Глава 9

Шахтерский городок Базальт встретил приветливо. Гости в нем когда-то были нередким чудом, а привычным. Но время шло, и шахта начала истощаться. А из-за нападения демонов прежние торговые тракты ушли ближе к крупным городам. За последний год жители едва не забыли для чего в их городке стоит таверна и постоялый двор.

Пришедшие к порогу городка путники не могли разделить общую радость и были хмуры и напряжены. В начале к ним ластились, выуживая последние монеты. Даже угощать пытались вызнавая о последних слухах.

От навязчивого внимания скрыться друзья смогли лишь в постоялом воре, где с них стрясли безбожную сумму за две ночи. Учитывая ситуацию, цены и шатания Кая, одна комната на всех – мудрое решение.

Кай сидел на стуле задом наперёд и смотрел на друзей усевшихся на кровати. Они плотно поужинали и немного расслабились. Не хотелось разбавлять негу неприятным разговором, но бес не желал получить в лоб вопрос в неподходящий момент или во время ссоры.

— Вы хотите меня о чем-то спросить?

Адонис отпил вина прямо из кувшина и кивнул Нинель: начинай ты, а я добавлю.

— На самом деле я даже не знаю, как начать и стоит ли тебя спрашивать, — в ее голосе проскальзывала неуверенность. — Ты всегда скрывал эту часть жизни от нас. И мы не были против. Да и сейчас, наши вопросы будут всего лишь любопытством. А вот то что хочешь сказать ты, вот это уже будет по делу. — Весьма проницательно произнесла Нинель и погладила пригревшегося такхлиера. Малыш поднял на нее мохнатую мордашку и мурлыкнул успокаивающе.

Кай усмехнулся. Они слишком хорошо его знали.

— Не хочу видеть, как вы погибните. А если пойдете со мной, то так и будет. Я не собирался спрашивать…

— Ты хотел сбежать, — закончила за него принцесса. Кай молча кивнул.

— Если бы я выжил, то вернулся бы к вам. Если нет, то не рисковал бы вами.

Адонис рыкнул на него:

— А ты не подумал, что мы пешочком до территории демонов дошли бы?

— Надеялся вам дури не хватит на это.

— Наивный, — чуть улыбнулась Нинель и перевела тему, — так значит эта женщина твоя…

— Она суккуб, — замахал рукой бес.

— И она называла тебя настоящим именем…

— Хочешь, то же можешь называть меня КгрэйРайВэйсай. …да, даже не пытайся это произнести. К тому же я его не люблю.

— Оно длинное, — удивилась принцесса.

— Фактически имя моя РайВэй. А Кгрэйсай – фамилия. Вернее имя клана.

— Можно я продолжу знать тебя Кай, — смутилась девушка.

— Конечно, мне неловко слышать родовое имя вновь.

— Я не заметила неловкости, когда та суккуб называла тебя по имени, — Нинель чуть нахмурилась.

— Наша связь ничего не значила для нас обоих. По крайней мере секс. Но Хэй мой друг и единственная кто помог мне пережить… многое из происходящего в цитадели. — Кай стрельнул взглядом в любимую. Посмотрел на названного брата, который молча слушал перепалку влюбленных, и продолжил. — Вы же понимаете, я не хочу говорить о том, что происходило там.

— Знаю, — Адонис поставил кувшин на стол. — Но есть вещи, которые мы должны знать. Извини, Кай, боюсь настало время нам многое рассказать. Мы не просим всего. — он сложил руки на груди и направил тему. — Например, упомянутый алтарь, что это. Поясни.

— Жертвенник, — демон передернул плечами. — Это не то же самое что алтари богам. Жертвенник - как мои когти, но не надо никого касаться что бы внушать. — сглотнул, — Для активации необходимо пустить кровь и отдавать приказы и чем сложнее приказ, тем больше нужно крови. Тем больше времени должна провести жертва на алтаре. А жертвой должен быть именно повелитель.

Адонис и Нинель побледнели в приступе понимания. Его пытали свои же.

— Когда говоришь с тобой стали такое вытворять? — клейменный рыцарь пришел в ужас не дождавшись ответа.

— В шесть лет начали. Почти в семь.

— Так подожди. — Адонис поднял руку, говоря этим «Стоп». — Хочешь сказать ваш совет тебя пытал для отдачи приказов остальным демонам? Ребенка? — ответ был не нужен. Адонис в красках представил, как совсем еще малыша непрерывно наносят раны. Как он истекает кровью скуля от боли. Из дня в день становясь все более невменяемым… — Черт! И часто тебя так?

Кай закусил губу, и рыцарь подался вперед, чуть его тряхнул за плечи. Надеялся, что ответ выпадет от тряски из кармана. Так и произошло:

— Вам не надо это знать, — вместо слов хрип.

Нинель закусила губу не в силах и слова сказать, оставляя Адонису право вести этот тяжелый разговор.

— Да как же ты при своем уме-то остался?

— Сам удивляюсь. Думал буду как брат… — Кай резко оборвал фразу. Память о брате резала острее любого лезвия. Ненависть граничила с пониманием, жалость с ненавистью. А он был хуже его. — Если вы узнаете все. То вы возненавидите меня.

Рыцарь дождался пока демон поднимет на него глаза и чуть сжал плечо юноши:

 — Что бы мы не узнали, наше отношение к тебе не изменится.

— Легко вам говорить, — Кай отвел глаза.

— Удиви нас, — вопреки важности разговора, Адонис ухмыльнулся. — Через ненависть я уже прошел. И понятия не имею что заставит меня к ней вернуться. А Нинель, да посмотри на нее, она тебя любит так сильно, что простит еще парочку подружек из прошлого. Но смотри что бы не из настоящего, иначе я сам тебе ноги повыдергиваю.

Попытка пошутить возымела эффект. Нинель неловко улыбнулась. Она встала рядом с любимым и взяла его руки в свои. Его пальцы обожгли холодом

«Возможно если им рассказать все, то они не захотят идти со мной и останутся здесь – в безопасности», — решив так, Кай кивнул и тихо сказал:

— Я – виновник войны. Последние двенадцать лет демоны убивают людей из-за меня, — не дождавшись реакции, он повысил голос. — Я мог остановить войну! Мог остановит беспричинные убийства! Подарить миру покой. Хотя бы временный! Но не сделал этого! Разве это недостаточная причина для ненависти?

Молчание и полные скепсиса взгляды. Не поверили? Не поняли? Кай вновь попытался донести до них суть:

— Я говорю…

Его прервал Адонис:

— Мы слышали. И?

— Что значит, и? — демон чуть не задохнулся.

— Пока ты не выложишь все в подробностях, мы будем считать твои слова новым приступом рефлексии и результатом самокопания. Желанием отвадить нас от смертоубийственного путешествия.

— Вот, сам же понимаешь, что смертоубийственного, — прошипел Кай. — И мои слова не самокопания. Это правда! — бес встал, оттолкнул от себя Нинель, от чего та едва не упала, и отошел в угол комнаты. Кай смотрел в пол. — Я последний носитель повелевающей крови. Единственный кто может управлять темным народом. Если бы я умер, то обезглавил бы на долго время свою расу. А если бы убил остаток носителей крови, то изничтожил бы саму возможность продолжить войну. Все закончилось бы! Понимаете?

Нинель бросила боязливый взгляд на Адониса. Клейменный рыцарь все понимал. Получалось как он и мечтал. Убей одного и спаси миллионы. Но вот только этот один – Кай. И всех проблем его гибель не решает.

— И ты бы убил детей, женщин и прочих носителей крови повелителя?  — серьезно спросил Адонис пристально смотр на последнего повелителя.

— Я хотел, — признался Кай. — Но у меня не хватило духу и сил. А брат смог. — упоминание родственника, заставило повелителя демонов сжаться. — Ты, наверное, помнишь момент затишья в войне, Доня. Примерно тринадцать лет назад вы стали находить множество мертвых демонов и нападения резко прекратились. Людям был подарен год затишья. Вам подарил его КрейРэйНэйсай – мой старший брат. — Кай сел на корточки и продолжил говорить уже в колени. — Он приказал всем демонам вне цитадели совершить самоубийство. Да, То, что вы видели на том склоне, те демоны, убившие себя - это тоже была воля кого-то из носителей крови. Но на повелителей приказы с алтаря не действуют, и он приказал убивать повелителей и сам убивал. Но мы - дети прежнего повелителя, основные носители крови, жили отдельно.  Он пришел к нам. — Кай сглотнул. — Тогда он и убил нашу сестру. А я бросился на него. Если бы я знал…, то не шелохнулся. Пусть бы он завершил начатое. Ему ничего не стоило остановить меня! Мне было всего шесть! Я был так слаб и глуп! А он лежал и позволил себя терзать! Я ничего не знал!!! — согнувшись в три погибели, Кай сжался и задрожал. — Обрек себя на ужас который брат испытывал изо дня в день. Но я оказался выносливее и меня не брали многие наркотики, и я мог добить совет! Я мог убить оставшихся и себя! Но я… я хотел жить!!! Я хотел однажды вырваться из цитадели и жить!!! И попал в тот мир! С вами! Там все было иначе и совет не мог меня достать и даже обреченный я наслаждался. А вы боролись за меня. И я подумал, что ничего плохого в том, что я жив. Что я могу быть счастлив… Простите меня…

Кай замер смотря в колени широко открытыми глазами. Не зная, чего ждать, он даже боялся дышат. Его обязаны были возненавидеть за трусость, за принесения в жертву людей для продления его жалкой жизни. Должны!

Рыцарь встал. Подошел. Он протянул руку и опустил ее на чернявую голову. Ощутил дрожь брата.

— Дурак. Ты же сам говорил, что не нуждаешься в прощении. Храбрился что если твоя жизнь сделает мир лучше, ты пошлешь всех в задницу. Глупый. Неужели ты думал, что узнай мы о всем этом дерьме непременно отвернемся от тебя?

— Кай, — тихо позвала Нинель подойдя вплотную, — Ты не один. Больше нет. Ты не виноват. Даже если другие скажут обратное…Я прощаю тебя.

Принцесса села рядом с ним и обняла. 

Обычно, когда возникали проблемы подобного плана, Нинель спрашивала у своего учителя Яна Терентьева, который имел опыт общения с изуродованными войной людьми и побывавшими под пытками детьми. Он давал хорошие советы, которые помогали в общении с Каем. Если бы не возвращение в родной мир, то у демона были бы все шансы освободится от тянувшего вниз прошлого. Встречи с ним вновь юный демон оказался не готов.

 

— Как он? — услышала Нинель, стоило ей прикрыть дверь.

— Спит. Я дала ему снотворное.

После многих попыток расшевелить друга. Адонис помог перенести его на кровать, а сам вышел, надеясь на женские чары. Помогли медицинские.

— Дьявол! — Рыцарь облокотился на перилла. — Только все стало налаживаться. Надеюсь он вновь не побежит прятать тебя в шкаф, а мне заявлять, что там лежит твой труп, чтобы я его прибил насмерть. Боги! Хотя теперь понятно откуда ноги у его суицидальных наклонностей растут. Он до сих пор верит, что без него все может наладится.

— Адик, ты же не допустил мысли, что умри Кай и положение дел на материке улучшится?

Адонис повернулся на тревожный голос подруги и признался:

— На секунду. Да. Но это же Кай! И разве его смерть решение всех бед? Посмотри, его не было год. Твари везде гуляют, люди забросили прежние торговые пути, демоны вырезают деревни. Вроде все как раньше, но хуже. Нет единой цели и управления. А значит, его смерть ничего не изменит. И даже если бы изменила… Я такой же трус – предатель. Оставил свой пост, верность королю и прежние идеалы. Не мне его судить. А ты?

— Ха, я его люблю. И прощу не только любовниц из прошлого.

— Да уж, касательно суккуба, надеюсь она нас не обманывает.

— Думаешь может?

— Нинель, в последний год мне кажется я разучился трезво мыслить и правильно думать. Я уже не во что верить на все сто процентов не в состоянии. Поживем увидим.

Утром Кай проснулся разбитым, но больше тему вины перед человечеством не поднимал. После завтрака вообще приободрился. А к обеду собрал друзей в комнате и начал рассказывать о таких вещах, за которые полководцы королевств готовы были удавиться. Ведь никто не знал, что находится в цитадели, как она устроена, от куда взялась. Глубины территорий демонов – загадка которую им разгадывали с пояснениями на самодельной карте.

— Основной круг. Скажем так тут живет челядь. Их земля кончается и начинается одна больная пропасть. Она на столько концентрирована легионами, что на ней даже камни зависают! Вот здесь главный вход. На самом деле любое окно – вход. Так что не важно с какой стороны зайдем.

— Сколько в глубину здание?

— Как три Москвы, но если идти вниз, то тут в неделях считать надо. Хотя основных «этажей» в цитадели всего четыре. Первый – там живет совет. Второй – женщины и дети. Вы удивитесь если я скажу сколько их там. Но если перебить всех демонов на земле, то уже через пару лет столько же выйдет новых демонов из цитадели. Инкубатор хренов. — Кай скривился, будто лимон откусил. — Третий этаж я знаю хорошо. Там алтарь, детская повелителей и прочие мелочи. Четвертый – тут ледяная тюрьма и охотничьи угодья для жителей цитадели. Водится там всякое. Думаю, нам нужно ниже.

— Демиург (неужели он существует) где-то ниже?

— Именно. Но это полбеды. В цитадели охраняется не так все сильно, как ты думаешь. Ребенком я там многое облазил. Рядовые демоны слушаются меня как мамочку. Но они в большей степени за стенами цитадели. Вот те, в ком хоть капля крови повелителя обычно внутри. И поверь, они не такие дохлые как я.

Нинель припомнила:

— Когда ты меня из тюрьмы забрал, я никого не видела.

— Да, — Кай кивнул. — В цитадели и без того мало народу осталось, но то был редкий миг, когда они были по уши заняты. Иначе бы я не рискнул высунуть нос из комнаты. Мы разыграли с Хэй сценку, будто она «выпила» меня и совету пришлось гнать моих охранников сдавать кровь на алтарь. Хе-хе! А после твоего спасения, Нинель, я пытался придумать план побега. И даже придумал, но все обернулось еще круче. — он мечтательно зажмурился. — Эх, вернутся бы обратно в тот мир. Возможно демиург может нас переместить.

На минуты все замолчали накрытые тенью фантастической перспективы, но быстро пришли в себя, продолжая разбор самоубийственного плана.

— Так как нам туда попасть?

— По головам пройти. Другого пути нет. — Кай нарисовал на полу смайлик с пистолетом у виска, а от него линию через ряды демонов. Конец линии обозначил стрелочкой в цитадель. — Если нас не прибьют на подходе, то в цитадели сможем идти почти ни с кем не пересекаясь. Если пересечемся - финиш. Все еще туда хотите?

— В любом случаи одного тебя не отпустим.

— Не доверяете? — бес криво улыбнулся.

— Мы за тебя боимся.

— Лучше бы меня боялись, — вздохнул повелитель демонов. — Лады, провизию купили?

Нинель выпотрошила корзину с сухим мясом и бурдюками с водой.

— Этого мало. Но мы не можем позволить себе большие сумки, — вздохнула она. — Будем надеется под цитаделью есть источники пресной воды и какая-никакая еда.

— Как ты относишься к насекомым? — намекнул Кай.

— Фу! — отшатнулась Нинель. Адонис промолчал, с голодовки ему и не такое есть приходилось. Все лучше первых кулинарных шедевров принцессы.

Обсуждали каждую мелочь. Все возможные шаги и проблемы.

— Если меня вдруг схватят, — Кай сглотнул, — или я сам сдамся. Ни в коем случаи не высовывайтесь!

— Кай!! — кинулись было на него друзья, но демон поднял руку прося тишины и продолжил:

— Во-первых вы сами себя подставите. Во-вторых – меня. Я могу как-никак о себе позаботиться и сказать, например, что «блудный сын вернулся». Меня в любом случаи не убьют сразу. Потому прошу не действовать опрометчиво.

Демон помолчал немного и посмотрел на любимую. Затем на брата и тот сразу понял, что от него хотят, но печально покачал головой. Адонис не мог уговорить Нинель не идти с ними.

Коснулись и темы: «А что мы будем делать, когда дойдем до демиурга? Вдруг он нас «БАХ» и всех в лепешку. Что бы не нарушали его покой.» Этот вопрос оставили без ответа и больше его не поднимали. Какой толк обсуждать тему о которой ты ничего не знаешь.

Обсуждения шли до вечера. А там настало время ужина. В трактир вошли несколько фривольных девиц и обступили Адониса. Рыцарь, не будь дураком, махнул друзьям рукой и исчез в хихикающей компании распутных молодок.

Такхлиер навострил ушки и задом-задом ушел из трактира. То ли что-то понял своим звериным умом, то ли услышал нечто интересное и ушел это исследовать.

Кай и Нинель остались одни впервые за долгое время. Нинель даже растерялась не сразу понимая к чему все идет. А возлюбленный уже встал и увлек ее за собой на постоялый двор. Неловко переступила порог и застыла в ожидании.

Нападение вышло неожиданно настойчивым. Демон оказался сзади и коснулся требовательным поцелуем девичьей шеи. Ославил влажный след.

— Кай, у меня нет противозачаточных, — выдохнула принцесса. — И маг отца мне невинности вернул…ну….

— Тссс, тихо. Не волнуйся об этом. Давай пошалим.

Он сказал «пошалим» тоном истинного искусителя, выдыхая разогретый воздух в ушко, закусывая мочку. Против воли, Нинель простонала имя возлюбленного и позволила хвосту оплести талию и увлечь к постели.

Ощущая над собой юношеское возбужденное тело и выгибаясь навстречу его ласкам, она вновь не удержала в себе стона:

— Ка-а-й…

Любовники слились в страстном поцелуи, начиная избавляться от одежды. Сводя друг друга с ума прикосновениями и едва сдерживаясь чтобы не пересечь появившуюся грань. Наслаждение близостью, сплетением конечностей, горячим дыханием и жажда недостижимо большего. Но даже не переступая дозволенное, они взошли на пик и оказались в свободном падении опускаясь на простыни, не расцепляя объятий.

— Ах ты мой фантазер. — ласково мурлыкнула Нинель.

— Для тебя что угодно.

Внутренняя сладость сменилась грустью. Он уже проявлял подобную настойчивость в ночь перед их переносом в родной мир. Увлек в танец плоти и еще долго не мог успокоится нервно, вздрагивая во сне.

— Тебе страшно? — она поцеловала любимого в плечо.

— С чего ты взяла? — его пальцы застряли в рыжем шелке.

— Ну, ты сбросил напряжение и снова заулыбался искренни. — Она оказалась над ним. — Мне тоже страшно. Даже очень.

— Тогда останься здесь. — ласковые руки прошлись вдоль позвоночника.

— Нет. Я боюсь, что больше не увижу тебя или Адониса. Даже смерть так не пугает как мысли о потере любимых и друзей.

— А если я не смогу тебя защитить? Если я потеряю тебя, Нинель? Когда ты чуть не утонула, я был близок к сумасшествию. — Кай обнял ее и прижал к себе переживая тот момент. — Белочка моя, я этого не переживу!

— Здесь наши чувства совпадают, — Нинель грустно улыбнулась, зарываясь носом в черные пряди. — Кай. Я пойду с вами. И погибну, если так сложится судьба, но я не хочу вас хоронить. Прости за мой эгоизм.

— Спасибо тебе за него.

 

Клейменный рыцарь вернулся не один. Напряженный и даже испуганный, он вошел в комнату не постучавшись.

— Эй, Доня. Мы не одеты! — возмутился демон, прикрывая тонким одеялом Нинель.

Взамен Адониса ответила незваная гостья. ХэйТэй вошла сразу после рыцаря и улыбнулась довольной кошкой.

— Что я там не видела.

Кай нахмурился:

— И тебе доброе утро, Хэй. Чем обязаны столь раннему визиту?

Адонис вовремя отвернулся. Хотя на фоне нагой и наглой суккубши картина суматошно одевающейся Нинель смотрелась не так колоритно.

— Я за вами. Совет занят взбунтовавшимся повелителем и есть шанс проскользнуть через западные территории. Одна самочка ускользнула на восточной стороне, туда все стянулись. Если козлики продолжат друг друга рвать из-за этой дурочки, то она еще дальше убежит. Так что запад свободен.

Кай вскочил, вместо одежды принял облик демона и кивнул Адонис:

— Через минуту будем готовы!

Вещей упаковали мало: еда, вода, медицинский чемоданчик. Адонис и Нинель оделись в тонкие теплые вещи, на которые ушли последние монеты – под цитаделью царил холод. Кай просто остался демоном. Так и приготовились к телепортации, которой старшие суккубы пользовались во благо демонов.

Союз появился еще задолго до выхода чертей на поверхность, потому, как только они легко могли перенести встречу с крылатыми жрицами любви. Демоны которым не доставалось женщин, буквально молились на осенние встречи с суккубами.

— Мы доверяем вам свои жизни, — ляпнул Адонис, но СанХэйТэй отмахнулась от него сигаретой:

— Ваши жизни – свеча. Я переживу множество огарков. Просто хочу успеть зажечь один огонь ярче. Лишь потому я помогаю. — Она посмотрела рыцарю в глаза. — Последний шанс повернуть назад.

— И жить вечно убегая?

— Многие так живут. Но они живут. Иногда долго.

Их прервал повелитель демонов:

— Ну что вы там?! Готовы?

— Да! — Адонис закинул на плечо сумку.

— Готова, — вцепилась принцесса в чемоданчик.

Хэй посмотрела на нее, на Кая. Демон кивнул ей и перед тем как исчезнуть подарил Нинель улыбку и шепот: «Прости. Я тоже эгоист».

Пух!

Принцесса осталась в комнате одна. Адонис и Кай исчезли вместе с суккубшей.

Чемодан выпал из рук и болезненно громко упал на пол.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *