Глава 22

Что такое легион? Его изобрели люди? Нет, они открыли и вытянули то, что уже было. И подпитали его собой. У них почти получилось, они почти оживили неживое.

Что такое легион? КгрэйСейВэйсай точно знала ответ на этот вопрос. Узнала в одиннадцать лет, когда умерла.

Что такое смерть? Она до сих пор не узнала до конца, так как ее путь остановился до ее «тропы». Иногда она ходила к ней и смотрела в пропасть не решаясь спрыгнуть.

— Ты ничего не сможешь сделать. Ничего больше, точнее, — услышала она и обернулась. В углу комнаты сидел обняв колени КрейРэйНэйсай.

Иногда она видела и его у тропы, но его дорога не выглядела глубокой как ее. Она извивалась вдаль вся поросшая бурьяном и колючим тернием. Как и она, он не уходил, не мог.

— Это не повод все бросать. Он смотрит?

РэйНэй задумался и покачал головой:

— Нет, в спящий даже Дейурес теряет в силе.

Громкий смех заставил призраков повернуть головы на младшего брата.

 

— А давайте попросим у Матери самолёт! — бесился с жиру РайВэй. — Эй, Великий Создатель самолет можешь сделать.

— Расчетное время завершения работы семнадцать тысяч двести восемьдесят часов, — холодно отозвался металлический голос робота.

— Два года, придурок, — перевел Адонис, не спускающий взгляда со свихнувшегося братца, которого от долгого нахождения в четырех стенах с роботами начало не слабо колбасить.

— Но ведь может! — не унимался РайВэй. — Ток что так, как только достроишь вот ЭТО, ты сделаешь нам самолет!

— Время до окончания консервации тысяча семьдесят две минут, — угрожающе произнесла Мать смотря на демона взглядом «когда ж ты заткнешься, золотце мое».

— Но я летать хочу! Хочу летать!!! — заканючило золотце и его смело к стене наскоро сделанным парашютом.

Адонис заржал, самым неприличным образом складываясь пополам:

— У тебя талант, даже искусственный интеллект вывел из себя. Ха-ха-ха!!!

— Ну блин! — обиженно надулся бес прижимая в брюху парашют. — Сделать аппарат для переливания знаний она не может, самолёт – долго, ракетный комплекс, о котором ты рассказывал, ей не известен, тоже мне великий создатель.

Одна из роботов покосилась на РайВэй с подозрительным энтузиазмом раскручивая гаечный ключ и Адонис решил увести беса подальше от греха. А то вдруг многотысячелетний механизм заклинит и будет им тут и Портал один и два[1].

— Нинель, они меня обижают! — повис бес на принцессе, затем удвоил количество утешителей Хидором.

— Успокой его или я его упокою! — нервы Хидора выдержали еще меньше искусственных, и демон улетел с пинка.

 — Я бы с радостью, но даже меня уже трясет. Три дня, Хидор! Через три дня мы получим все инструкции и будем готовы к спуску.

— Но почему такая отсрочка? — злился наемник.

Ему ответила Нинель, она убежала за РайВэем со стаканом седативного и теперь волокла за шкирку успокоившуюся награду:

— Полагаю, нам собираются сказать нечто над чем нам нельзя задумываться. Вряд ли это что-то приятное.

— А мешок с поросятами, возьми да залай, — поморщился Хидор.

— Посмотри, как он счастлив, — печально сказала демоница. — Как хочет жить и старается насладится каждым часом.

— Потому что уже все решил, — холодный голос брата злил сестру.

— Нет, за него решили!

— Не говори глупостей, сестра, он решил сам и идет по этому пути своими ногами! Точно также как тогда он выбрал жизнь в боли, вместо легкой смерти!

— Я знаю, ты хочешь ему такой простой судьбы! Легкой и безболезненной, но смерти! РэйНэй он борится за жизнь! Всегда боролся!

— А когда он сдается ты его тащишь! — старший брат сложил руки на груди и рыкнул.

— Уже не я одна. Они так много делают для него. Так его любят. Почему они не могут поменять судьбу?

Рэй встал и подошел к младшему брату. Сей зашипела на него, но он не собирался причинять ему вред. Просто пригляделся к спрятанной внутри решимости.

— Сей ты не можешь изменить того, что произойдет.  

— Но и просто смотреть на твои попытки убить его я тоже не буду.

— Ха! — старший брат отошел обратно к стене. — Для меня уже поздно. Я опускаю руки, Сей. Я сделал все что мог.

Рыжая демоница видела, как РэйНэй направляется к своей трапе:

— Ты хочешь уйти? — она сама не поняла, почему вдруг испугалась этого. Неужели скорая встреча с братом в одиночку напугала ее.

— Хочу, но я досмотрю сотворенный нами Ад до конца.

— Мы досмотрим. Моих сил едва хватит на еще одно влияние на мир.

Спали каждый в своей каютке, а дни проводили в столовой и на складе, ремонтируя очередную неведомую хрень должную помочь в прорыве к АкуаБакАкере и в его освобождении. Мать не помогала, а Гид уже показал все интересное, что было в крепости. Никто их не просвещал о будущем, а они не знали, чего ждать. Готовились ко всему сразу: и к диверсионной операции, и к прорыву тылов с фейерверками и взрывами.

— Какая ирония, — усмехнулся демон, — встретить Мать всего сущего и понять, что она не тот бог которого можно обвинить в равнодушии. Искусственному интеллекту можно высказать свои претензии, но нельзя ждать, что они его проймут.

— Да, — замялся Адонис. — Нам всем было на что пожаловаться, а жаловаться оказалось некому.

— Хочешь выплакаться мамочке? — фыркнул бес.

— Если бы она была живой.

РайВэй подал рыцарю провод и приуныл. Спросил:

— А ты, Нинель. — тоже хотела пожаловаться?

Принцесса скрутила плоскогубцами спирать из проволок и покачала головой:

— Мне не на что. Все что со мной произошло, привело к той Я которой я стала. И меня моя нынешняя Я вполне устраивает.

Демон моргнул, на секунду заслоняя мир от огней своих глаз и нахмурился. Он о многом хотел спросить создателя, когда еще не знал, что Мать тоже создали люди. Одной ночью он подошел к роботу, но ни один из ответов его не устроил, да и не был ему нужен. Как и этим людям. Жаль, что он, как и рыжая принцесса не мог сказать будто он сам себя устраивает.

Все уже готово, все уже оговорено и настал час, когда Мать представила людям нечто маленькое. Даже странно что на сборку медальки с ладошку потребовалось так много времени.

— Деструктор материи, — обозвала медаль Мать. И все. Больше она ничего не сказала.

Медаль взял РайВэй, повертел ее в руках и по-хозяйски положил за пазуху. Хидор было начал возмущаться - мы эту вещь месяц ждали, а демон ее прикарманил! – но Адонис лишь отмахнулся. Тогда он не заметил странного блеска глаз брата: болезненного как при лихорадке. Не придал значения отлучкам демона к Матери, не знал, что она ответила ему на вопросы. Не знал, что именно по его просьбе во благо миссии им не рассказала о медальоне.

— Мать, ты знаешь где сейчас Дейурес? — спросил РайВэй не глядя на друзей.

Робот Мать, а их уже стало три, посмотрели на демона и одна из них принесла маленький шарик, положила его на пол и включила. Большая трехмерная голограмма поднялась над полом и показала не только Дейуреса.

— Нашу ж всеобщую Мать! — с чувством выплюнул рыцарь.

На материке Истант, в королевстве Эмманалия, ближе к территории демонов гремела битва. Началась новая война с демонами. На голограмме было хорошо видно, как обычные бесы, одолеваемые приказом нападали в лоб, накалывались на пики и все равно продолжали идти, пока бились их сердца. Словно они не чувствовали боли. Демоны с кровью повелителей, напротив, одетые в темные латы, стояли в сторонах и равнодушно взирали на захлебывающихся кровью воинов.

Дейурес выглядел как лев. Это стало неожиданность. В смысле неудивительно, что для образа божков взяли животных, но…

— Почему именно льва взяли в качестве символа смерти, а не благородства, например, — рыжая принцесса почесала голову. Она привыкла к рыцарской символике в которой широко использовались львиные элементы, на том же щите хотя бы.

Активизировался всезнающий Гид, его продолжала носить с собой Нинель:

— Лев опасный хищник обитавший в саваннах… есть детенышей… убивает конкурентов… известен своей гордостью.

— Понятно, — помрачнела принцесса. — А где козел, то есть АкуаБакАкере?

Появилось второе изображение - подземелье цитадели. В нем все было без изменений, разве что пленный в нетерпении болтал ногой.

— Заканчиваем экскурс в мир животных. Что нам делать? Как теперь мы до этого льва доберемся?

Хидор, Адонис и РайВэй с одинаковым интересом наблюдали за голограммой битвы. Ответил рыцарь:

— Как и договаривались, вниз - на лифте. У нас все готово для очень веселого присоединения к этой фиесте.

— У меня тоже все готово, — тихо-тихо прошептал повелитель демонов.

 

Демоница тяжело вздохнула. Она сделала все что могла, как и ее брат: что старший, что младший. Сей заплакала, осознавая – больше она ничем помочь не в состоянии.

А как было прекрасно, когда удалось перебросить братика в соседний мир.  Новый мир – новое имя.  КгрэйРайВэйсай, ее Рай стал Каем.

Как он был счастлив оказавшись на свободе. Это был ее подарок обвязанный траурной лентой, ограниченный в использовании и принесший много боли дар.

Клеймо смерти пекло и вот он в крови и с пулей внутри. А Сей в ужасе от действий людей и бросается на них в попытке защитить, огородить единственного живого брата. Пытается загрызть опасного человека, и проходит сквозь – ведь она всего лишь призрак. Адонис удивляет ее. Чертов рыцарь шедший под знаменем ненавистного Дейуреса, в начале мучает, затем спасает брата. Будто науськанная РэйНэем гончая раз за разом приносит Каю боль. Калечит-лечит-калечит.

«Глупый брат, ты выбрал его своим палачом? Не можешь забыть сколько боли принес другим? А сколько боли принесли ТЕБЕ? Я не понимаю тебя, брат.»

И вот он снова ранен. Гораздо серьезнее чем в прошлый раз. Замученный, он сгорает в бреду и просит Сей помочь ему, а она стоит рядом и молит богов нового мира сжалиться над одной душой. Ждет, когда рыцарь оборвет накалившеюся струну жизни, но он приносит ему новое мученье и спасенье. Рыжая девушка, похожая на нее, рыдает вместо нее и спасает вместо нее. Сей удивлена, Кай уже был в ее руках, и она собиралась увести его на тропу, когда он оттолкнул ее.

Болезненная картина стоит перед глазами: враги-друзья вместе. Кай спит доверительно прильнув к ним сохраняя неопределенность уз.

«Ты боишься, брат?»

Рыцарь старается не трогать его, сторонится, но Кай сам напрашивается, едва не умаляя ненавидеть его. Сей ухмыляется, со стороны видно: Адонис уже не в состоянии разжечь огонь былой вражды. Принцесса вдруг становится такой близкой брату. Все запутывается, и пуля в голову едва не распутывает этот клубок. Тот, кто хотел убить, теперь защищает. Та, кто боялась - любит.

«Если б ты мог, ты б пролил в тот день море слез. Не бойся, еще есть время.»

Сей видела какой он был потерянный, слышала, как молил о помощи пустоту, как боролся в одиночку. Не слышимая никем она уговаривала его открыться людям. Поздно. Кай с улыбкой шагал к смерти и упал в ее объятия.

Она помнила, как бессильно слонялась вокруг не имея возможности продлить утекающую по каплям жизнь брата, как пыталась тормошить, когда он терял сознание, как дышала ему в рот пытаясь вернуть дыхание надеясь подарить еще хотя бы день. Вот та жизнь о которой они мечтали, но у него уже нет сил за нее бороться.

Это должен был быть конец. Но не стал. Люди того мира знали, как продлить жизнь даже на столько обречённого существу. И мучить бесконечно долго.

«Но даже в тот момент, ты думал о важных тебе людях и пытался их защитить. Ты сильный, брат.»

Долгое время на краю. Кая держит за руку любимая девушка. Нинель стала гораздо сильнее духом и делится этой силой не щадя себя. Адонис стал братом и на него всегда можно положиться.

Как много было боли. Так много неприятных воспоминаний, но они ни что с радостью следующих месяцев. Люди, что были никем, стали семьей. Они подарили друг другу море волнительных моментов, океан чувств и желали оставаться вместе еще долгие годы.

«Почему этому не дали свершиться?!! Как Дейурес их здесь нашел?!!»

РэйНэй встречает первым. Его взгляд, как тогда, полон болезненного безумия. Он не оправдывается. Молчит. Ему жаль, а Сей жаждет оторвать ему голову! Как так вышло, у Рая и Рэя разные матери, но родились демоны страшно друг на друга похожими, отравленными кровью отца. И с жаждой от нее избавится. Старшему брату это удалось, он умер и оставил плоть и кровь червям. А младший боролся с собой, с миром, а с судьбой ему помогали бороться друзья.

Демоница «вдохнула» полный легионов воздух и начала копить силы. Ей предстояло бороться со старшим братом и нависшей над младшим смертью. Она никуда не уйдет пока он нуждается в ней.

Все происходило так быстро. Стрелы, рыцарь падает, Кай и Нинель тонут. Ей жаль рыцаря который так заботился о благополучие Кая, но брата жальче. Сей рядом. Она поднимает со дна то девушку, то брата и пытается не дать им расшибиться о выступающие камни. И видит, брат готов пасть и умереть, если не спасет любимую.

«Ты так любишь ее? Тогда я помогу тебе ее сохранить.»

Она отдает много сил и должна теперь долго копить.

Но в беде остался еще один человек.

«Тебе мало ее? Твой новый брат так важен?»

 

С Адонисом сидит РэйНэй. Он смотрит на человека, смогшего заменить Каю старшего брата. На того, кого РайВэй сам захотел называть братом. Тот, кто должен был убить, стал защищать. Демон не может изменить прошлое, не моет изменить будущее, он и не хочет. Пока только наблюдает, вредить без приказа Дейуреса он не желает. Даже помог бы, если бы не был связан по рукам и ногам.

Адонис бьётся с тенью…

«Считай, я твоя тень, рыцарь. И буду ею еще некоторое время.»

 

Адонис на свободе, Кая окружают новые люди, а Сей отдыхает, пока не видит юного такхлиера. Этот малыш еще так юн и глуп, мечтает о путешествиях ему нужен лишь толчок, и Сей его дает.

«Мне жаль, твои мечты исполнятся лишь отчасти.»

 Впереди ждали демоны во главе с РэйНэй. Демоны не видели сражения призраков, но ощутили, как в их головах взорвался горячей волной приказ победителя: убейте себя! Сложно проиграть тому, кто не хочет победить.

 Но она истратила так много сил, что в предстоящей битве людей и демонов ничем не могла помочь, зато посмеялась. Люди придумали воистину ужасную тактику.

Как приятно было слушать о мечтаниях молодой пары, о их доме на материке Лайвисла и будущем, на которое они надеялись, и как ужасно было видеть, как возможность этого будущего бьется на черепки.

В порту заиграли колокола Дейуреса и РэйНэй напал. Он легко отнял у Сей часть сил и захватил тело Кая.

— Не трогай ее! — закричала демоница, но старший брат нацелился не на Нинель. Он убегал от Сей, петлял по крышам зайцем и та догнала его лишь за лагерем, когда Кай уже из последний сил сопротивлялся невидимой силе заставляющей биться головой о камни.

Мимо пробежал серый демон с корабля, он бросился на Кая и повалил его в попытках остановить самоубийство. А Сей бросилась на РэйНэй и дикой кошкой рвала на куски.

Старший брат сдался и отступил, а раненный младший брат ужасался содеянному. Он вновь страдал, а еще боялся.

«Это был не ты! Не вини себя!»

Серый демон послал к демиургу потерянных детей в курортный городок и всю дорого милый брат прятал в душе дикий ужас, а РэйНэй скользил где-то недалеко и искал новый шанс, копил силы. Он вновь наблюдал. Когда же появилась Фела Барн Рэй скрылся с глаз.

Сей не знала, как ей относится к старшему брату – игрушке Дейуреса. По-своему он хотел младшему легкой судьбы – легкой смерти, желая этим спасти демонов от власти бога смерти. Такая забота безумно злила Сей. Но не так как СанХэйТэй – наглая похотливая суккуб!

Она заботилась о ее брате тоже по-своему, но так спокойно поддержала поход в цитадель, что СейВэй взвыла. Да, ему нужно было туда, но зачем так скоро! Неужели нельзя дать ему еще хоть день!

Нельзя, поняла она, когда вместе с мужчинами в цитадели оказалась Нинель. Ее принес РэйНэй. Демоница скулила осознавая план демиурга и шипела на Рэя когда тот как ни в чем не бывало стоял рядом с АкуаБакАкере при разговоре. Она ничего не могла поделать. План, предложенный РэйНэем, получил одобрение БакАкере.  Именно старший брат первым дал знать, что Дейурес близко, и благодаря этому козлоподобный божок смог нападать льву и задержать.

Но затем Дейурес поймал Кая и сделал с ним просто ужасную вещ – он отнял у него счастье, все воспоминания за последний год, все чем он за тот год стал и вернул к тому с чего начинал.

Кай рассыпался на осколки. РайВэй прошелся по ним, разламывая в пыль.

Со страхом Сей наблюдала как он едва не убил любимую, затем напал на друга. С болью смотрела как его уносят и пытаются вразумить. Не вразумили. Но он остался, вроде такой же, но холодный; вроде тот же, а другой. С болью его приняли и искали сходства с тем, кто умер первым.

Школа магии, полет на драконе и та деревня.

«Вот и все Малыш – твоя остановка. Мне жаль тебя, но брату нельзя терять любимую. Прости.»

Сей коснулась дрожащего бока и маленький такхлиер уснул. Как в него попала стрела он не почувствовал. Непонимающий смотрел на свои скромные похороны. Вздохнул и отправился в новый путь, по уже готовой для него дороги, прямой и вкусно пахнущей медом.

СейВэй отпустила загубленную нить судьбы. Маленький пучок, который удалось украсть у Дейуреса. Ей была нужна новая пешка, которой она могла пожертвовать ради брата. Спасенный демон помог ей привести одну такую.

Хидор ее удивил, он догадался, что весь его путь неспроста, но бороться не стал. Людям свойственно уповать на судьбу, а не бороться с ней.

И вот они вчетвером в стеклянной крепости. А старший брат смотрит взглядом полным укора:

— Ты фанатична в своем желании, сестра, — РэйНэй говорил всегда равнодушно в своем посмертии.

— А ты так холодно желаешь ему смерти?

— Просто не желаю мучить. Мы не перепишем его судьбу, пока он во власти Дейуреса.

— Он не в его власти!

— Но его судьба. На нем клеймо смерти. Сестра, ты просто оттягиваешь неминуемое.

— Заткнись!!!

РэйНэй ушел, а она осталась наблюдать.

— Ах, мой милый брат. Если бы ты только меня слышал. Но даже если бы мои мольбы, вдруг, до тебя дошли, ты не Кай научившийся жить ради себя; ты РайВэй повелитель, нет хранитель народа Демонов материка Истант.

Все было готово.

Последний взгляд на роботов вышел странный, боязливый. Будто они сейчас сорвутся и остановят. Но Матери лишь стояли в стороне и провожали взглядом. Они видели тысячи покидавших эти стены существ: живых и мертвых. И если бы хотели назвали бы всех по номерам и именам, если те успевали присвоить. Но кому нужны те номера и имена, пусть будут у них, вместо надгробий. А эти люди оставят свои могилы далеко от них и лучше, как можно позже.

— Желаем вам удачи, — услышали гости цитадели механическое пожеланием, перед тем как двери грузового лифта сомкнулись.

Лифт со скрежетом и воем иногда рывками продвигался вниз. В кабине сохранялось дикое напряжение, при желании его можно было разрезать на кусочки мечом и раздать порционно на тарелочках. Говорить ни о чем не хотелось.

РайВэй пару раз набирался духу и открывал рот, но будто ловил себя на глупости, отворачивался и молчал. Затем вновь набирался душу и вновь не мог выдавить и слова.

Медаль походила на обычно украшение, даже имела прорезь, куда просунул шнур демон и теперь носил ее на шее. Это начало волновать не только Хидора, Адонис будто в шутку хотел сорвать медаль и натолкнулся на очень страшный взгляд: будто неживой. И оставил это дело. Обсуждения «а как оно работает» ни к чему не привели. Для чего «шапочка с антенной» тоже было непонятно. Прихваченный Нинель Гид молчал, идеи кончились и все решили сгрузить головную боль на АкуаБакАкере. Пусть сам разбирается и сам воюет.

 

Она видела все через что прошел Кай, все что совершил. Ей казалось она слышит все полубезумные мысли из его головы. Адонис выбил из него прежнюю боль и вину за судьбу народа демонов, а Нинель залечила старые и новые раны подарив нежность, которой раньше он был решен. Но теперь им просто не хватило былой ненависти, былого понимания ненавидящего себя комка раскаяния. РайВэй уже все решил. Получив силу способную спасти свой народ, РайВэй собирался ее применить. И Сей могла его лишь поддержать. Что бы остановить, сил у нее не осталось.

 

Хидор сидел на переднем сидении буровой машины похожей на смесь танка со сверлом. Под землей сия техника прошлого вела себя медленно и размеренно, а вот пробы на воздухе показали недюжинную прыть. За нее и решили использовать бур в качестве транспортного средства. Вообще очень повезло, что менее пятидесяти лет назад Мать собрала эту машину для расчистки одного завала, а затем оставила, а не разобрала на детали.  

Бур завибрировал.

  — Хидор, не трогай кнопки. РайВэй, вообще отойди. Еще дальше! Как дети. — Адонис почесал голову и продолжил разбирать мешки, по десятому разу проверяя: что где лежит и не забыли ли какую-нибудь мелочь.

— Мы покидаем место откуда появилась на свет вся новая жизнь на планете, — РайВэй свесился с края крыши бура вверх ногами и посмотрел на Нинель, — разве не странно, мы уносим отсюда не знания «как сделать мир лучше», а оружие для войны?

Кучка бластеров подтверждала слова демона.

— Один римский историк того мира сказал: «Хочешь мира – готовься к войне.» Он был прав. Даже в мирные дни нам всегда приходится отстаивать свое право жить, но знаешь, — девушка улыбнулась бесу, — когда мы вернемся в тот мир, я покажу тебе какими мирными могут быть дни.

Демон прикрыл глаза и резко вновь поднялся на крышу.

Лифт спускался два дня. Медленно и острожное, шумно и скучно. Колоду карт замусолили до коричневых тряпочек, кубики умудрились потерять, анекдоты все рассказать, а лифт все двигался вниз. Пока пассажиров не подбросило - он остановился.

— Жесткая посадка, — больше всех досталось задремавшему на крыше бура РайВэю. — Кажется из меня вышла хорошенькая лепешечка.

Двери открывали ломами, сверлами и кувалдами. Как и показывала трехмерная карта, сделанная Матерью и загруженная в Гида, за время существования лифта горная порода на его выходе обвалилась (или ее обвалили) и превратилась в монолит. Пришло время включать бур.

Снег еще лежал у подножия горы, но деревенские уже ходили по пролеску собирая весенние грибы и съедобные растения. Листочки не успели пробить набухшие почки, а зимние ягоды как следует оттаять, но по деревьям уже бегала рыжая кавалькада белок, стреножа тонкие веточки разлапистых деревьев. Они-то первыми и бросились в рассыпную. Затем и до грибников донесся дикий грохот.

Летающий дракон – это зрелище неприятное, но вероятное. Летящие с гор огров или неудачные путешественники – привычное. Но вот пробивающий себе путь из плоти горы металлический зверь словно червяк весь шевелящийся, такого жители Фрисука еще не видели.

— Поворачивай!!! — орали динамики металлического монстра.

— Ааа!!! — выло на заднем фоне ора.

Огромный зверь падал с внушительной высоты, приминая деревья как травинки и давя валуны как кусочки битого горшка.

Бухсссс!

Нет, бур не упал, раскрылся парашют.

— Я знал, он нам понадобится, — обессиленно сполз на пол кабины демон. Принцесса дышала в кислородную маску и просто верила: они еще живы.

Бух!

Пассажиров бура немилостиво тряхнуло, а пилот, он же клейменный позором рыцарь, ударился головой о крышу. Люди высыпали из машины горошинами и попадали на влажную землю отдышаться. Один РайВэй медлил. Он кусал губу и понимал, что времени осталось совсем немного. А когда увидел Нинель о чем-то расспрашивающую Гида, понял: времени не осталось совсем.

— Так значит у Дейуреса есть слабые стороны?

— Демиург… слабости… ограниченность использования в… материальном мире. Невозможность материализации при отсутствии легионов, — Гид продолжал говорить не связно, но тут его вновь заклинило и голос изменился, как тогда, когда он послал к неведомому предмету в комнате со скелетом. — Деструктор материи... Условия использования… Прикосновения к объекту... Проведение энергии через носителя… Побочное действие… деструкция носителя... Носителем может быть только человек использующий легионы.

— Он про магов, — не сразу понял Хидор, он облокачивался на бур – наемника укачало.

— Не только. Скорее про волшебные расы, типа демонов, — сразу понял Адонис.

Нинель закричала на демона:

— Кай, брось медаль!!!

Так бывает, человек может оговорится, потому что думал о другом, хотел защитить другого.

«Я же говорил вам, его больше нет!»

— Мое имя РайВэй, — с несвойственным спокойствием заметил бес и достал из-за пазухи медаль. Повертел в руках и улыбнулся.

Эта безумная улыбка была до боли знакома. Кай так улыбался регулярно напрашиваясь на мордобой. Улыбался, когда хотел, чтобы его ненавидели. Улыбался прося ненавидеть за слова которые он скажет, за дела которые сотворит. И сейчас этой улыбкой улыбался РайВэй.

— Мне жаль, — только и сказал он не уточняя за что, а дальше: — СанХэйТэй, забери меня!!!

Суккуб вынырнула из ниоткуда и забрала демона в никуда на встречу выбранной судьбе.

Сей проглотила комок и последовала за ним. А РэйНэй отсоединился от голограммы Гида и подошел к Адонису. Его шепот не слышал рыцарь:

— Вам надо торопится! Освободите АкуаБакАкере! — Но…

…Адонис зарычал и сплюнул:

— Что встали! Бегом в бур!

[1] Компьютерные игры в которых главным босом был сошедший с ума искусственный интеллект.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *