Глава 18

Мелкая царапающая крупа, не иначе как по ошибке названная снегом, чиркала рл коже. Крупа сыпала целый день и даже успела высветлить склоны холмов, когда солнце взошло на пик и беспощадно обратило первый снег в грязь. К счастью, путников погода не взволновала. На последней остановке им удалось обзавестись теплой одеждой вполне приличного качества.

Бандиты, поделившиеся столь щедрым даром, не возражали. В смысле, почти не возражали. Что-то пытались мычать через запихнутые в горло носки, но их не слушали.

— У нас не выйдет.

— Откуда столько пессимизма? — устало спросил Адонис.

— Это не пессимизм, а трезвый расчет, — вздохнула девушка.

Нинель видела печальное положение дел. Даже без балласта в ее лице, довольно сложно влезть на высоченные горы. Будь у них снаряжение из Московского магазина «Туризм», ситуация выглядела бы не столь удручающей, но идти предлагалось налегке и в самую холодную пору - не менее двух месяцев на сильнейшем морозе. И это не вспоминая огров, которые легко могли закусить неудачливыми путниками.

При чем, два месяца занять обещался один лишь подъем, а сколько займут поиски?

Повелитель демонов оглянулся. Он делал это в последние дни довольно часто, от чего рождались догадки, будто он хотел уйти с тем демоном. Или может спасенный ими бес за ними идет?

— Мне кажется или за нами следят? — не оправдались догадки друзей.

— Тот демон?

— Нет, он сразу ушел.

— Давно следят? — встал л в боевую стойку рыцарь.

РайВэй передернул плечами и как ни в чем не бывало продолжил путь, минуя застывшего Адониса.

— Забей, параноит меня еще с момента нашей встречи. Просто в последнее время чаще.

После того разговора, параноить стало всех. И оглядываться начали по очереди. Но ни спасенного демона, ни внезапных нападений бандитов, ни даже случайных путников им не встретилось.

Ровные места перестали встречаться, их заменили волны начинающихся гор и вместе с ними набежали тучи первого серьезного снегопада. Серое небо чихнуло раз, два, а на третий высморкалось мокрым снегом с явным желанием организовать оригинальный потоп без всякого Ноя в запасе. 

От непогоды впереди ждало одно спасение – последнее человеческое поселение. Глубже в горах люди уже остерегались селится.

Село Фрисук издавна поклонялось Солу. Поэтому храма Дейуреса в нем не было. Зато стояло святилище демиургу солнца с маленьким алтарем под расписной крышей. От него немного пахло гнилью, Сол запоздал со сбором подношений и стыдился являться забирать получившийся компост. А может постыдился являться на глаза людям после позорного пари с богом смерти. Хотя это вряд ли.

В глаза сразу бросились разбавляющий человеческий контингент темные эльфы и кучка гномов. Не смотря на людскую уверенность во вражде ушастых и низкорослых, эти парни сидели на одной павозке и делили одну брагу. На РайВэя они едва взглянули, обмолвились между собой и неприлично загоготали.

Повелитель демонов вздыбил появившуюся на спине шерсть и зашипел на них, но это лишь усугубило веселье нелюдей.

— Ты чего? — не понял Адонис. Он не разбирался в языках нелюдей и не заморачивался их причудами.

— Да так, память матери побеспокоили и какого-то светлого эльфа. Хах! — РайВэй и сам начал улыбнаться, говоря: — На такую едрёную смесь я бы посмотрел.

Нинель попыталась представить помесь светлого эльфа и темного демона и тоже залилась смехом.

— Да что вы ржете, кони? — рыцарь пвернулся в сторону принцессы. — Простите, и кобылы. Я видел один раз такого.

— И как, — заинтересовалась молодежь.

— Помните зеленых человечков? Ну так вот, выбелите, нацепите длиннющие уши, цацек побольше и когти а-ля Росомаху[1] размножили.

Под дружный хохот дошли до вывески с зазывающей погреться и поесть надписью. Но стрелка указывала не на бодрое строение достойное указанного названия, а на обгоревшие развалины.

— Это постоялый двор, — подвела итог Нинель и нахмурилась.

— Даже знать не хочу о причинах столь херового состояния, — вздохнул Адонис, озабоченный вопросом ночевки.

— А я хочу, — упрямо вздернул хвост РайВэй и преградил путь какому-то полукровке с серой кожей и длинными ушами, но с человеческими чертами лица. — Эй, что тут стряслось?

Полукровка в начале чуть испугался, не каждый день полудемоны наскакивают, но быстро расслабился:

— Косум-косум, — ответил он.

В первое мгновение показалось, полукровка говорит на чужом языке, но уже через пару секунд пришло жуткое понимание.

— Ну просто отлично, — обреченно скривился повелитель демонов наконец рассмотрев оружие почти у всех жителей и гостей Фрисука. — Откуда здесь эта подлючая зараза?

Адонис молча перевесил меч со спины на пояс и уже начал отказываться от идеи идти в горы через это село, как остановленный друзьями парень небрежно поведал:

— Мы то к ним привыкли. Вот, — парень указал на немаленький кинжал на поясе, — знаем методы борьбы. Да и в город они редко когда залетят, так что раньше тихо было. Да вот, странная тварь – желтая такая в перьях – поселилась в горах недавно. Вспугнула их и косум с гор повалил и лавиной напал. Сотни три тушек выбросили.  Дома не все вот восстановили. Но что дома. Не всех людей спасли.

Повраги сразу поняли о какой желтой в перьях твари шла речь. И от этого понимания им стало за себя неудобно. Адонис машинально потянулся к клейму, вдруг поняв: оно досталось тому, кому следовало.

— Нужна помощь лекаря? — шагнула вперед Нинель.

— Да, — растерялся полукровка, — дочь старосты еще жива. Но вряд ли что можно сделать. Маг отказался лечить. Денег не хватило.

— Белочка, если ты не сможешь спасти его дочь, нас могут обвинить в ее смерти, — РайВэй не желал вмешиваться в дела деревни, даже если именно его решение привело к ее проблемам. Быть откровенным, он считал: чужие беды – не его забота.

— Возможно, — пожала плечами принцесса, — но я сделаю все возможное для исправления последствий наших решений. И пусть вины моей не много, но возможно именно моими силами можно загладить вашу.

Демон смутился, предоставляя девушке действовать по-своему. Рыцарь вообще даже слова не сказал слишком увлеченный самосознанием и мысленным самобичеванием.

 

Староста – не ко времени седой, осунувшийся мужчина – дал добро на осмотр девочки.  

— Дело дрянь, — однозначно сказал РайВэй и нагнулся ниже. — А по запаху еще хуже.

Дочь старосты пострадала очень серьезно. Кос-кос, как в народе прозвали косумов редко представляли угрозу, разве что пару пальцев откусят, да и то если сам их сунешь. Но тут разъярённые насекомые успели выдрать пару кусков с рук и спины. Но все эти ужасы меркли перед жуткой раной на животе. Девочка больше даже не скулила – ушла в кому. Дышала она с трудом.

— Я не смогу ей помочь, — признал бессилие повелитель демонов. — Рану заживить не сложно, но у нее эмм, — РайВэй замычал в попытке подобрать слово.

— Инфекция?

— Да… наверное.

— А если я прооперирую ее? Почищу, отрежу, зашью? Сможешь поддерживать жизнь? А затем закрыть раны? — спросила принцесса, распахивая медицинский чемодан. Она едва не дрожала в преддверьях первой самостоятельной операции.

— Могу попытаться, — не стал скрывать неуверенность бес. 

Адонис убедился: молодёжь занялась делом. И вышел на крыльца к старосте. Мужик печально тянул самокрутку изучая серое небо. Скользнув взглядом по рыцарю, он щедро поделился табачным угощением. Тот из вежливости принял дар, но уже после первой затяжки оставил самокрутку дымится и тлеть подальше от лица.

Оба мужчины молчали. Каждый раз, когда РайВэй выбегал с тазом полным грязной воды, вздрагивали. Сам демон даже не скрывался, беспокойно махал хвостом, дыбил шерсть на хребте, скалился и очень быстро возвращался к Нинель, которая творила по его мнению жуткую вещь.

Темнело рано. Пришлось зажечь несколько десятков свечей, от чего дом старосты начал походить на приведение.  Вывешенные кипячённые тряпки все в страшных пятнах добавляли колорита и убивали храбрость любого излишне любопытного соседа.

Наконец, под утро, хрустя выбеленной инеем сухой травой, Нинель вышла во двор и устала вдохнула морозный воздух. Она не спешила с дурными новостями, хороших тоже не говорила. Размяла ноги и ушла обратно. После к мужчинам вышел РайВэй. Заморенный, с кругами под глазами, без лишних конечностей – дефицит легионов на лицо.

— Ну, как? — не выдержал молчания Адонис.

Демон бросил усталый взгляд на отца девочки и укоризненный на рыцаря: уверен, что стоит говорить?

Порог ожидания дополнился демоном, вызывая лишние ассоциации о папашах на пороге роддома. Ему тоже предложили самокрутку. Понаблюдав пару минут за попытками беса разобраться: да что вы люди находите в этой гадости, Адонис отнял гадость и выкинул щелчком пальцев.

— Кай тоже пробовал и ему тоже не понравилось.

Солнце поднялось из-за горизонта целиком, и староста встал поднимая руки над собой, молясь Солу. И толи бог его услышал, то ли Нинель не зря столько учила, но уже у вечеру девочка пришла в себя.

— Так, Виски, подними руки, — командовала принцесса пациенткой.

В напоминание от страшной раны остался жуткий бугор шрама, в остальном малышка обещала стать прежней веселушкой через недельку постельного режима и правильного питания. Усталость РайВэя шла в комплекте с излечением Виски. Демон качался молодой березой и грозился пасть сраженный благодарностями на холодную землю, если вскоре не получит кровать.

Придержав брата, Адонис спросил:

— Простите, староста Даркай, можем ли мы остаться у вас на пару дней?

Радости старика не было предела. Одна у него дочь осталась, да и ту чуть не похоронил. Так что спасителям седой мужик был готов дом хоть подарить, однако ему пришла в голову более удачная идея.

— Конечно оставайтесь, но у меня тесно. А вот вдовица недавно рукой на сельскую жизнь махнула, вот ее дом куда просторнее.

 

Дом вдовицы был маленьким, но добротным. Красный, из-за протравленного бревна, обманчиво ветхий, он смотрелся словно волшебная избушка. Так и ждешь ведьму увидеть на изготовке за дверью. Рядом, похожий на кусок отвалившегося гипса, припорошенного сеном, стоял сарай. Белые покрытые свежей известью стены тонко намекали на травлю насекомых. А из всех сил вычесывающий вшей пес сидящий на пороге, на тщетность этой операции.

Пес зарычал. РайВэй тоже.

— А зоолог уверял, что ты ближе к кротам. Спорим, твои родственники из псовых, — Адонис проводил удирающего в ужасе пса задумчивым взглядом.

— Гаф, — поддакнул черт и недовольно вильнув хвостом первым вошел в дом. Через окно. Сразу же послышался грохот горшков, огласивших о домушнике и ругань домушника.

Нинель сонно осмотрелась и вздохнула:

— Все удобства во дворе, — скучая по прогрессивной сантехнике. Маленькая будка слева от дома красноречиво зазывала всех нуждающихся приоткрытой дверью с вырезанным на ней сердечком.

— Обижаешь, есть банька, — указал рыцарь на омовейню. На русскую парную банька походила весьма условно, но имела все необходимое для превращения в достойный эквивалент.

— И комнат всего две, — выглянул все из того же окна РайВэй. — Мы ж друг друга в такой тесноте съедим!

— Как подеремся, так и помиримся, — философски пожал плечами Адонис и шагнул за порог.

— Надо было кошку поймать и первой ее запустить, — вспомнила примету принцесса.

— У нас целый демон вместо кота, — Адонис почесал лоб осматривая бардак. — С виду не похож, а повадки один в один.

Дом требовал ремонта, уборки и ухода. Как заметил РайВэй – их ухода и невозвращения. Ему идея жить вместе, еще и в таком маленьком доме, не понравилась. Путешествие дарило ощущение дистанции между путниками, вынужденных принимать помощь друг друга. А продолжительное существование на одной жилплощади обещало расставить отношения на положенные им места.

Это понимал и Адонис, оттого был полон энтузиазма:

— Конечно многое предстоит сделать. Крышу перекрыть, печь отремонтировать, стены кое где законопатить, но мы справимся. Ведь правда?

Угрюмые и сонные, друзья ему не ответили. Потом переварили услышанное и воззрились изумленно.

— Подожди, — черт уронил на пол хвост и тот съежился пружинкой змеи. — Ты решил-таки зимовать?

Разговоры о зимовки поднимались, но всерьез на саму возможность ожидания весны не рассматривали. Чего ждать с первыми листочками, Адонис хорошо понимал, потому сразу отрицательно помотал головой.

— Не зимовать. Напротив, ждать зимы. — Перед тем как друзья начали обвинять его в безумии, клейменный рыцарь объяснил, — Весь спаский будет лить дождь, идти мелкий снег, затем таять. И лично я считаю, что нужно дождаться укрытого, когда погода стабилизируется, и мы сможем, хоть и по снегу, зато без осенних сюрпризов, начать восхождение. В идеале в спящий уже начать спускаться.  Или, может Мать сама нас спустит.

— Ага, — фыркнул РайВэй, — в виде неожиданных осадков.

Все разом погрустнели. Кто говорил. Будто Мать всего сущего будет рада их компании?

— Будем надеяться на лучшее, — вот и все чем мог подбодрить Адонис.

За дело взялись дружно. Когда отоспались.

 

Адонис не удовлетворился молотком и сбегал за огромной кувалдой, предназначенной явно не для ремонта крыши. После его ремонта понадобились доски для заделки пробоин. Нинель успешно насобирала дареной животины в оплату великому целителю, а РайВэя назначила за ней ухаживать.

Большой белый петух нового фермера сразу невзлюбил.

— Ах ты скотина!

Демон вывалился из курятника весь в перьях и желтке. Петуха он поймал, но тот не прекращал сопротивления хлопая крыльями.

— РайВей, не смей трогать птичку! — мимо прошла Нинель с большой корзиной морковки.

— Она первая начала! — бес отставил руку подальше.

— Отпусти! — приказала принцесса, входя в дом. На любимого демона она даже не посмотрела. Точно знала: отпустит.

РайВей разжал руку и комок перьев упал на землю. Встрепенулся, еще раз нападал обидчику и скрылся в своих владениях. Куры встретили победителя одобрительным кудахтаньем, а коза блеяньем. Демон обиженно засопел, но мстить не стал. Доделал забор вбивая столбы кулаками и ощутил себя крестьянином которому пора вылезать из сетей крепостного права и становится боярином.

Не успел он так подумать, приосанится, как на пороге вновь появилась особа королевских кровей:

— И собери яйца, сегодня завтра готовишь ты.

— А может лучше я двор подмету? — с надеждой спросил ненастоящий барин, хватаясь за метлу.

— Подмети, — смилостивилась настоящая принцесса и тут же усмехнулась, — а потом собери яйца и приготовь завтрак.

— Вот ж…женщина…

КгрэйРайВэйсай вымел за порог весь сор и сбегал в курятник. Пошипел на дурных птиц, повторно подрался с петухом, но заполучил-таки корзинку яиц. Жаль не петушиных.

— Да принесут ваши невинные жизни в жертву повелителю тьмы! Хо-хо-хо! – разбивал он на сковородку несостоявшихся детей врага. — Да окрасит вашей кровью сей алтарь! — добавил молока.

— Да снизойдёт на вас озарение, ибо забыли вы, повелитель, соль! — склонилась над сковородой принцесса, добавляя крупную белую крупу.

Демон заливисто расхохотался и помешал содержимое сковороды.

— Ранняя белочка, разбуди нашего труженика. Завтрак готов.

Белочка. Прозвище воскресило желание прижаться к такому родному, но ставшему чужим демону. Нет, уже не чужому, но еще далекому.

Не дождавшись пока Нинель провиснет и пойдет и разбудит Адониса, Кай сам направился в соседнюю комнату вооруженный сковородкой и большой металлической ложкой.

— Король Артур, на нас напали!

«Зря я ему об этом рассказала», — подумала Нинель наблюдая вылетевшего их комнаты рыцаря с кастрюлей на голове.

— Бесенятина!!!

— Бесенятина сделал завтрак, он хороший! — насмехался черт скача блохой по комнате и легко уворачиваясь от примитивных ударов.

Жить в деревне было так же приятно как в Москве.  Нинель лечила людей, Адонис занимался сбором в долгий путь, РайВэй чудил, но помогал по хозяйству. Он больше не шарахался и даже пару раз, видимо машинально, тиранился об друзей боками, помечая их. Порой казалось, будто все стало как прежде.

Но это было не так.

Принцесса в начале ждала: предложения, намека, неуверенного шага на встречу. Затем украдкой плакала, уверенная, что никто не видит. А потом взбодрилась и решила, не торопить события. Она и не представляла, будто не одинока в своих терзаниях.

Демоны-беглецы и просто бродяги бросили скитаний и направились домой – к цитадели. Ограниченные инстинктами и возможностями познания, они и не думали, что можно снизойти до человеческих женщин. К счастью для обоих сторон до столь страшного шага додумывались единицы.

 

РайВэю снился эротический сон. В подобных снах не может быть ничего плохого, особенно если видит их молодой парень. Однако сознание сыграло с ним злую шутку поместив в объятия не знойную суккубшу а кого-то другого.

Он не понимал кому дарит удовольствие пока не пропустил через пальцы рыжие пряди, пока не заглянул в затуманенные зеленые глаза, не огладил юное человеческое тело. Вот тогда РайВэй проснулся, испытывая сплошное отвращение к себе. Определенно в таких снах не было ничего плохого для молодого парня с определенным набором потребностей, но вот выбор той, с кем хотелось удовлетворить эти потребности, шокировало его до глубины души.

И ладно бы сон был один, но он повторялся раз за разом. Заставил желать прикоснуться, овладеть, слиться с определенным человеком. Это походило на сумасшествие, когда разум просто отключался пасуя перед инстинктами, но им не являлось. РайВей с трудом подавил в себе страстное желание и попытался вести себя как обычно.

На намеки принцессы повелитель демонов не реагировал. В заявления о прошлом уровне отношений с ней, не очень верил.

Люди парные животные, нуждающиеся в половинке. Но он не человек и утверждения, будто он жил как человек в течении года, казались ему чистой воды фантастикой.

Демоны сбивались в стаи и редко могли похвастаться крепкими узами. Нужда в близости с противоположным полом появлялась лишь раз в год. Правда близость суккубов малость разбаловало темный народ. Итогом такого баловства КгрэйРайВэйсай считал связь с Нинель. По крайней мере считал так в начале.

РайВэй и не думал, что может нуждаться в не просто ощущении близости тел, а хотеть определенную женщину и хотеть, чтобы она была его партнершей как это принято у людей, а не у демонов. Нужен был не секс. На язык просилось сладкое «любить». Да, он хотел любить ее. Но не мог себе позволить подобное.

От переживаний, у РайВея поднялась температура.

Очнулся демон под бдительным присмотром Адониса:

— Как ты?

— Нормально, — попытка встать подарила удар волн о камни с последующем шумом в голове. — Голова болит.

Адонис протянул брату стакан с водой и выдавил из блистера несколько таблеток. Белые кругляшки жутко горчили, но принесли быстрое облегчение принеся сильную сонливость. Когда бес проснулся снова, с ним уже сидела Нинель. Она нежно касалась черных прядей и будто звала взглядом. Но не его, а того демона из прошлой потерянной жизни.

— Он не вернется, — РайВэй сам не знал, почему говорит такие жестокие слова.

— Я знаю. Но… Ты и Кай, вы же один человек, то есть демон?

РайВэй задумчиво прикрыл глаза.

— Нет, мы не одинакоёвые. У него было то чего у меня не будет.

Что именно имел в виду черт, Нинель не узнала. Парень резко стряхнул ее руку и отвернулся к стене.

— Уходи.

— Но у тебя температура…

— Уходи, — более грубо и требовательно рыкнул демон.

— Нет, — уперлась девушка.

— Тогда, — РайВэй повернулся к ней, — я тебя изнасилую.

По взгляду стало понятно, больно в подобном раскладе будет именно демону.

— Прости.

Нинель вышла из комнаты парней и растерла покрывшиеся мурашками плечи.

— Нашел чем пугать, — пробубнила она усаживаясь за стол. Адонис готовил блины и поминал «какую-то мать», переворачивая очередной подгоревший блинчик.

— Хреново ему?

— Ага.

— Может кастрировать, что бы не мучился?

Начавшая пить из кувшина, Нинель подавилась, закашлялась и засмеялась.

— Вот услышит и примет за чистую монету и сам побежишь в снежно-поле ловить.

Адонис сглотнул и громко крикнул:

— Я пошутил! Не дам скот…брата мучить!

Как бурчит в комнате РайВэй, — «Пошутил он, козел!» — естественно никто не слышал. — «Брат значит… был у меня брат.»

Адонис ничем не напоминал брата. КрейРэйНэйсай запомнился полубезумным психопатом, от которого спасала сестра. Моменты, когда он ловил его или сестру застывали в памяти картинами насилия. Но сейчас, Кай видел все иначе.

В далеком детстве КрейРэйНэйсай казался истинным монстром. На деле был истощенным ребёнком с запуганными глазами, точно такими же как у РайВея. Все его тело покрывали шрамы от ран которые нанес себе он сам. Смеясь как сумасшедший РэйНэй бился в припадках и разбивал голову в кровь. Ежедневно его уводили носители повелевающей крови и возвращали еще более невменяемым.

В то время РайВэй еще не понимал: его брат заслуживает сострадания, а его поступки понимания. К сожалению, когда он начал осознавать причину всего происходящего, было поздно. 

Вспомнилось, что призраки могут быть рядом и РайВэй поежился от мысли: вдруг РэйНэй сидит возле него. Смотрит осуждающим взглядом под которым хочется сжаться в комок и умолять о прощении. А может рядом сестра и есть к кому прижаться прося о поддержке.

РайВэй открыл глаза. Никого. Свою семью он давно потерял…

— Кай, — голос рыцаря вывел из болезненной дремы, — Поешь.

— Не хочу…

— Это вкусно.

Запах жженого теста и сладких ягод заставил поперхнуться слюной. Рядом поставили тарелку с блинчиками залитыми клубничным вареньем. Черт мог поклясться: он ни разу не ел ничего подобного, но внутри ожило потерянное воспоминание, говорящее ему, что он любит это блюдо. Демон неловко улыбнулся.

Нинель стояла в дверном проеме с наслаждением наблюдая как бес жмурится от удовольствия поглощая угощенье. Адонис сидел на своей кровати и усмехался скорости поедания десерта.

— Спасибо.

… И, кажется, нашел новую.

[1] Персонаж серии Х-мены.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *