Глава 4

Оптимистичного демонического: «Все будет в порядке!» — не разделили. В то время как Кай бодро шел по холмам к единственному лесу в том направлении, люди перешептывались.

— Может по голове и в мешок? Это его остановит? — предложил грузный наемников с топорами.

— Не на долго, — уверенно утверждал Адонис.

— Может у него и вправду есть план, Адик?

— Может и есть. — пожал клейменный рыцарь плечами надеясь на если не ум юного демона, то хотя бы на его удачливость.

Погони не наблюдалось. С одной стороны – хорошая новость, с другой – возможно погоня была, но ушла левее или правее, или вообще в другую сторону. В здравом уме и в твердой памяти к Такхлиерам не шли даже беглецы с плахи.

— Давай-ка ты нам изложишь свой план, Кай. Даже я нервничаю. — не выдержал Адонис.

— Да что говорить, я покажу. — отмахнулся бес и продолжил путь в опасном направлении.

Ближе к лесу, Кай стал белым и пушистым (буквально) чем окончательно убедил людей остаться на кромке леса и ни в коем случаи не следовать за ним. На потерю спутников бес внимание не обратил и долгое время не возвращался. Нинель уже думала забить тревогу, когда Адонис удивленно охнул и толкнул Хидора, который пытался донести до боевого друга, как неразумно доверять демону. Наемник обернулся, увидел на кого указывает клейменный рыцарь и застыл с занесенными для пламенной речи руками.

Удивляться было чему.

Кай вышел словно новогодняя елка обвешенный тушканчиками, которые радостно пищали, дергали хвостами и во всю ластились к повелителю демонов.

— Знакомьтесь, это мои друзья, — Кай представил людей такхлиерам.

Хидору показалось, будто он слышит: «Знакомьтесь, это ваш обед».

— Вы главное сейчас не шевелитесь, — клыкасто улыбнулся демон и зверьки спрыгнули с него.

Пришлось придержать Хидора, когда, пищащие тушканчики прыгнули на людей забираясь им под одежду и выныривая из штанин или воротов рубах.

— Кай… — растерялась Нинель. Один из зверьков предприимчиво нырнул в ворот ее рубахи, щекоча кожу пушистым хвостом.

— Расслабься, они очень мирные, если их не злить. Но в идеале достаньте весь сахар или конфеты или что там еще у вас есть сладкого.

Спрессованные кусочки сахара оказались за щечками зверьков и Кай кивнул на лес, давая старт короткому походу через запретные территории. Жилые районы разумных зверьков огибали по большой дуге. Вели их группу двое крупных такхлиеров, как решила Нинель, родители малышей так мило пищащих и прыгающих на людях.

— Мне казалось демоны и такхлиеры не ладят, — неуверенно сказал рыжебородый наемник. На его шлеме сидели сразу два тушканчика и долбили лапами по наплечникам, задавая ритм шагу словно заправские барабанщики.

— Таклихеры ни с кем не ладят, — отмахнулся Кай с улыбкой, — но с демонами у этих малышей одно общее – демиург. Они тоже чтят АкуаБакАкере. А еще они любят сахар.

Лес сомкнул над головами ветки и люди невольно напряглись. Не каждому удавалось дойти до центра территории такхлиеров живым. Как ни странно, никто не спешил на них нападать и, показалось, будто кроме тех тушканчиков, которые сопровождали их, других в этом лесу нету.

— А где все? — Хидор боролся с паранойей, не убирал руку с меча.

Кай неловко повел хвостом и посмотрел вверх.

— Наблюдают за нами. Так что руку в карман, подальше от меча. Я насчитал сто.

Наемник в легком ужасе последовал совету и тоже попытался найти в кронах хвостатых существ, но не увидел ни одного. Этот человек передернул плечами понимая, что ведет диалог с демоном, которых он убивал и пытал, которые вырезали целые города. Он растерялся, пытаясь принять связь между демоном и Адонисом. Хидор видел, как они общаются и запутался в попытках понять эти доверительные узы. Как так вышло? Как все перевернулось сверху на голову?

Не один он был растерян. Нинель шла рядом с Адонисом оторопелая от произошедшего за последние дни. В начале они оказались на родине. Затем ее выдали замуж за Адониса, а Кай вновь смог принять демонический вид. Над всем этим следовало подумать, но голова упорно оставалась пустой. Мысли о браке не сильно беспокоили – Адонис не придал этому значения. Она сама не видила в этом ничего крове балагана. А вот изменившаяся внешность любимого чуть тревожила.

Одетая в мужскую одежду принцесса встрепенулась. Нинель ушла вперед и встала рядом с Каем.  Было немного странно вновь видеть его с хвостом и рогами, и Нинель боялась, что такой облик мог вызвать отвращение, но этого не произошло. Руки сами потянулись к его руке, когти куда-то пропали, и дальше они шли как на свидании.

Адонис жестом попросил Хидора не комментировать происходящее и сохранять тишину. Так что, весь поход через лес маленького народа прошел под щебетания влюбленных и писк такхлиеров.

Стоило выйти из леса, как малыши слезли с «лошадок» и умчались в свои дебри, позволяя людям продолжить путь без их шумной компании.

— Вух! — выдохнули люди.

— А королевские стражи или еще кто, тем же путем пройти не смогут? — заинтересовался Хидор, давая команду бойцам на короткий перерыв.

— Нет, — покачал головой Кай. — среди них же нет демона и мешочка сладостей.

— А это все что нужно? — удивился Хидор Равинский.

— Еще нужно знать язык их народа. Я знаю. И да, у их народа есть язык. Разумная раса как никак… хотя может и не очень разумная. — Кай растерянно посмотрен на выпирающую рубаху принцессы, — Нинель, а почему этот зверек все еще у тебя за пазухой сидит?

Один такхлиер цвета взбесившегося апельсина никуда не торопился и продолжал сидеть за шиворотом у рыжей принцессы.

— Не знаю, — честно ответила Нинель.

— Эй, Малыш, там взрослые уже утопали, тебе тоже пора домой. 

В ответ такхлиер высунул мордочку, показал язык и нырнул глубже за ворот дрожащей от смеха принцессы – уж больно он щекотался. Кай не мог подобное стерпеть и попытался извлечь упрямое существо руками. Наемники дружно отвернулись.

— Ох ты ж, зараза! — восхищенно охнул демон, рассматривая прокусанную руку, — забыл, их зубы нашу кожу пробивают.

— Может вернуться? — предложил Адонис.

— Нет, — Кай сконцентрировался на ране, и та зажила, — захочет, сам отвалится.

— Но он же маленький? Разве его искать не будут. — удивилась Нинель, уверенная что дети должны быть при матерях, до определенного возраста.

Кай бесстыдно отодвинул ворот принцессы, заглянул внутрь и фыркнул:

— Ему уже три года. По меркам такхлиеров – взрослый и самостоятельный, по меркам людей ему около десяти лет. Даже если мы вернемся и попросим забрать его, нас не поймут.

— Тогда нужно о нем позаботится, — улыбнулась принцесса и погладила разумного представителя через рубаху. Разум покинул малыша и тот заурчал как обычный котенок.

— Любят девочки всякую пушистую дрянь, — пожаловался демон.

— Кай, ты тоже пушистый и дрянь, — заметил Адонис.

— Спасибо, друг, поддержал.

— Так что предлагаешь, тащить грызуна с собой? — сложил руки на груди Адонис. Он все ещё не определился с браздами лидерства.  

Такхлиер высунул мордашку и зевнул демонстрируя весьма острые зубы, намекающие на разносторонний подход к пищи.

Кай неопределенно махнул рукой не желая принимать решение. Или, скорее, не имея возможности решать в этом вопросе. Разве что он вынет тварь за хвост, раскрутит и запульнет восвояси. Но не факт, что такое деяние воспримут нормально. Хвостатая погоня пугала немного сильнее, чем людская.

Нежданное пополнение команды шумело как стадо мамонтов в период гона. Но если шум терпеть не составило труда, то проявившаяся собственническая натура, нашедшая себе грелку в лице принцессы и к ней не подпускающая демона, выводила Кая из себя.

— Не злись на него, он же ребенок. — Нинель погладила любимого по вновь прокусанной руке, и сама вытащила маленького такхлиера на воздух. Усадила его себе на плечо. Кусючая зараза показала Каю язык и вскоре принцессе пришлось вновь заговаривать вновь покусанного демона добрыми словами.

Наемники смотрели на эти танцы с улыбками. Когда-то и они были молоды и точно так же щебетали с девицами, позволяя им зализывать себе раны.  

Клейменный позором рыцарь обратил взор на по-летнему светлые небеса. Заканчивался месяц башни и скоро обещал сесть на трон царский месяц, одевая природу в золото, озадачивая крестьян началом сбора податей и портя погоду первыми осенними ливнями. Хотелось успеть попасть в портовый город до начала затяжных дождей.

Шли до самых сумерек. Все оглядывались, но погони так и не дождались. Расслабившись, устроились на ночевку под скалой на стоянке скотоводов.

Костер согрел и накормил. По кругу пошел бурдюк с кислым вином и расковал языки, празднуя удачный побег с виселицы. Нинель думали обойти с неподобающим губ знати пойлом, но принцесса смело сделала несколько глотков и поморщилась. Кай к бурдюку даже не притронулся. А вот маленький тушканчик опрокинул на себя его и едва не утоп. Фыркая, он ускакал в поисках ручья, желая поскорее вычистить шерстку, чем дал паре влюбленных долгожданное уединение.

Принцесса прижалась к боку любимого и чуть нахмурилась:

— Как камень обнимаю. Кай! — капризно надула губки она.

— М? А, забыл. — его кожа вновь стала мягкой, приобрела человеческий оттенок. — Надеюсь ты не против рогов. Без них я плохо слышу. А рядом кто-то с нами бродит.

Войны было напряглись, но демон снисходительно усмехнулся и, позволил принцессе устроится на своих коленях. Он продолжил сторожить покой, вглядываясь в темноту угольками глаз.

Нужно было вспомнить, что Кай не просто по судьбоносным обстоятельствам прибившийся к ним юнец, а настоящий демон. За полгода мирной жизни об этом благополучно забыли. Стоило помнить и о маленьком пополнении. Такхлиер показал, что у него есть зубы и приволок к костру то самое рядом бродящее хищное и глупое, раз решилось напасть на такхлиера. Затем Малыш вновь забрался на колени принцессы и сразу заснул. Развалился как кот.

Демон хмуро смотрел на убитого тушканом монстра. Узнал в нем демоническую гончую. Чем больше он смотрел, тем больше у него появлялось вопросов. Дождавшись, когда Нинель заснет, да и большинство воинов благополучно отбудет в мир снов, Кай тихой поступью подкрался к распивающим вино Адонису и Хидору, прислушиваясь к их разговору:

— Не передумал? — Хидор следил за огнем, выпекая на его угольном краю круглый овощ.

— Один бы я был. Плевать, остался бы. Но мне за младшими присматривать надо. Знаю, мой поступок выглядит как предательство…

— Нет, была бы у меня семья, я бы ее тоже вывез, от войны-то. Леди Нинель нужно увезти. А демон…

— В который раз прошу, оставь Кая на моей совести. — отрезал Адонис.

— Совесть твоя, а только на ней все держаться не сможет. Но не о том я. Останься ты, думаю с тобой одолели бы напасть. Странное творится у темного народа.  

— А вот с этого места поподробнее, — вмешался в их диалог Кай.

Мужчины аж подпрыгнули. Схватились за мечи и только после узнали на кого замахнулись. Демоны умели подкрадываться воистину эльфийской походкой, когда ни одна травинка не зашелестит, а веточка не треснет.

— Что тебе, чудовище? — устало выдохнул Адонис, убирая оружие в ножны. Оно неприятно заскрипела дешевой сталью. Да, неподобающий рыцарю клинок.

— Вопрос не к тебе, Доня, а к вам Хидор Равинский. — Кай сел поудобнее потеснив рыцаря и указал на кусты, в которых валялся труп гончей, — и часто у вас такие звери встречаются?

Наемник не желал долгих дискуссий с демоном, решил ответить прямо и сжато:

— Весь последний год, то гончие, то слизни (Кай вздрогнул), то еще какая-то неопределенная нечисть из бездны. Все – подарок с завоёванных демонами территорий.

— Понимаю, — бес задумчиво свернул хвост крючком. На антипатию наемника внимание он не обращал. — Странно это.

— Чем же странно? — по мнению Равинского, ничего странного в нашествиях тварей бездны не было.

— Странно что эти твари гуляют просто так. Без цели. Без хозяев.

— Ты это к чему? — нахмурился Адонис.

Кай стушевался, покосился на Хидора, к чему ведет не ответил, а неуверенно спросил:

— А демоны в последнее время, как они нападали? Ну, не замечали ли вы что-то необычно в их поведении. Может за этот год оно изменилось?

Хидор Равинский удивился: этот полукровка провел последний год в чужом мире, так откуда он мог столько знать. Напрямую бывший герой севера спрашивать не стал. Ответил:

— Да, сразу после того боя, когда вас на чужие земли унесло, поведение нечистых резко изменилось. Стало беспорядочным. То они бежали без оглядки, то бились в припадках, то нападали на всех подряд. Одни вообще утопились в попытке океан переплыть. И их звери стали везде гулять. Мы решили, что они разом сошли с ума.

— Массовое помешательство? — удивился клейменный рыцарь. Подобное уже однажды происходило, около тринадцати лет назад. Тогда больше времени уходило трупы бесов закопать, а не убить. Их трупы находили валяющимися повсюду.

— Массовое помешательство, — повторил повелитель демонов не удивляясь выводам. Взял бурдюк отпивая кислую жидкость. — А сейчас что делается у хвостатых? Вы как раз о какой-то напасти говорили. О них?

Наемник хотел было уже остро выразиться касательно напасти в лице одного черта, но Адонис перенял слово:

— Демоны, в последнее время, ведут себя как обычные бандиты: нападают, грабят и селятся по укромным местам. Вот Хидор считает, что мы можем перебить их пока они разделились на маленькие группы.

Кай подпер щеку кулаком и задумчиво изрек:

— Перебить не получится. Сам знаешь, я один выкосить полгорода могу пока мне ядро в голову не засвистит. А группа может быть численностью от десяти до сотни. К тому же смысла вам их перебивать нет. Популяцию не уменьшите, только сами все полежите.

— Это почему нам нет смысла вас убивать? Вы же нас убиваете! — немедля набросился Равинский на Кая, вновь причисляя того к полноценным демонам, не понимая, что этим он его ни капельки не обижает. Бес отмахнулся, не желая вступать в бессмысленное бодание.

— Сами они скоро разбегутся. Вы же не видели среди них женщин. Наших женщин. Вот. Все бабы в цитадели, а в месяц спаский, перед самой зимой у нашего вида своеобразный период размножения. Скоро сами обратно поползут, если конечно человеческими женщинами не соблазнятся, — при этих словах Кай обернулся на мирно спящую Нинель, — но это редкость. Большая редкость.

— Вот бы они сейчас в цитадель повернули, — Адонис устало выдохнул. — Хидор получил весточку от северников. У страха глаза велики, но говорят будто вашего брата там собралась армия. Велик шанс нам с ними столкнутся если мы продолжим путь в этом направлении.

Хидор предложил:

— Поэтому я предлагаю уйти южнее за горы. Потеря составит почти месяц, зато жизни сохраним.

— Или на огров наткнемся, — фыркнул Кай. — Доня, идем прямо. Демоны – последнее что меня волнует. Если они нападут – это будет их проблема. С этими словами черт резко обзавелся огнями в глазах, полоской меха на хребте и белой крепкой кожей. Принюхался. — Ложитесь все спать. Первым дежурю я.

 В ту ночь из людей не спал один лишь Хидор продолжающий недоверчиво относится к демону. С ним Кай постом и поменялся. Свернулся уютным клубком грея бок Нинель.

Кай еще дважды просыпался. Проверял тешит ли себя этот человек ролью защитника от страшного демона и вновь засыпал. Его немного напрягали новые люди в своем окружении. Впрочем, помимо Хидора, остальные наемники уже успели подергать за хвост проверяя наличие характера и больше не беспокоили, признав парня мирным источником хаоса готовым на безумства ради их общего друга.

Утром предстояло проложить будущий маршрут. Ночью уже решили, что в горы они не пойдут, но и напрямик идти словно танки им не следовало. Решили обойти холм Большого дядюшки, посетить деревню Хельмы. В ней купить продуктов. Далее уйти правее на равнину Куша, через город Канбан. По тракту добраться до прибрежной полосы. А там до порта не далеко.

— Красиво. — демон склонился над картой с нарисованной кривой. - Вангог?

— Пикасо, — оотмахнулся Адонис. — еще не известно удастся ли нам миновать остальные города. Нинель, как думаешь, король даст нам фору в пару дней или уже всех собак спустил?

Принцесса смущенно спрятала за спиной пушистую соломинку, чем вызвала недовольный писк такхлиера. Она почувствовала неловкость, за игру с представителем разумной жизни как с котенком. И задумчиво изрекла:

— Мы ему не особо нужны. А раз он знает о наших планах (спасибо, Адик) уплыть с материка, то вероятно либо спустит рукава и позволит уйти. Либо засада будет нас ждать именно в порту. Хотя в свете последних событий – я про демонов – возможно у него нет свободных солдат для охоты за нами. Или есть, но только для создания видимости этой самой охоты. В любом случаи, лишь в городе из слухов мы узнаем о его окончательном решении. Подал он нас в сыск или нет.

— То есть баш на баш. — подвел итог Хидор поднимая взгляд на остальных наемников.  — Готовы рискнуть жизнью!

— Да!!! — Дружный вой людей, не обделенных семейными ценностями и получающих истинное наслаждение на полях брани.

— Знаешь, Доня, — беспокойно зашептал Кай, — покажи мне твоих друзей, и я скажу кто ты. Так вот найдем где обосноваться и первым делом найдем тебе жену.

От подобного заявления у клейменного рыцаря дернулся глаз.

— С чего это ты?

— А то кончишь как вон тот дедуля!

Дедулей кликали старшего воина в дружине Хидора. Беззубый старик не расстающийся с курительной трубкой, он был на столько стар, что казалось пни и развалится. На деле только самоубийца посмел бы оскорблять Дедка. Эта гора старых мышц еще могла показать немало подлых приемов с использованием серпа и меча.

Адонис махнул старику, тот махнул ему курительной трубкой.

— Имеешь в виду буду в хорошей форме?

— Имею в виду ты будешь престарелым импотентом без жены и детей. Вот обзаведешься и вали с мечом обратно на поля. Хоть будет кого по возвращению качать.

— Спасибо, я лучше ваших покачаю.

Кай ощутимо вздрогнул, Нинель засмеялась. К сожалению идиллию их беспечной беседы разрушил Хидор:

— Какое право имеет мелочь указывать главнокомандующему! — возмутился он.

— Разве я приказываю, — мефистофелевская улыбка искривила лицо демона, — я доброжелательно рекомендую.

Между Хидором и Каем напряжение можно было ножом резать, но Адонис лишь устало вздохнул, взял брата за шкирку и поволок вперед.

— Давай, ершик, лучше послушай нет ли у нас гостей.

— Почему ершик-то?

Демон отправился при помощи пинка в густую траву скатываясь вниз по склону.

— Ершишься много. Хидор, поверь, за год к этому привыкаешь. Но он хороший парень.

Хороший парень вернулся, отплевываясь сеном, и сдернул с плеча Нинель такхлиера. Разумный зверек пискнул и повис на длинном хвостике ругаясь благим такхлиерским матом.

— Цыц! Зверушка, мы идем отрабатывать хлеб! — рыкнул на него демон и оба они скрылись в высоком разнотравье.

Принцесса проводила мальчишек тревожным взглядом и стала ждать момента, когда ее фиктивный муж останется вне внимания наемников.

— Кажется он все еще не очень хорошо умеет общаться с окружающими. — заметила она.

— Не удивительно. Ничего, надеюсь мои друзья скоро поймут каков он на самом деле. Дедуля и Викур – вон тот с рыжей бородой – быстро разобрались. Гном вроде тоже. — кивок на реально похожего на гнома мужика, который будто спрыгнул с обложки популярной компьютерной игры.

— А Хидор? — вот о ком Нинель беспокоилась больше всего, слишком уж острые взгляды кидал это человек в сторону ее возлюбленного.

— Не волнуйся о нем. Он похож на меня.

— Это меня и волнует! Помнишь, как вы с Каем весело пытались друг другу глотку перегрызть.

Адонис задумался. Следовало еще немного поговорить со старым боевым товарищем в надежде избежать бессмысленных свор и драк. Избежать не удалось ни того, ни того: Хидор и Кай огрызались будто два ребенка в борьбе за внимание папаши и, в общем, пока это было терпимо. Пока не настал момент, когда Адонису пришлось применить силу и взять управление над походом в свои руки.

Беглецы как раз подошли к Большому дядюшке и собирались спуститься с его крутого склона, обходя резкий подъем, когда на их пути попался мертвый демон. Его состояние было столь ужасно, что даже Кай отступил на пару шагов назад загораживая обзор Нинель.

— Ой, там еще, — пискнула принцесса.

Ветер поменял направление и принес запоздалый запах бойни. Вышедшее из облаков солнце осветило блеск крови и внутренностей, в которые словно пророк вглядывался Кай не испытывая брезгливости. Ее никто кроме принцессы не испытал. Нинель отвернулась и еще некоторое время не могла заставить себя посмотреть на залитый красным холм. Вместо этого она вслушивалась в разговоры вояк:

— Засада? — предположил один из наемников.

— На кого? — захотел уточнения другой.

— Ясное дело – на нас.

— Тогда чего это в нее демоны угодил?

Кай не слушал разговоры, он приседал у каждого из множества трупов и принюхивался, всматривался в разорванные тела. Наконец он поднялся и посмотрел в сторону массивных валунов. Раскинув бледные руки, вспарывая каменную гладь обломками когтей, на людей перепуганными глазами смотрел выживший. К несчастью, его заметил и Хидор.

— Стой! — Кай ничего не успел сделать.

Хидор действовал по рабочему плану: увидел демона – убил. Топор пролетел сто метров за секунду и впился в шею жертвы. Еще живые огни глаз успели задать вопрос подошедшему повелителю, и не дождавшись ответа потухли.

И если Нинель от ужаса задрожала, ее возлюбленный затрясся от гнева. Адонис вовремя поспел поставить щит, прикрывая собой боевого друга. Щит раскололся от удара тупой стороны когтей.

— С дороги!!! — прорычал демоническим басом разъярённый демон.

Наемники подорвались, оружия выхватили и собирались если не убить, то покалечить хвостатого союзника, но их прежний главнокомандующий поднял руку, прося остановится. Второй он продолжал удерживать щит.

— Пока ты в таком состоянии разговаривать будешь со мной! — заявил он резко и тут ударил щитом по кругу сваливая с ног Хидора. — и ты тоже ответишь передо мной!

Нинель воспользовалась заминкой и протолкнулась сквозь ряд мужчин, вставая вплотную к Каю с удивлением наблюдающий за экзекуцией.  

В амплуа воспитания воинов, Адониса она еще не видели, от того смотрела завороженным кроликам. Даже такхлиер высунул мордашку из уютной «норки» и раскрыл зубастый рот, наблюдая покрасневшее от гнева лицо клейменного рыцаря. Хидор встал, вытер кровь с разбитой губы и самоуверенно посмотрел на командира. Он верил в правильность своих действия.

Наемники, словно волки одной стаи, ждали окончания дележки кости и бросали беспокойные взгляды на окружающие их тела. Первым решил вмешаться Дедок:

— Не время! Выбрали тоже мне! Что произошло здесь, вот интересно!

— Я бы узнал, кабы не ваш начальник. — рыкнул бес.

— Да я и так знаю! — выкрикнул Хидор, указывая оставшимся у него топором на демона. — Эта тварь на нас атаку готовила!

Кай ударил себя по лицу ладонью и скривил вымученную улыбку.

— Доня, твой друг с тобой в одной палате лежал раньше, да? А то он несет ту же чушь что и ты год назад.

— Не напоминай. — поморщился рыцарь и отвернулся от Хидора. Ушел в сторону убитого им демона.  — Так что здесь стряслось?

Повелитель демонов нахмурился:

— Ты же помнишь, я рассказывал причину, по которой демоны не совершают самоубийств. Так вот, ты видишь парадокс, все эти демоны совершили самоубийство. — Люди по новой осмотрели ужасающую картину.

— Хотите сказать, они сами себя выпотрошили? — не поверил рыжебородый наемник. В это никто не поверил.

— Нет! Говорю же вам! — дотошно гнул свою линию Хидор, — На нас напасть собирались, да один из них взбесился и погрыз всех!

— Ага, а того мальца, — взмах руки на свежеубитого демона, — так запугал, что он обосрался. Или начнешь втирать, что это он бешеный был и с двадцаткой демонов справился? А затем одумался и от ужаса содеянного к камням прирос? — шипел Кай, искоса наблюдая как брат рассматривает демонов-самоубийц.

— Кай ты уверен, что они себя ТАК сами?

— Да, — бес покачал головой, сам не веря в подобные выводы. — Присмотрись. У каждого демона когти немного отличаются: размер, толщина, длина. А теперь сравни их с отметинами на костях. Ручаюсь, они убили себя сами, но… — его передернуло. — Доня, клянусь, я немного сам в шоке.

Хидор желал высказаться, но замолк под тяжелым взглядом Адониса. Клейменный рыцарь спросил:

— А этот парень, — кивая на светло шёрстного покойника.

— А он королевской крови. Третья вода на кисели, но видимо был их вожаком. Какая-никакая замена повелителю. Вот тут вопрос: одурманило ли их магией, съели что-то не то или свихнулись все разом и так оригинально. Помнишь, говорил, что королевская кровь безумию редко поддается.

— Но ты сказал: это не безумие.

— Верно. При безумии демона жутко колбасит, и он атакуют всех подряд, но не самого себя. То, что здесь произошло – не безумие. Но оно так испугало выжившего, что он даже не пробовал бежать. Бесстрашный полководец застыл в ужасе. Не правдоподобно. Странно. Нереально. Глупо, наконец. Хотя. Может он приказ демонам убить себя. Будь он повелителем, я бы поверил в подобный шанс. Но, без усилителя подобный приказ не сработал бы.

С этими словами Кай увел Нинель со страшного склона. Принцесса сохранила молчание до мига, когда чужие уши окажутся далеко:

— Может стоит их похоронить? — спросила принцесса.

— Думаешь они хоронили людей, — ответил ей демон.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *