Глава 13

Нинель кашляла. Нет, не просто кашляла, она едва не выплевывала легкие. А жар ее тела мог поспорить с углями из кострища. От воспаления могла спасти медицина, в которой одна Нинель же и была сведуща. Могла помочь магия, если найти мага в разорённом регионе в котором поблизости не было человеческих селений. Либо ее мог спасти Кай, так же как он заживил однажды пулевые ранения рыцаря.

Кай лежал связанный, уже согревшийся, но все еще без чувств. Мучится сомнениями не было времени. Адонис принялся трясти демона. И тот, наконец, пошевелился. Глаза углями вспыхнули в ночной тьме. Раздался крик:

— Отпусти!!! — в голосе паника, в глазах страх.

Клейменный рыцарь едва успел отшатнуться. Острые зубы просто царапнули кожу, вместо того что бы откусить руку.

Перепуганный, нервно осматривающийся по сторонам, РайВэй мало напоминал самоуверенно задирающего нос Кая. Он не понимал где находится, зачем он этим людям и что его дальше ждет. Когда бес успокоился и на рыцаря воззрились знакомым колючим взглядом.

Адонис нахмурился. Взгляд был точно таким же, как тот, который получали повраги изо дня в день пока не разобрались в трудностях взаимоотношений друг с другом. И вот все сначала.

— Перво-наперво, успокойся. Я повторюсь. Мы тебе не враги. Ты не помнишь, но мы твои друзья.

— Что за опилки ты курил? Друзья демона? Хах!

Бес чуть отклонился назад, с хрустом проворачивая руку, уже почти добираясь когтями до веревок.

— Подожди, — Адонис присел и начал распутывать путы с ног. — Не режь, балбес, нам она еще может пригодится. Что тебя в ней не удержишь я прекрасно знаю. Кай…

— Это не мое имя!

— Кай – твое прозвище. Ты его сам выдумал, когда мы познакомились. Я и Нинель лишь недавно узнали твое настоящее имя. — Рыцарь перевел дух. Он не знал, чего ждать, когда путы спадут. Возможно демон его просто убьет и тогда Нинель тоже погибнет, ведь без памяти Кая у РайВэя нет причин лечить ее. — Нинель очень больна. Помоги ей. — он сглотнул. Ставки сделаны. — И если ты так и не поверил в наши добрые намеренья, то можешь бежать куда хочешь.

В ответ повелитель демонов расхохотался:

— Бежать?! А ты инквизитор шутник! Со всеми жертвами так подшучиваешь? Ты мне спину сломал!

Едва не прикусив язык, РайВэй оказался перевернут. Отплевался от травы и замер. Рыцарь распутывал веревки на руках. Рассматривал треугольник выпирающей кости на позвоночнике.

— Ты нас правда не помнишь? — Адонис находился слишком близко к напряженному демону.

— А должен? — РайВэй попытался отползти попутно потирая освобожденные руки с длинными когтями и окончательно теряясь в происходящем бреде. Одно он понял, его не спешат убивать. Осмотрелся. — А, собственно, где мы? Это какой уровень?

— Это не катакомбы. — Клейменный рыцарь сел по-турецки. — Мы уже не в цитадели.

— Не в цитадели?!! — верх недоверия и удивления. РайВэй смешно выглядел с отпавшей челюстью и глазами-блюдцами. — Погоди. А почему мы не в цитадели?

— Так мы же сбежали оттуда. Думал мы тебя в этом гадюшнике оставим?

Демон впал в ступор и Адонис даже успел испугаться за него, перед тем как он «отвис» и попытался встать. Естественно встать у него не вышло, и он упал на траву.

— Я не в цитадели, — падение ничуть не удавило радости. Демонический смех распугал всех живых существ на километры вокруг. — Я сбежал! Сбежал!

Феерия веселья еще долго оглашала окрестности. Рыцарь успел сменить тряпку на лбу принцессы и поправить ей одеяло.

— Теперь ты веришь: мы не враги?

В ответ РайВэй вяло махнул рукой, оставляя мысли при себе. Но это приняли как «Да»:

— Тогда помоги Нинель.

Демон показательно зевнул и нехотя пополз к девушке. Попытку Адониса ему помочь принял в штыки. От больной пахло им даже после моржевания. Глубокая, давно въевшаяся метка. Вспомнилось, как она призналась ему в любви. Или не ему? Такая милая, с покрасневшими щеками, уверенным взглядом, отчаянным взглядом. Возможно эта принцесса принадлежала ему. Нет, не ему. РайВэй не мог вспомнить ничего, что могло бы свести их. 

«Стерли память? Неужели герой говорит правду?» — подумал он и опустил на девичью грудь руку, стараясь не коснуться когтями кожи. Скосил глаза на рыцаря, ожидая криков о чести, но Адонис не подал виду, будто видит нечто неправильное.

«Вопросов стало больше…» — и тут он заметил странность. — «Со мной что-то не так.» — Легионы текли вяло. Они сопротивлялись, крысами разбегались из-под его влияния. И без того трудная операция чужого исцеления превратилась в изнуряющую пытку. Когда жар Нинель спал, РайВэй свалился без сил. Он отполз в сторону. Его трясло, и он судорожно хватал ртом воздух, но не давал рыцарю себе помочь. А Адонис не хотел пугать друга еще сильнее, решил дать ему возможность восстановиться самостоятельно. Однако взгляда с него не спускал. РайВэй за ночь немного набрал силенок и перестал выглядеть больным.

На заре проснулась принцесса. Она не сразу поняла где находится и резко вскочила. Голова закружилась и пришлось Адонису ее ловить. Естественно она сразу увидела Кая и обрадованная бросилась к нему:

— Кай, как я рада что ты в порядке.

Бубнеж рыцаря: «Со мной тоже все в порядке, спасибо что побеспокоилась.» — принцесса пропустила мимо ушей. Зато его услышал демон и усмехнулся. Не успел и слова сказать, как вокруг него заплясали словно он беременная барышня со схватками. Принцесса остановилась, когда заметила, как неестественно сидит демон и как его хвост безжизненно лежит возле таких же безжизненных ног.

 — Пошевели ногой? — потребовала она.

РайВэй зашипел рассерженным котом, посчитав подобное требование издевательством. Резко выгнувшись назад он едва не закричал, но-таки вправил перелом и продолжил сидеть на земле сращивая кости, в упор не понимая происходящее. Люди вдруг начали ругаться. И ладно бы просто, они ругались из-за него.

— Зачем ты ему спину сломал? Опять! — разозлилась девушка на мужчину.

— Как будто у меня был выбор?

— А поговорить?

— А покричать?! Нинель, я пытался. И пусть скажет спасибо, что отделался так легко! Да я едва не надорвался пока с вами из этой чертовой цитадели драпал!!! Плыл!!! Замерзал!!! Вас откачивал!!! И где спасибо?!!

Нинель залилась краской понимая, как неправа, но продолжила скандалить из чистого упрямства.

Демон посмотрел на окружающее по новой. О нем, можно сказать, забыли. То есть на него совсем не смотрели. Если он пленник, то удерживать его собираются магией. Не иначе. Ведь он уже мог потихоньку уйти. Но магом ни один из выкравших его из цитадели людей не являлся. Да и выглядели эти люди как оборванцы, а не как герой и принцесса. Демон не вынес неопределенности и вклинился в сору парочки:

— У меня мозг сейчас взорвется! Кто вы вообще такие? Какого хрена я вам нужен и для чего!?  

Спор моментально остановился. Нинель и Адонис нервно переглянулись и сели к демону поближе. Принцесса даже протянула к нему руку, но натолкнулась на взгляд неприязни.

— Ты не помнишь нас? — Нинель до последнего верила в ошибку диагноза. 

— Нинель, — рыцарь нахмурился, объясняя, — он забыл нас. Могло быть хуже. Дейурес мог тупо заменить ему личность. А так он все еще тот же гадёныш.

— Приласкал, — фыркнул РайВэй. — В любом случаи я уже принес свое «спасибо» вылечив рыжую. Мы квиты! Всем пока!

С трудом, но повелитель демонов встал.

Воспоминаний о переломе спины в том мире, где нет легионов для быстрого восстановления, у повелителя не было. Иначе, он бы тоже удивился тому, как быстро у него встали на место кости.

Впервые он мог идти куда хочет. Вариант остаться со спасшими его людьми РайВэй даже не рассматривал. Не было у него памяти о том времени, когда они, втроем, жили в одной квартире. Как делили пищу. Как становились семьей. Как боролись за жизни друг друга. Как снова и снова поднимались на ноги. Как учились простым и сложным вещам. Сообща.

РайВэй не помнил себя Каем, пережившим столь многое, научившегося доверять друзьям. Он не помнил себя свободным. Зато помнил себя КгрэйРайВэйсай, пленником собственного народа. Помнил руки, стремящиеся причинить ему боль и утешавшую его Хэй.

— Кай, стой! КАЙ! — Нинель ухватила устремившегося от их стоянки демона за локоть.

— Хватит! — РайВэй скинул с себя девичью руку. Резким поворотом оказался лицом в ней. — Это не мое имя! Что это вообще такое?! Звание почетного хомячка?! 

Нинель набрала в грудь воздуха и думала было попытаться напомнить, но Адонис довольно грубо дернул ее назад, за свою спину. Боевая стойка демона не сулила ничего хорошего.

— Ты себя сам назвал так. Что ты там имел в виду, мы без понятия. Но раз тебе теперь неприятно отзываться на хомячковое имя, скажи, как нам тебя называть? — Рыцарь говорил достаточно мягко для той степени напряжения в которой находился.

— Вам? Никак! — фыркнул черт и вновь развернулся на пятках, желая поскорее уйти за склон, подальше от странных людей. Прилетевшего в спину меча он как-то не ожидал.

— Ты что спятил!!! — напустилась на рыцаря принцесса.

— Все хорошо, — отмахнулся разжалованный представитель ордена рыцарства, — этот меч не обоюдоострый, а целится я умею.

— Садисты, — сдавленно выдавил и без того обессиленный демон, которому снова повредили спину.

Его окуклили в мешок – наружу только ноги  и голова остались торчать. Вместо веревки рыцарь использовал тонкую проволоку со странным покрытием. Ее Адонису Хидор всучил. Кто ж знал, что она понадобится?! Он предупредил:

— При попытке порвать, эта штука режет кожу демонов как бумагу. Не советую пробовать силушку.

Затем взвалили на плечо и понесли в неизвестные дали.

— Нашли себе военнопленного! — проворчал бес и попробовал порвать путы. Едва не взвыл от боли.

— Прости, — всхлипнула Нинель, — Но если ты сейчас уйдешь один, то тебя схватят и вернут на алтарь. А мы этого не хотим.

РайВэй промолчал. На него навалилась дикая усталость и не смотря на весьма необычное положение дел, требующее сохранять трезвость ума он провалился в сон.

— Что нам делать? — спросила Нинель.

— Ты о том, что придется искать мифическое место рождение богов и сделать это до весны? Или об амнезии Кая?

— О Кае.

— Приложить максимум терпения и надеяться на лучшее.

Кай не сдался без боя. Он не позволил изменить свою личность и сохранил так много от себя старого, будто просил: - «Позаботьтесь обо мне».

— Мы спасем его!

 

Идти пешком не стали. Связали плот и поплыли по течению реки, ощущая по-осеннему прохладную воду.

Кай, вернее РайВэй, сохранял удивившее всех молчание. Он просто смотрел на воду или на берега, или на небо. Ни о чем не спрашивал, и на вопросы не отвечал. Зато стоило к нему прикоснуться, как он рычал и пытался укусить. При этом его трясло и шерсть вставала дыбом. В первый день, он делал попытки порвать проволоку и Нинель едва ли не каждые полчаса занималась свежими ранами неугомонного демона. Но затем РайВэй смирился и затаился в ожидании шанса на побег.

Люди так устали от всего произошедшего, от навалившейся на них информации, от заплыва в ледяной воде, от агрессии друга. Потому решили отложить доказательства в правдивости общего прошлого на более благоприятные времена. Вот найдут они поселение и смогут поесть, вымыться и выспаться. Тогда и поговорят и все-все расскажут.

— Он ничего не съел, — пожаловалась принцесса на одной из стоянок.

Спуск по реке длился третий день, и голодовка Кая начинала внушать опасение.

— Не волнуйся. Помнишь, он уже такие финты выкручивал. Не помрет.

— Да, но мне не нравится, что он… ну…

— Что он ничего не помнит и нам не доверяет? — прямо спросил Адонис.

Нинель не знала, что ответить на это. Зато ответил сам виновник угнетающей атмосферы:

— И не собираюсь доверять. Тоже мне друзья. Связали и волокут куда-то, — демон усмехался. — Смотри, от этих пут у меня скоро руки и ноги отнимутся, а хвоста я вообще не чую.

— Нашелся нежный, — буркнул Адонис. — Нинель, не слушай его. Кай…РайВэй угомонись. Отойдем от территории демонов подальше и все подробно объясним.

К их радости впереди показалась даже не деревня, а город. Было видно, его здорово потрепали набеги чертей, но он сохранил часть стен и населения.

Нинель как могла спрятала свою принадлежность к прекрасному полу и отправилась на разведку. Вернулась с хорошими новостями:

— У них есть и трактир, и постоялый двор, и цены не высокие. Еще неделю назад недалеко стоял гарнизон – отбивал атаку нечисти. Сейчас в городе лишь десяток стражей до зимы остановились.

— Отлично, — хлопнул в ладоши Адонис и сказал демону, — Так, обратись в человека.

РайВэй извернулся и с вежливым безумием на лице спросил:

— Я демон! И в человека обращаться не умею! Простите, оборотнем не уродился!

Адонис и Нинель переглянулись.

— Слушай, — принцесса неловко улыбнулась. — Ты будешь шокирован, но все-таки ты оборотень. 

Естественно повелитель демонов не поверил:

— Ребят, а вы дурманом не приторговываете? Или может грибами? Говорят, от лягушек тоже торкает, выверните карманы…

— Мы серьезно! Долго рассказывать, но ты умеешь обращаться в человека!

— Ха-ха-ха! — смех РайВэя медленно затих под выжидательным взглядом людских глаз: голубых и зеленых. «Эти сумасшедшие реально верят, что подобное возможно?!» — Давайте просто на минуту представим: я вам поверил. А теперь докажите. Поведайте, как я это делал?

Нинель попыталась объяснить:

— Ты говорил, что позволяешь легионам покинуть твое тело, обнажить спрятанное. В общем, ты этому очень быстро научился, когда мы вернулись в этот мир. Знаешь, мы жили в параллельном мире до этого. Ты там даже работал актером в кино. Так вот, ты научился превращаться в человека так. Закрывал глаза, расслаблялся и менялся. Это не выглядело сложным. Просто «Пух» и рога отваливаются, хвост исчезает, ноги лысеют, а когти рассыпаются. Понимаешь? — принцесса в ожидании уставилась на демона, улыбка которого достигла максимальных широт.

— А грибы-то забористые… — прохрипел бес отодвигаясь от психов. Ему не хотелось, чтобы хвост рубили, искали под когтями пальцы и обламывали рога. Он придумал как заставить сумасшедшую парочку развязать его. — Давайте так. Вы позволите взять ваши знания! Я увижу все воочию и поверю вам!

То как посмотрели друг на друга люди, РайВэю не понравилось. Они явно сговаривались. Но то что было произнесено после, заставило подумать, будто эти ненормальные придумывают условности на ходу.

— Твои когти, они не настоящие, — пояснил клейменный рыцарь. — Понимаешь. Они больше не могут забирать или давать знания.

— Я не единому слову не верю. Доказательства где?

Доказательства хотел, доказательства получил. Адонис с готовностью развязал путы, но не успел демон напасть, как рыцарь схватил его за кисть, чем вызвал неодобрительное рычание, выбрал один коготь и подвел его к своему лбу. Кровь каплей спустилась к носу, а РайВэй с ужасом осознал, что не смог взять знания у человека. Это как открыть хранилище и найти там два золотых, вместо гор сокровищ – шокировало.  

Пораженный, повелитель демонов отнял руку от лба рыцаря и посмотрел на нее.

«Как там белка говорила: позволить легионам покинуть свое тело…»

Когти начали сыпаться как песок из разбитых часов. Песчинки не достигали земли, испаряясь в пространстве. Под когтями оказались изящные человеческие пальцы с черными ногтями.

С виду демон остался спокойным, лишь улыбка застыла, а глаза сделались стеклянными. В его голове неведомое нечто решило в раковине с чифиром сварить кашу из волшебных бобов. Рассмотрев изменившуюся руку еще немного, РайВэй не выдержал и завалился в глубокий обморок.

Внесли его в город без проблем. Закутали в обноски, спрятали излишки и объявили стражам перебравшим пьянящие трав. 

— Да – путники. Да – заплутали. Нет – шли в Базальт. Да, серьезно отклонились от курса. Да – демона видели, но одного, сами с ним справились. Нет – помощь не нужна. А где тут у вас можно остановится на пару ночей?

Комната постоялого двора была довольно большой и чистой, чем вступала в контраст с захламлённым обломками городом. Из окон хорошо просматривалась оживленная площадь. На стене висела картина «Охота короля». Три кровати у стен застелили чистым пахнущим мылом бельем. На одну из них положили демона у которого вышло, что одна его рука так и осталась с когтями, а вторая с человеческими пальцами.

— Останься с ним, Нинель. Если он проснется, попытайся убедить его в нашей искренности. Не выйдет – вколи снотворного.

— Куда ты?

— Я должен кое-что найти. Возможно оно нам поможет. — «Или капитально все испортит.»

За чем и куда убежал рыцарь Нинель не знала, как и не имела понятия, о чем же говорить с Каем который не помнит ее. Сердце закололо. Она не желала думать будто потеряла любимого навсегда. Вот же он. Просто спит.

— Не разводите мокроту, принцесса. — демон распахнул глаза и поднялся на кровати. — Не у постели умирающего.

Хвост поднялся к потолку. РайВэй смотрел на свои руки и до сих пор не верил. Неужели эти странные люди говорят ему правду? Он попытался измениться дальше, с содроганием наблюдая как исчезают когти на второй руке, как растворяется хвост. Ощупал голову без рогов, плоские зубы.

В зеркале отразился человек. Незнакомец. На пол полетела рубаха. Пальцы скользнули по едва заметным линиям шрамов – раны о которых РайВэй не помнил.

— Кай…

— Устал повторять, — зарычал демон, — это не мое имя! Принцесса, зарубите себе на носу, меня зовут КгрэйРайВэйсай! Повтори!

— Ты сам просил называть тебя Каем!

— Повтори! — угрозы в голосе демона стало больше.

— Кай, — девушка рисковала позабыв, какие методы использовал Кай в прошлом, пытаясь отпугнуть ее.

РайВэй зарычал и дернулся к ней. Нинель не испугалась. Она желала взять его руки в свои, убедить что все хорошо, что он среди друзей. Но демон оскалился и ударил. Вернее, он хотел всего лишь оттолкнуть принцессу хвостом, но не рассчитал силы, и она отлетела к стене. Почти сразу поднялась, вытирая слезы обиды.

Демон не успел ни пожалеть о своем поступки, ни раскаяться. В дверь постучал Адонис.

— Нинель, выйди. — попросил он. — Ты в порядке? — Спросил рыцарь в коридоре наблюдая тщетные попытки скрыть слезы.

Наружу вырвались всхлип, за ним еще один и еще. Адонис увидел в зеленых глазах такое отчаяние, которое не встречал даже когда Кай лежал мертвым на ее руках.

— Тише, тише! — обнял он принцессу. — Все образуется.

— Но он нас не узнает! Он ничего не помнит!

— Нинель, все будет хорошо, — уговаривал клейменный рыцарь. — Мы это переживем.

Нинель больше не могла сдерживаться и зарыдала громко и с надрывом. Мужчина продолжал гладить ее по голове и продолжал уговаривать успокоиться.

— Кай мог и в том мире потерять память. Вот упал бы на него строительный лес. Ты бы его не бросила?

— Я и не собираюсь его бросать, — всхлипывая выдавила принцесса. — Но мне больно. Мы так много потеряли, мы нас потеряли! Вдруг он не вспомнит, Адик!

— Но он все еще будет Каем. Да, придется вновь тянуть его за хвост по тем же граблям, однако я уже вижу, РайВэй это все тот же придурок, собирающийся как прежде трепать нам нервы, — сказал Адонис и простонал: — Демиурги милости, не обделите терпением!

Постепенно успокаиваясь, принцесса брала себя в руки.

— Ты прав. Какая же я эгоистка. Тебе же тоже тяжело и ему, уверенно, тоже. Кстати, что это? — Нинель указала на мешок с оттиском тюрьмы. Она знала ответ на свой вопрос, но не могла поверить, что ее друг решится на подобный шаг.

— Это антимагические цепи, — Адонис держал четыре браслета и ошейник. — Я продал меч Хидора, чтобы купить их.

— Ты не посмеешь! Только не это! Это через чур!

— А что мне делать, Нинель? Что?!! Если он не пойдет с нами добровольно, если уйдет и погибнет! Хотя, может и выживет. И будет жить без нас, — напирал мужчина. — Если ты согласна отпустить его, оставить без утерянных воспоминаний! Пусть живет где-то! А потом вдруг вспомнит и решит, что мы его бросили, отказавшись с ним возится!

— Но в цепи-то зачем заковывать?

— А как по-другому удержать? Я делаю это для его же блага!

— А ты уверен, что для его блага подобная крайность? Адик, ты переступал грань допустимого ни раз, но тогда ты не был уверен, как себя вести с Каем, но…

— Но он - не Кай. — слова ударили камнем в сердце. — Не тот, кем он в конечном итоге стал, Нинель. И я действительно не знаю иного метода его удержать. Убежит, как сбегал многократно. Но в этот раз, если он сбежит мы его больше не увидим. Решай. Удерживаем ли мы его рядом силой и пытаемся вернуть память или отпускаем и надеемся, что он останется рядом сам. 

Нинель всхлипнула и села на пол позволяя Адонису войти в комнату. Растерянный РайВэй стоял у зеркала. Он никак не мог вновь принять демонический облик. Человеческий его пугал. РайВэй не слабо нервничал и заметно дрожал. А тут еще и Адонис с «подарочками» вошел.

Для кого внесенные украшения подготовлены гадать демон не стал. Оказать сопротивление Адонису в человеческом облике не смог.

— И какая же участь ждет меня теперь? Продадите как щенка? Рынок рядом, показать дорогу? — ерничал бес морщась от тугих браслетов. Ему к подобному отношению не привыкать и к сожалению рыцарь знал об этом. Он сидел сверху и готовился затянуть ошейник на тонкой шее демона.

— Нет. Кай, я уже говорил. Мы не желаем причинять тебе вреда. Но стоит нам отвернуться, ты попытаешься удрать.

— Жестокие вы.

— Я, — уточнил Адонис. — Это только мое решение. Нинель против и снова плачет. Из-за тебя, дурак.

— Может и дурак, но свободный! — выпад был слишком неожиданным. Получив обоими ногами по лицу, Адонис упал не успев надеть ошейник.

РайВэй сделал это – он добрался до окна и уже встал на подоконник, когда его цепи потянули и, издав вопль кота, получившего за шум сапогом, демон упал на пол. Злой при злой Адонис навис над ним словно памятник инквизиции.

Шкодная улыбка на губах и резко напрягшееся в ожидании кары тело. Неоднократно повторяющаяся игра: он делает попытку удрать – его пытают и бьют. Какая разница алтарь или этот странный герой, в жизни ничего не поменялось. Так он думал, о кары не дождался. Рыцарь закрыл окно, отволок демона на кровать и усадил, сам занял стул напротив.

Предстоял долгий разговор. Как же его начать?

Бес продолжал улыбаться, но с каждой минутой ему становилось все больше не по себе. И без того «чужое» тело отяжелело, без доступа к легионом казалось даже дышать стало сложнее. К тому же на него смотрели, почти не мигая и молчали.

— В маги решил подастся и учишься дыры взглядом сверлить? — нервно посмеялся РайВэй. В пылу битвы он сумел материализовать хвост и теперь подкрадывался им к мужчине. Хвост заметили и топнули в непосредственной близости от него. Сглотнув, бес решил более не испытывать судьбу.

— Кай…

— Устал повторять, это не мое имя.

— Хорошо, РайВэй, сейчас я тебе все расскажу. Это будет очень долгая история и она не понравится тебе местами, но я попрошу не перебивать.

— А если мне очень захочется….

— То будешь слушать с кляпом в зубах.

— Понял, я готов внимать, человек.

Адонис тяжело выдохнул и позвал Нинель. Ей следовало дополнять историю моментами, которых сам рыцарь не видел.

Они не умолчали ни о чем. Все страшные, кровавые, нервирующие, странные, пошлые подробности выливались на юного демона. Без утаек и прикрас ему поведали о пережитых сложностях, о драках, сомнениях, едва не потерянных жизнях, о сплачивании их команды, о формировании семьи, об отношениях Кая и Нинель. Убеждали в том, что юный демон был счастлив.

Рассказ немного сбился, когда Адонис начал говорить о том, как сомневался в собственном решении сохранить Каю жизнь, когда его смерть обезглавила бы демонов. С трудом пересказал поход к демиургу. На моменте, когда нужно было рассказать РайВэю о его матери, рыцарь окончательно замолчал. Ты сын инцеста! Твой брат и сестра существуют приведениями! Имеет ли он право это говорить?

РайВэй слушал очень внимательно. Он не перебивал и потребовал продолжать, когда Адонис остановился. Продолжению рассказа не сильно удивился. Клейменный рыцарь как мог сгладил углы. После услышанного, демон лишь тяжело вздохнул. Услышав о требовании АкуаБакАкере сходить к Матери, РайВэй возвел очи к потолку и на долго ушел в себя.

 

Адонис ушел в город в поисках временной подработки. Им срочно требовались деньги, а Нинель без медицинского чемоданчика не решалась играть во врача. За поведение демона рыцарь не волновался, цепи не давали причинить кому-либо вред и убежать в них было слишком сложно.

Нинель за день так и не смогла вызвать Кая на диалог. Он сидел подавленный у стены, поджав ноги и обвив себя хвостом. Цепи звенели при каждом движении, разбавляя тягучую тишину.  

Жизнь – сука. Такое объявление горело на лбу повелителя демонов. Лучше бы его пытали, нет, казнили. И не поверить, и не усомниться. Вот он Ад, а рыжий цербер с конопатой мордашкой словно памятник потерянному году, смотрит зелеными глазами полными сочувствия и нелепой надежды.

«Дурочка. Если демон теряет память, ее уже нельзя вернуть. В моем случаи стерли ее насильно, но это не меняет сути. Во мне ты не найдешь того кого ждешь».

— Адонис задерживается. — сказала принцесса, будто ему была интересна подобное. Нинель становилось все более и более некомфортно, будто в комнате не ее любовник, а подделка, всячески претворяющаяся им.

«Нет, не подделка», — грустно улыбнулась она и подошла.  

На этом Нинель не остановилась и под напряженный взгляд демона тоже села у стены вплотную к нему. РайВэй попытался отодвинуться, но бесстрашная принцесса протянула руки, обхватила его за плечи и потянула на себя. Не ожидавший этого, демон свалился ей на колени и замер, ощущая, как тонкие пальца ерошат ему волосы, гладят по голове, задевают ухо.

— Все хорошо. Спи, — прошептала Нинель, не прекращая своих манипуляций, — С нами ты в безопасности. Мы вернем тебе память. Верь нам.

РайВэй глубоко вздохнул, обхватил девушку руками, потому что так было удобнее, и прикрыл глаза. Он копался в голове пытаясь понять обуревавшие его чувства к ней? Казалось, он почти пришел к определенным выводам, когда заснул. А Нинель продолжала перебирать такие знакомые пряди, смотреть в узнаваемое лицо и не верить в обман: Кая больше нет, а этот демон отсылка в прошлое - тот, кого Кай пытался забыть.

Слезы сами навернулись на глазах, а из горла вырвался тихий судорожный выдох. Всхлип разбудил задремавшего беса, но виду тот не подал продолжая лежать на чужих коленях.

Адонис вернулся поздно ночью и застал сюрреалистичную картину. На кроватях никого, его друзья спят на полу у стенки. Потратив пару минут на перенос тех по постелям, рыцарь и сам пал жертвой усталости на последнюю койку. А утром обнаружилось: Кай сбежал.

— Я оторву ему ноги!!!

Постояльцы и хозяева двора вздрогнули от столь громкого крика, заменившего им петушиный. Выбежали из комнат в ожидании увидеть, как минимум, нападение демонов. Но в коридоре стоял лишь один злой при злой мужик. Во избежание становления жертвами отрывания ног, люди всосались в свои комнаты и затихли, а Адонис и хмурая принцесса отправились искать блудного демона.

Акранес когда-то был красивым городом. Имел много достопримечательностей, зажиточных горожан и красивы уголков. Но сейчас все что на его улицах можно было увидеть - это обломки и беженцев. А еще одного демона застрявшего на середине трансформации, который прятал хвост в длинных полах одеяния бедняка, проталкивался к выходу из города. Магические оковы очень мешали движению, но РайВэй прикладывал все силы и упорно шел к цели.

— Кай!  — услышал он.

Сглотнув, демон прикрыл лицо сильнее и чуть увеличил скорость шага.

— Кай!? — голос стал ближе.

Неужели его заметили?

Мимо пролетел парень отдаленно на него похожий. Нет, не заметили. Проверяют всех по пути. РайВэй увеличил скорость едва не переходя на бег.

— Кай!! Вот ты где гадёныш!

 «Во, попал!»

Мимо пролетел кусок стены, и черт завернул за угол к лестнице на крышу. Думал ушел, но через пару крыш его поджидал неприятный сюрприз.

— Вы издеваетесь… — выдавил он рассматривая угодивший ему в ягодицу самодельный дротик.

— Прости. — смутилась принцесса и убрала за спину духовую рубку. Жертва ее медицинских и стрелковых знаний упала вниз.

Проснулся бес лишь к ночи, когда все спать укладывались, помимо магических оков на нем обнаружились и обычные цепи. Нинель демонстративно улеглась лицом к стене, а Адонис претворялся спящим, прислушивался к происходящему.

РайВэй порвал путы и начал поиски ключа от магических кандалов. Искал в начале в одежде на крючках, затем у Адониса.

— Ну не проглотил же он их, — бубнил бес.

— А вдруг, — перестал претворятся рыцарь и схватил черта за руку. Тот лишь пискнул от неожиданности. — На кой тебе сбегать?

— На той, что вы держите.

— А если отпустим?

— Все равно сбегу.

— Тогда мы еще подержим.

— Не удержишь! — самодовольно оскалился демон выкручивая руку и отскакивая к окну.

Адонис оскалился в ответ, присел, якобы собираясь поднять выпавший нож и тут резко потянул за ковер. РайВэй естественно полетел на пол. Он успел понять свое положение перед тем как его закатали все в тот же ковер и обмотали цепями аки плененную персидскую принцессу. Во избежание сольных выступлений засунули в рот яблоко.

— Спокойной ночи, — ласково пожелал рыцарь отступник и лег на кровать, прожигаемый прицелом глаз ошалевшего демона.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *