Глава 21

Шутка про освежёванного терминатора застряла в горле демона. Он не пытался понять из каких недр она вылезла и где он успел ее услышать, просто смотрел как нечто невозможное медленно, со скрежетом, спускается все ниже и нависает над пораженными гостями стеклянной крепости.

 Ближе всех к обмороку был Хидор. Он сипло выдохнул и упал на колени не в состоянии ни молится, ни сложить отгоняющий зло знак. Нинель, которой и полагалось сыграть падшую на руки сильному полу даму, лишь судорожно дышала, трясущимися руками прижимая к носу пахучую тряпку. Реакция же Адониса удостоилась медали лидера неадекватности. Рыцарь глубоко вздохнул и заявил чуть слышно:

— Как и ожидалось. Черт!

Жуткий агрегат, чем-то напоминающий связанную вверх ногами женщину спустился еще ниже, будто встал на поршневые ноги, неотрывно связанные с рельсами на потолке. Часть, условно названная головой имела один единственный выдвигающийся глаз камеры. Он будто загипнотизировал людей, те кроликами смотрели в него не смея шелохнуться.

Стало понятно, отчего к Матери сущего демиург АкуаБакАкере употребил слово «работает».

— …вы пришли… — странный механический изломанный голос проглотил часть слов. Робот повторил. — Зачем вы пришли.

— Эм…эф…с…, — не к месту и невнятно промычал наемник. К нему поспешила Нинель дав пахучую тряпку едва не затолкав ее ему в глотку.

— Мы к вам пришли, — неожиданно скромно, боязливо и благоговейно изрек РайВэй.

Голова робота с громким скрежетом повернулась к демону и тот отшатнулся. Мать ждала пояснений, но новая порция смелости не успела накопиться, а старая вышла уже вся.

— Мы пришли просить вас о помощи, — куда увереннее и сдержанней произнес Адонис. В нем страху места не нашлось, разве что он опасался как бы эта груда железа не упала на них. — АкуаБакАкере держат в неволе. Демиург Дейурес пытается захватить власть на материке. Прошу вас вмешайтесь.

Как именно может вмешаться а битву демиургов прибитая к потолку махина, клейменный рыцарь старался не думать. Вообще мысли о тщетности их попыток изменить судьбу все чаще приходили в голову и теснили веру в светлое будущее пессимистическими раскладами. Но Адонис упрямо гнал нежеланные мысли, веря в вероятное чудо.

— Демиург – проект сдерживания… распределения легионов... использование материального тела ограниченно… — перебирал информацию робот озвучивая куски, пока не потребовал: — Назовите номер ошибки.

— Мы не знаем номер ошибки, — сказал Бес и тут же подавился сказанным. Голова робота резко выдвинулась вперед и едва не стукнула его в лоб.

Мать потребовала снова и в ее голосе почудилось еще больше металла:

— Назовите номер ошибки!

Адонис поспешил перевести огонь на себя:

— Мы можем описать проблему, но мы не имеем инструкции, чтобы назвать ошибку по номеру.

Переключившись на него, Мать вдруг сузила глазок камеры и резко убралась обратно к потолку. Вернулась она с чем-то трухлявым при попытке вскрыть которое улетучилось пылью. Одна верхняя страница осталась с крупными буквами подписи: инструкция. Роботу не пришлось пояснять, она вновь исчезла под потолком и вернулась уже с большим плоским табло, еще немного больше и его можно было бы назвать монитором компьютера.

— Что это? — Нинель вытянулась на носочках в попытке заглянуть в неведомый ранее девайс.

Это послужило Матери сигналом и табло оказалось у девушки в руках. Дивайс оказался совсем легким и как и все в стеклянной крепости он не работал. Так казалось, пока принцесса случайно не задела невидимый сенсорный переключатель и из планшета не раздался в меру механический голос.

— Приветствую вас!

Девушка испугалась и уронила табло на пол. Довольно своевременно надо заметить, из тонкой полоски вырвалось изображение человека в деловом костюме. Мужчина средних лет, среднего возраста с застывшим остекленевшим взглядом. Он ходил рябью, был частично прозрачен и выглядел дико неживым. Голограмма - поняли Адонис и Нинель, призрак – решили Хидор и РайВэй. Но рисковать никто не хотел, потому поздоровались все:

— Здравствуйте.

— Спасибо, моя программа функционирует нормально, настройка языка прошла успешно, — ответила им голограмма и застыла.

Мать убедилась – гости заняты – и занялась пробирками с зародышами. Она брала их плоскими поддонами и уносила в угол с монтированными в стену лифтами. Пробирки уезжали куда-то вниз.

— Куда она их, — забеспокоилась Нинель, представляя, как внизу не рожденных малышей ждет недра вулкана или еще какая гуманный способ избавления от отработанного материала.

К всеобщему изумлению ответила голограмма: 

— Проект «крепость Матери» готовится к консервации. Причина: укомплектованный мир. Новые виды не требуются. Возрождение старых организмов не требуется.

— Что значит «консервация»? — не понял РайВэй. Он не считал не рожденных детей достойной причины для беспокойства. У демонов полноценной живой формой даже рожденный ребенок мужского пола не считался. И лишь дожив лет до шести его начинали замечать.

— Консервация – действие, направленное на долгосрочное хранение объектов, — пояснила голограмма и вновь застыла.

— Он отвечает на наши вопросы, почему-то, — ожил наемник.

— Гид к вашим услугам, — мгновенно среагировала программа и голограмма поклонилась.

— Гид? Хорошо. Хотите сказать, — не унималась Нинель, — вы будете хранить зародыши?

— Ответ верный, — Гид улыбнулся, — производится сохранение образцов и генетического материала на случай нового катаклизма. Срок хранения пятьсот тысяч лет. Пробы почвы, воздуха и проверки жизнедеятельности мира каждые десять тысяч лет. При необходимости проект «крепость Матери» проведет повторную загрузку.

Переварить услышанное не дал РайВэй, он медленно понимал происходящее и выводы не давали ему покоя:

— Вы хотите сказать Мать уничтожит мир?

Вопрос заинтересовал и людей. Однако Гид интерпретировал слова по-иному, не отвечая на поставленный вопрос, возможно не имея на него ответа:

— Мир был уничтожен семь тысяч лет назад элементарной частицей – «легион».

— Как? Погодите. Легион уничтожил мир? — растерялся Хидор. — Но это просто магическая хрень! Ее можно преобразовать магией, но как она может сама уничтожить мир?!

— Мир был уничтожен семь тысяч лет назад элементарной частицей – «легион», — повторил Гид. Затем сказал, — Вопрос не ясен, переформулируйте вопрос.

Переформулировать наемник решил Гида, кинжалом.

— Он не настоящий, Хидор, — успокоил друга рыцарь. Он как магическая книга с попугайчиком, говорит лишь то что заучил. И ответить может лишь на то, на что в нем заложены ответы. Мы встречали нечто похожее в том мире. — Адонис сам взялся задать заинтересовавших всех вопрос. — Что произошло с миром? Как частица «легион» уничтожила мир?

Гид оживился:

— Великое открытие…, — начал он, а потом завис. Возможно часть текста пропала или стерлась, а может банально не воспроизвелась из-за поломки старого оборудования, так как продолжил Гид словами, — …элементарная летучая частица творила чудеса: лечила, строила, создавала… — Новый подвис, Гид застыл восковой скульптурой, но отвис быстро, — …Однако в больших количествах частица оказывала губительное влияние на все живое. Ошибка была неизбежна... — Подвисы случались на самых интересных местах, казалось голограмма специально затирает текст, озвучивая лишь самое важное... — Болезнь распространилась по всему человечеству. Пережившие ее умирали от голода. Растении и животные не переносили перенасыщенного легионом мира. Выжившие пошли на отчаянный шаг: они решили умереть во благо будущего человечества… Миллиарды генетических материалов собраны и законсервированы…. Расконсервация проходила медленно. Через тысячу лет количество легиона снизилось, но не исчезло. Мир походил на пустыню, с минимумом живых форм… Первыми были выпущены споры растений. Посажены первые семена… Они погибли, мир не был пригоден для старых форм жизни… Генетически измененная флора прижилась. Первый этап расконсервации успешно завершён. Животные и насекомые так же подверглись генетическому изменению… Несколько столетий мир принадлежал лишь простейшим формам… Наступил последний этап расконсервации – возвращение человека… Первые человеческие формы жизни не смогли приспособится… Задействован протокол «Мутация Гена» – проект «исправление человека» … Семейство: Гоминиды. Род: люди. Вид…. Создано многообразие форм для разных условий жизни… главная причина создания – поглощение легионов…

Это повторили как мантру.

— Поглощение легионов. — Вот и открылась причина существования магических рас. Магические фанатики оказались не так далеки от правды, громкими выкриками об искусственном зарождении подобных рас. Если вспомнить жуткую историю о проклятии Тамимерских островов, когда сумасшедший король перебил все магическое население в островном королевстве, а после наблюдал как его народ умирает от проклятия, все становилось на места. Не было никакого проклятия.

Следующий слова Гида хлестали пощёчинами, подтверждая сделанные выводы, будто резкие взмахи со свистом:

— Межвидовая война… сокращение численности… Задействован проект: проект сдерживания...  Род: легионовые. Вид: демиурги. Демиурги взяли на себя обязанности сдерживать конфликты между видами людей… Во благо мира…Во благо выживания…

Гид вновь застыл. Люди тоже. И куда теперь с такой правдой. Только в прорубь да с камнем, а туда пока ни один из них не торопился. Больше всех ударила правда по Хидору. Он-то к нелюдям всегда относился с предрассудками и задирал нос – человек царь природы, а оказалось должен был в ножки кланяться.

Легче всех правду принял РайВэй. Подумаешь его предки пробирочные, подумаешь они созданы во благо нового мирового порядка и выживания обычных людей. Он же жив! А почему и с какой стати – это не так важно.

— Мы отвлеклись, — заметил он.

— Да, просто как-то… странно… — замялся Адонис. — Узнать вот так прошлое и не знать зачем. — Мужчина взял себя в руки и обратился к Гиду в надежде на нахождение в его электронных мозгах решений проблем. — Демиург Дейурес захватывает власть путем смещение АкуаБакАкере и Сола. АкуаБакАкере находится в заточении в цитадели. Это он сказал идти нам сюда и попросить у вас помощи. Вы можете нам помочь? Вы можете остановить Дейуреса?

В этот раз Гид долго не отвечал застыв в неопределенной позе полупоклона и с приклеенной улыбкой на лице. Пошел рябью как изображение старого телевизора и выпрямился, изменившись в лице. Ставшее строгим оно взирало колючим взглядом на гостей с отчужденностью ратного на военнопленных.

— Война между демиургами недопустима. Предложите варианты решения проблемы.

Мурашки прошлись по спинам крошечными иглами лапок. Казалось, предложи они уничтожить Дейуреса, и его действительно убьет этот несуществующий в реальности человек.

— Запустить протокол уничтожения демиургов?

— НЕТ!!! — хором рявкнули все и даже показалось будто к их голосам примешались два лишних.

Мир без богов или с их разлагающимися тушами по материкам, люди представляли слабо. Даже если не молишься им, то все равно ощущение некого глаза над тобой дарит немного веры в помощь свыше. А если знать, что их не просто нет, а они мертвы, это начинало давить безысходностью. 

Да и в чем виноваты остальные демиурги. Участники конфликта по именам известны.

Адонис слабо отдышался и выдавил:

— Сдержать или заточить Дейуреса возможно?

 — Допустимый вариант решения проблемы. — объявил Гид. — Код 124С41. Приятного вам веч….

— Подождите, — вклинилась в разговор Принцесса, заметив, что изображение вот-вот пропадет, — но нужно освободить из заточения демиурга демонов. Дейурес заточил АкуаБакАкере. Ему нужна помощ!

Гид мигнул и не исчез. Он вновь завис, вдруг посмотрел на девушку и едва слышно с потрескиваниями сказал:

— Третья дверь…К4…угол…

Последние слова голограммы не были похожи на механический голос программы и не были похожи на ответ на вопрос. Голограмма вновь втянулась в плоское табло. Оставалась надежда, что сказанное – не ошибка и не простой набор слов, а руководства к действию: найди дверь, там в углу то что вам надо. Неловко, кончиками пальцев, Нинель подняла табло с опаской повертев его в руках: а вдруг вновь вылезет прозрачный призрак мужика.

Адонис тяжело вздохнул, обвел взглядом команду, старательно скрывающую усталость от веса узнанного, и повернулся к Матери. Робот уже некоторое время смотрел на гостей крепости глазком камеры.

— Код 124С4, — громко сказал рыцарь.

Мать чуть помедлив, будто не решаясь исполнить приказ программы кода, поскользила по потолку в сторону стены. Громкий удар металлического тела о стену и заклинившую дверь выбило. Идти за роботом люди не посмели, а любопытного РайВэя удержали. А то демон расхрабрился и уже посматривал на все в подряд с исследовательским интересом, а на шкафы с пробирками еще и с гастрономическим. Последнее он затолкал поглубже едва заметив взгляд Нинель, которым она его наградила за подобные мысли.

В ожидании неведомо чего прошло четверть часа, затем, так же шумно как ушла, вернулась Мать.

— Ожидание. Сборка. Настройка, — заявила она и опрокинула на пол ящик с металлоломом. Ожидании сборки обещалось затянуться.

— А мы можем поискать, то есть погулять здесь? — спросил РайВэй. Мать не ответила. Высыпала на пол кучу деталей и приступила к сборке. — Наверное это да.

Бочком, задом, бочком к дверям. Четыре насмерть заклинило, одна открылась. Третья с права.

— Призрак говорил про третью дверь, это она? — сомневался Хидор, который устал удивляться и изображать сдержанность. На деле ему хотелось смачно побиться головой об пол изображая поклоны и организовать себе этим сотрясение мозга. Авось с ним мир вернет себе прежние четкие границы и начнет отличаться от пьяного бреда.

РайВэй на четвереньках потрусил по коридору и припадал то к одной двери, то к другой. Впереди их виднелось много.

— Возможно она, — отвлекся демон от обнюхивания и рассматривания одной подозрительной двери, — а еще он упомянул К4. Как думаете, он имел в виду номер, этаж или код замка?

Ответа не нашлось, как и двери с нужной подписью или кодовым замком, а может его просто не заметили. Глаза выхватывали понятное и знакомое, пропускали мелкие и незначительные детали: а может вон те вкрапления в углу цифры забытого языка, а может царапины у косяка буквы?

Ответ нашел РайВэй. Он резко остановился у ничем не примечательно двери и наклонил голову в бок.

— Кажется нам сюда, — заключил бес не отрывая взгляда от двери.

— Почему? — удивилась принцесса.

— Только отсюда пахнет склепом.

Дверь пнули, она влетела вовнутрь. Запах сухой тлеющей бумаги вылетел на встречу гостям бездушным облаком. В тесном кубрике, привалившись к стене, спал человек. Он спал так долго, что потерял всю плоть, одежду и уже никогда бы не проснулся.

Нинель заметила браслет – единственная деталь нетронутая временем – на запястье скелета и потянула руку, но стоило ей коснуться мертвеца, как кости затряслись словно живые и начали осыпаться ломкими кусочками стекда. Через мгновение все что напоминало о человеке жившим много тысяч лет назад – это браслет с четкими линиями «К4».

В углу нашелся артефакт напоминающий антенну формой и шапочку из фольги – предназначением. Адонис даже надел ее и убедившись, что выглядит весьма глупо, снял. Что бы это не было, оно явно имело большое значение и как-то могло помочь с их бедой.

Дверь кубрика приладили обратно в извинение за грубое нарушение вечного покоя. Двинулись обратно сами себе удивляясь. Они бродят в месте возрождения человечества, в крепости, которая возможно в будущем еще раз воскресит вновь себя погубившее человечество и просто идут вперед, не желая задуматься о людях прошлого, о их последних днях, принятых решениях и получившихся итогов. А зачем? У повраг было настоящее полное проблем, и неопределенное будущее полное надежд. А прошлое, ну, оно было и уже никуда не денется. 

Робот Мать мастерила нечто непонятное. Да не в одиночку. Старая и потертая версия робота крутила некую деталь шарообразной формы, а новая и блестящая, только сошедшая с конвейера, возилась с гнутым прутом протягивая через него проволоку.

— Уважаемая Мать, сколько сборка-настройка (что бы это не было) займет времени?

 — Одна тысяча тридцать два часа, — дал ответ механический голос.

Внезапно стало тихо-тихо. Даже вдохнуть страшно. А вдруг послышалось, а вдруг секунды, а не часы. А вдруг они давно замерзли в снегах или разбились об ущелье.

— Сколько? — не веря переспросила Нинель у и без того бледного демона.

— Сорок три дня, — перевел он.

Подсчитать проблемой не стало. Они поднимались большую часть месяца, укрытого и вскоре должен был начаться самый тихий и свободный от богов месяц спящий. А у них ни еды, ни сил, а ведь еще как-то нужно будет спуститься с гор.

Нет, конечно идеи обследовать крепость посещали буйные головы, но вот прельститься многотысячелетней консервной не позволил бы даже лютый голод.

— Мне надоела эта шутка, — рыкнул Хидор, когда взгляды вновь столкнулись на его скромной персоне. Раз бог еще никого не съел и не покарал, то и он имеет право обратиться с вопросом, — Мать, мы голодны и устали. В крепости есть угол для путников?

Старый робот остановил сборку и повернулся к человеку. Вся смелость с грохотом свалилась в пятки, но наемник сдержался и не отшатнулся. Старая Мать удалилась выбив еще одну дверь, та оказалась лифтом. Критически осмотрела кабинку и отвергла ее в пользу старой доброй лестнице, хоть и жутко скрежетавшей, когда на нее, впервые за долго время, ступили люди.

 Морскую свинку, она же первоиспытатель давно нехоженой лестницы выбирали шумно.

— Хидор, вся надежда на тебя, — торжественно объявил демон и толкнул человека ближе к лестничному проему. — Ты, как отважный воин, должен пройти этот путь и провести нас за собой.

Мужчина покосился на Адониса:

— Храбрый воин тут он, а я наемник.

— Тем лучше, — в тридцать два зуба улыбнулся бес, — значит я тебя нанимаю.

— А я заказ не принимаю…

За возней двух струсивших парней наблюдали Адонис и Нинель.

— По крайне мере они поладили, — заметила девушка.

— Но все равно идти первым мне, — усмехнулся рыцарь и растолкал увлекшихся спорщиков. — Посторонитесь. Вот, держите веревку, вдруг сорвусь. Нинель, отойди от края, еще дальше. РайВэй подойди, еще ближе. Если Хидор не удержит, хватай его. Хидор, держись вон за ту опру. Я пошел.

Лестница выдержала, пару раз казалось упадет, но потеряла лишь пару заклёпок и одну ступеньку – устояла. Демон понюхал металлическую балку, скривился и не пошел вслед за Хидором, вторым испытателем прочности конструкции, а взял на руки принцессу, прыгнул на стену, оттолкнулся, оттолкнулся от противоположной и мячиком-прыгуном еще дважды встретился с параллельными стенами, прыгнул на пыльный пол. Облако поднялось знатное, пушистое и удушающее. Еле прокашлялись.

Мать ждала пока люди успокоятся, она спустилась по потолочным рельсам, с виду еще более ненадежным чем лестница.  И словно зверски уставшая служанка при отеле, указала на правый коридор:

— Комнаты, — на левый, — кухня, — на центральный, — для отдыха.

Решив, что долг заботливой хозяйки закончен, она убралась обратно мастерить нечто для победы над Дейуресом. Что именно робот делает духу спросить не хватило. Куда их привели тоже.

Несмело пройдясь по коридорам, отмечая путь цепочками следов в пыли, люди-нелюди медленно понимали предназначение этажа. Определились с выводом, когда нашли большую комнату, заполненную причудливыми круглыми колыбельками. 

— Не понимаю, — наклонила в бок голову Нинель. — Они выращивали детей и учили их, но почему тогда наш мир так отстал в техническом прогрессе? Почему не перенял его?

— Здравствуйте...

Прибежище голограммы полетело на пол, а девушка с беличьим визгом прыгнула демона на голову. 

— Гид к вашим услугам. Перед вами жилые помещения…, — как и при прошлом рассказе изображение начало тормозить, а куски текста пропадать, — Новое поколение растет под присмотром первой волны людей…

Пока Гид кусками ведал историю, слушатели представляли, как подрастающие малыши играют в единой куче разнообразия рогато, ушастой, хвостатой детворы. Следующие слова заставили отпустить приятные виденья в пользу жестокой реальности.

— …высокая смертность… новые виды не выживали без легионов…сооружена первая экспедиция… Тридцать человек и восемьдесят младенцев… первое поселение… трудность оснащения… преобладания инстинктов… Оборотни покинули поселение… В последние дни весны…у демонов гон… четыре человека убиты… Демоны покинули поселение… Численность такхлиеров не удалось сдержать… Такхлиеры покинули поселение… Новая волна заселения… ошибки исправить не удалось… ввод генетического разнообразия… выращенные образцы напрямую передаются вождям и королям… Не смотря на нестабильность выживания началась война… Открыт проект «сдерживания». Род: легионовые. Вид: демиурги… Существа наделены огромной мощью… управление… Новые люди назвали их Богами… Да помогут нам Боги… Мирное урегулирование первых конфликтов…возможно… Великое расселение… быстрой рост численности… Крепость Матери перешла в режим наблюдения… Наблюдение окончено. Причина: достижение приемлемого уровня стабильности мира. Объявляется консервация. Первый блок первой волны выведутся из строя. Расстыковка будет завершена по завершению консервации. Активируется второй блок.

Гид замолк и завис окончательно. Его состоянию вторили слушатели. А итог услышанному подвел циничный демон:

— Насоздовали хрен кого, а потом удивлялись отчего поведение и инстинкты разные, — с досадой сплюнул РайВэй и ушел в левый коридор желая узреть где раньше ели и где сегодня будут голодать. — Ребята!

Очнулись, пошли на звук голоса в подобие столовой и вновь зависли. Один стол резко выделялся на общем фоне пыли и грязи. Его отмыли и на нем стояла еда: четыре подноса-а-ля тарелки и четыре стакана с мутной жидкостью.

Подходили к чуду медленно – вдруг развеется. На стулья инопланетной породы садились еще медленней, а приступить к трапезе не решились.

— Что это? — Хидор понюхал подношение высших сил и не ощутил вообще никакого запаха.

— Меня интересует только съедобно ли оно, — желудок РайВэя проурчал. Ему вторило трио соседей.

— Как медик я бы не рекомендовала вам есть это, но как человек голодный… — Нинель первой сунула палец в желтоватую кашу и немедля, пока не передумала, в рот. Пососала словно младенец соску и пожала плечами. — Если у этого и был вкус, то за тысячелетия он разложился.

Настолько странной, стерилизованной и безвкусной еды они еще никогда не ели. Хидор даже нюхнул гайку, придавая пайку хотя бы призрак запаха. Если бы не голод, к подобным чудесам поостереглись прикасаться, не говоря, чтобы есть.

— Но кто все это нам организовал? — потер обросший подбородок рыцарь в конце трапезы и едва со стула не упал получив ответ. Кто сказал, что из роботов в крепости одна только Мать. Вернее две Матери.

— У людей прошлого было странное чувство юмора, — просипела принцесса. Единственная кто не отшатнулся, не упал и не отпрыгнул, когда с потолка упал робот-уборщик, забрал подносы и вновь оказался на потолке.

Парни пристыженно – они шарахнулись, а девушка одна осталась, так еще и не испугалась (еще как испугалась!) – вернулись за стол. Изучение потолка и протянутых через него рельс для роботов привело к подсобному помещению с аппаратурой неизвестного назначения и фантастического вида. По обоюдному согласию решили ничего не трогать. Вернулись за стол.

— Итак, — Адонис начал подведение итогов. — Мы нашли Мать всего сущего и заручились ее помощью и еще этим, — он положил на стол инструмент доверенный им Гидом. Кормить нас собираются, так что от голода мы не умрем.

— Если не умрем от такой кормежки, — скривился РайВэй.

Его замечание удостоилось кислых улыбок. Рыцарь продолжил:

— Но мы понятия не имеем что будет, когда Мать соберет то незнамо что. И мы не знаем, как спускаться.

— Мы можем спросить об этом Гида, — нашлась Нинель теребя в руках убежище голограммы.

— И надеется на ответ. Если он будет, — заметил пессимист команды.

Прямоугольник табло положили на пол и спросили:

— Как спуститься с гор?

Гид услужливо ответил:

— Для спуска следует использовать альпийское снаряжение…

Адонис уронил голову в сложенные руки:

— У голограммы чувство юмора как у Кая.

РайВэй зашипел, но ничего не сказал. Тряхнул головой выбрасывая из головы непрошенные мысли. Не нравилось ему, когда люди называющееся друзьями вдруг брали и кликали его чужим именем. Даже когда вспоминали Кая не нравилось. Будто они не его, а того другого демона друзья и только и ждут что бы он вернулся, а РайВэй забылся.

— Ты в порядке, — участливо спросила его Нинель.

— Не бери в голову, — отмахнулся бес и остановил лекцию голограммы о спуске с гор, — есть способ спустить из крепости вниз, с горы, быстро?

Адонис фыркнул, думал Гид предложит подойти к краю и спрыгнуть, но изображение голограммы зарябило, и он внезапно включил программу экскурсии по стеклянной крепости. Как и прошлые разы дёргано и с глотанием текста.

— … Западный шлейф подлежит отстыковки в конце первой консервации стеклянной крепости. Он представляет собой грузовой лифт рассчитанный на две тонны... Данная конструкция позволяла опускать тяжелую аппаратуру к подножию гор.

— То есть он идет вниз с горы, — едва не подпрыгнул Адонис.

Голограмма не ответила, просто повернула голову вправо и изобразила ходьбу, при этом продолжая рассказывать о трудностях первого заселения.

Нинель передернуло, но она взяла табло из которого росла голограмма и как причудливый горшок с цветком пошла по направлению его шага. Выглядело мужчина идет по плечам девушки.

— Он нас куда-то ведет, — заметила Нинель.

Иногда Гид менял направление, и гости крепости покорно поворачивали. Удивлялись, на сколько же большой оказалась крепость и судя по рассказам она состояла из множества законсервированных блоков уходящим на много километров вниз в массив горы. Люди прошлого не верили в заселения мира с первого раза и перестраховались. Где-то внизу были и заводы и куда-то вниз свозили оставшиеся с первого заселения зародыши, когда-нибудь все это может снова понадобится.

Чем дальше они шли, тем грязнее становилось. Роботы давно не бывали в западной части здания, но (из чего же все это сделано?) лифт работал. С жутким скрежетом и воем, будто он не скользил по рельсам и магнитам вниз, а сминал горную породу весом. Как об этом узнали? Нажали кнопку вызова и получили массу впечатлений в ожидании открытия покореженных дверей.

— Мои предки тут побывали, — удивился РайВэй осматривая отметины когтей на двери и даже нашел один коготь. Вытащил, приложил к своим и сконфузился, — какие-то мои предки были большие, не находите?

Коготь оказался в два раза длиннее и толще.

Гид услужило пояснил:

— Первые эксперименты над… Род: люди. Вид: демон…. Результаты… повышенная восприимчивость… повышенная агрессивность…

РайВэй оценил коготь на вес и невесело усмехнулся представляя, как мохнатая когтистая и зубастая тварь еще более сильная и агрессивная чем современные демоны, рубит всех в капусту и так глубоко вбивает ужас к виду демонов в генетическую память человечества, что от них шарахаются до сих пор. 

— Я рад что вы деградировали, — оценил Хидор размер когтя.

— Мы не деградировали, — задрал нос повелитель демонов, — мы эволюционировали!

— И как же с такими доисторическими демонами справлялись? — задумался Адонис посматривая на РайВэй, тот не обиделся, тоже задумавшись. Свои шансы при столкновением с хозяином столь длинных когтей он оценивал, как нулевые.

Гид вновь включился и подробно рассказал. А еще указал где лежал инструменты защиты. Его слушали очень внимательно, пока голограмма вновь не зависла.

Посмотрев на лифт еще пару минут, на застывшего Гида и двинулись обратно. Им предстояло больше сорока дней жить в центре возрождения мира, есть безвкусную еду и искать полезные в предстоящей противостоянии вещи. Да к случаю, если спуск на лифте не удастся – застрянет на полпути – стоило подготовится.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *