Глава 16

Когда в горах бухнуло и закудахтало жители села Низкие косы забеспокоились. А когда над ними пролетело желтое и пушистое - схватились за вилы. Вслед за странным монстром, который как улетел, больше не возвращался, в село вошли трое людей: один мужчина в самом рассвете сил, растрепанная девушка свадебного возраста и юноша полу демон. Шли они поддерживая друг друга, глупо улыбались и иногда срывались на нервные хихиканья.

Дракон так обрадовался свободе и первому полету (откуда ж было знать, что это первый полет ящерицы?!), что показал и бочку, и стрелу, и восьмерку и даже смертельный номер с почесыванием крыла в полете.

Океан незабываемых впечатлений.

— Здр…здр….  — попытался выговорить Адонис, но не смог.

— Мы-ы… — протянула Нинель и замолчала смотря вперед стеклянными глазами.

— Упали с дракона, — объяснил Кай резкое появление чужаков  в их селении и посмотрел вверх, будто высматривая пушистое чудовище.

Селяне тоже задрали головы. Посмотрели в небеса и вернули взгляды на ушибленных приземлением путников. Единственное пушистое чудовище – такхлиер – прижимался к груди девушки и икал. Как великий дипломат, рыцарь перешел на более простой и располагающий к доверию язык – бросил золотую монету. Одну из сокровищницы бандитов. Селяне разом подобрели, заулыбались и даже подрались кто приютит щедрых путников.

Порешили определить в пустующий дом вдовы. Шустрая тетка нашла себе любовника в городе и махнула на сельскую жизнь рукой.

Успокоившись, друзья смогли поговорить.

— Подведем итоги, — начал важный разговор Адонис. Он сел за стол: ноги все еще плохо слушались его.

— А что их подводить, все и так ясно, — РайВэй кивнул на сложенные стопкой листы, вырванные из книг. — Если крепость из стекла и существует, то она в том самом месте в горах.

— Не зная точного местоположения мы можем крепость месяцами искать, — Нинель закусила губу

— Подъем тоже займет не меньше месяца. Скоро сезон дождей. Тропы размоет. Мы не сможем подняться, просто сложим там головы.

— Но если постараться…

— То даже демон там голову свернет. На самом деле я не представлю, как мы будем на них взбираться и как будем исследовать. Тысячи людей пытались до нас. И где они все? Вот. И я не хочу к ним присоединится так нелепо.

Нинель задумчиво перебирала вещи в своем чемоданчике. Такхлиер смешно фыркал, ему не нравился запах спирта. Она спросила:

— Если я не буду тянуть вас вниз. То есть не буду участвовать в поисках. Что-нибудь изменится?

— Да, — кивнул рыцарь, — с нами не будет врача.

— И балласта, — жестоко добавил РайВэй.

Принцесса прикрыла глаза, поджала губы и продолжила:

— Я не хочу вас замедлять.

Раздался удар грома. По крыше застучало.

— В любом случаи придется ждать, — рыцарь почесал шрам от клейма.

— Чего? — РайВэй будто впервые увидел метку предательства на спине мужчины. Он с удивлением ее рассматривал, почти носом уткнулся в чужое плечо.

— Либо бабьего лета, либо зимы. Весной у нас не будет времени, — широкая ладонь легла на лицо демона и чуть оттолкнула.

— А что весной? — бес потер нос. Отодвинулся от рыцаря, унимая любопытство.

— Нас найдут. Либо Дейурес сможет повлиять, хотя не факт, что он этого раньше не сделает. Либо твои из совета за тобой придут. Суккубы, наконец, заберут. И пиши пропала. Пока их обещалась водить за нос твоя бывшая, а зимой – анабиоз.

РайВэй задумчиво наклонил голову в бок.

— А вам какая выгода? — увидев непонимающие взгляды, демон уточнил: — Охотятся за мной, не за вами. Давайте разойдемся и вам ничего не будет угрожать.

— И за мной, — нахмурился Адонис. — Я как и ты часть пари. Битва Добра и Зла. Или как-то так. 

— Но она не часть пари, — РайВэй указал пальцем на Нинель.

— Я нет. Но вы мои дорогие люди, и я пытаюсь вам помочь.

Демон фыркнул:

— Дорогие люди? Я не человек, белочка.

— Да, ты не человек, — спокойно подтвердила она, чем заставила парня растеряется. — Но для нас это не играет роли.  

— Хотя все же человек, — рыцарь откинулся на стуле. В том мире мы узнали, что титаны, демоны, эльфы, гномы и, — кивок на Малыша, — такхлиеры – это все люди. Как породы у кошек.

Такхлиер поднял мордочку на рыцаря:

— Пи? — удивился он.

— Бред, — не поверил демон.

Адонис, налил себе молока из кувшина. Выпил. Он не стал доказывать факт, потому что ему не хватало знаний. Он вообще не хотел спорить на эту тему Для отсталого средневековья не каждый нищий мог считаться человеком, не говоря уже о нечисти. Он задумался о проблемах родного мира, наблюдая краем глаза, как Нинель наливает себе молока, а РайВэй хмурится. Черт принюхался.

— Нинель! — неожиданно демон поймал руку принцессы держащую глиняную кружку. — Не пей.

— Почему?

Вместо ответа Адонис закатил глаза и упал лицом на стол. Отравленное молоко закапало на пол. Изо рта рыцаря шла пена, а глаза смотрели в одну точку. Такхлиер яростно зашипел на пролитое молоко капающее на пол.

Нинель поскачила:

— Кай, помоги!

РайВэй даже забыл, что не откликается на имя «Кай». Обошел стол, помог уложить на пол рыцаря. Растерявшись, он не сразу понял, каких действий от него ждет принцесса.

— Попытайся вывести яд.

— Я…я не умею. Но попробую.

Лечить не так сложно, просто нужно отдать легионы и ускорить чужую регенерацию в одной области. Но яд разошелся по всему телу, как его вывести?

— Попытаюсь помочь ему справится с ядом. Но вывести не смогу.

Нинель кивнула:

— Я тоже помогу, — достала из чемоданчика иглу, шнур и раствор.

— Это немного, но надеюсь поможет.

— А ты пой, белочка. Пусть думают будто мы еще не пили молока.

— Как петь?

— Громко, грустно и протяжно, — не подумав отмахнулся демон, а его восприняли всерьез.

 

Деревенщины окружили дом со всех сторон. Они ждали либо полной тишины, либо криков паники. Но вместо этого через закрытые ставни услышали песню на чужом языке. Откровенно говоря, Нинель петь не умела, но незнакомые слова завораживали слушателей. Песня казалась им заклинанием. Страшный и протяжным воем.

— А вдруг маги? — испугались отравители.

— …Черный ворон, что ты вьешься над моею головой? Ты добычи не дождешься, черный ворон, я не твой![1]

— На драконе прилетели, золото имеют – точно маги, я вам говорю!

— Да поздно уже кумекать, — селянин с вилами подошел к ставням и заглянул в щелочку. Увидел девушку на столе, это она так страшно и протяжна пела. Сколько помнила. Продолжила другой песнью:

— Эх, дороги... 
Пыль да туман, 
Холода, тревоги 
Да степной бурьян. 
Знать не можешь 
Доли своей, 
Может, крылья сложишь 
Посреди степей.[2] 

Селяне стояли возле окон и двери. Они спорили: нападать им или нет. Жажда наживы говорила: да. Но страх твердил: жизнь дороже. Пока они мялись в нерешительности, РайВэй перелил большую часть сил рыцарю. Адонис стал выглядеть лучше и дышать гораздо легче. Бес оставил себе ровно столько сил, сколько нужно для нравоучительной беседы с жадными людьми, задумавшими отравить путешественников. 

— Ты не умеешь петь, — улыбнулся бес и поднялся на ноги. Он не понимал языка, на котором пела принцесса, но сразу услышал – в ритм она не попадает. — Продолжай беличий вой, а я выйду – поздороваюсь.

Резкое открытие двери выбило дух из самого любопытного отравителя. Пинок ноги – из второго. Демонический рык распугал третьего и четвертого, а хвост утянул в хижину пятого.

— Не убивай его, ладно, — хмурая Нинель осматривала фиктивного мужа, убеждаясь: жить будет.

— Добрая ты больно, — бес сжал кольца хвоста сильнее, жертва захрипела.

— Не добрая, а практичная. Надо его допросить. Может нас пытались убить не по придури и алчности, а по заказу. Кай…

— РайВэй…

— … на нас может охотиться целое королевство Эмманалия, совет демонов, церковь Дейуреса, сам Дейурес, теперь еще и маги.

Черт вздернул брови:

— Логично, — и ослабил кольца хвоста. — Начинаю понимать за что ты понравилась Каю.

— Ты и есть Кай.

— Нет. Я не чувствую себя им. Тот путь который он проделал – не мой путь. Так что извини, принцесса, я – не он. А вот кто он, — кончик хвоста указал на неудачливого отравителя, — разберись.

Человек полетел через стол и грохнулся на пол. Стонать отравитель и не думал. Забился в угол в ужасе смотря на демона. Преступника следовало допросить и судя по наглой выжидательной роже демона это предстояло сделать принцессе. Демонстративная проверка здоровья Адониса не помогла. РайВэй ухмыльнулся и подтолкнул Нинель хвостом в спину.

— Зачем вы это сделали? — в лоб спросила девушка отравителя.

— Денег хотели.

— Вы хотели нас ограбить?

— Да. Раз у вас нашелся один золотой, значит есть еще. Но я был против, честно! Я не хотел!

Принцесса посмотрела через плечо на приближающегося демона и выставила назад руку, прося его обождать.

— Вы решили пойти на это сами. Может вам заказал нас кто?

— Заказал, — человек вжался в угол еще сильнее.

— Он врет, — шепот на ухо заставил принцессу вздрогнуть. — Хочет сохранить себе жизнь и тянет время. В селе уже поднялась шумиха, люди идут убивать демонов.   

  На улице вправду слышался шум. Черт зарычал собираясь устроить кровавую баню, но Нинель схватила его за локоть. Тут же она ощутила напряжение беса, кончики когтей едва коснулись ее бока. Еще немного ближе и пойдет кровь. Нинель не отпустила. Сказала твердо:

 — Мы уходим! И не будем никого убивать!

— Кай бы не убил, да?

Нинель не ответила. Она указала на Адониса:

— Возьми его и уйдем через окно спальни. Я соберу вещи.

На плечи демона прыгнул Малыш. Он чуть наклонил голову в бок и оскалился, торопя его с выполнением приказа особы королевских кровей.

— Принцесса, если вы умрете из-за этого решения, это будет только ваша вина! — зло произнес РайВэй и позволил человеку убежать. А тот рассказал про них остальным селянам.

Черт закинул на плечи Адониса словно барана и понес к окну. Первой вылезла Нинель и приняла рыцаря, не давая тому упасть на землю. Такхлиер прыгнул ей за пазуху что-то беспокойно пища.

— Поторопись, белка! — демон выпрыгнул из окна и вновь взвалил на себя отравленного товарища. — Нас сейчас будут убивать.

В подтверждение слов чуть выше их голов в стену дома вошла стрела.

Село жило под постоянными набегами разбойников с соседнего королевства, под непрерывными конфликтами пограничных земель и научилось защищаться. Постепенно ее жители сами начали походить на разбойников. Многие мужчины предпочитали не оказывать радушие гостям, а обвинять их в шпионаже и грабить трупы.

Бежали быстро. Нинель впереди, РайВэй с ношей позади. Оглядываясь назад, взору представала пугающая картина. Свет факелов причудливыми огненными гнался за добычей. Стая огоньков появилась впереди.

— Опытные гады, — рыкнул бес.

— Что делать? — паниковала принцесса.

— Есть идея! — Чуть левее показался овраг. РайВэй прыгнул туба прихватив Нинель. — Сиди здесь.

Принцесса осталась в темноте с отравленным другом на руках. Она слышала, как вскрикнул первый человек, поплатившийся за самоуверенность и жадность. Демон обещал не убивать одного отравителя, про остальных уговора не было Вторая жертва даже не успела захрипеть, когда на нее навалились сверху. Но так не интересно. Демон желал криков, и он раздался, пугая остальных преследователей.

Нинель закрыла уши, закричал третий человек. Что РайВэй с ними делал, чтобы вызвать такие истошные вопли, она старалась не думать, но воображение рисовала картины пыток и море крови. До этого они убивали бандитов, но сейчас умирали обычные люди. Не безвинные, Нинель это признавала, но разве этих жертв нельзя было избежать? Кай придумал бы как. Стоп! РайВэй и есть Кай, не важно, что он не помнит этого.

За пеленой размышлений, девушка не заметила, как в овраг спустился один из преследователей.

— Они здесь! — крикнул он.

Адонис без сознания. Если она продолжит сидеть возле него, то обречет на смерть. Нинель бросилась в сторону, оставляя друга на земле. За ней бежали двое. Нет, уже трое. Никто не заметил рыцаря – хорошо. У одного преследователя оказался лук – плохо.

Перепуганный человек стрелял на поражение, а принцесса не имела быстрых ног. Она успела обернуться, успела испугаться. Стрела блеснула в пламени факела и попала ей в грудь.

РайВэй в тот момент как раз преследовал лучника. Видел, как зеленые глаза распахнулись от ужаса, розовые губки приоткрылись в удивлении. Нинель отбросило к дереву, и она сползла по стволу вниз, не в силах удержаться на ногах. Запах крови ударил в нос раньше, чем РайВэй увидел ее рубаху с темно красным растущим пятном.  

В нем что-то оборвалось. Звуки резко перестали существовать, все кроме противного писка сломанного приемника и барабанных ударов сердца о ребра.

«Принцесса, если вы умрете из-за этого решения, это будет только ваша вина!»  — вспомнил он свои зло брошенные слова. — «Она не важна. Просто человек. Некто из прошлого, кого он знал меньше месяца в настоящем. Если это так, тогда почему боль так сильна?»

— Нинель!!!

Лучник потерял голову. Мужик с вилами на вилах и оказался. Зажатая в хвосте коса прошлась понизу порождая крики агонии. Отмахнулся разрезая перепуганного крестьянина. Прыгнул сбивая с ног еще одного. Поймал стрелу когтями, еще один лучник выдал свое местоположение и нашел смерть на клыках демона.

РайВэй уже видел ее, дрожащими руками сжимающую стрелу. Видел боль в глазах. Бросился к ней, падая на колени, собирался передать остатки легионов, но оказалось помощь нужна не ей.

Принцесса разорвала ворот рубахи и вытащила Малыша...

Маленькое тело пронзило насквозь. Пухлые бочка не поднимались от дыхания. Бусинки глаз потухли, а из крошечного носика капала кровь. Такхлиер умер мгновенно.

Нинель держала его на руках и плакала. Все касалась стрелы, не зная может ли она выдернуть из погибшего друга убившую его мерзость. В надежде она посмотрела на демона и тот опустил ладони на звереныша. Через несколько секунд бес покачал головой.

Демон не мог присоединится к горю. Волна облегчения накрыла его и он не желал менять расслабленность, на слезы. Да и не помогут они. Вот месть – другое дело.

Оставив принцессу с горем наедине, РайВэй ушел в темноту закончить начатое. Крики ужаса и агонии заполнили редколесье. Вскоре единственное что можно было услышать – это всхлипы боли от потери друга.

— Покажи, — грубо повернул он девушку, стоило ему вернуться. До конца разорвал ворот и увидел между аккуратных грудей укол стрелы. Вот откуда пахло кровью. Рана кровоточила. Поддавшись неясному порыву, он нагнулся и слизнул кровь. Дрогнул всем телом и отпустил девушку, продолжающую оплакивать такхлиера. — Скоро заживет. Где Адонис?

— Там, — бесцветный голос и кивок в сторону. Нинель уточнила: — Где ты нас оставил.

РайВэй нашел рыцаря и беспокойно обнюхал его. Повезло, они вышли их этого приключения с одной маленькой смертью. Взвалив на себя Адониса, демон быстро дошел до плачущей принцессы и подтолкнул ее к выходу из оврага.  

Солнце выползло из-за горизонта и осветило лужи. Ночью пошел дождь и вымочил плетущихся по холмам путников. Одно хорошо, Адонис пришел в себя и мог идти сам.

Его пробуждение встретили грустными лицами.  Рыцарь не сразу понял отчего одежда девушка в крови, а лица полны печалей.

— У нас потери, Доня.

Адонис ничего не сказал, никого не обвинил, не выразил печаль, просто вырыл могилу и нашел большой камень для изголовья. За это время вынули стрелу и завернули маленькое тельце в окровавленную рубаху, приготовили пару монет и отсыпали зерна.

— Что написать? — спросил рыцарь.

— Я даже имени его не знала, — призналась принцесса, смаргивая слезы.

— Свит, но ему нравилось, когда ты звала его Малышом, — ответил Кай выравнивая кроя могил. — Храбрый Малыш пустился в странствие и принял смерть за друга.

— Так и напишем, — Адонис прислонил кинжал к камню и выбил на нем первую букву.

Пока рыцарь бил камень, РайВэй смотрел в небо и молчал. Небо не собиралось говорить с ним, а Нинель не могла найти слов, кроме болезненных всхлипов.

Дальше пошли без маленького друга, но с тяжестью вместо него.

Нинель винила себя за его смерть, за то, что позволила идти с ними. Если бы только она прогнала его….

На холод и сырость после дождя внимания не обращали. Шлепали по мокрой желтой траве всматриваясь в серое небо в ожидании нового ливня. На привале, сортировали вырванные страницы и вяло дискутировали на тему местонахождения стеклянной крепости. В города не заходили, храмы Дейуреса обходили как чумные, а закупиться и приодеться смогли лишь через две недели. Неудивительно, что за это время и без того расстроенная девушка, пережившая смерть друга и воспаление легких вновь слегла. Их удача, что они нашли трактир со свободными комнатам в городе без храма.

— Куда это?

— В вену.

— А как в нее попасть?

Не смотря на тяжелое состояние, Нинель руководила собственным лечением. РайВэй помогал. Адонис искал лекаря, так как демон уже отдал столько легионов сколько мог и это не сильно помогло.

Рыжая принцесса не смогла ответить на вопрос. Ее мучал жар, обессиливал кашель и изводил бред.

— Кай, — звала она, — Кай.

— Его нет, белочка, — устало выдохнул РайВэй. — Прости. Здесь только я.

Его нет?

Незваный гость - «потеря» - запоздало постучался в дверь. 

Его нет!

Он умер. Пусть тело живо, пусть оно дышит и рядом, умерло все что их связывало.

— Эй, принцесса, тебе хуже?

Ей стало тяжело дышать. В голове помутилось. Горький ком застрял в горле и перекрыл доступ воздуху. Стараясь не потерять сознание, Нинель широко распахнула глаза, но перед взором все закружилось, а вдохнуть все никак не получалось.

— Белка! Ты чего? Ты же не умрешь от простуды? Эй! Даже не думай! Черт, герой, где тебя носит?!!!

Адонис вернулся лишь через час и увидел довольно пугающую картину. Две бледные фигуры у окна. Оба в брызгах дождя. РайВэй прижимал к себе обнаженную и едва живую девушку поливал ее водой в попытках сбить жар и передавал-передавал легионы доводя себя до предобморочного состояния. Пустая капельница стояла в стороне.

— Кай, — по привычке выкрикнул Адонис имя брата и, о чудо, бес откликнулся. Привык. За этот час его звали Каем больше раз чем за прошедший месяц — Я привел мага…

Дальше РайВэй не слышал. Почувствовал удар об пол и закрыл глаза. Он потерял немыслимое количество магических частиц. Отдай он столько находясь в мире без возможности их восполнить, то уже умер бы три раза.   

«Как глупо. Я наконец свободен, а отдаю жизнь за каких-то людей. Как глупо.» — в ушах еще звучал девичий голос, зовущий любимого. Как жаль, но потерянного не вернуть.

Маг вылечил Нинель за пять минут и наказал еще день лежать и пить микстуру. Как будущий врач, она на всякий случай поставила себе еще одну капельницу с общеукрепляющим. Учитывая непомерную стоимость магических услуг, не стоило удивляется неожиданному концу денежных средств.

— Вот так уйдешь? Оставишь со мной беззащитную девушку? — демон провожал клейменного рыцаря с усмешкой на губах и беспокойством в глазах.

— Боишься оказаться неспособным ей помочь? — понял причину беспокойства рыцарь.

— С чего ты взял? Тоже думаешь я Кай? И обязан вести себя как он?

— Ни с чего, — уклонился от ответа рыцарь и ушел. Его взяли вышибалой на замену старому, удачно сломавшему руку об Адониса. Случайно, как уверял сам Адонис.

— А ты перестань изучать потолок! Он на тебя не рухнет! — сменил адресата выливания негодования РайВэй.

Подошел к кровати и склонился над больно. Теперь Нинель смотрела на лицо любимого, такое знакомое и родное и такое чужое одновременно. Она начала видеть различия.

Кай чаще смеялся, насмехался, острил, провоцировал. РайВэй оставался напряженным и лишний раз старался не обращать на себя внимание. Кай бесцеремонно вклинивался в разговоры, перетягивал внимание на себя. РайВэй осторожничал, словами не бросался. К Каю было приятно прикасаться…

Неосознанно Нинель протянула вверх руку, коснулась пальцами щеки юноши. РайВэй перехватил ее руку и отвел в сторону. Зеленые глаза смотрели с такой болью, что даже демона защемило в груди. И он отпустил девичью кисть ощущая, как его обнимают и тянут на кровать. Обнимают.

— Эй, белочка. Ты потеряла важного «человека», — прошептал он ей на ухо. — И уже не разделишь с ним воспоминания, не сможешь поговорить с ним, не сможешь любить. Поэтому поплачь. Ну же! Плачь, рыдай, рви, бей посуду. Но не держи в себе. Давай, поплачь над потерянным. Сейчас не нужно казаться сильной. Рыжик, плачь! Когда людям больно они должны плакать!

Первый всхлип вырвался помимо воли, за ним пошла лавина из всхлипов, рыданий, невнятных речей, жалоб, оскорблений, слез, соплей и криков. РайВэй вдыхал соленый запах горя, гладил рыжую головку и не мог придумать успокаивающих слов. Он тоже потерял.

«Плачь, принцесса, плачь за нас двоих.»

 

Когда Адонис вернулся в комнату, он застал картину так похожую на прошлое и так с ней разнящуюся, что потребовалось усилие мысли, для развеивания иллюзии. Его друзья лежали на кровати тесно прижавшись друг к другу. РайВэй во сне гладил Нинель по волосам и едва заметно шевелил губами, будто что-то говоря.

Рыцарь не стал их будить. Он вышел, прикрыл дверь и вернулся в трактир но уже как клиент, желая напиться, подраться и проснуться обнимая женщину.

Каждый справлялся по-своему.

[1] Казачья русская народная песня.

[2] Советская песня, написанная Анатолием Новиковым на стихи Льва Ошанина

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *