Глава 20

 Дул ветер. Холодный, злой он скрыл за ширмой снега окружающий мир. Не было видно не то что на метр вперед, даже собственные ноги едва удавалось рассмотреть. В такую пагоду из дома не выходили, ни звери, ни люди, ни не люди. Но простейший маячок сработал и побеспокоил колокольчик сторожевой.

Огр высунул безносую морду из смотрового окна и увидел, как в зимнем молоке плывет гусеница: четыре человека связанных одной верёвкой. Массивная челюсть разжалась и зеленокожий хохотнул. Что за идиоты шли в такую погоду через их территории. Нет бы взять правее и спрятаться от стихии за утесом или сойти по пропущенной тропе на более подходящие нижние переходы, нет люди шли по самому опасному участку из всех возможных: по территории огров, в пургу и все ближе к своему концу. Огр почесал широкий лоб и зевнул. Раз идиоты, то убьются и без его участия. А мясо можно и замороженным сожрать соскребая со скал.

Смотровое окошко вновь залепила пломба, а промерзшие путники с упорством леммингов шли к обрыву.

— Скажи мне что-нибудь теплое, — перекрикивая пургу вдруг попросил замыкающий гусеницу РайВэй обращаясь к Хидору, находящемуся следующим в связке.

— Гори в аду, — не поскупился на путевку наемник.

— Чур по блату мне самые теплые места.

— При чем тут блат? — простучала зубами Нинель, идущая сразу после Хидора.

— Ну я же демон, а по мнению людей в Аду как раз мы и обитаем. Вот и подумалось, что мне, как повелителю, положена самая большая сковородка.

— Вы там о привале? — не услышал часть разговора Адонис. Рыцарь шел первым и едва различал слова через шум ветра, но фразы про сковородку и тепло распознал. Словно бульдозер, полу-титан расчищал путь массивным телом, создавая колею.

— А есть где остановится? — тут же заинтересовались ведомые.

Рыцарь стер с лица снег и попытался хоть что-то рассмотреть, но очертания вожделенного склона, способного скрыть усталых людей от непогоды, все не наблюдалось.

— Апчхи! — не выдержал РайВэй.

— Будь здоров! — пожелал ему Хидор.

— И тебе не сдохнуть! — пришел ответ.

Адонис вздохнул, надеясь и дальше слушать лишь перепалку, а не разнимать дерущихся. Хотя, драка могла отлично разнообразить скучные будни горнолазов или, по крайне мере, помогла бы согреться.

Первую неделю шли бодрячком и на удивление живо. На вторую энтузиазм поутих, и погода испортилась. На третью она испортилась окончательно и превратилась в прерывистый ветер, легко могший отодрать человека от земли и унести в далекие снежные дали, вздумай тот снять шубу и подпрыгнуть. И вот уже три дня погода не желала успокаиваться и подражая характеру вредной девицы портилась все сильнее и сильнее. Идти становилось все тяжелее и тяжелее.

И тут показалось, будто впереди есть вполне приличный навес под которым реально отдохнуть. Воспрявший духом, клейменный рыцарь ускорил шаг:

— Кажется я вижу наш привал!

Близость отдыха придала сил и повраги начали почаще перебирать усталыми ногами. Раз шаг, другой, третий, десятый и… Адонис слишком поздно понял, как обманули его глаза. Он видел не навес, а край противоположного берега обрыва, отчего-то возвышавшегося на добрых десять метров в отличии от их стороны. Понимание уже не имело смысла, его нога провалилась в пустоту и он утянул за собой остальных.

Дружный ор и визг добавил-таки разнообразия монотонному путешествию с единственным каналом музыки ветряной радиостанции, но развлечению ни один не обрадовался в судорожных попытках ухватиться хоть за что-нибудь перед свободным падением к смерти. На мгновение им это даже удалось. Бес уже начал подтягивать людей обратно, но тут, зимняя пора выказала честь новой подлостью. Треск и глубокая трещина отделила кусок с пассажирами от основы. Островок снега подбитым транспортником под звучным именем «Титаник», ухнул в вниз, меж дух берегов на встречу с айсбергом, роль которого успешно сыграло обледенелое дно ущелья.

Остановка вышла через чур резкая, но благо не из-за встречи со дном. На середине пути РайВэй вогнал когти в камень и запоздало понял, что возможно спас, а возможно погубил людей - в равной степени вероятности. На последнем привале, перед заходом на идущую вверх площадку, веревкой перевязали в расчете на «не потеряться», а не для подъема с полноценной поддержкой. Если бы не шубы, кости горе горнолазов хрустнули как стеклянные не выдержав удавки на груди.

Боязливо, демон посмотрело вниз. К счастью его самые страшные мысли не нашли реального исполнения.

Нинель сдавленно пискнула и обмякла. Хидор грязно матерился с трудом давясь вдохами, а Адонис лишь сплюнул, сразу начал искать уступ, и, найдя его, пополз освобождать из пут спасительного каната придушенную принцессу. Пришлось лезть не вверх, а вниз – до дна оставалось куда меньшее расстояние.

— Как она? — больше всех, переживал РайВэй.

— Нормально, — неуверенно отозвался Адонис, распутывая последний узел и передавая ему бледную и слабо дышащую девушку, — но тебе надо передать ей легионов.

— А потом ты меня понесешь, — усмехнулся демон обнюхивая Нинель. Ей повезло и переломов она не получила.

— Потом мы переждем непогоду. Привал! — объявил рыцарь и ушел на поиски уроненных при спуске рюкзаков.

Хидор последний нашел себе место в суете спасительной операции резко ощутив себя лишним и необязательным элементом истории. Он даже попятился, вдруг осознав, что нашел старого друга слишком легко и легко же влился в их компанию. Слишком просто принял беса, не оспорил безумного плана… Что-то было не так. Но что?

Резко повернувшись, наемнику показалось, будто он увидел кого-то позади себя. Никого не было. Только он и его паранойя.

— Что с тобой? — спросил РайВэй, чуть покачиваясь от резкой потери легионов.

— Да так… показалось, — невнятно буркнул Хидор Равинский и повернулся к черту.

Принцесса все еще пребывала без сознания, а бес упрямо разгребал снег на месте привала. Слабый и доверительно стоящий спиной. Источник всех бед. Вот снова рядом с девушкой и поворачивается к нему. Взгляд затравленный.

— Не трону я тебя, — отмахнулся наемник и сел в снег, — толку? Друга мне это не вернет, а его дорогу не повернет.  Мне сказали, ты памяти лишился. Ты хоть помнишь кто такой Адонис?

— Ага, — чуть расслабился бес. — Адонис массовик затейник: и спляшет и споет и по морде надает.

Наемник процедил ругательства сквозь зубы. Лучше провести ожидание в молчании, чем выслушивать полуразумный бред. Но РайВэю хотелось бредить:

— Друг всего мира. Всех нищих и убогих. Потому что сам нищ и обездолен. Во жизнь: выкопать себе яму, наполнить ее дерьмом и прыгнуть туда за конфету, и барахтается в нем в ожидании, когда оно загустеет и перестанет вонять. И попутно он еще нас умудряется удерживать наплаву. Ума не прилажу, как ему это удается?! Ха!

Обидно, но не согласится с описанной бесом картиной, наемник не мог.

— Хоть в этом он не изменился, — мрачно усмехнулся Хидор высматривая могучую фигуру рыцаря груженную рюкзаками.

Нинель оклемалась быстро. Уже через час она в порыве заняться простеньким обедом едва снова не травмировалась, в этот раз по собственному недосмотру.

— Гори, гори ясно, что бы не погасло, — посмялся бес помогая потушить рукав шубы.

Противно запахло паленым и запах бульона едва мог его перебить. Во втором котелке закипел компот из сухофруктов и вонь жженой шерсти перестала бить по носам перебитая запахом подъеденных жуками сушенных яблок. Шум ветра постепенно сменился еще более напрягающей тишиной. Казалось зима проглотила все звуки, а значит скоро подарит им нечто еще менее приятное чем пурга.

Так и вышло.

Дозорный огров разнес весть о идиотах-путниках и отряд охотников выдвинулся стоило ветру поутихнуть. Они, впрочем, тоже удивились встречи: ожидали-то найти паштет ровным слоем по камням, а не требующих убой и потрошения целехоньких людей. Пять огромных, в два раза выше человека и его же в три раза шире, недовольно заворчали и сделали завершающий шаг из скрывающих их камней.

— В рот мне ноги! — первый сориентировался рыцарь, — Нинель беги, Хидор прикрывай, Кай в атаку!

Чужое имя хлестнуло по ушам, но РайВэй и не подумал упрямится. С место взял прыжком два олимпийских золота, а ударом удостоился черного пояса по карате. Если конечно каратистаим дозволили бить чугунными котелками. Главный огр хрюкнул и начал падать, его отлетевший шлем ударил рядом стоящего людоеда и не дал тому увидеть опасность – Адонис не мог повторить прыжок демона, зато не скупился на силу удара. Ошалевший от прилетевшего в голову шлема огра почувствовал в ноге боль и лишь затем услышал хруст.

Хидор отходил, в начале спиной вперёд с мечом наголо, завороженный зрелищем битвы. Затем плюнул, подхватил напряженно прячущуюся принцессу на плечо и оттащил ее метров на сто двести от кровопролитной битвы, напоминающей опенинг[1] виденного в Москве мультика.

Нинель пережила переноску молча, хорошо понимая: остаться - мешаться под ногами. Но она недооценила наемника. Стоило ему скинуть ношу в снег, как закипела работа.

— Помогите-ка, леди, — попросил он лепя первый большой ком.

— Снеговик делать? — нервно, хихикнув, предположила Нинель, не подозревая, что попала в цель.

Одному огру удалось оторвать головы – в прямом смысле слова – и этой головой постучать по голове второму. Третий скакал поджимая подломленную ногу, а четвертый пытался пнуть чересчур сильного человека, мстя за третьего. Пятый, единственный пока целый, сумел-таки изловить верткого беса и начал вертеть его над головой как йо-йо, собираясь со всей силы изменить консистенцию врага о камни. Но тут, ой, хвост исчез и РайВэй с громкий «вжух» рассек воздух взлетая над оврагом.

— Йуху! — весело закричал он и полетел обратно. Пятый огр засмотрелся на полет и по прилету решился большей части зубов.

Удача неожиданно отвернулась и нагнулась. Демона сумели смахнуть, едва не смяв пару костей, он отлетел в Адониса, которому ранее досталось от огра по руке, и та повисла плетью.

Один мертв, четверо на ногах, против двух подбитых полулюдей – не равный бой. Не успели так подумать демон с рыцарем, как пришла подмога.

— А компот-то из забродивших яблок хорошо с грибочками пошел, — вылупил глаза РайВэй, с трудом поднимаясь на ноги.

Мимо них бежали снеговики. СНЕГОВИКИ! Огры точно также затормозили и вылупились на чудо природы. Они привыкли, что снег холодный, мокрый, падает, летает, но никак не ожидали, что он еще и прыгает и кусается - горнолазными кошками глубоко впиваясь в плоть!

Грамотное отступление занял тупой побег.

— Ты вроде не маг, — удивился Адонис, убирающему в мешок деревянный бытылек, Хидору.

— Но один маг считал себя круче опытного бойца. Пришлось ему кое чем поделится.

Разговор прервал оглушительный грохот – это один из огров ударился о стену каменного прохода. Трещина поползла вверх, разбилась на множество ответвлений и расползлась. Громкий звук, перемежавшийся с треском, ударился в долгий путь по проходу. Все громче, с эхом и перекатами. Затем наступила тишина и, казалось, беда миновала, но многоопытные и много повидавшие Адонис с Хидором не сговариваясь синхронно вскинули головы. Даже запятые в последующей тираде кричали матом.

— Лавина!!! — более лаконично ужаснулась Нинель.

Огры тоже оценили размах трагедии и перегнали несущихся вперед людей. К их печали, скорость стала для огров не спасением, а концом. Огромная глыба козырька упала вниз. До повраг долетели лишь алые брызги. Впрочем, один выжил, он метнулся обратно, едва не сбил людей (зато те отшатнулись и разминулись с полетом еще одного козырька) и вновь убег вперед.

Уши заложило грохотом и воем. Ударивший в спину ветер добавил скорости. Снег вязал ноги заставлял бросать мешки и рваться из обвала льда и снега к едва видевшемуся просвету впереди. Что там: обвал, склон, тупик подсвеченный солнцем? Неизвестно. Его видели, как призрачную надежду на спасение.

«Надежда» оказалась всем одновременно. Тупик перепрыгнули, по склону скатились, в обрыв едва не упали. Вернее упали, но под ним висел уступ, а на нем тот кого не ожидали увидеть.

Вверху еще бушевала раздразненная шумом стихия, но вниз со склона ей не давал уйти перепрыгнутый порог.

— Боги любят вас или ненавидят? — спросил Хидор с безумной улыбкой на лице.

А огромная пернатая драконья химера повернула к неожиданным всадникам голову и спросила:

— Ти-ти-ти?

 — Ти-ти, — весело передразнил ее демон и осмотрелся в поисках еды для канарейки. А тут как раз орк преодолел преграду и весьма удачно покатился вместе с вплеснувшимся за ледяной тупик снегом. «Хрусь» и нет людоеда. Снег и лед проскользнули над головами сплошным потоком лишь слегка орошая своим холодным благословлением.

— Ти-ти-ти? — вновь поинтересовался пернатый дракон приобщившийся к диете всеядного зверя гор. Смотрела тварюшка с голодным любопытством: вы съедобны или нет?

— Бьем его и проваливаем, — прошептал Адонис, но у РайВэя родился иной план.

Демон улыбнулся, дракон отвел морду явно подозревая для себя нелегкую судьбу.

— Ти-ти-ти, — покачал перед его мордой когтями демон, доказывая несъедобность пассажиров, и набросил на шею дракона хвост…

— О нет!! — в два голоса воскликнули рыцарь и принцесса. Они уже летали этим рейсом. Хидор лишь вздернул бровь, не ведая, что уже через час его будет больше всех тошнить.

 

По сути идея вознесения к пику и поиска стеклянной цитадели с вышины драконьего полета – гениальна. Исполнение подкачало. Строптивый необъезженный птенец выделывал такие немыслимые кренделя, которые не один истребителе в жизни не рискнул бы повторить, даже без крыльев и хвоста в качестве прощального подарка мастерству. Выровнять полет удалось далеко не сразу.

Взмокший демон оглянулся на примотанных веревками и его хвостом зеленых человечков и моргнул. Впервые за долгое время. Затем передал хвост, служивший поводьями, Адонису и вырубился, тяжело на него облокачиваясь.

В вышине было куда холоднее, казалось руки-ноги уже отмерзли и вот-вот отвалятся. Ветер бил иглами, забираясь даже под плотный мех и кожу. Не смотря на тревожную и опасную обстановку всех одолела тяжесть и сонливость. Нинель пыталась что-то разъяснить про разряженный воздух и давление, но от монотонного бубнежа, даже самый осторожный Хидор умудрился задремать.

Дракон стал их последний надеждой. В побеге от лавины они выбросили мешки с провизией и, думая над будущем, подозрительно косились на Хидора. От заинтересованного взгляда наемник вздрагивал и будто невзначай кашлял волшебные антиканибальные слова: суповой набор, старик, жесткий! Объяснять ему, что повраги просто припомнили черную шутку и (наверное) не стали бы измываться над телом (внезапно) почившего товарища, не стали.

Территория поисков выходила обширная, хотя на карте пятно выглядело маленьким и незначительным. С вышины размах проблемы раскрылся ужасающей перспективой повторить судьбу туристов с перевала Дятлова[2]. В отличии от гор в том мире, в родном горы на пиках имели поразительный рельеф из-за которого название «пик» не должно им принадлежать. Будто безумный слесарь-водопроводчик взял однажды трубы, доски и большой такой моток с гвоздями. А затем сконструировал вот это безумие в котором мог бы потеряться не один замок, а целая флотилия, с тремя Атлантидами, Нью-Юрком и Эверестом в придачу.

Пытаясь обсудить план Адонис расталкивал РайВэя.

Демон тяжело разлепил веки и тут же вновь их слепил. Управление пернатой химерой давалось рыцарю плохо, и он вновь растормошил беса. В этот раз РайВэй встрепенулся и сумел взять дракона под контроль. Рыцарь проверил веревки и с надеждой посмотрел назад, на дремавших друзей. Нинель с усилием подняла руку, Хидор просто моргнул – живы мы, по крайне мере пока.

— РайВэй, мы долго не выдержим. Вернее, мы то выдержим, но среди нас обычные люди. Спускаемся.

Демон будто не услышал. Адонис уже думал он вновь отключился, как дракон резко дернул вниз, а демон устало выдохнул:

— Надо проверить, что там блестит.

 Что блестело (или может показалось) они так и не узнали. При спуске дракона снесло воздушным потоком северней замеченного места и лагерь устроили под прямоугольной скалой, сильно напоминающий карандаш воткнутый в камень рассерженным гигантом.

Пока рассматривали причудливой формы скалу, РайВэй пораженно признался, что из него вытекают легионы. Кай когда-то до последнего скрывал сей ужасный факт, а РайВэй признался сразу и это несколько удивило друзей. Его успокоил Хидор, не присутствующий при тех жутких событиях:

— Холод убьет тебя быстрее чем магический голод.

Спасибо ему за такое утешение никто не сказал.

С провизией дело обстояло туго. Заныканная по карманам заначка едва утолила голод. Костер горел очень плохо – поди найди в вечных снегах дрова – зажгли магический из бутыля и грел он скорее фантомно, чем реально.

— Мы замерзнем, — моргнул заиндевевшими ресницами РайВэй. — Может пора сдаться?

— Опять ты хочешь сдаться? — зло выплюнул рыцарь, — Мы тебе не позволим.

— Но вы умрете, — настаивал бес.

— Когда-нибудь, — не стал спорить клейменный рыцарь не уточняя, что это событие может случится в ближайшее время. Однако, подумав, он сказал, — Если не найдем в течении пары дней придется спускаться. А пока встали и полетели!

Дракон принял всадников обратно с очень недовольной рожей, однако послушно взлетел и едва не подавился на приказ вновь сесть. Что этим людям надо? Сами приказали взлетать, а тут вдруг вновь садится.

— Вон, смотрите! — указывал РайВэй на странную стену.

Если не приглядываться, то просто гладкий кусок скалы, но повидавшие нечто подобное в Москве, Адонис и Нинель удивились.

— Это оно? — не поверила Нинель в столь быстрое окончание поисков.

— Понятия не имею, — честно ответил демон и повел дракона вниз.

 Неверие принцессы оправдалось – стеклянную крепость они не нашли, но сумели идентифицировать найденное.

— Глазам не верю, это солнечная батарея! — выдохнул Адонис таращась на с виду гладкий, на деле в маленький идеально ровный квадратик, камень.

— Там еще один, — неуверенно указал Хидор на похожую скалу. Он не знал, что такое солнечные батареи, но подумал, что они как-то связаны с Солом – демиургом солнца.

Приободренные, люди и нелюди бегали по округе найдя пятнадцать солнечных батарей, но самую главную находку совершил дракон. Посмертно. Глупая пернатая ящерица думала провод – это змея и укусила его.

Вопрос с едой был решен, вопрос со спуском удостоился глубокомысленного гробового молчания. Выбор не велик: идти по проводу или сдохнуть.

— Выбираю первое, — отшатнулся от перспективы второго варианта РайВэй. — Не знаю, что это, но кто-то его проложил и куда-то он нас выведет.

Если бы дракон не поджарился укусив кабель, его легко приняли бы за часть горной породы – так ловко провод вписывался между скал. Грубо говоря, на поверхности он лежал куцым куском, остальное уходило вниз и пропадало внутри скалы, как в недрах дома.

— Подкапать можешь? — спросил Адонис у РайВэя, вспоминая теорию Яна о истинном предназначении когтей.

— А надо? — забеспокоился демон оглядываясь на хорошо прожаренного дракона. Его судьбу разделить ему не хотелось.

— Эй! — окликнула их Нинель. Девушка умудрилась забраться на скалу и смотрела куда-то за нее. — Тут провод снова торчит!

Он выныривал из земли не единожды, примерно через каждый километр-два, но находить эти участки скал, да под снегом, каждый раз было все сложнее и сложнее. О том, что произойдет, если стеклянная крепость так и не будет найдена, друзья не говорили. Зачем? Все и так всем было ясно, а глупая надежда на еще одно чудо медленна гасла с каждым пройденным метром. С наступлением ночи и падением температуры до критической отметки ее совсем не осталось.

— Не спать! — перемежал с матом требования Адонис. — Еще немного! — обещал он себе и другим.

Кто сказал, что они выбрали правильное направление? Может они как раз уходят от крепости, а не к ней. И кто вообще утверждал, что провод идет именно к мифической крепости. Хотя, куда еще ему вести?

Нинель пала первой. С яростным рыком, РайВэй упаковал ее под свою шубу, прижимая к едва теплой груди, казалось, кусок льда. Он не желал признаваться, что сам выбился из сил и переставляет ноги из чистого упрямства. Только у него появилась так давно желанная жизнь, прилагающийся к ней друзья – почти семья – как это собиралась отобрать нелепая смерть.

Хидор пал вторым. Словно он вновь на поле боя и в его боку стрела, наемник оказался на плече командира и пробубнил пожелание не отягощать собой группу. Демон к его словам отнесся благосклонно, но вырывать из рук Адониса и зашвыривать мужика подальше, не стал - он слишком устал. У оставшихся на ногах едва хватало сил удивиться, когда впереди забрезжил очень странный свет и показался кусок стекла торчащий из земли.

При ближайшем рассмотрении стекло стеклом не было. Скорее кусок пластика блестящим без всякого солнца, но от чего этот кусок?

Ответ предстал двумя километрами позже, которые рыцарь и демон прошли на запасе упрямства и вере в скором достижении цели. Скоро не скоро, а цель предстала изломанным, ощерившимся стеклянными иглами трупом облезлого дикобраза. По форме она напоминала Адонис космическую станцию, но присмотревшись, он понял ошибку: здание скорее было исследовательской лабораторией из фильма про зомби. Но в отличии от фильмовской, эта лежала на поверхности и выглядела абсолютно заброшенной. Вместо зомби, вокруг разбросаны самые разные частично узнаваемые вещи, такие Нинель и Адонис видели в кино и просто на московских улицах: вот монитор, вот клавиатура, вот холодильник или нечто на него похожее, вот цистерна, а там грузовик без колес.

Неудивительно, что раньше никто не мог ее найти. В легендах стеклянная крепость представала великим сооружением, на деле оказалась не выше трехэтажки, не шире торгового комплекса и припорошена снегами как труп землей.

— Мы ее нашли, — в начале тихо, затем повторил громче рыцарь, — Мы ее нашли!!!

Развели костер, согрели павших, растерли посиневшие конечности, нагрели воды, ограбили беса на легионы и только после открыли охоту за входом, которого не обнаружили на ближайших стенах. Вход пришлось выкапывать, затем прокапываться по туннелю хрустя битым стеклом под подошвами сапогов. Наконец перед ними в свете факелов предстало нечто невероятное.

— Если судить по вашим лицам, вы не очень удивлены, — заметил РайВэй щелкающий пальцами перед носом едва дышавшего Хидора, слишком поразившегося открывшейся картине.

— Да, мы уже видели нечто подобное, — покачнулась Нинель и бес моментально оказался возле нее, поддерживая с боку. — Но не такое старое и не так много.

— Это компьютеры, при чем дико навороченные, — обозрел полки с техникой Адонис и взял кусок пластика очень напоминающий сотовый телефон, даже кнопочки имелись. Однако ничего из увиденного не работало. Или просто люди не знали как оно включается.

Они поняли, что их мир не так просто, как они думали, еще в Москве. Собрались на кухне и долго обсуждали идеи по этому поводу. Почему люди вдруг стали делится на эльфов, гномов, демонов и прочих и как это могло быть достигнуто. Одна из версий находило свое подтверждение.

Пахло странно, будто кровью, но не ею. А еще кислотой и ржавчиной. Дурной запах гаража перемежался со знаемыми больничными дизенфектами. РайВэй ежился, он не помнил ассоциацию Кая: больничный запах – боль. Но дыбил шерсть на хребте и чуть слышно шипел.

Дверь с поразившим уши скрипом отодвинулась в бок куда-то в стену, на пол пути застряла и отвалилась. Пришлось ее выкорчёвывать с куском стены.

Следующая комната принесла еще больше опасений. Она, как и прежняя, была до верху набита неработающей техникой и жизнь в ней отсутствовала. Тоже встретило и в трех следующих комнатах, пока не показался коридор. Длинный, словно гостиничный, с кучей дверей по обоим сторонам, а оканчивался он огромной комнатой больше всего напоминавшей лабораторию космического корабля. Всюду стояли странные колбы в человеческий рост, большей частью битые. И шкафы как в библиотеке, но наполнены были они не книгами, а пробирками колбочками.

Лестница отсутствовала. Пришлось разматывать веревку играющую роль брони под одеждой и спускаться по ней. РайВэй в начале предлагал хвост, но его длины не хватило.

Пол внизу хрустнул битым стеклом. Запах дезенфектанта усилился. Опустив факел, рассмотрели блестящее крошево, детали механизмов и капли машинного масла. Странное сочетание гаража и больницы продолжало удивлять. Капли масла оказались свежими и от этого факта всем стало непоседе.

Разошлись в разные стороны с явной неохотой. Вздрагивали от каждого хруста, постоянно проверяли, все ли в зоне видимости - горит ли огонек по соседству.

Нинель придвинула факел к полкам и взяла оттуда один пузырек и тут же ойкнула.

— Ре..ребята, — сипло выдавила она поворачиваясь к друзьям. — Посмотрите.

 Ближе всех находящийся Хидор Равинский, подошел и не понял изумления девушки. В колбе плавало нечто, на его взгляд, заспиртованное. Адонис так же не распознал существо в колбе, о демоне и говорить не стоило, пришлось принцессе пояснять:

— Это ребенок. Зародыш, — все вновь присмотрелись к плавающей в колбе букашке, — человеческий, — и отпрянули. — Третья- четвертая неделя беременности, а это, — девушка взяла другую колбочку, — шестая.

В ней плавал уже более узнаваемый, но совсем крохотный человечек. Более опытный медик заметил некоторые отличии от нормы, Нинель же привыкла, что у жителей мира могут быть и рога, и хвосты, и даже крылья, потому на деталь отличия внимание не обратила.

— Но зачем? — не выдержал Хидор жуткого зрелища тысячи полок законсервированных не рождённых детей.

Ответом послужило резкое включение света. С потолка, от полок, от стен полили свет. Загудели провода, загудели вентиляторы, запахло озоном и заскрежетали невидимые глазу механизмы. По тонким проводам, тянущимся в каждую колбочку с зародышем, поступило нечто полупрозрачное и крохотные ручки вдруг шевельнулись.

— Живые, — дрогнула Нинель и предельно осторожно, трясущимися руками положила колбу на место. — Что же это… — хотела она спросить демона, но взглянув на него, напряглась.

РайВэй стоял как вкопанный и едва не стеклянным взглядом смотрел куда-то на потолок... Оттуда на него тоже смотрели.

Они нашли Мать.

[1] Опенинг - вступительные видеоряд и звуковое сопровождение к ТВ-сериалу, документальной передаче, мультику.

[2] Ни один из туристов с проклятого перевала не выжил, и ни один детектив не узнал что же на том перевале произошло.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *