Глава 7

Кай не хотел спать. Он продолжал пугать друзей взглядом в никуда. И иногда судорожно вздыхал. Нинель не сомкнула глаз чувствуя растущее напряжение. Адонис и не планировал ложится, охраняя стоянку и ожидая серого демона. Один Малыш во сне дрыгал ножкой.

Наконец, Кай отмер:

— Нинель, посмотри, не идет ли Серый, — потом он толкнул такхлиера. — И ты вставая, телохранитель пушистый. Охраняй раз взялся.

Нехотя, принцесса встала и поднялась по склону, на продуваемый ветрами пяточек холма. Ее фигурка казалось ожившей тенью на фоне темного неба. Достаточно далекая, чтобы не слышать разговора мужчин.

— Доня, ты же понимаешь, что со мной случилось?  — начал Кай.

— Да, тебя чуть не убили.

— Ты знаешь, о чем я.

— Нет.

— Позови Хидора, он пояснит!

— Он заслужил трепку. Первым махать мечом начал?

— Нет, не первым. И вместо него могла быть Нинель. Доня, кажется, я схожу с ума.

Адонис вспомнил ночь в московском баре. Кай сидел напротив него и говорил о самоубийстве, если он будет не уверен в своей стабильности.

— Нет! Я видел рехнувшихся демонов, и ты не безумен! Ради Нинель и меня, прошу, не совершай опрометчивых поступков!

Принцесса вернулась с новость: серый демон приближался со стороны города. С ним шел дико шатающийся мужик в форме моряка. Запах перегара достиг первым. 

— О! Друзья твои? Чего раньше не сказал, я бы им вина принес. — язык моряка заплетался.

Серый демон скривился будто откусил лимон и начал быстро говорить моряку на чужом языке, но тот не спешил переводить. Рассердившись, серый ударил пьяницу хвостом по спине.

— Чего дерешься! Какой вопрос жизни и смерти! Не объяснил толком. С девок снял и сюда притащил! — возмущался моряк, потирая ушибленную точку.

Заметив, что Кай в сознании, серый демон приблизился к нему и совсем как кот завилял хвостом. Он сел чуть подавшись вперед и начал тянуть носом воздух, стараясь понять нечто недоступное людям.

Нинель думала ее любимый возмутиться, но нет. Он просто замер. Не моргая смотрел в голубые огни глаз серого демона.

Странный молчаливый диалог прервал моряк:

— Ладно, говори уж. Переведу твою тарабарщину и обратно к бабам. — Серый начал говорить, а человек переводил. — Говорит, не отпустит он его.

— Кто кого не отпустит? — не поняла Нинель, хмурясь на серого демона, якобы не желающего отпускать ее любимого.

— Да Нетот.

— Кто не тот? — потерялся рыцарь.

— Его имя Нетот. — Моряк указал на серого. — На том материке красиво звучит, а тут запутаться можно. Лучше бы его Нетамом или Нездесем назвали. Слышал, Нетот, даже они твое имя странным считают.

Адонис тряхнул головой, хотя хотел тряхнуть пьяницу:

— Еще раз. Кто не отпустит нашего Кая и куда?

— Да, Демиург ихний. Нетот больно верующий. Он уверен, будто его сама Фела Барн воспитала. — моряк громко захохотал. — Сказочник! Фела Барн любимая история сирот. Но Нетот прям уверен! Вот всех уже достал на корабле. Заноза!

Серый демон, со странным именем Нетот, не понимал языка, но уловил суть и зарычал приближаясь к моряку с широко раскрытой зубастой пастью. Мужик икнул, аж протрезвел и вернулся к переводу:

— Ну, так вот. Демиург который демонам покро… ровит…который их бог. Ну вот и не отпустит. Как-то так. Мы перевозили демонов. Знаете, они тоже уплыть пытались. Так с ними неладное начинало творится в дороги. Вы это безумием называете. Вот оно и начиналось. Двух правда смогли скрутить, но какой ценой. И все едино, один помер до материка. Нетот уверял, будто это демиург ихний не отпускает.

Услышав такие откровения, рыцарь, принцесса и повелитель демонов переглянулись. Ни один из них не ожидал подобного препятствия.

— Но ваш капитан продал нам билеты? — недоумевал Адонис.

— Так он новый капитан. Прошлый после перевозки тех демонов на берег сошел.

Нетот начал вновь быстро говорить моряку, прося поспешить с переводом, но моряк отмахнулся:

— Да на кой им твоя тарабарщина. Не бывает божков. Все это ересь рясочников.

Отчаявшись получить помощь от моряка, серый демон вновь попытался говорить на языке материка Истант.

— Фела Барн говорить Истант страшен. Весь демон под большой дом. Сходить с ума. Не бежать. Держать. Граница. — чем больше Нетот говорил, тем короче становились предложения. Он пихнул пьяного моряка и недвусмысленно сдавил его шею хвостом.

— Ладно! Переведу! — пошел на попятную моряк. Сглотнул и свел длинную речь демона в пару предложений. — Уходите от морской границы. Вашему друг враз легче станет. Нетота не слушайте, но тарабарщину его я переведу. Говорит он, надо вам к божку ихнему, к демоническому идти. Вот отпустит он – уплывете. А не отпустит – сгинете.

Нетот продолжал говорить, но моряк уже развернулся обратно к городу. Серому демону оставалось лишь злится. Он сочувственно посмотрел на Кая и сказал:

— Я молить Фела Барн.  Держать ее близко.

— Прости. Но мы не понимаем. — покачал головой Кай.

Нетот замер, наклонил голову и напоследок дал указания:

— Альпат. Ищи храм Фела Барн. Проси помощи.

 

Рассвет растворил тьму. Корабельный демон ушел оставив после себя мистическое «послевкусие» предложением пообщаться с демиургом. Уставшие друзья сели вокруг костра. Растерянные всем произошедшим, они не сразу находили слова.

— Подведем итоги. — Адонис аккуратно помешал угли, в которых выпекался завтрак. У него отлегло от сердца. — Слышал, хвост, ты не спятил. Всех демонов на границе колбасит. Ну почти всех. Порадуйся.

— Это не факт…

— Заткнись и радуйся! — рыкнул рыцарь на демона и продолжил. — Итак. Мы узнали, что по какой-то мистической, а скорее магической, причине демоны не могут покинуть материк. И если мы уйдем с береговой линии вглубь материка, Каю враз полегчает. А если зайдем в храм Фелы, то может найдем способ оберега на будущие срывы.  

— Черт! Адонис…! — вновь попытался воззвать Кай к разуму брата, но в этот раз ему заткнула рот Нинель:

— Кай, помолчи! Твои суицидальные порывы мы обсудим в последнюю очередь!

Бес сжал зубы и кивнул. Адонис продолжил:

— Мы все равно собирались в Альпат, да и смысла не верить Нетоту я не вижу. Поэтому направляемся туда.

— Странно, — Нинель нахмурилась. — Я раньше не слышала, что бы в Альпате был храм Фела Барн. Мне казалось на нашем материке ее и за божество не считают, потому и не поклоняются. Если честно с приходом культа Дейуреса, мало какие другие храмы остались.

— Простите, — Кай поднял руку словно школьник. — Не смейтесь только, но расскажите, кто такая эта Барн?

Адонис удивился на мгновение. Все-таки бес собрал столь много чужих знаний. Но затем понял, что воспоминания о незначительном божестве демон просто отсеял, потому и не запомнил.

— Фела Барн - это демиург потерянных детей. Когда я оказался один, — клейменный рыцарь сделал паузу, — мне о ней рассказали. Якобы она приходит за сиротами и находит им новый дом. Того солдата наказали за такие сказки. Боялись что я уйду из армии или буду отвлекаться от тренировок.

— Понятно. Среди богов есть и такие.

После этих слов выражение лица Кая изменилось. Стало обиженным. Адонис не знал какие чувства вызвали эти изменения, но был рад уходу от темы возможного безумия. Он продолжил:

— Да, есть. Но это скорее сказка для обездоленных. Символ надежды, так сказать.  Ну что ж, — Адонис хлопнул в ладоши, ставя точку в разговоре. — собираемся и идем в Альпат!

Протестов рыцарь не потерпел и очень скоро друзья двинулись в путь. Их скромные пожитки влезли в две сумки. Адонис обернулся раз, второй и со вздохом разочарования признал свой свинский поступок. Из-за опасения агрессии со стороны людей палаточного лагеря и старых друзей, он не попрощался с людьми с которыми делил боль и кровь битвы много лет. Итого, выходило, рыцарь практически бежал от старых друзей. Бросал с раненым товарищем на руках.

— С ним все будет в порядке, — заверил Кай, — я хорошо стянул раны Хидора.

Шел бес не быстро, но самостоятельно. Рядом с ним топтался такхлиер, будто мог поддержать в случаи падения. Позади шла Нинель, не убирающая далеко медицинский чемодан. Заканчивал процессию мрачный Адонис.

Если поначалу Кай напрягался опасаясь, что он вдруг обезумит, то вскоре тревога оставила его. Чем дальше уходили от береговой линии, тем уверенней делался его шаг. В этом Нетот оказался прав. А рана затянулась окончательно уже через полдня прибавив бесу скорости и настроения.

Без лошадей, опасаясь людных мест и обходя все крупные города, они потратили на путешествие значительное количество времени. На деревьях успели появится золотые листья. Их было пока мало: один-два, словно пару седых волос у зрелого мужчины, но постепенно красного и золотого становилось больше. Когда первые дожди были готовы ударить, друзья вошли в Альпат.

Еще при входе они хотели развернуться и бежать. Нет, на них не собирались нападать. Но Адонис забыл уточнить на чем специализируется данный курортный городок.

С плеча Нинель контуженный свалился такхлиер.

— Что это за вонь! — Кай ловил ртом воздух и зеленел словно молодая травка.

— Сероводород… — схватилась за рот принцесса.

— Свежий воздух, — вздохнул полной грудью рыцарь ничуть не смущенный местными ароматами. — Это грязевой курорт.

— Спасибо, кэп. Нужно было об этом раньше сообщить. — продышался демон. — Так, где это святилище Фелы. Забегаем туда и бежим из города где воздух почище.

— Притерпишься, — ухмыльнулся Адонис, напоминая. — Мы тут поживем недолго. Денег поднакопим.

Дружный взгляд ужаса выразил всю степень несогласия жизни в городе тухлых яиц. Проходящие люди с затаенным весельем посматривали на гостей курорта. Им то что? Они принюхались. Малыш не выдержал и вновь нырнул под одежду принцессы, пряча нос в ее подмышке.

Вообще перво-наперво гости Альпата хотели поесть, но лечебные пары отбивали аппетит даже у самых страждущих. Одного Адониса не смутили запахи, и он устал питаться «подножным кормом» и потому сразу повел друзей в трактир. Нинель и Кай без энтузиазма шли следом.

Хозяин трактира в начале хотел вывести новых клиентов, сочтя их неплатежеспособными. Уж больно драными выглядели их наряды. Но клейменный рыцарь дал щелбан вышибале, отправив того в полез за дверь и этим исчерпал конфликт.

 — Ах, какие ароматы, — Адонис водил носом и стороны в сторону. — Понюхай.

— Ты стебешься? — впрочем Кай принюхался и немного расслабился. В помещении не пахло также специфично как на улице.

— Ты серьезно? Я о том, чтобы жить в этом городе? — спросила принцесса.

— Да. Хотя бы временно. Каю надо набраться сил. Надо узнать про Феллу Барн. Поднакопить денег. А там думаю найдем кто скажет почему демоны не могут переплыть океан. Ведь на Льесальте есть демоны и вон тот же Нетот плавает на корабле и с ним ничего не случается.

— Он все говорил про Феллу Барн, — Кай отпил из кувшина квас. — Может он имел в виду что нам нужно получить ее благословление? Только вот я не знаю, как ловить демиургов. А ты?

Адонис отвлекся от тарелки и посмотрел на брата рассчитывая, что тот шутит, но натолкнулся на всерьез озадаченное лицо беса.

— Никогда не задумывался над этим. Но походу ты реально веришь в богов, да?

— Конечно, — Кай кивнул как само собой разумеющееся. — Правда я знаю лишь о двух определенных. Одного заточили мои сородичи под цитаделью – АкуаБакАкере. А Дейурес это бог которому покланяются люди. — тут его тон стал обиженным. — И вот оказывается есть та, которая должна была защищать детей. Хреново она со своей работой справляется. В детстве я и сестра верили, что некто придет и заберёт нас в прекрасное место. Пф!

Тишина едва не стала мертвой.

— Что? — не понял такой реакции повелитель демонов.

— Знаешь, чем больше мы о тебе узнаем, тем больше поражаемся. — честно ответил совсем не верящий в богов Адонис. Его словам кивнула принцесса точно так же не воспринимающая богов, как нечто реальное.

Кай пожал плечами и вцепился в краюху хлеба с удовольствием хрустя крупинками соли.

— Короче поедим и найдем святилище Фелла Барн.

Бес вспомнил какие ароматы почует за стенами трактира и молча стянул салфетку. Сложил ее в четыре раза: не респиратор, но сойдет.

Гости города и его жильцы удивлялись вопросу о месте поклонения. И в начале казалось будто Нетот ошибся: нет в Альпате святилища демиургу потерянных детей. Одна старушка прояснила сей скользкий момент:

— Было святилище. Маленькое было. Да как все сносить начали, его участь сия не миновала. Но столб, да алтарь стоять изволят. Идите по холму, мимо купальн. Там сразу на него наткнетеся.

Куда послали, туда пошли. По пути осматривались, уже не так морщась от неприятного запаха. В отличии от портового города, в курортном не оказалось ни демонов, ни такхлиеров. Из экзотики один гном лечивший раны и пара высоко задирающие носы эльфов. В остальной массе в городе гостили и жили люди, которые оборачивались на Кая, не сразу понимая, что заставило их напрячься. Выбравшийся из-за пазухи принцессы такхлиер сторожевым псом шел рядом и перетягивал на себя львиную долю внимания.

— Может мне загримироваться? — Кай поджал губы.

— Забей. Ты похож на полукровку. Веди себя как полукровка и все будет в порядке. А если что – вместе накостыляем. — отмахнулся Адонис.

К всеобщей радости костылять никому не пришлось. Люди отдыхали и мало интересовались путешественниками в обносках.

Остатки святилища Феллы Барн, как и говорила старуха, нашлись быстро.

Алтарь врос в землю, раскололся. Из трещин вверх росла пожелтевшая трава. Столб покосился, лишился верхушки и большей части статуи. Уже нельзя было понять женщина на ней изображена или неведома зверушка. Если не знать кому возведено место поклонения, то и не догадаешься.

— Выглядит печально. Тут некого спросить о нашей проблеме. Разве что саму Феллу Барн. — Адонис потер подбородок.

— Так давайте саму Феллу и попросим. — пожал плечами Кай.

— Как? — Нинель с Малышом обошли обломки по кругу и не нашли ни одной подсказки.

— Хороший вопрос, — почесал голову Кай. — В цитадели меня просто приковывали к алтарю, пускали кровь и одурманенного заставляли отдавать приказы….  — по спинам пробежал ощутимый холодок. — Забудьте мои слова!

— Забудешь. Как же. — проворчал Адонис, привыкший получать дозированные ужасы из прошлого демона. — Так что нам делать?

— Если ложиться на алтарь, то это не ко мне, — отшатнулся бес.

— Молится, наверное, надо. Кто знает, как надо молится Фелле Барн?

Знал Малыш. Он поднял вверх лапку и хвост.

— О! Малыш, ты знаешь, как ей молится? — обрадовалась принцесса, — расскажи нам.

Такхлиер и рассказал, на своем писклявом языке активно жестикулируя лапами и хвостом. Даже Кай половины не понял.

— Короче, мышак хочет, чтобы мы приволокли сюда дары и от чистого сердца попросили. Попахивает нереальщиной. Но давайте попробуем. Эй, — бес обратился к Малышу, — а ты уверен, что Фелла принимает только то, что словлено своими силами и сделано своими руками?

Такхлиер кивнул. Пришлось взяться за изготовление кукол. Не долго думая делали они мишек. Хорошо, что руку в этом деле уже набитая. Старые тряпки нашлись, сухая трава пошла на набивку, а угли послужили глазами. Три медведя легли на алтарь.

— Дальше что?

— Дальше начинаем просить.

— Как?

— Слышал про экспромт?

Адонис положил свою игрушку на алтарь. Такую кривую, будто ее на самом деле слепил маленький ребенок. Набрал в грудь воздуха и начал просить:

— Помогите нам! — конец просьбы.

Ничего не произошло.

— Краткость - сестра таланта, — фыркнул черт. — Нинель, давай следующая ты.

Принцесса немного нервничала (а вдруг получится). Положила медвежонка на алтарь и неуверенно попросила:

— Уважаемая Фелла Барн, помогите нам, пожалуйста.

Ничего не произошло.

Последним к алтарю подошел Кай. Он оглянулся на друзей, раздумывая о чем-то и заговорил на демоническом языке. Так что о чем он просил демиурга друзья не поняли, но гневные нотки узнали.

И снова, ничего не произошло.

Малыш также кинул пару самоделок на алтарь и пропищал о своем такхлиерском, но и ему алтарь не внял.

Друзья посидели пару минут в ожидании чуда и вздохнув двинулись обратно мимо купален в город.

— Нужно Нетоту зад надрать! — громко ворчал Кай. — Поучился бы языку и смог бы нормально описать что нам делать.

— Не ворчи, — Адонис хлопнул его по спине ладонью. — Нужно снова поспрашивать и узнать, может жива жрица. Наверное, к ней нас серый и посылала. Только поедим. А то вечер почти.

К запаху они притерпелись и больше не зажимали носы. В лечебные грязи, как предлагал Адонис, Нинель не захотела окунаться. А Кай от возможности долговременно вонять тухлятиной едва по крышам не сбежал.

Вновь завалились в тот же самый трактир. Наученный горьким опытом вышибала к бедно одетым путникам даже не подошел, а хозяин сразу накрыл стол.

— И так, ищем где жить и кем работать. Денег едва на неделю хватит.

Кай скривился:

— Предлагаю вырыть землянку.

Нинель закончила:

— И в ней утопится. Скоро дожди.

— Тогда сделать стремянку. И жить на дереве.

— Давайте серьезно! — ударил по столу клейменный рыцарь. — Хотите жить в землянке – отлично! – берите лопаты! Домик на дереве? К вашим услугам молоток и гвозди! — Нинель и Кай потупились. — Финансовый вопрос – пол беды. Нам нужно отойти еще дальше от границы. Кай, я верю тебе, но предлагаю уйти дальше до зимнего месяца. А значит у нас всего шестьдесят дней на обогащение!

— Понял, не заводись. — Кай засунул в рот кусок мяса. — Выкрутимся. Главное это было не обычное безумие. Остальное - ерунда.

— Хм, — Адонис вспомнил тела на холме. Те демоны убили сами себя. — Да, это хорошо, но все же, что творится в нашем мире. Демоны самоубийцы, гуляющие гончие, неконтролируемые орды чертей. — В ответ Кай отвел взгляд. Он знал и молчал.

Нинель тяжело вздохнула. Были вещи о которых ее любимый продолжал упорно помалкивать. Его прошлое и заморочки расы демонов открывались постепенно и с каждой деталью картина приобретала все больше темных и красных мазков. Однажды Кай рассказал достаточно большой кусок своего прошлого – о брате. И принцесса помнила, как сильно в тот момент его трясло.

— Жаль что Фелла Барн не откликнулась, — перевел тему Кай, не ожидая что в разговор включится еще один человек.

— Ах, не откликнулась! — крикнул кто-то сзади.

Кай резко оглянулся и нос к носу столкнулся с весьма странной особой условно женского пола и неопределенного возраста. На нее смотрели все гости заведения и если судить по взглядам, не знали, откуда такое чудо вылезло. Внешне неизвестная походила на викинга в латах с пучком метлы на голове, которым собрали всю лесную паутину. В руках этого юда-чуда находилась колыбель. Выглядело это как будто людоед уже пообедал и прятал улики.

— Кто тут моего малыша обижает!? — прогрохотала страшная женщина поднимая над головой колыбель.

«Здешняя сумасшедшая?» — подумал Адонис и в противовес люльке поднял стол. Тарелки посыпались на пол. Кай кинулся загораживать Нинелью. Такхлиер растерянно замер забыв выпустить изо рта сыр.

Столкновение люльки и стола создало ударную волну и беса с принцессой унесло к стене. Малыша так вообще в окно вынесло. Люди повалили прочь из трактира. Хозяин схватился за голову, а по залу загорцевали два бойца, ломая мебель.

— Это что за монстр?! Она, оно, он с Доней на равных махается!!! — не удержал в себе крика Кай. Он привык быть единственным достойным спаринг-партнером для Адониса и не ожидал увидеть кого-то еще способного выстоять под его ударами.

— Не знаю. Но может она тоже наполовину титан?

— Тудух! — над головой сломался отлетевший стол.

— Так. Беги-ка ты за Малышом. Лечить будешь то что от нас останется. — Кай бросил в окно Нинель. Изменился в демона и добавился в битву. Стало веселей. Крыша не выдержала потерю трех опорных столбов и под хруст стен упала на головы драчунам.

Нинель не видела самой битвы. Для получения впечатлений ей хватило вылезающих из обломков, аки зомби из могил, друзей. А с ними влезла и та страшная женщина с люлькой и вновь бросилась в бой.

— Доня, эта баба – монстр.

— Это баба? — не поверил Адонис по-новому посмотрев на своего противника. И тут он рухнул на колени. — Нет мне прощения. Рыцари женщин не бьют.

Кай возвел очи к небу и загородил брата от агрессивной викингши. Но баба будто сдулась, и сама остановилась.

— С дамой умеешь говорить. — она повертела головой. — Хм. Детей нет. Обозналася? — женщина почесала затылок. — Эй, люди, а не вы ли недалече как у алтаря Нетота вспоминали? Надрать ему что-то собирались.

Адонис и Кай напрягли память. Да, они упоминали его пару раз у алтаря. Бес спросил:

— Да, он нам недавно помог. А вы его знакомая?

— Да, да, да! — закивала головой викингша. — Так не тут он. Думала беда у него какая. 

Нинель подкралась к разрушенному трактиру и неловко топталась с краю под бдительным присмотром такхлиера.

— Нам Нетот сказал идти к алтарю и попросить помощи у Феллы Барн… — Адонис начал было рассказывать с чего все началось, но викингша поставила перед собой неубиваемую люльку и перебила его:

— Да поняла я. Услышала имя знакомое. Не разобралась и чуть не побила вас. Знаю я как тута к демонам относятся. Но вижу у вас и свой есть. Не судите строго. — причитала она. — Но почто Нетот послала вас сюды. Чем-помочь-то?

Принцесса уже подошла к друзьям и могла внимательней рассмотреть мощную женщину. По телосложению викингша напомнила ей орчиху. Но не пахла так гадко. Нонсенс – она вообще никак не пахла. Или, возможно, запах лечебных грязей перебивал все ароматы.

— Понимаете, — начала она, — мы хотели переехать на Льесальту. Но на границе случился инцидент, — Нинель покосилась на Кая. — И Нетот нам помог. Сказал, что нам нужно идти в этот город и просить помощи у алтаря Феллы Барн. А вы жрица? Алтаря?

Женщина задумчиво почесала нос, говоря:

— Раз одна я, значит жрица. Суть я поняла. Но помочь не смогу.

Адонис пожал плечами. Помощи от неизвестной женщины, пытающей их поколотить, он и не ждал.

— Да мы и не просим…

Женщина отмахнулась:

— Слышала как не просите. Помогите-помогите! Да не могу я. Были бы вы махонькими, пронесла бы. А так, никак. Но жаль вас мне. Особенно тебя, черненький. Вон как за тебя радеют други твои.

— Что ж, мы тогда пойдем. — вдруг заторопился Адонис, осматриваясь по сторонам. К развалинам начали подходить люди и это грозилось большими неприятностями.

— Да погоди ты. Я не могу помочь, знаю кто может. Да и хвост ваш знает. Но вот пойдет ли он туда вами рискуя и своими рогами – вопрос. Я бы не пошла. Но раз он-то демона необычный, авось выйдет что.

— И к кому же нам надо идти?

— АкуаБакАкере под цитаделью. Если он не сможет помочь вам - никто не сможет. Но до Спящего надо успеть. Акуа зимой спит. — тут она встрепенулась, тоже по сторонам осмотрелась. Но не на людей, а будто мимо – в небо. Зазвонил колокол в храме Дейуреса. Викингша засуетилась. — В общем-то я все сказала. Жить будете выбирать где, смотрите кабы в месте том храма Дейуресу не было. Большой «дон» храма этого не всякий демон спокойно слушать может. Держи при себе.

Женщина протянула похожую на медведя крохотную куклу Каю. Подобрала колыбель и пошла в сторону людей. Зашла за обломок крыши и будто испарилась. А люди с вилами и недобрыми лицами шли для проведения воспитательной беседы точно к друзьям. Хозяин развалившегося трактира руководил движением народа указывая на виновников разрушений.

— Сдается мне не поживем мы в этом городе и не поработаем. — хихикнул Кай выбирая наилучший путь побега.

— И хорошо, — вцепилась в него Нинель.

Демон набрал в грудь воздуха и зарычал на демонических басах. Люди отшатнулись, растерялись и дали время выскользнуть из оцепления. Бежали друзья едва ли не быстрее чем с плахи. Остановились лишь окончательно вымотавшись и потерявшись в своем географическом положении. То ли они на Малых косах, толи на Больших кучах, то ли вообще их обогнули и оказались в Батаских холмах. Три эти места на карте выглядели абсолютно одинаковыми, а указателей нигде не висело.

— Все планы к черту из-за какой-то бабы, — сплюнул клейменный рыцарь, когда отдышался.

— А ты уверен, что какой-то? — Кай рассматривал маленькую куколку медведя. — Не думали, что возможно это была ОНА?

— Кто она?

— Фелла Барн, — Нинель догадалась кого имеет ввиду Кай

— Да что ты. Боги разве так должны выглядеть? — не поверил бывший рыцарь.

— В этом и дело. Я понятия не имею как должны выглядеть боги и вы тоже, — улыбнулся Кай.

 Нинель передернула плечами, она совсем не так представляла демиурга потерянных детей.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *