Глава 17

— Праздник? — РайВэй выглянул из окна рассматривая шумящих крестьян.

— Да, — подтвердил Адонис выбрасывая в миску куриную косточку, — урожай собрали и закатили пир. Хотите поучаствовать?

Нинель облокотилась на демона. Шерсть на хребте моментально встала дыбом, РайВэй нахмурился, но девушку не оттолкнул. Дал ей практически упасть на свою спину.

— Нет настроения, — грустно сказала принцесса и вернулась на кровать.

В последнее время она много спала. И хотя могла заработать своими медицинскими званиями больше Адониса подменившего вышибалу в питейном заведении, почти не выходила из дома. РайВэй составлял ей компанию в роли второго затворника.

Наблюдая как отношения этих двоих налаживаются, рыцарь не вмешивался. Но угнетённые настроения его порядком достали, и он начал подавать знаки бесу.

  — Эм, белочка, а давай погуляем? — верно понял жесты черт. — Хочу купить теплой одежды. Знаешь, не люблю холод. Вот бы платок под горло...

— Хочешь свяжу шарф? Тогда нужно купить пряжу…

Рыцарь удалился из комнаты, вышел на улицу и присоединился к празднующим. Пока это было все что он мог для них сделать: подтолкнуть и не мешать. Чем боги не шутят, особенно с ними (чертово пари!), может все наладится пусть даже РайВэй не вспомнит как был Каем.

Неделя в селе Пустое пролетела быстро. Настало время двигаться в горы.

— Вот наш маршрут! — Адонис разложил на столе карту. Над ней склонились и удивились: маршрут петлял как обезумивший от страха заяц.

— А по прямой никак?

— А по прямой города с храмами Дейуресу. Прошлая с ним встреча была на столько ужасной что начисто стерлась из твоей памяти с последним годом жизни в придачу.

Демон скривился:

— Но такими крюками мы и до Спаского идти будем.

Адонис поджал губы и посмотрел на друзей. Идти вплоть до последнего месяца весны не хотелось. Принцесса уже подорвала здоровье и ей больше нельзя было мерзнуть. Демон плохо переносил холод, но обещался оказаться покрепче Нинель, если его, конечно в горных речках не купать.

— По этому маршруту мы сможем останавливаться в большинстве сел и деревень. Не забывайте – скоро станет гораздо холоднее.

Бес бросил беспокойный взгляд на Нинель и кивнул.

— Простите, — верно растолковала тревогу мужчин принцесса.

— Все нормально. Главное больше не болей. Помнишь, как сложно было, когда Кай…  — Адонис осекся. — В общем бережем здоровье и идем дальше.

 

Действовали следующим образом. Нинель или Адонис шли в село и проверяли нет ли храма Дейуреса, ест ли где остановится. Если храм стоял или святилище, то просто закупались продукты и как можно быстрее покидали границы деревни. В крупные города и разросшиеся деревни не заходили. Обходили по дуге.

Погода испортилась окончательно и гораздо раньше, чем надеялся клейменный рыцарь. Дождь сменялся градом, град дождем. Дул пробивающий до костей ветер и когда уже рыцарь был готов плюнуть на все и свернуть в теоритически существующее село, не обозначенное на карте, но в которое засылали в прошлой деревне, наступило бабье лето. Короткая пора света и солнца пред встречей первого снега.

Скудный запас пищи подходил к концу, но ужин никто не отменял, потому остановившись на берегу озера, Адонис закинул самодельные удочки и сел разводить огонь. Нинель закуталась в одеяло и сдерживая кашель беседовала с демоном. Из всех сил, она пыталась не называть его Каем.

— На ужин у нас каша, — объявил Адонис сворачивая пустую удочку.

— Ну нет! — РайВэй подошел к озеру, — На завтрак каша, на обед каша, чур на ужин рыба! Отойди, — он оттеснил с удобного камня стоящего в воде рыцаря. — Этим только тину ловить!

Демон вместо жилы с крючком забросил свой хвост на середину озера.

— РайВэй, ты чего это делаешь? — не понял Адонис. — Еще одну мандрагору удишь?

Бес, насвистывая, вилял под водой хвостом.

— Ловлю рыбку большую и маленькую, — приговаривал он. Затем повернул голову к рыцарю, — Я делаю нам …, — но ответить не успел.

Рыбка поймалась большая. На камне остались отметины когтей, а в воздухе замерло пару волосинок – так быстро его утянуло под воду.

Рыцарь подавился вдохом, застыл, не зная бежать-спасать или все под контролем. Нинель не успела понять, куда делся РайВэй, искала его взглядом.

Озеро сыто булькнуло и покраснело в середине от крови.

От сердца отлегло только когда, из красных разводов, поднялся хвост и протянулся на манер каната к берегу. Адонис потащил за него и вскоре им явился мокрый повелитель демонов: весь в водорослях, отметинах зубов, ошалелый от пережитого и с огромной «акулой» в объятиях.

— Я делаю нам ужин, — закончил он, и сплюнул коричневую слюну.

Рыбина последний раз дернулась, вывалившиеся потроха сократились, и издохла. А черт продолжал ее сжимать в кольце рук заново переживая короткую схватку с обитателем озера.

Зато на ужин была рыбка. А между Каем и РайВэем нашлась общая черта – безрассудство.

До следующей деревеньки шли три дня и последний день провели под проливным дождем, чередующимся с градом. Вот такая она золотая осень на материке Истант. В добавок подул пронизывающий ветер. Не заболели путники чудом.

Деревенька, в которую посылали на прошлой стоянке, действительно не имела названия и не заслужила точки на карте. В ней жило хорошо если два десятка человек. Словно служители тайного культа, они вылупились на гостей, как на посланников богов и приняли их радушно.

Проблемы начались в более крупной деревне с претензией называться городом. Храм Дейуресу стоял в центре, но из-за случившегося накануне пожара остался без колокола и алтаря. Друзья не уточнили детали того пожара сразу. Это позволило отсрочить проблемы на день. Начались проблемы к ночи.

Вечером, на первом этаже таверны, где сидела подвыпившая компания, молодая семья и собственно повраги, как мысленно именовал своих людей РайВэй, о случившемся громко заговорили.  

Один выпивоха вскочил прям на стол:

— А он как прыгнет! Пасть раззявит! Гляжу – три ряда зубов! — слушатели притворно испугались. Они слышали эту историю уже в десятый раз и на каждый у монстра в истории прибавлялось жутких деталей, а рассказчика – героизма. — А хвост! Все десять метров! И он как прыгнет, когтями как взмахнет!

Тут РайВэй отвлекся он котлеты и начал прислушиваться. Адонис заметил интерес демона и тоже посмотрел на людей за соседним столом. Рассказ подвыпившего мужика продолжался:

— Он шел прямо на меня! Пена до земли, глаза горят, зубами «Щелк»! Ну, думал, конец! Он прыгнул, а я его на вилы посадил! Он думал встать, а я на него сел! Веревками скрутил!

— О ком это вы, уважаемый, — не выдержал бахвальства Адонис.

Пьяницы разом обернулись, но ответил все тот же расхваливающий свой подвиг тип:

— О демоне! — рыцарь и принцесса разом посмотрели на РайВэя. — Ну который на святилище Дейреса напал и поджег его. Это я его победил! Теперь вот в тюрьме лежит…

Повелитель демонов резко потерял к болтовне пьяниц интерес. Вернул его котлете, потроша как злейшего врага. Но Адонис продолжил смотреть на компанию выпивох коронным полным презрения к лгунам взглядом. Под действием этого взгляда бахвалящийся мужик стянул с лица улыбку, слез со стола и сменил тему. Разговор поврагов, напротив, оборвался и до ночи никто не подумал, будто подслушанный разговор будет последствия.

Не смотря на приличное поведение РайВэя, который перестал «гадить в тапки» и «орать по ночам», по привычке была снята одна комната на всех. И дешевле и если что, бежать можно без траты времени на сбор команды. Им бы расслабится, но расслабится не удалось.

Первой в ванную, она же комната с бочкой, ушла Нинель. Долго ругалась выкидывая в воду обеззараживающие таблетки, но вернулась уже довольная и чистая. Не увязавшись за принцессой, РайВэй хвостом пошел за Адонисом. Наедине с девушкой он чувствовал себя неуверенно. Встал у двери и будто хотел поговорить, набрал воздуха, но увидел, как рыцарь стянул рубаху. Слова сменились кашлем.

Они были по всему телу рыцаря – шрамы от его зубов и когтей. Особенно много на руках. Демон всегда узнает свои метки.

— Что? — отвлекся от придирчивого изучения губки Рыцарь?

— Мы точно были друзьями?

— Да…. А! Ты беспокоишься о шрамах? — губка отправилась в окно. — Не переживай, они мое украшение. Женщинам даже не вру рассказывая, как голыми руками демона завалил. Да не смотри ты так, у нас были сложные отношения.

— А сейчас?

— Что сейчас?

— Какие у нас отношения?

— Сложные, — усмехнулся рыцарь. Намыливаться не стал. Опрокинул на себя пару ведер, на этом купание счел завершенным. Все равно завтра по грязи идти, да и одежду стирать времени нет – не высохнет. Вновь оделся и заметил задумчивую моську брата, положил руку на голову беса. Его руку не оттолкнули позволив тормошить угольно черные пряди.

— Каким он был, тот, другой Я? Каким был Кай?

Адонис задумался. Не хотелось говорить о прошлом, как о чем-то похороненном. Но они еще были живы, и клейменный рыцарь с грустью подумал, что стоит отпустить потерянное. Но не плакать о нем, а создать новое.

— Он пытался казаться сильным. С ним творилось много дерьма, и он старательно жевал его в одиночку. Улыбался без конца и причины. Бесил по страшному. Вызывал желание взять за грудки и выбить дурь.

— Не понимаю. Ты же сказал мы друзья, а описываешь как врага.

— Говорю же, сложно все было. Я менялся, Нинель менялась, ты менялся, и мы нашли компромисс. О многом я так Кая и не спросил. Ему было сложно говорить о своем прошлом, как и тебе. Мы стали жить настоящим. Именно поэтому мы знаем не так много о тебе как о РайВэе.

— И ты простил его? За шрамы.

— Я за это зла и не держал. Как я их получил – рассказал.

— Не понимаю, — проговорил демон. — Вы так много сделали для меня? Не понимаю, почему вы продолжаете? Кая нет. Я не он.  Но вы, даже зная об этом, настойчиво держитесь рядом.

— Да я вот тоже, никак в толк не возьму. Почему ты никак не поймешь.  

РайВэй пожал плечами, подтверждая свое непонимание. Может люди ему достались сумасшедшие и просто хотят поэкзотичнее сложить головы.

— Мойся давай. И спать, — дал указания рыцарь почесывая клеймо.

Он ушел, а повелитель демонов еще мучил себя вопросом: зачем он завел этот разговор?

 

Поздно ночью, убедившись, что все спят, РайВэй открыл ставни и вылез в окно. Двигался он абсолютно бесшумно и быстро, потому едва не свалился с крыши услышав знакомый голос за спиной.

— Ну, и что ты задумал?

Демон медленно оглянулся и бросил быстрый взгляд вниз, на слишком широкие улочки: не затеряться.  На далекие горы он посмотрел от безысходности. Показалось, будто возле высоких камней пролетело желтое пернатое размером с дракона.

— Я спросил, что ты собираешься делать?

— Неужели не ясно! — рыкнул черт. — Собираюсь вытащить его!

— Демона?

— Да! Или забыл? Я тоже демон!

— Я никогда не забывал об этом. Но я не думал, что ты захочешь спасти незнакомого тебе беса.

— А если б знал?

— Пошел с тобой.

РайВэй воззрился на человека будто впервые того увидел.

— Ты поможешь мне спасти этого демона? — спросил РайВэй, желая удостоверится.

— Да. И пусть мне поставят второе клеймо, — с усмешкой сложил на груди руки Адонис.

— Для симметрии?

— Именно.

Растерянный поведением рыцаря, повелитель рыкнул на себя и махнул рукой в сторону дома местного управленца. Недалеко от него стояла допотопная тюрьма, ранее бывшая чьим-то погребом, затем ставшая убежищем инквизиторов, потом вновь погребом, но в конце концов обретшая нынешнее положение. Охранник стоял в одиночку, в одиночестве нашелся и палач. Один держал караул и спал у входа отперевшись на пику, второй развалился на пыточном столе с бутылью высокоградусной браги.

Все оказалось так просто, что было даже не интересно. Ни тебе битв, ни спасения достойного баллад. О возможности подобной почести, Адонис постарался не думать вспомнив по чью душу они пришли. Ибо пелось бы это как о злодее забравшем кровавый пир у толпы. На иронию своего поступка, он также старался не обращать внимания.

Первым по коридору бесшумно бежал РайВэй. За ним медленней, крадучись шел клейменный рыцарь. Заключенные заметили тени незваных гостей каземат и протянули руки сквозь решетки.

— Воды! Хлеба! Выпустите! — просили они, но спасать пришли не их.

Даже без магических пут, в отсутствии камеры из подавляющего легиона камня, люди нашли способ сдержать демона.

Вытянувшийся струной он едва не гудел от напряжения. Его шею сдавливала петля, а руки и ноги тянули цепи. Стоило пленному попытаться хотя бы присесть, петля затягивалась и лишала возможности дышать. Покалеченный, без когтей, рогов, хвоста, демон продолжал хотеть жить и только это желание мешало ему умереть.

Через туман боли он приоткрыл пасть и зарычал на смотрящих сквозь прутья людей.

— Тихо! — приказал ему РайВэй, и пленный тут же перестал издавать хрипящие рыки. Замер не веря – рядом с ним повелитель.

Незакаленные магией цепи спали, и пленник упал на каменный пол. Он кашлял долго, но вяло. Не спешил вставать, не смотря на сломанные прутья камеры. И Адонис, не по доброте душевной, а от стремления быстрее уйти с места преступления, брезгливо потянул руки, собираясь помочь демону подняться, но внезапно РайВэй зарычал и резким ударом отбросил его на шаг.

— Демоны друг друга не касаются! — заявил он.

Клейменный рыцарь медленно кивнул. Даже Кай не сразу привык и принял человеческие границы дружеских дозволенностей. РайВэй с касаниями просто смирился. Но вот как мог повести себя посторонний демон, спрогнозировать казалось невозможным. Адонис встал готовый принять удар, РайВэй, если что, броситься на перехват.

Плененный демон удивил обоих. Отдышался. Приподнялся. Сел. И все.

— А может он больной? — отодвинулся ближе к выходу Адонис, рассчитывающий расстаться с этой проблемой еще в тюрьме. Думал: отцепят от стенки, и он удерет мелькая пятками. Может дел натворит, зато РайВэй его скотиной считать не будет.

РайВэй приблизился вплотную к соплеменнику и понюхал его. На повелителя лениво рыкнули.

— Нет, — неуверенно протянул он.

— Тогда бери его в охапку и погнали!

Возможно в камерах сидели обычные люди, возможно душегубцы, воры уж точно были - Адонис отпустил их всех. Побегом, они создали достаточно шума, что бы два демона и рыцарь скрылись в городе и вернулись в комнату постоялого двора.

Нинель пришла в восторг от влета компании в комнату через окно, шумное закрытие ставень и кружения вокруг покалеченного нежданного гостя. Девушка вначале закричала, метко бросила в Адониса сковородкой, услышала «бам» и «какого хрена» и только после зажгла светильник.

— Кто это? — дрожа указала принцесса на жертву допроса с пристрастием.

Демон задался подобным вопросом, но вслух ничего не сказал. Чуть наклонил голову и все.

— Демон, — отмахнулся Адонис сам не зная, как объяснить в двух словах весь идиотизм ситуации, но добавил: — из-за которого у нас могут быть проблемы.

РайВэй подошел к представителю своего вида и еще раз его обнюхал. Запаха болезней он не чуял, зато от вони скривился. Никаких действий не дождался. Определил собрата как обычного заморенного покалеченного демона-одиночку с «метками» пленного. В любом случаи хвост, когти и рога можно отрастить.

— Странного он цвета, — заметила Нинель не то имея в виду землистый цвет лица, не то сальный, едва ли не дубленный, мех.

— Грязного, — поддакнул РайВэй кривясь. — Эй! Ты на нас не нападешь?

Грязный демон едва заметно наклонил голову и не ответил. Создавалось стойкое впечатление пофигического отношения как к спасению, так и к спасителям. Адонис даже смело предположил, что при захвате он не сопротивлялся.

— Еще один самоубийца на мою голову, — сплюнул рыцарь выглядывая на улицу.

Свет ламп светлячками летал по городу – не трезвые охранники задерживали всех мало-мальски подозрительных. Особо отличился тот самый, бахвалящийся пьяница. Выскочил голиком и заявил, якобы демон сбежал по его душу. Придет мстить. Кинулся страже в ноги с мольбой защитить оттопырив голый зад. По этому заду пикой и получил, гонимый в ряды добровольцев защитников.

— И что теперь делать? — растерянно спросила Нинель не решаясь подойти ни к одному из мужчин. Угол комнаты показался ей более безопасным местом. А подсвечник единственным благоразумным другом которым еще и замахнуться можно.

— Ждать пока все успокоится. А следующей ночью уходить, — принял решение Адонис не сводя взгляда с застывшего на середине комнаты демона. РайВэй так же смотрел на него, но не в ожидании нападения, а… вопросов, что ли.

Должен же бедолага спросить, по какой причине повелитель путешествует с людьми, когда его раса загибается под давлением бога Дейуреса? Но грязный демон молчал. Единственно, лег на пол и свернулся калачиком.

Друзья скрестили на демоне одинаково недоумевающие взгляды.

Притащенный из тюрьмы гость проблем не доставил. РайВэй кое-как решил вопрос с его запахом путем испоганивания всей воды в бочке. Цветом тихий бес оказался весьма невзрачного. Опять же спасибо повелитель не дождался. Вернее, он и не ждал. Демоны выражают чувства иначе, даже благодарность. Так вот, перед повелителем демонов был очень неправильный черт. Который себя вообще никак не выражал.

— Вы говорили, я впал в депрессию. Вел себя также? — спросил РайВэй, прислушиваясь к городской суете.

— Нет. Ты у нас претворялся бодрячком, — Адонис зевнул (сказались ночные беспокойства) и попросил Нинель, — Сходи нам за едой. А?

 

Ночь ждали как пропавшую без вести мамочку. Шумиха по поводу разбежавшихся преступников и, главным образом, по поводу сбежавшего демона, утихла. Ясно дело, раз сбежал, то уже далеко от города.  Был бы в городе был бы кровавый фейерверк.

И вот, под покровом ночи, люди вышли через дверь, а демоны через окно. При чем спасенного беса, РайВэй тягал на буксире обвязав хвостом. Только за городом, пополнившаяся команда отдышалась и начала поиски приличного места для ночлега.  Их конечно интересовало, что делать со вторым демоном, но грузить голову и не спать вторую ночь в подряд им показалось глупым. Они еще не знали, что решать ничего и не придется.

В свете костра, спасенный демон, отказавшийся как называть свое имя, так и есть, вдруг встал. Тихо, как могул только кошки и бесы, двинулся во тьму.

РайВэй дернулся за ним, вызвав этим у друзей нервную оторопь. А вдруг он уйдет с чужаком? Вдруг предпочтет путешествовать с существом своего вида. Первым от столь опрометчивого шага, как не странно, его отговорил сам спасенный демон, впервые заговорив:

Твоя стая. Береги ее. Я свою не уберег.

— Куда ты?

— Я ухожу далеко. Один.

Повелитель демонов долго смотрел ему вслед. Затем вернулся к костру и сел между Адонисом и Нинель глубоко задумавшись.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *