили.

Эта новость облетела королевство Эмманалия за считанные часы и собрала множество отважных воинов, готовых сложить головы ради наследницы престола.

Фаворитом гонки оставался Адонис — бравый герой на белом коне и в белом же плаще. Его лик знали, как образ Святого рыцаря, способного побороться против Зла всего живого. Злом именовали темного повелителя демонов, чьи войска поглощали все новые земли и испепеляли их.

Герой однажды посетил завоеванные земли в надежде спасти выживших, а нашел лишь обезображенные трупы. Их вид лишил его сна и покоя. Жестокие демоны бесчеловечно расправлялись с врагами когтями и зубами, подобно диким зверям.

В тот день Адонис дал клятву убить само воплощение Зла и стал воплощением Добра, примкнув к войскам десятого по счету королевства на пути чудовищ.

Его возвели на пьедестал, назвав Символом света и нарекли женихом принцессы. Под его началом войска смогли отбить третью часть захваченного девятого королевства.

И вот, после громких побед, силы Добра осознали как зыбко они стояли на выжженной земле. Нинель забрали из стен защищенного замка, минуя многочисленную охрану. С тем же успехом хвостатая нечисть могла бы тихо убрать короля или Адониса. Для чего им юная девушка — никто понять не мог, и увидеть её живой уже не рассчитывали ни отец, ни сам жених.

Адонис оседлал боевого коня, вскинул руку с Мечом Мести к небесам и повел многочисленное войско в битву, даже не подозревая, что его невеста цела и невредима.

Сама Нинель похищение проспала. Она даже не успела осознать происходящее: ее шею сдавили, отправляя на непредвиденную встречу с демиургом сновидений. Очнулась она уже пленницей, лежа на соломе.

Вместо завтрака — корка хлеба. Вместо гувернантки — два похотливо облизывающихся существа в латах. А за слуг сошли и снующие у стены крысы, обгрызающие человеческие кости.

По своей природе жизнерадостная принцесса убедила себя в скором спасении героем, который как скала стоял за ее честь на балах и выходил победителем из дуэлей. Он уже дважды спасал ее от покушений и насилия. Так должно было случиться вновь. Адонис спасет ее, убьет врага, и они сыграют свадьбу.

Скрип ключа в замке заставил мышкой пискнуть и быстро, словно она кошка, обернуться к двери.

Стражи набрались смелости и решили позабавиться с пленницей. Подбадривая друг друга, они зашли в камеру. Нинель закусила губу и мелкими шажками попятилась. Пришлось проститься с надеждой на спасение, тем более что в дверной проём из тьмы выступил еще один демон.

— Сами развлекаетесь, а меня не зовете?

Кем бы ни являлся неожиданный гость, стражи его не ждали и внезапно будто проглотили по бревну — так резко они выпрямились и дружно развернулись. Узнав бросились в ноги.

— Смилуйтесь, о, Повелитель!!! — завыли они в голос, пытаясь облобызать когти главного демона. Повелитель их просто обошел.

Нинель поняла, кто перед ней. Кого еще могли демоны называть столь возвышенно, и кого они могли так бояться, как не самого главного Зла всего мира?

Эта встреча разом лишила смелости. Принцесса забилась в угол, когда страшный демон повернул к ней голову. Весь черный, рогатый — само воплощение страха. Через щели забрала горели угли глаз. От обжигающего взгляда хотелось отвернуться.

Несмотря на страх, Нинель высокомерно задрала подбородок и постаралась встретить ужасную участь с королевским достоинством. А "участь" как раз скользила взглядом по жертве — пламя в глазах трепетало, напоминая ведьмино полымя на болотах.

— Рыжая, тощая, конопатая белочка. Коридоры тебя послать мыть? Ни на что большее такая страхолюдина безрогая не подойдет, — заявило Зло, вызвав у Нинель острый приступ негодования и желание защитить королевское достоинство.

Стража тайком ударила по рукам, уже рассчитывая повторить попытку разложить "белочку" на двоих, когда начальство удалится.

— Да как ты смеешь! — взвизгнула принцесса, потеряв весь страх и здравый смысл. Она-то всегда считала себя очень привлекательной особой. — Да ко мне со всех королевств очереди выстраиваются!

— Не к тебе, а к тому, что за тебя дают, — срезал демон и улыбнулся, обнажая острые плотоядные зубы, и облизнул бледные губы.

Перед глазами предстала жуткая картина: как эти зубы раздирают живую плоть. И Нинель осознала, с кем и о чем спорит. Вновь вспомнила, скольких людей уничтожил ужасный демон, что стер с лица земли девять королевств...

Нинель опустила глаза, упираясь взглядом в лохматые ноги с торчащими когтями. Пока она изучала нечеловеческие ступни, мягкая, пушистая кисточка хвоста подняла ее подбородок, заставив посмотреть в глаза беспощадному убийце. И хорошо, если только убийце.

Будто прочитав мысли жертвы, демон все так же — хвостом — повернул лицо принцессы поочередно вправо и влево. Резко придвигаясь и пугая этим Нинель до потери пульса.

— В принципе, ты — ничего, с характером, скрасишь мне вечерок.

Не успела Нинель в ужасе отпрянуть, как длинный хвост черта оплел ее запястья и дернул будто поводок послушную зверушку, требуя идти следом за новым хозяином. Стражи проводили пленницу тяжелым вздохом.

Нинель заплакала. Шутка ли — быть обесчещенной демоном, да не простым, а самым главным. Такое и в страшном сне не привидится.

А Зло все шло, волочило ее за собой, оставаясь безучастным к всхлипам. Демон зашвырнул добычу в комнату. Не говоря ни слова уползающей в угол девушке, прошел к столу. Над ним он завис надолго и, кажется, о пленнице забыл. Рыжая принцесса вооружилась стулом и все ждала нападения, которое не происходило так долго, что она не выдержала и заснула в логове врага.

— Проснись, принцесса, нас ждут великие дела!

В один миг вспомнив, в каком положении находится, Нинель так резко вскочила, что врезалась макушкой в челюсть врага.

— Ой! — отшатнулся тот, хватаясь за ушиб и виляя хвостом, как разозленный кот.

«Все, — подумала Нинель, — сейчас начнут убивать», — но вместо ожидаемого убийства, великое Зло фыркнуло и захохотало.

— Какая сильная принцесса, синяк Владыке тьмы поставила, — черт указал когтем на расползающееся пятно. Синяк с каждой секундой становился все светлее. Через мгновение он исчез, не оставляя следа. — А еще можешь?

Нинель честно попробовала дать ногой ответный по "достоинству", но за эту же ногу ее поймали и подняли.

— Ладно, не пищи. Нет у меня на развлечения времени, твой герой уже пришел, — отпустил демон, дав принцессе шлепнуться на пол. — Надевай.

Короткий приказ касался груды черных доспехов, на них указывал тонкий коготь демона.

— Зачем?

— Я — фетишист, предпочитаю девушек своей расы, может, хоть в доспехах за суккуба сойдешь! — нагло заявило Зло, больно хлестнув хвостом по ее ягодицам.

Нинель запищала и, спотыкаясь подбежала к доспехам. Со слезами на глазах начала надевать холодный металл поверх платья. За облачением наблюдал черт, иногда нетерпеливо ударяя хвостом по полу.

— Быстрее, не на рандеву с любовником собираешься!

— Он убьет тебя! — истерично и зло выкрикнула принцесса.

— И женится на тебе, и будет у вас куча детей, и кончится сказка. Да-да, в других девяти королевствах говорили нечто подобное, помню. И мир станет розовым, и пони полетят, и обоссут его радугой, угу. То-то воняет, как от ночного горшка.

Демон не дал принцессе застегнуть последний ремень. Надел на нее шлем и обхватил хвостом вокруг талии, поднял над землей. Сорвавшись сразу на бег, он понес ее к выходу из крепости.

А там пустота. Все выглядело так, будто цитадель демонов застыла над разинутой пастью бездны, а демон парил, чуть касаясь ступнями тонких полос натянутых тросов и зависших кочек земли. От страха упасть в пропасть Нинель вцепилась в хвост врага. И удивилась, нащупав под пальцами мягкий мех.

«А говорили, будто черти словно щетки металлические и козлами пахнут, а оказалось — металлом», — подумалось ей перед тем, как сработал магический портал, и взору открылось поле брани.

— Держись, белочка. Вначале будет страшно, но затем все закончится, — ехидно улыбнулся демон. Вытащил из креплений меч и прыгнуть в гущу боя, где мелькали белые латы героя.

Чем закончится все это для принцессы, втянутой в бой в латах противника, рогатый тактично умолчал.

Бегая по полю и отмахиваясь чаще когтями, чем мечом, Зло нашло героя в гуще сражения. Демон позволил себе замереть и рассмотреть рыцаря света. Тот в пылу битвы не сразу заметил главного противника.

Маги стеной шли за героем, добивали раненых врагов или подбивали еще здоровых. Каждый из них кричал свое заклинание, непременно попадающее в цель. И такое разнообразие создавало опасный магический фон, шедший пузырями от бурлящих в нем заклятий.

Полчища тьмы шли стеной, давя численностью, а не тактикой. В темной массе легко затерялся повелитель, облаченный в черные доспехи. Он видел творящееся с магическим фоном и не спешил принимать участия в бою. Авось рванет все к псам, и герой сложит голову без его участия. Или просто взорвется и не придется опасаться нестабильности магии, когда дойдет дело до схватки со светлым рыцарем.

Передернув плечами, демон прыгнул. Его ноша, зажатая в кольцах хвоста, пискнула с обреченностью белки в пасти удава. И вот уже белый и черный мечи скрестились, выбивая искры. Первые аккорды песни взяты, все шло по знакомому сценарию, но все обернулось ему вопреки.

Хвост метнулся вперед, выставляя пленницу в качестве щита. Шлем слетел, и рыжие волосы разметались на ветру. Слезы срывались в полет с подбородка. Большие широко распахнутые зеленые глаза смотрели на неумолимо приближающуюся смерть. Хозяин белого меча просто не успевал остановить удар.

В попытке разжалобить или просто заглянуть в глаза настоящему убийце Нинель повернула голову. То как меч демона закрыл под невероятным углом от удара — она не видела, заметила блеск доспехов, отразивших искры.

Дальше все произошло слишком быстро для человеческих глаз. Отколотый кусок черного меча попал точно в грудь одного мага и тот захлебнулся кровью. Незаконченное заклятие взбудоражило магический фон. Второй маг от ужаса тоже замолчал, а один из колдунов чихнул.

Кто уже разберет, чьё незавершенное заклятие послужило причиной срыва? Но и без того неустойчивый фон взорвался, ударяя по центральным фигурам эпопеи: герою — в белом, Злодею — в черном и принцессе, оставшейся живой вопреки темным планам. Впрочем, следующий момент заставил её пожалеть об удаче. Всех троих сорвало в полет и завертело в бешеном смерче, наталкивая друг на друга. За неимением лучших идей, жертвы сумасшествия стихии вцепились друг в друга, будто забыв, что они смертельные враги.

 

Мешанина конечностей приземлилась с металлическим лязгом старой посуды. Люди и нелюдь расползлись на отдельных представителей, вставших друг напротив друга.

Поначалу они собирались продолжить битву, но резкий незнакомый звук заставил посмотреть вверх. По небу двигалось огромное непонятное существо, оставляющего за собой след из облаков. Распахнув рты, принцесса, Добро и Зло начали осматриваться по сторонам, на время забывая о великой битве.

Их окружал неизвестный новый мир.

Высокие здания врастали в небо, а окна отражали облака. Рядом проехал грузовик, отчего мусорные баки задрожали, хлопая плохо прикрытыми крышками. Попаданцы окончательно растерялись под гнетом неизвестности, делая первые скромные предположения:

— Мы умерли и попали... в Рай? — недоумевал Адонис, бросая взгляд на заторможено виляющее хвостом Зло. — Нет! Его бы здесь не оказалось, однозначно!

— Может, мы в далекой заморской стране? — предположила принцесса, отступающая от рогатого демона на пару шагов в сторону жениха. — Мне рассказывали, как порталы переносили путников на далекие материки.

— Все гораздо интереснее, — нечистый вильнул хвостом. Снял шлем. И уверенно заявил, — Мы в другом мире!

Нечеловеческое лицо озарила хищная улыбка. Бес задрал голову, захохотал, как может хохотать только истинное Зло, приветствующее новый мир. Смех остановился так же резко, как начался.

— Жара-а-а-а, — протянул закованный в черные доспехи демон, и эти самые доспехи полетели в разные стороны, открывая зрителям: вначале — нагой мужской торс, потом — нагой мужской зад.

Именно так бы все было, если бы снимал те латы человек. Вместо этого невольные зрители увидели голый мужской торс и заросший черной густой шерстью низ. В комплекте с рогами, когтями и хвостом, пушистость, идеально вписывалась в нечеловеческий образ Зла Всего Мира. Неприятные угольки глаз и острые зубы дополняли картину.

— Ой, он голый! — Нинель не знала куда девать глаза.

— Я не голый, я пушистый! — оскорбилась нечисть.

"Чисть" скривилась. Без доспехов Зло усохло и бессовестно омолодилось. Адонису под личиной повелителя представлялся монстр преклонного возраста с капающей слюной и бешеными глазами. А бледнолицый мальчишка младше его, казалось, лет на десять просто не вписывался в ожидаемый образ. Такое положение дел выбило из колеи. В остальном — демон как демон: рога, хвост, когти и повышенная волосатость ниже пояса.

Нинель осмотрела беса еще раз, пришла к такому же выводу и окончательно спряталась за женихом. За его спиной, она поковыряла застежки лат и первые элементы доспеха упали на асфальт. Вскоре принцесса осталась в одной белой рубахе до пят, чем-то похожая в ней на приведение. Адонис чуть смутился. Негоже юной девушке ходить одетой простолюдинкой, но быстро опомнился и вновь отдал все свое внимание отвернувшемуся от них демону.

Черт на жениха с невестой даже не смотрел, его больше интересовала окружающая их неизвестность — с гудящими проводами, тарахтящими машинами и контейнерами с мусором. Эта заминка позволила Адонису поднять меч из помойки и замахнуться.

Рогатый сделал обманчиво медленное движение и очутился за спиной рыцаря, прямо перед Нинель. Он с любопытством смотрел на нее, застывшую в ужасе. Удар меча рассек мусорный бак, из которого вывалились протухшие овощи, да в нем и застрял. Бес прыснул смехом за спиной рыцаря. Не растерявшись, Добро пошло врукопашную. Вокруг опешившей принцессы затанцевали два бойца. Один меткий удар хвоста, и Адонис полетел в мусор, знакомится с гастрономическими пристрастиями нового мира.

— Приятного аппетита!

— Зараза! — поднялся из мусора рыцарь и продолжил прерванный танец.

В демоне Адониса бесило все! Начиная от изворотливости, нечеловеческой гибкости и заканчивая не сползающей с губ насмешливой улыбки.

Прыжок и вот Зло стоит на стене и дразнит Добро низко опущенным хвостом, играя, как с котенком. А котенок, не шутя, махал мечом, целясь по мельтешащему пушистому кончику.

— Ну что ты пристал? — ехидно спросил демон со стены, ловко попадая кончиком хвоста по лбу атакующего недруга.

— Цель моей жизни — убить тебя! Ты — враг всего живого, Зло целого мира! — воскликнул герой.

— А еще — славный малый!

"Славный малый" вовремя отцепил от стены когти. Меч вошел в стену по самую рукоять, а бес свалился в помои. Из большого мусорного контейнера остались торчать ноги и хвост. Хвост зло вилял, а когти на ногах сжимались и разжимались. Встрепанная черная голова потрясла шевелюрой и с нее сползла банановая кожура.

— Все же советую отложить великую месть, защиту невинных — или ради чего ты там борешься? — посоветовал демон, выпрыгивая из контейнера и брезгливо соскабливая с себя налипшую гадость. — Мы не дома! Мы в другом мире! МИРЕ!

— Объяснись! — требовательно сложил руки Адонис, пытаясь удержаться от расправы над демоном.

— Представь себе: вот наш мир, — демон сел на асфальт, не обращая внимания на исходящую от лика Добра агрессию, и когтем провел линию. Коготь вскопал твердую поверхность, как масло. — А вот — другие миры, они существуют параллельно с нашим. Предположительно, мы - в одном из них.

Ведомая любопытством Нинель подошла ближе. Она тоже нагнулась над рисунком. Демон увлекся и даже изобразил карикатуры на них троих, бегущих из мира в мир. И, если с рисунком принцессы все более-менее ясно — трость с косой, то рисунок Адониса живо напомнил ей гравюру «О вкусной пище» — такой же щекастый шарик на ножках. Не сдержавшись, она прыснула в кулачок. А слова ее суженого заставили спрятать лицо в ладонях, избегая показывать не прилично широкую улыбку.

— Я не толстый!

— Тоже пушистый?

— Мускулистый, — краснея и сжимая до хруста кулаки прорычал рыцарь. — В отличие от глисты.

— Рифлёной глисты, — ухмыльнулся бес, тупой стороной когтей постукивая по заметно прописанным мышцам.

Для Нинель перепалка мужчин стала последней каплей. Она отошла, облокотилась спиной о стену и сползла, беззвучно хохоча. Демон и ее спаситель вели себя, как два петушащихся бойца с едва проклюнувшейся щетиной. Вот-вот отойдут за отхожее место и померятся достоинствами. Истерика медленно сошла на нет, и она почувствовала на себе взгляды красных и голубых глаз: оба мужчины смотрели удивленно, не понимая, что причиной смеха являются именно они.

— Извините, — Нинель укусила кулачок, стараясь подавить новую волну непрошенного веселья. — Я перенервничала.

Адонис тут же накинулся на хвостатую нечисть с новыми претензиями:

— Да как ты смел довести мою невесту до такого состояния?! Где в подобном отсталом мире найти нам лекарей и волшебников для просветления ума?!

Демон бегло осмотрел успокоившуюся Нинель, сжавшуюся от взгляда горящих красным глаз, и пожал плечами.

— А еще, где мы найдем еду, ночлег и помощь в перемещении домой? Почему-то кажется мне, будто в параллельном мире все может оказаться на порядок сложнее.

— Ха! — Герой надменно вздернул подбородок и заявил: — Я — олицетворение Добра и света, борьбы против Зла, каждый будет рад предоставить мне любую помощь во имя правого дела!

— Ну, давай, — скептически кивнул демон на конец переулка, где мельтешили спешащие люди. — Иди, покажи нам светлый образ, герой!

Адонис откинул грязно-белый плащ, распрямил плечи и направил стопы к концу переулка. Оставшиеся пришельцы из другого мира наблюдали дальнейшее: одна — с надеждой, второй — с жаждой зрелищ.

Нинель поспешила отойти подальше от пугающе дружелюбного демона, хвост которого постоянно вертелся где-то поблизости и, казалось, ждал шанса вновь захватить ее в плен. И как только Адонис не побоялся оставить ее одну наедине с изувером?!

Герой вышел на улицы, и уверенность покинула его с первым же окриком прохожего и толчка обратно в переулок. Люди точно такие же: две руки, две ноги, одна голова, по мнению Адониса достаточное сходство для достижения всеобщего понимания. Он вновь шагнул вперед:

— Народ великого города, да не усохнут ваши реки и не опустеют ваши кубки. Да будут полными дичи ваши леса, а столы ломиться от яств. Люди добрые, не время праздно дороги топтать, когда Зло среди вас!

Люди начали останавливаться, с интересом разглядывая мужика в латах, толкающего речи на неизвестном языке. Восприняв внимание народа как добрый знак, рыцарь продолжил:

— Отриньте оковы, прозрейте и подайте руку помощи рыцарям света, мечами способными разделить мир надвое и отвергнуть тьму! — пафосно закончил он, протягивая руку ладонью вверх.

Аплодисменты. Люди вновь разошлись по делам, болтая между собой об увеличении психов на улицах города. А в протянутую руку Добра кто-то вложил сторублевую бумажку на хлеб.

Вернулся светлый рыцарь в расстроенных чувствах, чем развеселил демона еще сильнее.

— Моя очередь, — вильнул хвостом бес и развернулся. Цокая когтями, ушел куда-то за поворот в еще более темный переулок.

Задумавшись, куда пошел демон, и сделав вывод: Зло пошло творить зло, Адонис поспешил следом, держа наготове меч и оставляя принцессу в одиночестве изучать дырки на платье. Его начинало удивлять, отчего он еще не снес проклятому демону башку. Виной служило противоречие между созданным образом в голове и реальностью. Образы не складывались ни под одним из известных углов. Да и хвостатая нечисть не пылала жаждой крови, чем усугубляла нежелание несговорчивого сознания блондина опознавать черта как врага.

Зло ушло недалеко: стоило заглянуть за поворот, как Адонис увидел его виляющий хвост. Непрерывно мельтешащая конечность привела к демону, который изучал нечто, находящееся между мусорными баками. На поверку нечто оказалось человеком.

— Мир другой, люди — те же, — заявил демон, приседая рядом со спящим бомжом. Он растрепал волосы между рогов и завилял от предвкушения забавы хвостом.

Адонис едва не нарушил его планы, когда бросился вперед, пытаясь остановить острый коготь, проколовший человеку грязный лоб. Он уже видел такие раны на солдатах — дыра в черепе, пена у рта, мутные от боли глаза...

— Не трогай его, нечисть! — встало Добро на защиту бездомного человека.

— Почему сразу я — нечисть? — обиделся черт. — Я-то вот чистый (обычно), пушистый, хорошо вымытый и без блох, а этот — все перечисленное, только с приставкой «не».

Пока демон говорил его взгляд будто смотрел мимо. Наконец, Зло моргнуло и убрало орудие убийства от головы жертвы.

Бомж завозился и открыл глаза. Икнул.

— Кто ты? — спросил он, в благоговейном ужасе рассматривая живое воплощение грехов.

Бледное лицо озарилось самой радостной улыбкой из всех каких мог выдать демон. Он ответил:

— Белочка. Пришла поболтать о жизни.

Бомж оценил размах "белочки" и резко стал трезвенником.

— О, Святая Дева Мария, изыди, изыди!

— Мария, Святая или я? — веселился изгоняемый, шутливо затыкая нос тыльной стороной ладони. — Скажи-ка, дядя, ведь недаром воняешь здесь ты перегаром? Хм. И не только перегаром. Явление оригинальной «белочки» произвело на тебя слишком сильное впечатление, гляжу. Расслабься, мужик, мне надо проверить полученные знания о мире. Маловато, я бы сказал, в твоей черепушке знаний, но в нашем положении выбирать не приходится. Так, значит, ты — Богатый Обеспеченный Московский Житель? — иронично усмехнулся черт, используя шутку из чужого разума.

— Да-а-а-а.

— И город, в каковом мы пребываем — Москва, вернее, ее окраины?

— Да-а-а-а.

— Деньги тут бумажные, люди злые, а в демонов не верят?

— Да!

— Пипец! — использовал новое слово черт как точку и встал.

Бомж исчез, как в портал провалился. Демон прошел мимо Адониса, полный задумчивости. Вернулся к месту их появления. Рыцарь успел подойти к невесте, когда хвостатый вновь отмер и резко к ним придвинулся с выставленными вперед руками. Каждому досталось по когтю в лоб. Один легкий укол и к подбородку не сразу побежала струйка крови. Демон схоронился на стене, подальше от беснующегося Добра.

— Спускайся, мразь! Рожу чистить буду... Ой!

Другой язык, другая манера речи и незнакомые, но понятные теперь слова.

— Передача данных завершена, или как там говорят в здешних местах. Мне было лень вас уламывать. Вот и влил насильно чужие знания.

Принцесса икнула, потрогала раненый лоб, и упала. Ей хватило на сегодня впечатлений. Герой побежал ее спасать, а Злодей спустился на землю и, прикусив губу, сделал безрадостные выводы: нужно больше знаний, желательно эрудированного человека, а не бывшего форточника, вора-неудачника, ныне бездомного. Вильнув хвостом, он покинул парочку. По стеночке продвигаясь к оживленной улице.

Зло затаилось за большими мусорными контейнерами и придирчиво выбирало из толпы подходящего человека, обладающего, по мнению беса, достаточным умом и расширенным мировоззрением. Проходящий мимо парень носил очки и, согласно сведениям, полученным из переваренной памяти бомжа, отличался большим умом. Худой, что подтверждало наличие мозга вместо мышц, и он нес книги, доказывая этим справедливость сделанных выводов.

Хвост мелькнул перед лицом «студента обыкновенного», обвил его, как хлыст, и утянул в темный переулок, не успел парень удивиться. А когда увидел, по чьей прихоти оказался в переулке, "удивлялку" отшибло.

— Только не анальное зондирование, — пробормотал чудо-студент, перед тем, как красноглазое существо коснулось его лба.

Затем существо отшвырнуло дезориентированный "кусок восторга" от встречи с «иной цивилизацией» обратно в идущую толпу к его валяющимся на земле книжкам о пришельцах.

Вернулся демон озадаченным. Растирая плечи, разгоняя топочущих на ней мурашек, он сделал вывод:

— Уфологи — страшные люди. Вы — люди, вообще страшные! — распространил на человечество умозаключение представитель иной цивилизации с клыками и когтями, словивший немалый шок от памяти человека, мечтающего о пришельцах.

Адонис помог пришедшей в себя Нинель подняться. Рыжая белочка тут же спряталась за его мускулистой спиной от белочки пушистой.

— Какая нервная принцесса, а в камере ты куда смелее себя вела, — фыркнул рогатый и не стал развивать тему о двух охранниках, жаждущих бабских телес, и героическом спасении телес. Ему было важно не разозлить людей, а склонить их к совместной работе. — Если без витиеватых вступлений, то я предлагаю сотрудничество...

Его прервал оглушительный фальшивый смех. Демон даже стушевался: разве в такой момент может смеяться кто-то, помимо него. Он же не шутил. Светлый рыцарь думал иначе, не убирая меч из рук.

— Скажи еще: наши души оптом покупаешь!

Поскольку знания о мире передавались двум людям сразу, они разделились. К сожалению нечисти, религиозные предубеждения достались Адонису, чем усилили его паранойю.

Знаниями уфолога хвостатый не захотел делиться, как раз опасаясь, что описания особо изощрённо-фантастических методов исследования попадут в блондинистую голову врага. Что досталось из знаний Нинель — неизвестно. Она вела себя на удивление тихо. Просто наблюдала за перепалками в ожидании развязки, как и положено принцессам.

— А ты, белочка, тоже думаешь: я по ваши души?

На белочку зеленоглазка обиделась, не собираясь отвечать.

Демон фыркнул.

— Ага, выну души, в сортире подотрусь. Подумайте еще раз. Мы — неизвестно где и неизвестно когда попадем домой. Если знания уже переварились, то вы поняли: мы в мире без магии. В нем демонов не существует, времена рыцарей прошли, а принцессы остались лишь в сказках. Короче, хочу я того или нет, но выгоды убивать вас — нет. В той же степени я нужен вам, иначе вы помрете меньше, чем за неделю. С голоду, холоду, от болезней, в подворотне, в тюрьме или в психбольнице, если попытаетесь кому-нибудь еще раз втереть об иномирном происхождении. Вот скажите: кому из вас перепали знания о выживании в причудесном мире пластика и синего стекла? Чем платят, что едят, где живут?

— Ой, мне, — удивленно раздалось из-за спины Адониса, и рыжая показала конопатый нос.

— Пф, интересно, что же досталось тогда твоему отважному рыцарю, кроме паранойи?

Демон не стал вновь играть на нервах врага, требуя:

— Принцесса, поделитесь вашей мудростью, — шутливый поклон, — а то для вашего будущего мужа мои слова — не эталон доверия.

Нинель покосилась на черта, намекая, что и для нее он не эталон, но вслух говорить этого не стала. Она поспешила озвучить полученные знания.

— Для выживания нужны: паспорта, деньги и жилплощадь. Ничего из перечисленного в нашем положении легально мы не получим, а на все нелегальное нужно много денег.

— Зачем нам вообще обустраиваться здесь? — вмешался Адонис. — Нам нужно домой!

— Вернуться домой – большая проблема, — демон сел, удивительно напоминая собаку, с хвостом-антенной ищущую радиопередачи. — В этом мире полно шарлатанов, называющих себя гадалками, пророками, святыми и провидцами. Но среди них нет ни одного настоящего магически одаренного. Возможно, поиск способного отправить нас домой человека или предмета займет месяцы, и все эти месяцы нам нужно где-то жить и что-то есть.

— Нам?

— Да, нам, — черт улыбнулся широко как мог. — Или ты хочешь вернуться домой, оставляя Зло в чужом мире, чтобы однажды оно — то есть я — поработило его? Тебе совесть-то позволит такое, а?

Принцесса переводила взгляд с раскрасневшегося от ярости жениха на неприлично счастливого злодея и с удивлением поняла, что черт умело манипулирует положением. И он прав, без его поддержки в незнакомом мире у них не так много шансов не то что попасть домой, а выжить.

— Адонис, мне неприятно говорить, но он прав. Без его поддержки нам будет очень сложно. Но и он без нашей окончит жизнь в какой-нибудь секретной лаборатории в разных баночках.

— Умная принцесса, сразу все поняла, — проворчал демон, с содроганием представляя себя разложенным по отдельным баночкам.

— Итак, друзья мои, объединим силы?

— Ты нам не друг!

— Но и временно не враг. Не друг и не враг, а так — повраг! Звучит.

Адонис зло выпустил воздух сквозь сомкнутые зубы. Перевел взгляд с мнущей юбку невесты на лыбящегося во всю ширь демона и кивнул, принимая неожиданный союз. Уже веря — он об нем пожалеет.

Небеса подтвердили его веру резко начавшимся дождем.

6 комментариев на «“Повраги, или Дружба в силу обстоятельств”»

  1. На 1 главу:
    «У всех проблем одно начало: сидела женщина, скучала…» Ну, в нашем случае это демон) Итак, начнём с основного — персонажей! Они радуют своим характером: не простые куклы, идеальные во всём, а простые личности со своими минусами. Думаю, во всех следующих главах эта деталь будет и дальше развиваться.
    Адонис — воплощение пафосного героя, который искренне верит в свои идеалы. Конечно, его принципиальность несколько действует на нервы, а самоуверенность просто зашкаливает. Но даже отрадно видеть такое каноничное Добро, которое идёт в разрез с доминирующим сейчас образом рыцаря в фэнтезийной литературе. Что особенно радует — наш рыцарь умеет думать и критически мыслить! Например, он не продолжил уже бессмысленную драку в другом мире и со скрипом и огромной неохотой, но прислушался к словам демона. А ещё я просто обожаю наблюдать за состоянием героев в «когнитивном диссонансе». Да и вообще его образ более реалистичен, чем многие: у рыцаря есть установки, принципы, мораль и вообще его система ценностей очень негибкая. А тут на него наваливается слишком уж много нового. Как у него винда не зависла — не знаю)) Но факт остаётся фактом: привыкать и приспосабливаться к новому миру, менять себя и ломать старые стереотипы ему будет очень сложно. Но тем интереснее за этим индивидуумом наблюдать!
    Нинель — отдельная тема. В этой главе она предстаёт эдакой концентрированной эссенцией невезения и фатума. Ведёт себя тихой мышкой, скромной и неприметной. Всё-таки воспитание принцессы даёт о себе знать. Но я уверенна, что она ещё удивит своих товарищей по несчастью. Недаром в стрессовой ситуации она показала свой характер. Судя по всему, она тот ещё взрывоопасный сангвиник)) Адаптироваться ей наверняка тоже будет сложно: ведь все, чему её учили с рождения в другом мире окажется бесполезным. Да и воспитание так просто не отодвинуть на задний план. Но что особенно радует в ней: интеллект есть, критическое мышление в порядке, здравый смысл ещё жив, поэтому есть надежда, что она сама не загнётся и рыцарю глупостей натворить не даст. Очень интересно будет наблюдать за тем, как принцесса начнёт меняться)
    И теперь самый, как мне кажется, харизматичный персонаж: Кай! Первым делом не могу не сказать, что я в восторге от его внешности! Практически во всех фэнтезийных романах демоны предстают, грубо говоря, смазливыми красавчиками с немереными магическими возможностями (и такими же — физическими). Эдакие альфа-самцы, а по факту — просто улучшенная версия человеческого мужчины, которая, ко всему ко прочему, ещё и эмоциональней иной бабы будет. Уж в каком инкубаторе таких гибридов выращивают — я не в курсе. Так что я очень-очень рада, что демон тут — именно демон. С рогами, шерстью, когтями и прочими атрибутами. Мораль у него — своя, отличная от человеческой, можно даже сказать, что жестокая. Система ценностей — совершенно другая, а в эмоциональном плане он развивался по пути, отличному от человеческого. И реагирует на те-же раздражители по-иному. Словом, демон — другой вид! И именно это подкупает — Кай не эмоциональная баба с талантом телепата-экстрасенса с задатками фокусника, запихнутая в шкуру эдакого мужика, внешность которого иначе как словами «ходячий секс» не опишешь. Страх других людей у него вызывает интерес, неизвестный мир и призрачная возможность вернуться в родной — не страшит, а интригует. На откровенные угрозы и попытки убить со стороны Адониса он реагирует смехом — будто всю жизнь пляшет со Смертью танец и не боится ничуть. Но вместе с тем его поступки не отличаются сплошной жестокостью: принцессу он пожалел, бомжа не убил, да и мыслит наиболее трезво из всей тройки. Эдакий мозг группы. Его отношение к принцессе странное: то ли жалость, то ли заинтересованность. Пока не ясно от чего такие особенности, но в будущем, думаю, многое прояснится. Думаю, этот персонаж ещё немало хлопот доставит своим товарищам по несчастью)) Но в целом наблюдать за ним — одно удовольствие!
    А теперь в целом о тексте: необычный. В смысле, что начало у главы такое торжественно-мрачное и серьёзное, хорошо передаёт атмосферу тревоги и напряжения. Но после того, как наши герои попадают в другой мир — стиль резко меняется. Тест, напротив, становится легким для прочтения, его сразу заглатываешь целиком. Появляется много юморных моментов: просто искренне смеёшься вместе с героями или с них. «Я не голый, я пушистый!», «Чисть» и «нечисть», «Что, тоже пушистый?», игра с вооружённым «котёнком», «рифлёная глиста» и много других моментов не просто вызывают улыбку, с них смеёшься в голос)) И последняя реплика Кая про поврагов — сразу чувствуешь, что за этой фразой стоит многое, что произошло и что только произойдёт. И мне определённо нравится такое многообещающее начало!))

    • Елена Троицкая:

      Я даже не знаю что сказать! Потрясающий отзыв. Спасибо! Вы все так тонко поняли и дали мне пинка живо сесть и выложить 6 главу.

  2. секрет:

    Уууу….. мне понравилось
    Спосибо автору

  3. Женёк:

    У меня просто нет слов — это ШЕДЕВР, самая интересная книга из всех прочтенных мною

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *