Глава 5

Больше страшных сюрпризов склон не приготовил. Разве что встретился один пастух жалующийся на потерю трех коров. Жаловался до икоты. Кай уже думал демоном обернуться и вылечить недуг мужика, но Адонис бдел, недобро посматривая как на Хидора, так и на Кая. Зато пастух позволил вдоволь напиться молока и погнал стадо обратно в село, которую наемники решили не посещать. В следующее на маршруте селение – Хельма – тоже не думали осветить своими бандитскими ликами, но в гости зайти все же пришлось.

Этот заход запомнился жителям надолго. Дело в том, что несмотря на удаление от торгового пути, именно эта деревушка готовила медовое печенье на продажу и такхлиер учуял лакомство. Нинель только ойкнуть успела, когда рыжая молния выскочила из ее одежды аки чужой, оставив после себя дырку с видом на тело. С диким писком этот бешеный апельсин миновал плетенку и создал первые проблемы.

Войны оторопели на мгновение. Они знали на что способны эти малыши и уже потеряли драгоценные секунды.

— Ловите его! — не слишком думая над последствиями скомандовал Хидор и только обернувшись к Адонису, закрывшему глаза рукой, понял какую глупость совершил.

Первым за такхлиером побежал Кай в полной демонической готовности. За ним вдогонку лился крепкий мат от брата. Наемники спешили последними, размахивая топорами.

Что могли подумать жители деревни, к которым в начале зверо-человек в чан с медом упал, за ним демон крышу проломил, а там и разбойные рожи с топорами пожаловали. Не зная кого боятся больше, люди впали в панику: женщины кричали, мужчины орали, дети пищали, демон ругался угодив в медовый чан, такхлиер осваивал медовые заплывы. Войны пытались тактично спрятать оружие за спиной предлагая вступить сторонам в переговоры.

Успокоились все далеко не сразу. Поверить неожиданном гостям тоже не спешили.

Под громкие описания идеи эротики в меду, краснеющая Нинель увела Кая в сторону бани. Требовалось смыть сладкий беспорядок, пока с пасек не налетели пчелы. Адонис сам был не прочь попарится, но ему пришлось много и долго каяться за идиотов:

— Да, у нас зверёныш и демон. Нет, не волнуйтесь – они ручные. Наемники не ручные, но дрессированные. В начале выполняют команды, затем думают.

В общем, к вечеру все устаканилось в прямом смысле этого слова: староста и несколько зажиточных крестьян сели с гостями за один стол, за которым не нашлось места Каю и Малышу (так прозвала тушканчика принцесса). За эту несправедливость демон до обмороков с крыш пугал крестьян огнями глаз. Такхлиер вновь обосновался за пазухой и хранил честь принцессы. Он огрызался на любого, кто косо смотрел на бабу в мужских шмотках.

— …Слухами земля полнится. Через вас гонцы едут. Поделитесь, о чем люд говорит, — прощупывающий почву Адонис. Его отряд шел здорово петляя, и без лошадей. Поэтому он надеялся, что уже успели пройти мелкие торговцы и пробежать гонцы. А те не прочь поболтать. Оказался прав. Староста рассказал вот такую версию случившегося в столице:

— Да. Вроде как нашли пропавших Героя нашего и принцессу. Да выжили те из ума. Их поженили, но наш сэр Светлый Рыцарь не справился с проклятием забвения ума и убил молодую жену. Грустно это. Так его казнить повели, а тут повелитель демонов явился. Людей начал обращать аки вомпер! Все бежать, а опосля видеть: не было демонов. Магия все энто была! Должно быть и Рыцаря света с принцессой не было. Кто ж знает. Говорят, они на поле брани сгинули. Другие, что утонули позже, после свадьбы.

 — Значит не ищут никого? — рыцарь налил в бокал густого компота, продолжая сдерживать радость: — А нас то обманули. Мы наемники, вот думал наняться да поискать беглецов с той плахи. А оказалось все то морок. Обидно.

Момент, когда демон подошел к общему столу все проморгали. Поэтому едва под стол не попадали увидав его перед собой. Поняв, что мальчик несколько изменился: пропали рога, хвост, белая кожа, а место пушистости заняли простые залатанные штаны, люди еще больше удивились и помолились за свои души великому Дейуресу.

— Эй, Доня. У нас проблема.  

Хорошие новости с таких слов не начинаются.

— Какая?

— Я поднялся на сколько мог высоко и услышал демонов. Сотни две. Они разорили ту деревеньку, которую мы проходили. Идут в эту.

Действовали быстро. Тех, кто не хотел уезжать гнали пинками. Давали время собрать все самое ценное, распределяли поклажи меж лошадьми и телегами, даже на коров навьючили. Успели вовремя. С безымянного холма хорошо было видно подошедшее к деревне полчище демонов.

Они шли не торопясь. Ели что находили, убивали что ловили. Людям повезло - демоны оказались вымотанными долгим переходом и остались в деревне на ночь, не пошл за убежавшими жителями.

Беженцы под предводительством наемников спешили в крупный торговый город обнесенный стенами и в прошлом уже отражавший атаки демонов. У кого были лошади, гнали коней по равнине Куша, первыми добираясь до стен. Они-то новость о демонах и донесли. Так что, когда город Канбан показался на пути наемников, походил он на ощетинившегося ежа в боевой готовности.

Кай сглотнул и чем ближе становились городские стены, тем медленней он шел. И держаться пытался чуть в отдалении от друзей. Естественно о нем рассказали, как такое утаить? 

— Чудо, иди сюда! — грубо потянул его к себе Адонис. — Если из пушки шарахнут, то сколько ты от нас не отходи, все поляжем. Главное держи при себе острый язык, говорить я буду.

— Что же ты придумал? — голос Кая чуть дрожал, выдавая с головой.

— Слезливую историю, помесь Хатико и Титаника - ты оценишь.

Оценивать пришлось острые пики, едва ли не упирающиеся кончиками в грудь. Даже в человеческом виде, Кай вызывал страх у жителей, знакомых с малочисленными метисами людей и демонов. Полукровки не сильно уступали своим чистокровным родичам в агрессивности и силе. Хвост демон не прятал – без толку. Люди из деревни уже рассказали про демона в отряде наемников, а так хоть лишняя конечность была на всякий нехороший случай.

Управлял городом наместник Танрел с острыми ушами и свободными взглядами. К сожалению эти взгляды не распространялись на демонов. Адониса, Нинель, спрятавшегося под ее одеждой такхлиера, и Кая наместник принял под бдительным присмотром вооруженных сил в полном облачении.

В глазах Танрела компания выглядела колоритно. Девица в мужских одеждах один в один пропавшая принцесса с гобелена. Мужик – глава похода - внешне походивший на раба в старых, потертых одеждах. Парень полукровка с хвостом и блестящий глазами. Такхлиер кислотно рыжего цвета. Бродячие актеры, да и только.

Историю актеры рассказали под стать внешности – неправдоподобную. В ней и корабль был и айсберг, и потерявшийся демон, и гастролирующая принцесса, и некая Санта-Барбара, и пес, который всю жизнь ждал. Кай удивлялся таланту лицедея брата, а Нинель просто выпала из реальности от дикой мешанины сюжетов.

Стражники и наместник прониклись. И вот, как удар гонга, Адонис сделал громоподобное подведение итогов:

— …И так мы узнали, как отпугивать демонов!

В свете рассказанной каши, вначале, ни один из слушателей не осознал громкое заявление. И не сразу поверили.

— Хидор, — обратился клеймённый рыцарь к старому боевому другу, — я должен признаться: я нашел способ бороться с демонами. Прости, что сразу не рассказал. Господин Танрел, доверьте мне защиту вашего города! Позвольте поделится этим знанием!

Пришлось наместнику вывести из каземат пойманного демона. Танрел не видел, что именно показал демону белобрысый гость, но бес вместе с кандалами обратно в тюрьму убежал. Даже полукровка рядом стоящий вздрогнул.

— Доня, это жестоко.

— Пытки мягкими игрушками – предел жестокости, — улыбнулся рыцарь, пряча за драную куртку самодельного мишку.

Наместник оценил испуг нечисти и не веря спросил:

— То есть вы сможете перепугать целую армию демонов?

— Да, — спокойно ответил Адонис, уточняя, — но нужно начать сейчас и что бы помогал каждый житель города. Быстрее!

Бойцы стен, стражники, лучники, горожане, крестьяне поделились на несколько групп. Дьявольские механизмы, покусавшие пальцы своим создателям, выложили на равнине. Дальше туман слабенького заклинания, его навел найденный в городе маг. В реденьком лесу, который окружал город, развесили страх и ужас Кая, от количество которого у демона началась икота.

На последнюю преграду ушло больше всего нервов. Во-первых, пришлось долго объяснять, как оно должно выглядеть. Следом убеждать что это «нелепое нечто» сработает. Больше всего времени ушло на возведение сего шедевра кулинарии и магии.

И вот демоны показались на горизонте и на поле боя начала твориться невообразимая хрень, больше похожая на юмористические баллады об идиотах, чем на страшные летописи о нашествии демонов.

Мышеловки ручной работы – не капканы и не причинили особого вреда, но подскакивающие и ругающиеся бесы, хватающиеся за свои драгоценные хвосты – зрелище, стоящее потраченных сил.  

Разозленные они потеряли бдительность и без опаски вошли в (с виду безобидный) туман. А там поняли, что сходят с ума - схватились за животы от действий веселящего газа. Выползли, передохнули, переглянулись и часть справедливо рассудила: люди, обладающие такой нездоровой фантазией, могли придумать нечто еще более стра(ш)нное и пропустили более смелых демонов вперед, в лес.

Следующая преграда была плюшевой.  

Упавшие с деревьев мишки кого угодно довели бы до смеха, но не демонов. Те словно девицы, увидавшие мышь «юбки подобрали» и начали визжать. Побег от столь страшного зверя как «медвежонок игрушечный» оканчивался нокаутом: перепуганный бес в ауте, попавшееся ему на пути дерево в победителях.

— Впервые мне дико стыдно за мою принадлежность к расе демонов, — закрыл глаза пристыженный Кай и отвернулся от наблюдений за смехотворной картиной.

— Впереди непреодолимая стена, — Адонис лузгал семечки и сплевывал шелуху вниз. Кай совсем поник и предпочел отвернуться, не желая наблюдать как падает авторитет его расы.

Успешно (значит не двинувшись умом) осилившие лес демоны натолкнулись на истинного монстра своего изувеченного подсознания. Перед ними предстала пятиметровая, ярко-зеленая стена из желе. И она колыхалась!

Люди, увидели выбегающих из леса демонов, схватились за оружие. Они не верили, что рыхлая субстанция способна защитить их от неминуемой гибели. Поэтому глазам своим не поверили, когда первые ряды чертей попадали в обморок, а кто покрепче бежал прочь, совершенно не по-демонически скуля и крича от ужаса.

Повелитель расы демонов сполз на пол, закрыл глаза руками и пожелал провалиться сквозь землю.

Наместник пораженно наблюдал как убегают от его крепости темные силы:

— Теперь я вам верю, — выдохнул он

— Сэр Адонис, что делать с павшими демонами. Убить? — выразил надежду Хидор, не удовлетворенный бескровным завершением сражения.

— Нет, — Адонис покосился на друга. Он понимал, что практически отмахивается от него, как однажды отмахнулся от старых взглядов. Желая сгладить отказ, уточнил: — Большим и запоминающимся позором будет, если все они уйдут с поражением, не глотнув ни капли нашей крови. Они проиграли.

Армия демонов рассосалась за час.  Еще никогда люди не видели своих противников настолько униженными. Ведь те сохраняли боевой дух даже в камере пыток и перед смертью. А сейчас, кто на четвереньках, кто на двух ногах, волоча хвосты, бесы уходили в сторону завоёванных земель, разделяясь на более мелкие группы.

Адонис вновь оказался в должности всея спасителя и во главе праздничного стола. На него смотрели с диким восхищением. Сравнивали с ликом Светлого Рыцаря, даже не подозревая, что это он и есть. Хидор с бойцами свою долю почестей тоже получили. Они руководили людьми, ставящими преграды на пути чертей. Правда наемники в начале ворчали, не понимая отчего им такое странное задание дали и грешили на сошедшего с ума героя. Теперь же разделяли восхищение.

Кая затюкали игрушечными мишками, и он решил покинуть общий стол уводя с собой Нинель. Такхлиер никак не показавший свою боевую натуру в битве, умудрился налакаться и теперь спал на плече героя, так что принцесса решила его не забирать. И провели бы Кай с Нинель время вдвоем, но за ними пошел Хидор. Из-за него пришлось засесть в библиотеке и читать. Впрочем, чтение оказалось не бесполезным.

— Белочка, смотри. — перед Нинель легла книга о материке Льесальта. — Место в которое мы отправимся.

Принцесса увлеченно всматривалась в рисунки и зачитывала свод законов.  Взаимоуважение, не взирая на расу казалось недостижимой мечтой. Хотя исключения в виде наместника полу-эльфа обнадеживали на более свободное будущее, королевство Эмманалия не могла похвастаться лояльностью к нелюдям.

— Похоже на рай. Хотя налоги велики, придется много работать.

— Нашли чем пугать, — насмешливо заметил Кай, — вспомни как меня без отдыха и сна неделю по фотосессиям и съемкам таскали!  

— Да уж, — скривилась Нинель, — ты после заболел и пришлось этим извергам с камерами отпустить тебя на неделю с нами на юг. Поправлять здоровье.

— Весело было.

— Угу.

Хидор стоял в стороне. Он хорошо сознавал свою неуместность, но не умолял упрямства. Все еще верил, будто Кай опасен, несмотря на открывшуюся о смертоносных демонах невероятную правду. Ему оказалось сложно поверить, что эти существа могут бояться настолько безобидных вещей. А еще он с трудом верил в голубиные воркования рядом находящейся парочки. Демон и человек – разве не отвратительно? Даже если полу демон. Адонис правильно решил, не говорить боевым друзьям о настоящей личности Кая. Для всех он оставался полукровкой.

Наемник неудовлетворенно вздохнул. Его друг не хотел с ним делится ничем, касательно этого юнца. Просил принять как факт их братские узы. А еще, он мало рассказывал о том удивительном мире. Любопытство взяло верх, и Хидор спросил:

— Какой он был, тот мир?

— Лучший из всех. — мечтательно ответили ему и на этом разговор загнулся. Отложив книги, Нинель и Кай направились спать. И все это вновь под конвоем Хидора.

Утром были разосланы послы во все города и селения, с целью донести до жителей методы защиты от демонов. А герои города обзавелись новой одеждой, лошадьми и телегой. Двигаться путникам предстояло по тракту до прибрежной полосы в течении недели. И это была спокойная неделя напоминающая штиль перед бурей. Бури не случилось, но при подъезде к портовому городу путешественники поняли, что на корабль возможно не попадут.

— Откуда столько людей? В порт цирк приехал? — наивно предположил Кай. Палаточный городок во много раз превышающая по размерам портовый, куда, собственно, они и стремились.

— И этот цирк мы, — сплюнул Адонис.

— Извини, друг, мы такого не ожидали, — поразился количеству беженцев Хидор. Он наивно считал честью быть рожденным на Истанте. Для обычных людей, предел желаний которых - жить в мире, принадлежность к королевству Эмманалия значила не много.

Демон не скрывал хвост и рога и скоро им освободили место на стоянке. Вернее люди бежали, крича нечто об откусанных по локоть ручках и реках крови. Избегая повтора паники Кая едва ли не против воли упаковали в человеческие тряпки и заставили убрать все лишнее. Так что прибежавшие на крик охранники не смогли ни к чему придраться.

Кай улыбнулся во все тридцать два акульих клыка и Адонису захотелось посадить негодника на цепь. Позже он жалел, что этого не сделал.

О ночевке в трактире не могло идти речи. Пришлось помогать разбивать походный лагерь и надеяться на хорошую погоду. Но покушать, друзья решили в городе, рассчитывая на какой-никакой, но разносол. А то за неделю пути жесткие полоски сушенного мяса и сухари камнями лежали в недовольных желудках.

Резкое отличие портового города Эргант от прочих городов материка Истант бросилось в глаза на входе в ворота. Люди, естественно, преобладали, но пара пронесшихся под ногами такхлиеров, три эльфа тенями скользнувшие по главной улице, двухметровый орк громко о чем-то споривший с человеком и пять гномов, разбивших торговые палатки, наглядно показали мульти национальность порта. Фрукты, овощи, металлы, камни даже дома сочетали в себе привычное и непривычное для жителей Истанта.

Если бы друзья не побывали в Москве, то обязательно бы удивились и восхитились предверью материка свобод. А так, они просто протолкнулись сквозь люд и ввалились в зазывающий запахами трактир. Заказали чего повкуснее и тут…

— Как говорится, нас поимели, — понюхал содержимое тарелки Кай. На ней лежало нечто зеленовато бурое с признаками зарождающейся бактериальной угрозы.

— Что это? — принцесса заинтересованно потыкала двузубой вилкой неаппетитную массу. Такхлиер высунул нос, поморщился и фыркнул, поддерживая общий настрой.

— То что заказывали: салат, отбивная, картошка и вино. В одной плошке. — отодвинул блюдо рыцарь и погрустнел. — В тюрьме кормили лучше.

— Знаете, — Кай театрально ковырялся в миске, — кажется я отвык от кухни родного мира.

— Поддерживаю, — толкнула свою порцию Нинель. Стылая масса даже не шелохнулась, лежала на дне плошки как окаменевший кусок бетона.

— И что вы предлагаете? — кривился рыцарь в попытке откопать съедобный кусок.

— Мы не предлагаем, мы хотим хорошо покушать, и мы это организуем, — твердо заверила рыжая бестия и махнула головой по направлению к кухне. Демон понял без слов.

— Эй, зверёныш, есть хочешь? Тогда подсоби. — позвал Кай такхлиера и, как только тот вынырнул из-за пазухи, схватил его за шкирку и первым бросил в двери кухни.

Рыцарь красноречиво отодвинул тарелку и заложил руки за голову в ожидании криков, матюков и драки. Хидор пришел как всегда не вовремя, когда эти самые крики раздались.

 — Что происходит, где демон?

— Спросил бы где принцесса, — потер подбородок Адонис. — Она там же где и демон.

Служанка пробежала мимо в ужасе подбирая юбки. Пару любопытных зевак придвинулось ближе к дверям кухни за которыми творилось нечто неладное.

— Там?! — взял след наемник и уже вскочил спасать невинных, как вновь рухнул на стул. Адонис подсек его ногу под столом.

— Успокойся. Они просто выражают недовольство здешним меню.

Наемник не успокоился и вновь уронить себя на стул не позволил. Встал и побежал на кухню. Пришлось и рыцарю следом за ним идти. У дверей Хидор остолбенел, не веря глазам. Родственник титанов заглянул ему через плечо и понимающе хмыкнул.

Зрелище было страшным и смешным одновременно. На вертеле, на котором обычно жарили кабанчиков, висел перепуганный хозяин заведения, мычавший нечто неодобрительное через кляп, которым выступил его собственный поварской колпак. А вокруг него, аки каннибалы, бегали девушка и юноша. Солили, перчили, соусом капали. И все это под диктаторские визги тушканчика, размахивающего половником.

Нинель вынула кляп.

— Стража…!

Кляп встал на свое место, а Кай начал докладывать в печь дров.

— Что вы делаете? — выдавил вопрос наемник.

— Проводим переговоры, — дружно ответила парочка каннибалов, не отвлекаясь от своего черного дела.

— Вам помочь? — спросил их Адонис за шкирку оттаскивая Хидора от кухонных дверей.

— Нет, — улыбнулся Кай демонстративно точа огромные тесаки друг об друга. — У нас этап обогащения еды железом.

Повар завыл сиренной, попытался вымылись спасение взглядом у Адониса. Клейменный рыцарь лишь усмехнулся:

— Советую выполнить все их требования, а то неровен час вас сожрут в качестве компенсации за невкусное меню, — заверил повара он и удалился, утаскивая с собой товарища.

— Они… там! — не находил слов Хидор.

— Они там проводят воспитательную работу в стиле семейки Адамс. Не беспокойся, все останутся живы.

Довольные собой персонажи юмористического ужастика вернулись за стол. С улыбкой объявили о скором приготовлении обеда мечты. С поваром остался такхлиер, он строго контролировал процесс готовки, изредка демонстрируя клыки и когти. Ждать результатов долго не пришлось и переживший ад каннибалов повар обслужил клиентов на пять звезд. И жареного поросенка где-то достал и салатик нормальный настругал и вино из заначки налил.

— И почему нас сразу так не обслужили? — вцепился в поросенка Кай.

— Да потому, что среди нас демон, — отвернулся Хидор не желая брать еду добытую Злом.

Кай осмотрел свое отражение в пузатом кувшине и кивнул, признавая невозможность слиться с человеческой расой в этом мире. Даже без хвоста и рогов он выделялся формой лица, линиями тела, формой глаз и даже цветом кожи. К отвращению людей к его расе он остался равнодушным. Придвинул к себе стакан и чуть пригубил вино, но быстро одумался и налил себе воды. Затем спросил:

— Пойдем в порт, искать корабль?

— Да. Хотя сам видишь. Крыс с материка слишком много, если и найдем места, то только в бочках вместо селедки.

— Хотя бы попытаемся, — Нинель первой встала из-за стола. Сыто пискнувший зверек забрался ей на плечо. И тут она впервые спросила такхлиера: — А ты точно хочешь с нами? Мы плывем на другой материк. Там все будет другое.

На пушистой мордочке отразился процесс раздумья, тушканчик сложил лапки и совсем по-человечески кивнул. Нинель вспомнила, что такхлиеры тоже люди, а она продолжает вести себя с ним как со зверьком. Не успела она испытать неловкость, как Малыш вновь замурлыкал и по кошачьи потерся о ее руку головой. Воспринимать нового друга все же было удобнее как разумного зверя, на которого он и был похож.

Приобрести билеты, к тому же на трех человек оказалось весьма затруднительным, но не невозможным делом. Все упиралось лишь во время отправки.

Путешествие на материк Лайвисла давно стало популярнейшим занятием. Местные жители поковали чемодан, покупали билет в один конец и обратно не спешили. Перед лицом смерти, даже ненавистники нелюдей запихивали свои чувства куда подальше. Предпочитая шкуру целой хоть и по соседству с остроухими и хвостатыми, а не паленой на пепелищах городов.

Естественно можно было уплыть с Истанта на материк Хазара или Янтага, имелся вариант с островами Траска. Но путешествие на Лайвислу имело ряд плюсов, помимо уникальной политики материка. На него ходило три вместительных корабля на которых в большей массе путешествовал бедный народ, едва наскребший на билет. Пираты, зная проблему материка Истант и игнорировали корабли с «крысами», охотней преследуя частные судна. А благодаря билетной системе удавалось свести к минимуму очереди и драки.  

Впрочем, тут были и минуты. Очереди на все три корабля уже имели расписание на месяцы вперед, даже места для зайцев были забиты. Люди бежали из королевства: некоторые поспешно, другие в паники. Доходили до порта и не могли уплыть, селясь в шалашах на склонах и лесах у порта. Король игнорировал проблему оттока населения, принимая во внимание лишь плюсы, позволяющие сохранить пищевые ресурсы. Бежали в основном женщины и дети, мужчины же оставались в качестве солдат. Словно обменная монета.

Все-так решили плыть именно на Лайвислу. Остров Траска все еще оставался рабовладельческим центром, а материк Янтага имел закрытые территории. Хазар как вариант отмели сразу. На том материке женщины считались валютой, товаром и мебелью. Нинель при одном упоминании этого милого места, начала стрелять искрами из глаз.

Друзья встали в очередь, не сразу замечая, что кое-кого не хватает.

— А где Кай?

Вопль ответил на их вопрос. Однако, рычащий и требующий его пропустить на корабль демон не удивил ни капитана, ни контроллера. Кая пинком отправили в конец очереди.

— Я так не играю, они демонов совсем не боятся! — пожаловался он, под полные укора взгляды друзей.

— А что ты хотел? — не понял разочарование брата Адонис. — Вон, на их корабле черт мачту драит. Так что смирись с непочтением, ваше величество, и стой как все.

Люди в очереди в начале опасливо косились на машущего хвостом парня, но, когда его урезонила девушка, чмокнув в щеку, они успокоились.

«Ну подумаешь – демон – на Льесальте они тоже есть. Может он не местный, а приезжий.» — думали они и успокаивались. Один лишь корабельный черт серый словно папиросная бумага продолжал буравить Кая неприязненным взглядом. А когда бывшие враги покупали билет, он о чем-то спорил с капитаном на незнакомом языке.

Их было хорошо слышно контролеру. Он оглянулся, прислушался и отказался продавать билет на Кая. Это не вязалось в голове Адониса. Ему казалось жители Льясальта спокойно относятся к бесам, особенно другие бесы. Но горячий спор корабельного демона и капитана показал, что ситуация гораздо сложнее, чем ему виделось. В любом случаи, капитан махнул контролеру и тот продал билет на Кая

Клейменный рыцарь поспешил уйти пока капитан судна не передумал.

— Через месяц? — воскликнул Кай, получив свой билет. — Это что, мы только в Спаском уплывете? Погоди, это же почти 80 дней?! Ну почему месяцы в нашем мире такие длинные?!!

Рыцарь раздраженно замахал рукой, объясняя, что время – не первоочередная проблема:

— У нас нет денег на жизнь в городе. Вот-вот пойдут дожди, а у нас даже теплой одежды нет. Найти здесь работу – проблема. Вижу единственный выход. Отправится в Альпат.

— Далековато, почему туда? — спросила Нинель, одновременно поглаживая Кая по руке. Тот все еще нервничал из-за странной реакции корабельного черта.

— Там большая текучка народу. Курорт, все же. Работу и жилье найти просто, да и уйти из того города в случаи чего тоже труда не составит. Вдруг король передумает и начнет преследование.

— Хоть дирижабль изобретай, — нервно посмеялся Кай и покосился на молчаливого Хидора идущего впереди. — Доня, я ничего не имею против твоих друзей и вижу тебя они уважают, еще помнят, как командира, но…

Адонис посмотрел на впереди идущего наемника. Он видел растущее напряжение между Хидером и Каем и знал каких усилий последнему стоило сдерживать рвущийся наружу характер. Он был благодарен за это, но не знал сколько еще брат выдержит подозрительных взглядов и обвинений. Когда точно также вел себя сам Адонис, Каю хватало косого взгляда и зачастую все кончалось членовредительством. 

— Прости за него Кай. Да, думаю настал час мне с ним поговорить.

— Действуй. — согласился с планом демон и резко повернул направо, уводя с собой Нинель. — А мы пока погуляем!

Хидор не слышал спора, зато видел еще одного демона, смотрящего в его сторону с мачты корабля и не убирал далеко меч. Параной перебирала варианты один страшней другого. В самом далеком от реальности варианте, два демона собирались порешить людей в городе.  Встретил Хидор друга взглядом будто это уже произошло, и он ждет объяснения сидя на облаке райских кущ.

— Нам нужно поговорить, — сказал рыцарь тоном не улучшающего похоронного настроения.

— А куда ушли эти двое?

— И о них нам тоже следует поговорить. И у этих двоих есть имена.

— Разговор будет неприятный, — нахмурился Хидор.

— Да, — Адонис кивнул на стол уличной шашлычной. Когда они сели, он начал издалека: — Хидор, ты мой друг и товарищ. Ни раз мы прикрывали друг другу спину, получали шрамы и хоронили наших бойцов. Больше десяти лет на поле боя, деля кров и пищу. И я благодарю тебя за эти годы дружбы. — говорить дальше оказалось сложнее. — Но мы идем разными дорогами и, как мне не больно это признавать, но мой путь война окончен. Я больше не рыцарь света, не символ войны против демонов. Я лишен звания и чести и я сам выбрал этот путь. Прости. Дальше я пойду с Каем и Нинель.  

Хидор смотрел на друга и не узнавал. В начале ему лишь казалось, будто Адонис изменился, теперь же он в это поверил.

— Адонис! Ты это делаешь ради демона? — наемник не верил в то что говорил, боялся услышать подтверждение.

— Не только. Всю мою жизнь я защищал королевство, земли, честь. Жил этим. Но все изменилось и стало возможным жить для себя, для Кая, для Нинель. Для этих детей, я – единственная опора.  

— Каких к черту детей?! — разозлился старый друг. — Да эти дети неровен час своих детей сделают!

— Пусть делают, — ухмыльнулся клейменный рыцарь. — Хотя, нет, надеюсь они дотерпят до материка.

Хидор подскочил словно молнией укушенный:

— Ты себя слышишь? Да ты безумен!

Адонис повысил тон, но со своего места не встал:

— Спасибо, ты открыл мне глаза, друг. Я безумен. Но думаешь это безумие пришло внезапно?

Спокойный тон бывшего рыцаря выводил Хидора из себя. Ему хотелось выбить ненормальные мысли из головы друга, хотелось, чтобы он вновь стал прежним, хотелось узнать причину столь резких перемен. Адонис будто прочитал вопрос с его лица и закатал рукава длинной рубахи, открыл жуткие полосы шрамов.

— Мы тогда были еще не в лучших отношениях. Просто хотели спустить пар и помять друг друга, как делали это периодически в том мире. Напоминание о прежних ролях. Но в наш бой вмешалась Нинель. Глупая девочка бросилась между двумя опытными бойцами. — Адонив вздрогнул вспоминая этот момент. — Кай подставился под удар, чтобы защитить ее от моего меча. Это едва не стоило ему жизни. Температура, бред, галлюцинации, агония, смерть. Я сохранил ему жизнь, хотя он сам просил его убить. После мы еще долго не могли найти общий язык. — Показал ногу до колена, показывая второй прокол. Затем оголил плечо показал следы зубов и бока с отчетливыми бороздами шрамов от человеческих ногтей. — Иногда мне казалось, что попытки понять его тщетны, и этот гаденыш просто долбанутый на голову псих. Иногда наши столкновения едва не переходили границы. Порой мы были готовы поубивать друг друга на хрен! Но пока ты не схватился за меч и не пошел на охоту, посмотри вот эти раны. — Он оголил живот давая рассмотреть два уродливых круглых шрама от пуль. — Это оружие нашему миру незнакомо. Я должен был умереть еще в первые месяцы пребывания в том мире, но Кай спас меня. И этим обрек себя на долгую и мучительную смерть. Да когда он мне лишь через полгода рассказал, что именно тот случай, стал причиной из-за которого он потом кровью харкался, я его чуть не зашиб! Помнишь в каком состоянии мы «мясо» из пыточных выкидывали? Так вот, ему было гораздо хуже. Что бы спасти этого идиота ушло море сил и терпения. Наши отношения – награда за все пережитое дерьмо! — клейменный герой перевел дух и продолжил. — Хидор, прошло много месяцев, перед тем как я понял, что убить меня или причинить вред Нинель – последнее что Кай хочет сделать.

Вместо того что бы оценить безобидность шрамов, Хидор оценил их наличие:

— Да он же опасен! Эти царапины лишь начало!

— Да он опасен. Я не говорил, что он ручной зверь способный по команде прыгать через кольцо. Он мой брат!

— Он демон! Непредсказуемая тварь!

— Тут ты прав, его поведение труднопредсказуемо и первые месяцы из-за этого я сходил с ума. Как Нинель только не пыталась, до сих пор некоторые его необдуманные поступки не удается вовремя ставить на тормоза. Но он учится самоконтролю.

— Адонис! Я понял, вы многое вместе преодолели! Но Кай – демон! Рано или поздно он слетит с катушек! Безумие! Забыл?

— Не забыл. — кивнул клейменый рыцарь, — Но я повторюсь, он моя ответственность. Не твоя. А моя! Что бы Кай не натворил, где бы не нагадил, решение буду принимать я! И ответственность нести тоже я! Поэтому, пока мы не разошлись, прошу, как друга, как верного слову человека: не трогай его. Что бы не случилось, какие бы подозрения у тебя не возникли, ты не будешь решать жить ему или умереть. — закончил Адонис не зная, что это решение придется принимать очень скоро.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *