Глава 2

Как и обещал Адонис, план Каю не понравился. Но поскольку другого у них не было, выбирать оказалось не из чего. Все закосы демона под героя-самоубийцу, рыцарь упрямо срезал: «Попробуй только, и мы тебя все равно вытащим, помрем все, зато сволочами себя чувствовать не будем!».

Адонис вышел, наорал на стражу-конвой и приказал идти за ним. По пути в комнату Нинель, загрузил идиотским поручением поиска пропавшей брошки

Принцесса с роду не носила описанную брошку и о ее существовании не знала, но потерю горячо подтвердила. Торопливо помогла спрятать под доспехами рыцаря один наряд, найденный в сундуке и наказала без броши не возвращаться.

Когда стемнело, Адонис потушил факел и ушел искать несуществующую брошь. Попутно отослал письмо верным людям. Затем поспешил к темнице. При виде сваленных грудой дров для предстоящей медленной казни, у него пересохло в горле. Он незаметно передал необходимые для плана вещи через решетку маленького окошка Каю. Оправдался перед своим конвоем рыцарь легко. Ну проходил мимо, ну факел потух, ну зажег и пошел дальше. А пленный на диалог не выходил, правду говорю.

Король Эмманалии посмотрел на это сквозь пальцы. Думал, что даже если этот собачий сын и перекинулся лишней парой слов с другом-демоном, это не сыграет никакой роли. Его больше беспокоила непутевая дочь еще в детстве отличившаяся непослушанием. Он посетил ее поздним вечером и едва не получил подносом за свой несвоевременный визит. Девушка в поисках мифической брошки, которую всенепременно хотела надеть на свадьбу, разносила комнату, швырялась вещами и просто-напросто не заметила отца.

— Прошу прощение, ваше величество. — извинилась она.

— Угомонилась.

— Да, ваше величество.

— Готова к свадьбе.

— Да, ваше величество.

Данрас подошел к дочери, оценил ее неодетость, гневный взгляд и сказал:

— Муж твой уговорил меня отсрочить казнь демона. Если прекратишь шуметь и капризничать, то я обещаю не трогать его завтра. Все же казнь - неподходящее развлечения для свадьбы. Но если не угомонишься, то казню перед торжеством.

С этими словами король положил перед дочерью дорогую брошь. Нинель поклонилась отцу, обещая:

— Клянусь вести себя тихо, отец. Но может вы помилуете нашего друга, отпустите его. Можете посадить на корабль в заморские страны, так мы никогда более не увидимся.

Король позволил себе еле заметную ухмылку. Знал он этот блеск девичьих глаз в молодые годы. Влюблялись в него такие вот дуры. Парочку даже в живых остались и породили ему ублюдков. Пока дочь его от священного брака не вернулась, Данрас думал одного признать. Но раз Нинель вновь при дворе, не придется рисковать честью. А честь дочери, следовало очистить. 

— Дочь моя, король сказал – король сделал. А я уже подписал бумаги на казнь. Но не печалься, ты и думать о нем забудешь. Завтра твоя свадьба. А там до наследника очередь дойдет и не останется у тебя времени на такую ерунду. Был человек и не стало.

— В этом весь Вы, отец.

Данрас Эмманалия ушел. Нинель не была разочарована разговором с отцом, ведь она ничего от него не ждала. Для нее он окончательно стал человеком с короной на голове.

Она села на кровать в ожидании Адониса. Он так торопился, что не успел рассказать ей план. В любом случае, у них была целая ночь, которую они провели, обсуждая детали рискованной затеи. План напоминал комичный номер с трагичным концом и пока было не ясно, для кого он станет трагедией, а для кого комедией.

 

Подготовка к свадьбе началась с раннего утра. Набежали швеи. Прибыли первые гости. Повара готовили еще с ночи. Залы наряжались с рассветом. Нинель скалилась любому встречному, закидывала молниями из глаз и огорошивала вызывающим поведением. От того ее держали как можно дальше от людей высшего света и старательно готовили к главному событию, что бы хотя бы визуально принцесса соответствовала статусу.

Та же суета преследовала и Адониса. Плюс помимо этого, он был занят организацией побега, которое проделывал в дикой спешке и едва успевал скрыть следы своих преступлений.

Один Кай с любопытством смотрел через окно на готовившийся эшафот из бревен и клетки, в которой его планировали зажарить как курицу гриль. Скучное зрелище.

Свою часть плана он мог начать осуществлять лишь со звона колоколов. А их ждать пришлось до самого вечера, когда завеса сумрака мешала людям с прежней уверенностью смотреть в темные небеса и, казалось, в тени каждого дерева таился враг. Вот тогда и зазвонили свадебные колокола. Долго, громко, оглушающе.

Кай потер ладошки и распаковал принесенные ему вещи. Оценив дар, бес хихикнул:

— Что б я сдох, ну у вас и вкусы друзья.

 

Традиционное белое платье до пола. Тугой корсет – удавка ребер. Браслеты, отгоняющие зло. Серьги из хризопраза на удачу. Пояс с красным узором для здорового первенца. Колье-ошейник с изумрудной кромкой для покорности мужу. Алмазная брошь для достатка. И на фоне созданного великолепия грустные очи невесты под прозрачной фатой.

Еще год назад она бы находилась в состоянии эйфории просто от факта замужества с хорошим человеком, а не с неизвестным заморским принцем. Как ни крути, Адонис красив, мужественен, силен, верен слову, честен и она знает его как облупленного. Хороший человек – хороший муж, хороший отец будущих детей. Но в сердце завыли волки, а в глазах алмазами заблестели слезы. Она любила его, но не как мужчину, а как верного друга, брата, главу их семьи на которого всегда можно было положиться. Нинель любила другого. Не такого сильного, не такого честного, дурашливого и родного.  

Зал полный людей в дорогих одеждах, отец сжимающий ее руку, жених ждущий у ритуального камня. Много поздравлений, речей о благе королевства и обязательствах перед троном. Все как во сне. Не в сладкой грезе, а в мутном триллере, где после завязки неизвестен конец, но уже настраиваешься на всякие ужасы.

Один поцелуй на публику. До этого Адонис никогда ее ни целовал и не желал целовать сейчас. Нинель моргнула и поняла: она не испытывает ни желания оттолкнуть, но и ни грамма желании продолжать. Ничего. Пустота. Поцелуй в шутку для хорошего друга, будто целуешь брата. Поцелуи с Каем взрывали фейерверк эмоций: горячих и холодных. Они возбуждали, заставляли таять и просить еще.

«Сердце не обманешь, да?» — спросила она себя, отпуская в полет одинокую слезу. — «Время, я думала, оно еще есть. Думала, у нас есть будущее. Какая наивность! Но пусть я наивна, я верю: у нас все получится.»

Шумное застолье. Во главе стола хмурый небритый жених и грустная невеста. На них сыплют злаковые зерна вперемешку с листьями цветов и пожеланиями счастья. Торжественную часть закончили и молодоженов проводили в спальню.

Не так принцесса представляла себе свадьбу. Если быть честным до конца, в отношениях с Каем она даже не думала о свадьбе. То ли боялась подобными разговорами оттолкнуть от себя демона, толи сама сторонилась этой темы. В любом случаи, она жалела, что не пережила подобного с ним.

Дверь закрылась. Надзиратель короля повернул ключ. Оставалось сказать спасибо, что Данрас не приставил бабу со свечкой обязанную стоять у кровати новобрачных.

— Переодевайся, — сразу приказал Адонис жене (ему даже мысленно ее неудобно было так называть) и бросил вместо заготовленного пеньюара, запрятанный в шкаф дорожный мужской костюм. — Забираем Кая, и уходим по-английски.

— Как? — опешила принцесса, не успевшая вынырнуть из океана пессимизма. — Уходим в смысле!

— По-английски, через окно, — указал рыцарь на решетку. Толстую такую, добротную. Адонис оценил мастера ковки и попросил. — Нужно чем-же заглушить шум?.. Нинель, представь: у тебя в руках телефон и тебе звонит клиент. Ну или я убрался к любовнице, и вы с Каем одни.

Принцесса залилась краской, затем усмехнулась и переоделась. Она подошла вплотную к двери, Адонис пожалел об оставленном в том мире плеере. От пронзительного стона у охраны копья из рук попадали, а у надзирателя ключ из рук вывалился.  Задний фон скрежета металла и хруста каменной стены были восприняты как скрип кровати. А шорох ткани связываемых вместе одеял и простыней приняли за шорох раскачивающихся балдахинов. Затишье, когда Адонис взял на руки принцессу и приготовился к прыжку – за финал. Но шум падения титана с пятого этажа (по меркам многоэтажки) и треск обрываемого плюща, с последующим грохотом выпавших из стены камней, за любовные игры ни один здравомыслящий человек принять не мог.

Парочка уже думала бежать к тюрьме, искать Кая, когда их внимание привлекла какая-то девица в лимонном платье, что-то забывшая под окнами заднего двора.

— Я даже не знаю, мне восхищаться или ужасаться. Вы сами мне эти тряпки принесли, с чего такие рожи теперь-то?!

И вправду, Нинель не сильно разбиралась что именно она прятала под доспехи рыцаря: не пышное, вошло и ладно.

— Кай??

— Нет, Мать Тереза! Я еле выбрался! Это было ужасно…

 

Охрана не шибко мучилась слежкой за единственным заключенным – сидит малой в камере, смерти ждет, никого не трогает. Разговаривать с ним было не о чем, узник к общению и не рвался. А тут вдруг позвал по очень актуальной для народа теме:

— Эй, служивые. А вы мое сокровище нашли?  

— Какое сокровище? — Тут же заинтересовались стражи.

— Воды принесете – скажу. — лениво поторговался демон. Воды ему принесли: невкусной и затхлой. — В куртке. Несите сюда. Ближе к двери. Ну я же не вижу. Да, вон в том кармане. Круглое такое. Ага, оно. О! Открыть его легко, просто дерните вон то колечко.

Демон быстро ушел в угол и закрыл голову руками.

Бабах!

Рвануло достаточно сильно для выбивания двери, но слишком слабо, что бы гуляющий народ услышал через звон колоколов. Спешно переодевшись в платье. Посмеявшись над людской доверчивостью, Кай вышел из камеры и переступив потроха, оставшиеся на месте людей, спросил у них:

— Так, мальчики, где там вы ключик спрятали. Надеюсь его не разорвало. — шурша канареечного цвета юбками демон вел поиски. Ключ от оков нашелся не сразу, подобная задержка могла дорого стоить. Наконец магические цепи развеялись, а оковы отвалились. Отпирая сундук со своим добро, Кай уже думал покинуть дружелюбные коридоры тюрьмы, как появились приглашенные взрывом гости.

Ничего подозрительного прибывшая стража не увидела. Взрыв и потроха это вниз по лестнице, а в каморке им встретилась авангардно одетая встрепанная девица. Которая мило улыбнулась, приложила руки к плоской груди и пропела:

 — Здравствуйте мальчики! Ваши друзья, отошли на праздник, — «вечный праздник», — я за них.

Кай едва глаза не закатил от своей дерьмовенькой актерской игры и просто невероятно ужасного костюма. Сдержался, продолжая улыбаться и обмахиваться веером. Неискушенная Голливудом публика игру оценила, приосанилась, девушку обступила и начали приставать. Если и было в жизни Кая способное закоротить ему мозг, то это два немытых мужика с неприличными предложениями. Он даже не сразу среагировал, за что был облаплен. И ладно бы мужики поняли, как их надули, но оказалось принятый на грудь алкоголь средневековой крепости способен здорово смещать рамки.

Спрятав два тела, не без удовольствия запихав одно в сундук вещдока. Помятый, облапанный, юноша одетый в женское платье поспешил скрыться в тени. Опасаться, что пока он ждет, его опознают и убьют, не вышло долго – с треском и шумом во двор приземлились его друзья.

 

—… забавно.

Кай уже хотел все это рассказать, но чутким ухом услышал, как дворец загудел, словно улей рассерженных пчел.

— Так, потом поболтаем, нас уже идут убивать! — демон снял через голову желтое платье и остался в джинсах и тонком джемпере. Куртка благополучно сгинула вместе со всем запасом взрывчатого вещества, зато кинжалы из родных когтей остались целехоньки.

Адонис потратил большую часть дня на подготовку. Подспорье к побегу лежало на самых видных местах, но имело такую форму, что и не подумаешь. Например, оставленные корзины с яйцами, которые рыцарь приказал складировать у дверей кухни, при пинке обратились скользко-липкой преградой, создающей кучу малу из доспехов и людей у задних дверей. Дары гостей на свадьбу так и лежали никем не тронутые на входах и отлично блокировали ворота, если их к ним придвинуть. Запертые на ключ переходы, тормозили стражу уже сейчас, заставляя идти в обход. А выставленные для читки стен, да прикрытые лозой лестницы, послужили быстрому заходу на балконы, а с них на крыши.

Но все это выиграло лишь секунды. Первая стрела едва не задела Нинель, вторая скользнула у уха Адониса. Зажглись факелы, тревожные костры на башнях и до того, как друзья успели перемахнуть стену дворца, за ними была организована погоня.

Через город неслись ополоумевшими зайцами. Рыцарь света нес на руках принцессу понизу, а демон бежал по крышам и то и дело успевал скинуть лучника до выстрела, то стражника снять, до первого крику.

В окнах загорался свет свечей, народ начинал выглядывать на улицы. Первым сориентировался Кай:

— Бегите, люди добрые, демоны напали!!!

На этот крик все как один житель ближайших домов вышли и создали стену для стражи. Новость разлетелась с феноменальной скоростью обгоняя как беглецов, так и их преследователей. Расталкивая перепуганный люд локтями, стражи побирались к увязшим в том же положении друзьям.

Пришлось избавиться от всего громоздкого. Адонис выкинул меч и прибавил в скорости. Нинель развязала и бросила узелок с украшениями.

— Ой, деньги рассыпались. Золотые и сапфиры покатились, — громко крикнула она.

Бес взял принцессу на руки, закинул к себе на шею и прыгнул на стену, легко поднимаясь на крышу. За ним, медленнее, но также уверенно, двигался Адонис.

— Осилишь? — запыхавшись спросил он.

— Осилю, — выдохнул Кай и, схватив рыцаря за шкирку, прыгнул с края крыши на городскую стену. Со стены вниз на землю.

Болезненный стон ознаменовал проблемы.

— Прости, Доня!

— Не страшно! Бежим!

Хромая, Адонис подтолкнул в спину тяжело дышащую принцессу и пристроился сзади их группы. Все шло слишком гладко, и он понимал причину подобного.

— Бегите еще быстрее! — потребовал хромающий рыцарь, замечая магический блеск среди редких деревьев справа.

За ними послали магов. Залп и валуна просто не стало. Вместо деревьев на пути заклятия остались стоять пеньки. Король Данрас не собирался никого брать живым. Ему было легче потерять дочь, чем честь.

Еще один залп, а затем страшное затишье – маги готовили масштабную атаку по площади.

Открылось второе и даже третье дыхание. Предельная скорость демона, предельная скорость охромевшего рыцаря и принцесса, обделенная быстротой ног, которую несли на руках.

Адонис посмотрел вправо, куда планировал податься. Скрыться за разнотравьем и камнями, петляя спуститься вниз по реке. Но там ждали два мага. Влево смысла уходить не было – одно сплошное поле, где они как на ладони. А впереди обрыв с бурным потоком реки. Единственное куда можно деться в их ситуации - вперед. Но до обрыва так далеко, а Адонис хромал все сильней и Каю приходилось равняться на его скорость.

— Не успеем! — запаниковала Нинель, смотря вверх. С неба падал дождь магических стрел. Наконечники поблескивали в лунном свете издевательски притворяясь падающими звездами.

До обрыва оставалось шагов тридцать, и они не поспевали их сделать.

— Кай, Нинель! — обратился к ним Адонис и каждый подумал, что он собирается попрощаться, раз смерть так близка. Но вместо этого услышали пожелания, — Будьте счастливы!

Он взял демона за туловище, который машинально прижал принцессу. Поднял, крутанул и бросил вперед. Кай клацнул зубами, прижался к вскрикнувшей Нинель и успел увидеть жест прощания, перед тем как друга накрыла блестящая наконечниками стена. Обзор загородила земля и камни. Бес и его ценная ноша упали в пропасть.

Удар о воду, болезненной волной выбил воздух. Тело в руках задёргалось, толща воды сомкнулась и потянула своих жертв вниз невидимыми руками-течениями. Но затем они будто потеряли интерес и позволили вынырнуть и глотнуть живительного воздуха. Насладится воздухом им не дали, за захлебывающихся людей-нелюдей взялись товарки – бурные потоки. Их бросило на камни. Два сильных удара. Нинель обмякла.

— Нине... — демон наглотался воды. Он закашлялся. Вынырнул. Подтянул начавшую сползать девушку вверх, снова наглотался воды, но удержал Нинель над поверхностью. Затем их снова ударило о камни.

Верх и низ поменялись местами. Повернулись обратно. Держаться становилось все сложнее. Кай уже не был уверен дышит ли он воздухом или речной водой. Ему казалось, он раскрывает рот в холостую. Нинель наваливалась непосильно ношей. Если отпустить, есть шанс спастись.

«Лучше самому утонуть!» — рыкнуло внутри и дало сил удержать тонкое тело. Легкие горели огнем, а ноги уже не могли двигаться, руки закостенели на теле любимой, глаза заволокло туманом, показалось колени цапает дно и вода уже не так быстра. Но сил подняться и проверить нет.

Послышались окрики, плеск воды и чьи-то сильные руки дернули вверх.

— Держись, парнишка! — кричали спасители.

Земля ударила, когда демон выскользнул из держащих его рук. Все его тело сотрясалось от кашля. Уже вдыхая воздух, Кай услышал страшные слова:

— Утонула. Не дышит.

Только в тот миг, бес понял: он не чувствует в руках женского тела. Где Нинель?

Она лежала, раскинув руки, кем-то бережно уложенная на притоптанную траву. Синие лицо в обрамлении красивых рыжих волос, приоткрытый ротик со следами речной пены, обвитая водорослями грудь не вздымающаяся, как должна у живого человека.

«Не уберег», — первая осмысленная мысль, а вторая вынырнула потоком знания из недр мозга. Не важно, что Кай переливал эти знания, он не задумывался почему они все еще с ним, просто вспомнил, — «... ... первая помощь... утопление.. синяя асфиксия... ... вода в легких... искусственное дыхание... массаж сердца...».

— Отойдите! — крикнул демон на столпившихся у тела мужчин и подошел на подгибающихся ногах. Нельзя терять время!

Перевернуть животом к себе на колено и надавил. Первый. «Сколько мы были в воде?». Второй. «Неужели уже поздно?» Третий. «Давай, белочка, ты сильная! Ты справишься!» Четвертый…

Изо рта принцессы вылилась мутная жидкость. Не нащупав пульса, трясущимися руками, Кай перевернул любимую, укладывая на спину.

Спасшие их люди не делали попыток помочь. Магов среди них не было, а без магии помочь раненым могли одни лекари, которых среди них тоже не было. Поэтому, обделенные знаниями о помощи утопшим, они вообще не понимали манипуляций странного парня. Один думал остановить «измывания над телом», но отчаяние на лице юноши остановило его. Если он лекарь, то лечит неправильно. Дышат в рот лишь мертвым младенцам, а не взрослым людям. Но вдруг это поможет.

Запрокидывая рыжую головку, Кай мысленно молился. Плевать кому из демиургов, он просто просил помощи. Вдох – выдох, плотно накрывая холодные губы. Грудь Нинель едва приподнималась и снова опускалась. Два вдоха, пять нажатий на грудную клетку. Смутное подозрение в неправильности своих действий, но упорное их повторенье. Не нажать слишком сильно, не сломать кости. Ни дыхания, ни пульса, но и нет трупных пятен и окоченения.

«Еще есть шанс», — пронеслось в голове демона, и он удвоил рвение.

Резкий вдох со свистом. Принцесса закашляла, отворачиваясь, пыталась перевернуться. Она дышала. Не думая, немедля, бес сгреб ее в охапку и чуть не придушил в объятиях.

— Нинель, ты жива! Ты жива! Как я рад! Как рад! Жива! — Кай едва сдерживал обуревавшие его чувства, шептал: — Я чуть с ума не сошел!

— Зато теперь ты имеешь представление, как себя чувствовали мы, когда ты, то ласты склеивал, то коньки отбрасывал, — голос принцессы хрипел, чередую слова с кашлем. — И каждый раз, когда ты пытался надеть белые тапочки, мы вот также вокруг тебя бегали, уговорили, лечили.

— Понял. Можешь больше не говорить. Дыши только. — Кай потёрся щекой о ее макушку и судорожно вздохнул. Нинель еще кашляла, когда, он обратился к выловившим их парням. — Эй! Молодцы! Котелок есть? Подогрейте леди вино!

Двое побежали исполнять, а остальные все также топтались у реки недалеко от спасенных ими людей. Ждали чего-то или… кого-то.

Кого?

Кай вскочил резко, едва успев удержать покачнувшуюся принцессу, он рванул к реке, и тоже начал вглядываться в мутную воду стремительного потока. Вспомнился и прощальный жест, и град стрел.

— О, нет, — тихий шепот осознания. Если Адонис добрался до обрыва с такими ранами, то он утонул. — Нет! — но если он не смог дойти до него, то попал в лапы короля. — Я же просил, оставить меня! — если он там, то его подлечат, перед тем как пытать. — Я же говорил, одному придется умереть! — а затем казнят, облагораживая убийство речами о прелатстве. — Адонис!!!

Нинель подошла к реке следом, застыла в двух шагах. Ей было тяжело стоять на ногах, и она села, всматриваясь в поворот:

— Он не смог? Как же так? Адик же такой сильный.

От созерцания воды в ожидании всплытия тела, их отвлек старший в отряде. Пора было задуматься, а кто это их спас. Оказывается, Адонис все предусмотрел:

— Наш друг, Адонис без роду, светлый рыцарь, передал нам четкие указания. Если он погибнет, целью нашей становится вас оберегать и доставили на материк, на Лайвислу.

Демон окинул людей угрюмым взглядом: войны без опознавательных знаков, без земель и родов, которые обычно теснились в рядах наемников. Под крылом Адониса они обрели гордость и веру в правое дело, а также в своего командира. Его личная армия. Однажды он говорил о них, вскользь, чувствуя свою ответственность за оставленных на фронте друзей.

«Ты обо всем позаботился, брат. Обо всех кроме себя.»

— Это тот где повышенная терпимость к любым расам? — отстранённо спросил Кай, продолжая думать об Адонисе.

Ему ответил сутулый человек возраста Адониса, одетый в кожаный доспех. Это был командир отряда:

— Да, там и огры и титаны и тролли и гномы и эльфы и, бог не простит, демоны, все в куче с людьми живут.

— Наверное, отличное место, — недовольно прошипел бес, и обратился к изгибу реки, — Таков твой план, Доня? Будьте вы счастливы, а я с того света пригляжу?

Река не ответила. Ответ потребовала Нинель, вновь поднимаясь на ноги.

— Что произошло, Кай? Ты видел?

— Вам не стоит, леди, — попытался поддержать ее на ногах один из наемников, — но принцесса ударила по протянутой руке, отвечая голосом истинной королевы:

— Мне лучше знать, что стоит, а что нет! Кай! — Нинель вновь обратилась к бесу, — я не видела, как все происходило. Помню лишь он нас бросил вперед, а дальше мы летели вниз в воду. Что произошло?

Демон продолжал всматриваться в реку. Ему было тяжело говорить, внутри все сдавливало. К горлу подступил горький ком слов:

— Нинель, ты видела направленный на нас удар? Стрелы? Если да, то тебе не нужен мой ответ. Но пока ты не начали лить слезы, скажу: велик шанс, что Адонис жив. Тяжело ранен, но жив. Там же маги были. — Кай повернулся к ней и произнес твердо, — Поэтому я собираюсь его спасти!

— Дозвольте! — командир отряда наемников не одобрил идею героической смерти в попытке спасти друга.

— Не позволю, — огрызнулся бес, но его проигнорировали, продолжая, как стало понятно, обращаться к принцессе.

— Я, сэр Хидор Равинский, бывший командующий войсками северной границы. Ныне наемное лицо королевства Эмманалия. Леди, я понимаю вашу скорбь, но прошу поторопиться, может быть погоня…

К ней протянули руки, но Кай встал перед Хидором, загородив собой принцессу и с вызовом произнес:

— С чего вы взяли что мы пойдем с вами?!

Бывший командующий северной границы, наконец соизволил обратить напрямую к, как он думал, безродному мальчишке. С ним Равинский не церемонился:

— Нам поручили вашу безопасность и транспортировку на материк, поэтому даже если придется тащить, ранить, усыпить, или связать, мы это сделаем! Поэтому будьте добры подчиняться и следовать нашим указания! Леди, прошу скажите вашему пажу, дабы он подчинился.

Хидору поведение мальчишки не нравилось. Он еще не знал главной причины, по которой в будущем будет испытывать к нему сплошную антипатию, но одно то, с каким теплом о нем отозвался в письме бывший начальник и друг – Адонис – уже бесило этого человека. 

Он схватил Кая за плечи, собираясь вразумить мальца и показать через силу лидера. Хидор был уверен в себе, ведь перед ним был по сути ребенок, не высокий и хилый. Был уверен пока этот юноша не сузил глаза и не зарычал, легко выкручиваясь из хватки и вставая в узнаваемую боевую стойку демонов. Не смотря на отсутствие хвоста, рогов и когтей, перед наемником стоял демон! Уверенность в силах в момент ушла в пятки, а на ее место в руки скользнул меч.

«Метис. На треть?» — гадал Хидор, и стоило странному юноше наклонить корпус и раздвинуть линии губ, он исправился, — «Половина, нет, даже больше! Если он встанет на четвереньки, то я решу: это полноценный демон!» — наемник отшатнулся, прекрасно зная возможности полукровок. Приготовился держать удар, которому не суждено было состояться. Его противник полетел в речку, благодаря профессионально проведенной подсечки юной принцессы.

— Остудись, — беззлобно обратилась она к любимому, и, откашлявшись, обратилась к наемнику, — и вы остыньте.

Фыркая, отплевываясь, Кай злился как тысяча чертей:

— Я остужусь, я сейчас так остужусь! Белка, ты разве не слышала! Или ты и сама не хочешь спасать своего благоверного? — зло бросал демон, медленно выбираясь из воды. — Решила стать вдовой не успев стать полноценной женой?

— Заткнись! Ненавижу, когда тебя несет, да по кривой дороге! Думаешь, я не хочу его спасти!?

— Думаю!

Нинель сузила глаза и глубоко вздохнула. В такие моменты становилось сложно общаться с Каем. Продолжила уже более мирным и ласковым голосом, в который раз поминая крепкую нервную систему, растрескивавшуюся по швам с появлением одного демона с комплексом подростка.

— Кай, мне Адонис очень дорог. Он мой сердечный друг. И твой тоже. Мы прошли через многое и не собираемся оставлять его на растерзание палачам. Кай, посмотри на меня, мы спасем его! Понимаешь? Но если ты начнешь истерить и бросишься в бой не обдумав план, то сложишь голову вместе с ним. А мне придется оплакивать вас обоих. Понимаешь? Адонис борец!

— И глупый альтруист! — кивнул бес, успокаиваясь.

— И альтруист, — согласилась Нинель. — Мы его спасем вместе. Все-таки мы побывали в удивительном мире и принесли обилие знаний, умений и навыков, которые нам помогут.

Она улыбнулась, и Кай вторил этой улыбке. Вылез из реки и встряхнулся как собака, орошая Хидора брызгами.

— Будет нелегко, — предупредил Кай.

— А когда нам было легко? — задумалась принцесса.

Хидор Равинский застыл в нерешительности. Его боевой товарищ, друг и командир – Адонис, ненавидел демонов. А тут он ратовал за полукровку, назвал братом и отдал за него жизнь. Распущенные слухи о пленении светлого рыцаря и наложенном на него заклятии, в свете подобных открытий, могли бы оказаться правдой. Но прослушав диалог, наемник понял: этот недодемон задумал глупо умереть за Адониса. Так с ним еще и принцесса собиралась. Хидор Равинский вмешался:

— Не теряйте голову, юные! Адонис и наш друг, а мы войны и видим – безнадёжно даже пытаться! Не спасти его! Нам бы вас уберечь.

Нинель склонила голову к плечу и улыбнулась, гаденько так, по-бесовски:

— Я слышала о вас Хидор Равинский, страж севера. Адонис отзывался о вас как о верном ему войне которому он доверял спину во многих битвах. Я знаю о сражении за северную границу, в котором только вы не дали нашему другу сложить голову из-за предательства. И слышала, как именно вас мой дорогой друг называл верным ему человеком. Если все перечисленное правда, то вы поможете спасти его. Ибо вы его боевой брат, воин и верный дружбе человек.

Словно пианист, принцесса задела струны души Хидора, и Кай в который раз уверился, что из принцессы выросла бы замечательная королева, а без трона из нее рос великий манипулятор.

— Принцесса Нинель королевства Эмманалия….

— Беглянка, предательница, утонувшая…. Прошу, зовите меня просто Нинель.

 — Леди Нинель. Мне льстят ваши речи, но мой маленький отряд не сможет спасти одного человека пройдя через сотню страж королевства! Нет у нас оружия мощнее слова, лука да меча, да топора!

Хидор указал на своих людей. Заросший гном с топорами, высокий суровый лучник, рыжебородый меченосец, дедок с белой бородой, да сам командир.

— Есть. У нас много оружия о котором вы и не подумали.  Хм, Кай, а ну-ка припомни рецепт мгновенно замерзающей воды. Огня без источника горения. Коктейля Молотова и разрывной гранаты.

— Ты что, партизанить собралась? — Кай прищурился в предвкушении.

— Нет, хочу применить по назначению твои актерские качества. Что? Сыграешь повелителя демонов еще раз. Более того, — она посмотрела вниз и когда бес поймал точку куда падал девичий взгляд он едва не упал. — Тебе это удастся очень натурально.

Внизу, у ног беса змеился его некогда отсеченный хвост с кисточкой на конце. Его хвост!

Демон едва в обморок не грохнулся. Хидор вновь за меч схватился, его дружина уже давно оружие из рук не отпускала. А Нинель не обращая внимания на агрессивное поведение спасителей потянулась к кончику хвоста демона и погладила его.

Полупрозрачная конечность вильнула и исчезла.

Под бурным вниманием окружающих, Кай втянул голову в плечи и объяснил:

— Совсем забыл. — хлопнул себя по лбу. — Я же умел управлять легионами в этом мире. Когда мы только прибыли, я попробовал и у меня ничего не вышло, но сейчас я начинаю понимать почему. Тело отторгает здешнюю магию. Но после купания, я ослаб и впустил легионы в себя. В моем мутировавшем теле, они не прижились. Но кажется могу использовать их и материализовать прежний образ. В теории.

— А на практике? — поторопила его принцесса.

— Узнаем через полчаса. А пока я тут медитирую, мне нужно следующее…

— Мы не давали согласия… — попытался было возразить Хидор, продолжая с опаской смотреть на демона-не-демона, но принцесса лишь рукой на него махнула.

— Либо вы помогаете, либо нарушаете слово о нас заботится и уходите прочь! А мы с Каем сами Адониса вытаскиваем! При попытке заставить нас идти силой, будем убивать.

В качестве подтверждения слов, глаза Кая изменились на горящие огнем светила, а в руках девушки оказался чудом не потерянный в водах реки кинжал из демонического когтя.

— Предложите план. И если в нем будет хоть шанс спасти сэра Адониса, мы не пожалеем своих жизней. — принял решение пожилой наемник до этого стоящий в стороне.

— План считай есть. Имя ему «троянский демон».

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *