Глава 12

Происходящее давно переступило черту терпимого и зашло за полосу безумия мира, который с трудом можно принять с равнодушным лицом. Нинель вцепилась в Кая. Ее любимый уже не мог доверять ногам и оперся о принцессу. Ошалевший от потока информации Адонис, также с трудом сохранял ровную осанку, его плечи желали согнуться под весом узнанного и предстоящего.

— Сходить в гости к Матери? — неверным голосом просипел Адонис. — К той самой Матери?

— А другой я не знаю, — растерянно пожал плечами АкуаБакАкере и неожиданно потерял интерес к гостям, погрузился в свои мысли. Вспоминал, была ли когда еще одна Мать или возможно был когда-то Отец. — Нет. Другой нет. А значит вам предстоит путь в стеклянную крепость Мутаи Хена. Вы легко найдете это место – одни развалины и одно живое существо. Если конечно Мать можно назвать живой. Впрочем, может она уже сломалась… — демиург погрузился в мысли, бубня нечто неразборчивое о былых временах.

Все аж вздрогнули. Демиург говорил о месте рождения жизни, о создатели Всего с пренебрежительной отмашкой.   

— Легко найдем? — Адонис сглотнул. — Где же нам искать?

— В горах. Уже не помню в каких. Но уверен: вы найдете.

Пока люди переваривали услышанное, Кай на пределе смелости сделал несколько шагов к сидящему на камне демиургу оказавшись почти вплотную к нему. Все его мышцы разом напряглись, а в голове защелкали позывы убежать, но он упрямо преодолел страх, подошел и как можно увереннее спросил с надеждой:

— СейВей и РэйНэй, мои друзья видели их. Могу ли и увидеть их? Они покажутся мне?   

АкуаБакАкере вернулся из страны мыслей и кивнул.

— Да, однажды сестра явит себя тебе. Она твоя жрица. Но твой брат возможно не пожелает, что бы ты видел его. Он твой ночной кошмар, даже если ты не ненавидишь его. Если он и явит себя тебе, то по приказу Дейуреса. То есть увидишь его – готовься к худшему, — козлиные уши дернулись, АкуаБакАкере поднял голову, посмотрел на потолок и предупредил: — Боюсь. Наше время подошло к концу. Буду надеется, вы сбежите. Расскажите все матери и сделайте как она скажет. Тогда вы получите чего хотите. И запомните, Дейурес может повлиять на вас лишь в местах с высокой концентрацией легионов, в моменты обрядов и при звуках колоколов его храмов.

— Высокой… легионов, — Кай посмотрел на Адониса полными испуга глазами. — То есть тут? Здесь? Сейчас?

— Да. Спасибо вам за шанс боя. А теперь… БЕГИТЕ! — закричал АкуаБакАкере ударяя назад копытами. Боевое блеянье смешалось с воем и рыком. По пространству мазнула рыжая грива. Но Адонис, Кай и Нинель уже не видели этого, они припустили прочь от тюрьмы, в которой сцепились два демиурга. Личность второго божка всем была ясна и восторг возможное близкое знакомство с ним не вызывало.

 Кай нес Нинель. Адонис держал наготове меч и каждый считал долгом оглянуться назад раз в минуту, в ожидании увидеть гонящегося за ними бога. Они никого не видели и продолжали бежать плохо разбирая дорогу. Вел Кай, то ли по памяти, то ли по запаху, но точно той дорогой которой они пришли. Подземная река была впереди, где-то в трех часах бега, а возможно и ближе. Но они не успели ее достигнуть.

Вокруг начал расти терний.

«Что это?» — одновременно подумал они и поняли, что уже не уверенны в своем пути. Колючие стены поднимали камни, преграждали путь, закрывали проходы и вели в одному Дейуресу известное место.

Вблизи, позади них нечто большое наступило на камень и раздавило его, оставляя после себя метровый след. Бессмысленно пытаться сбежать от невидимого и всесильного. Всесильного ли? Нет, конечно, нет. Сила Дейуреса ограничивалась жесткими рамками озвученными АкуаБакАкере, однако забредшие в его чертоги путники в эти рамки как раз попадали.

Закусив губу Нинель вцепилась в любимого демона будто чувствуя, что скоро потеряет его. Она послала полный отчаяния взгляд Адонису наблюдая происходящее за его спиной. Дейурес оставил след почти наступив на пятки рыцаря.

Откуда ждать атаки?

Сверху.

 Кай успел заметить надвигающуюся угрозу и не имея иной возможности защитить любимую, отшвырнул ее от себя ровно в тот момент, когда темная ладонь нависла над ним.

Рыцарь увидел тень и сделать спасительный маневр в сторону. И стал свидетелем того, как его названного брата подняло над землей невидимой силой.  

Кай захрипел, его шею будто сдавила невидимая удавка, вдавливая кожу в кости и гортань. Попытки пнуть невидимого противника приводили лишь к ранам Адониса, который самоотверженно бросился на помощь, пытаясь нащупать незримые пальцы демиурга. Хватка усилилась, и Кай вытянул ноги, как висельник, надеющийся на ошибку палача в длине веревки. Рыцарь продолжал скользить шершавыми пальцами по продавленной кожи горла, но ощущал лишь воздух. Противник оставался в недосягаемости, находясь в непосредственной близи. Показалось будто кожу вдавило еще сильнее и руки демона плетьми повисли по краям туловища, изо рта потекла струйка красной пены.

Нинель тяжело приподнялась с камней и ужаснулась происходящему.

— Кай!!! — закричала она. Попыталась встать, но нога отдалась дикой болью. Перелом не дал побежать к любимому и заставил наблюдать его меленную смерть на расстоянии. Женский крик отражался о каменные стены и звенел в ушах как в утробе колокола.

Дейурес не убивал последнего повелителя. Ему была нужна победа в пари с демиургом Солом.

Из воздуха появился покрытый тонкими красными сосудами коготь, как демонический, но больше, толще и ужасней. Неровно пришитый «палец» АкуаБакАкере смотрелся отвратительно на рыжей мохнатой руке демиурга смерти. От вида столь отвратного орудия, Кай обрел второе дыхание и вновь задергался. Он понял задумку Дейуреса.

«Бегите!», — прочитал Адонис по тонким губам, перед тем как получил сногсшибательный удар от брата, отнесший его даже дальше Нинель.

Бес дико извивался, это казалось борьбой, но на деле он пытался переломить свою обманчиво тонкую шею. Однако, ему не дала исполнить задуманное лапа зверя, вынырнувшая буквально из ниоткуда. Такая огромная: Кай поместился в ней весь и ощутил, как его тело сжали, словно жука, почувствовал треск костей и кровь в горле.

«Не пущу – лучше умру», — последняя его мысль, перед тем как коготь коснулся лба и по бледному лицу потекла кровь. Даже через сжатое горло вырвался крик, даже через ад боли тело выгнулось.

Чужое сознание сделало попытку внедрения и неожиданно уперлась в заранее поставленную стену. Ударилась об нее и зарычало. Амулет в виде медведя вдруг вспыхнул и Дейурес взвыл от боли. Но он не отпустил жертву. Ему просто пришлось менять план.

Раз нельзя заменить, нужно просто стереть!

«Не отдам» — хватался за воспоминания Кай, ощущая, как последний год жизни, принесший ему столько счастья, водой утекал сквозь пальцы. Его прошлое безжалостно растаптывали и били на куски. Кай повалился в пропасть подсознания, за сны и чувства, в самую далекую темницу отсеянных знаний.

На землю пал уже другой демон.

Все произошло так быстро. Адонис только поднялся, придержал Нинель, когда все закончилось. Ему бы обрадоваться – демиург больше не угрожает их другу – но вместо этого, родственник титанов сжал зубы в бессильной ярости. Не смотря на протесты принцессы, которая стремилась к возлюбленному, рыцарь побежал по лабиринту унося ее прочь. За их спиной на ноги поднимался юный демон. Весь поломанный, он смотрел чужим холодным взглядом горящих огнем глаз.

— Адонис, стой!!! — кричала Нинель. Она старалась вырваться, даже не смотря на перелом. — Там же Кай!!! Оно его отпустило!!!

— Это не Кай! — давился словами рыцарь. — Нинель, Кая больше нет. Это не Кай.

Себя оказалось легче убедить, чем девушку не готовую смириться с потерей.

 

Повелитель демонов видел убегающих людей, но не смог погнаться за ними сразу. В начале следовало привести себя в порядок. Поломанные кости восстанавливались долго, за это время выпрямилась трахея и он смог свободно дышать. Отряхнулся, словно пес после дождя, и удивился своему местонахождению. Нет, КгрэйРайВэйсай условно знал где он находится – под цитаделью – но почему он здесь, вот в чем заключался вопрос.  

Как он сюда попал? Раньше ему никак не удавалась продвинуться столь далеко в попытках побега. Да и если он бежал, то попробовал бы снова пройти через подземную реку.

Голова гудела взбешенным ульем, а в глазах плясали красные мухи. Ноги подкашивались.

«Что произошло?» — задался вопросом КгрэйРайВэйсай. Последнее что он помнил, это как член совета ДанайЗойКонтай говорил с ним об изменении плана. Первоначальный – заливанием все огнем и усыпаем землю трупами, заменили на… какой? В голове будто не хватала куска. Причем приличного. Вместо него всплыло отчетливое понимание: рыцарь свет здесь, его невеста тоже! Это были они! Он видел их бегущими от него. И это именно они смогли его так потрепать.

Они пришли его убить. Но он убьет их первым.

Демон неловко переступил с ноги на ногу чувствуя непривычную слабость. По всей видимости в этот раз он попал в куда более большие неприятности чем обычно и оказался в этом месте дабы зализать раны. Возможно его сильно ударили по голове, возможно когтями…

Думая так, РайВэй начал медленно идти по следам своих будущих жертв.

«Как они сюда попали? Спросить, что ли, перед тем как убить? Возможно я смогу уйти тем же способом. Хм! Единственные люди на всю цитадель, думаю, найти их не сложно.»

Мягкая поступь убийцы сменилась рысью хищника готового к охоте.

 

Адонис бежал как мог быстро. Он не знал, что делать и не знал, как поступит. Перед глазами все еще стояла сцена зависшего над полом Кая, просящего бежать. Ужасный коготь. Закатанные глаза. Кровавая пена… Их друг умер. Его убили! И поселили в его тело Иного. Адонис продолжал убеждать себя в этом сцеплявшая зубы.

 Нинель корчилась от боли душевной, чувствуя физическую как дополнение. Она не могла поверить в сказанное Адонисом.

Им пришлось передохнуть. Рыцарь больше не мог сохранить прежний темп и остановился перевести дух.

— Этого не может быть! — не скрывала слез принцесса.

— Мне жаль, Нинель. Мне очень жаль. Мне так жаль! — бывший поборник света никак не мог восстановить дыхание и выговаривал лишь короткие предложения.

Внезапно принцесса дернулась и с испугом взмолилась:

— Не убивай его, Адик! Только не убивай!

Вспомнились голливудские фильмы с похожим сюжетом: друг превращался в чудище, его щадили, и он нападал, обращая всех вокруг. Кровь, кишки и головы на палках.

Убеждать себя у Адониса выходило так же плохо, как и убеждать Нинель:

— Что ты предлагаешь? Связать и увести? Сейчас он может быть кровожадным демоном! Возможно безумным! Возможно первым на кого он нападет – будешь ты!  Это не Кай! Просто его тело!

— Но Кай может быть все еще в этом теле? Прошу тебя, Адонис, не убивай его!

Рыцарь закинул девушку на плечо, свернул влево и сжал зубы — «А что если Нинель права и не все потеряно?»

— Я обещаю стараться избежать такого финала, но ты сама слышала, судьбоносный бог хочет смерти одного из нас. По его сценарию мы должны друг друга убить. Только если Кай умрет от моей руки, этот чокнутый нас отпустит! Но… Я готов молится любому снизошедшему покровителю, лишь бы брат пришел в себя.

— Ты клянёшься мне, не убивать его, что бы не случилось?

— Клянусь своей жизнью! Поверь, насаженным на когти, я все равно ничего уже не сделаю, но если…

Что за «если» Нинель не узнала - пол заходил ходуном, из него полезли терновые лозы и вырвали из рук рыцаря раненую девушку. Между ними выросла новая стена лабиринта.

Нинель с превеликим трудом встала, ногу будто объяло пламя, медленно распространяющееся на все тело. Царапины она даже не почувствовала. Ее взгляд уперся в глухую стену из камней и терния, за которой Адонис делал попытки пробиться к ней, безуспешные.

Куда идти? Поджав больную ногу и опираясь на стену, она медленно побрела наугад и не удивилась, когда вдалеке замаячила знакомая худая фигура. Нинель даже обрадовалась возможности увидеть его перед смертью.

Она начала понимать Кая, сжигаемого болью, ощущающего дыхание смерти за спиной и простое по сути желание – быть с любимыми как можно дольше. Ей стало так горько – ловушка судьбы захлопнулась и Кай убьет ее, а Адонис убьет его и останется с телами двух дорогих ему людей. 

Демон приближался с недоступной людям скоростью, улыбался в предвкушении и уже жил будущим убийством, когда понял: жертва ведет себя недопустимым образом – улыбается и встречает его расставляя руки желая поймать в объятия. Естественно от подобного зрелища, РайВэй сбавил скорость и наконец заметил, эта рыжая девочка похожа на его сестру. Просто совпадение, но и оно повлияло на дальнейшую судьбу.

Тело Нинель ударилось о стену, нога будто отнялась, боль казалась чудовищной, но все это не имело значение, ведь она держала в своих руках дорогого ей демона. Не зная, на пороги ли она смерти или уже умерла, принцесса прижалась к любимому сильнее, ощущая его дыхание на своей шее.

Кай принюхивался. От человеческой женщины пахло им. Он ощутил ее руки на своей спине. И мысли разбились на куски сложной мозаики. Последней каплей стали слова жертвы:

— Я люблю тебя. Я так сильно люблю тебя, Кай.

По телу РайВэя прошлась горячая волна. Шерсть, тонкой полосой идущая от загривка к хосту, встала дыбом. Хвост резко вздернулся к своду пещеры. А тело вытянулось в струну. Беса как ветром сдуло, оставляя девушку соскальзывать на пол. Живой и целой, не считая ранее полученных ран. Позади нее остались отметины когтей на стене.

«Что? Что сейчас было?» — паниковал несущийся по лабиринту КгрэйРайВэйсай. — «Я думал мое сердце остановится. Ни одной эмоции не понял! Что это? Магия? Кай - это заклинание такое?»

Бес остановился. Перевел дыхание и принюхался. Повернул на право. Он знал где искать второго незваного гостя. Оставалось надеяться, что хоть герой королевства Эмманалия с обнимашками не полезет, вот этого повелитель цитадели грозился не пережить. 

Демон оглянулся. «Та девушка со сломанной ногой… она больна и без помощи умрет». — КгрэйРайВэйсай. Сам удивился своим мыслям и попытался логически объяснить их появление. – «Ладно. Соглашусь, она симпатичная, рыжая как белка и напоминает мою покойную сестру… Разберусь с делами, вернусь за ней… зачем она мне? О! Всегда хотел питомца. Чушь, какая! Вот сделать ее любовницей уже интересный вариант. Но зачем мне любовница человек? Зачем мне вообще баба? Суккубов хватает. О себе нужно думать!»

Подобные мысли казались подозрительными, чужими и РайВэй делал попытки найти в памяти причины их возникновения, но обнаружил лишь пропасть пустоты. Пока он метался в просторах мыслей, догнал рыцаря.

Адонис стоял у обрыва, внизу которого текла подземная река. Ее скрывал густой туман, но белое марево не могло спрятать шум воды. Торчащие во все стороны глыбы льда обнажались из белого облака клыками, грозились смельчаку, совершившему прыжок, множественные переломы и проломленный череп. 

Демона Адонис увидел сразу и вынул меч из ножен. Выглядел повелитель жутко: глаза горят жаждой крови, на лице фирменный оскал чудовища, на руках когти готовые убивать. К диалогу данное зрелище не располагало. Но рыцарь так и не принял окончательного решения, оставляя многое на волю случая. Стоило перво-наперво понять – безумен ли этот чужак в шкуре друга. Если да, то как бы не было тяжело, предстояло взять на себя страшную ношу. Но если этот чужак не безумен, что тогда? Убить легче, главное не упустить момент. Можно попытаться обездвижить, но что делать дальше? Ждать, надеяться - умереть? Не вариант, кто тогда позаботиться о Нинель?? Самостоятельно она не смогла бы выбраться. И не дайте боги, если демон нашел ее первой!

«Демиург милосердия, надеюсь она в порядке!»

По любому выходило, решение принимать ему и отвечать за это решение перед собой и подругой мог только он.

Демон приблизился. Вариант с безумием отпал сразу. Адонис увидел внимательный взгляд диких, но вовсе не сумасшедших глаз. Они осматривали его персону. Изучали, приходя к определенным выводам.

КгрэйРайВэйсай медлил. Незнакомец казался ему знакомым. Нет, РайВэй точно знал кто перед ним и видел его в воспоминаниях других людей, один раз в живую. Но беса не покидало ощущение будто его с рыцарем связывает нечто большее, чем обязательная битва Добра и Зла. Он не захотел об этом думать поэтому сразу напал.

Бросок и искры полетели меж когтей от меча. Обсидиановые осколки разлетелись фейерверком. Один попал демону в глаз.

«Проклятье! Его меч сделан из зубов!»

Меч Хидара, который держал Адонис, не отличался крепостью закаленных рыцарских мечей и не должен был выдержать удар когтей повелителя. Если бы те когти были настоящими.

Потеряв часть обзора, РайВэй потерял и два зуба от невероятно сильного удара из слепой зоны. Отскочил и отплевался, он попытался вытащить осколок из глаза, но ему не дал прилетевший валун.

— Опа! Вот это силища. Да ты монстр! — посмеялся демон, уходя в сторону. На свои покалеченные когти и глаз, РайВэй едва обратил внимания, целиком отдаваясь изучению противника.

Знакомый смех отразился от стен и подарил надежду. Адонис не мог не спросить:

— Кай!? Это ты?

Меч чуть опустил кончик и воспользовавшись заминкой, КгрэйРайВэйсай вытащил «занозу» и восстановил глаз. Это выглядело жутко, но не казалось, будто подобное причинило черту реальные неудобства. Полученное преимущество слепой зоны было потеряно, и демон вновь готовился напасть. Знакомая напряженная поза, положение головы, уверенная хищная поступь. Даже взгляд - насмешливый, колючий – принадлежал названному брату, но был еще наполнен обжигающими углями недоверия, как в первые дни в Москве.

— Кай? Так это имя? Та девушка тоже меня так назвала. Что это? Звучит знакомо?

Адонис похолодел.

«Та девушка? Он имеет в виду Нинель? Только не говорите мне, что он…»

— А ты заволновался при упоминании рыженькой. Твоя невеста? Зачем же ты ее сюда притащил?

— Что ты с ней сделал? — Адонис не справился с голосом и вопрос прозвучал глухо.

РайВэй не ответил на вопрос. Он резко напал, будто не чувствуя боли, отвел меч рукой, брызнула кровь. Острые зубы едва не сомкнулись на шее зазевавшегося рыцаря, мучимого вопросами: «Что он сделал с Нинель!?».

Хвост по ногам вернул в пыл битвы. Удар в грудь. В ответ по колену. Болезненный в шею. Два шага в сторону, человек не успел повернуться и получил по ребрам. Бес прыгнул ему на спину и собирался вцепится в загривок, но планам помешала встреча с мечом плашмя. Счет выровнялся - два ребра сломаны не только у рыцаря.

Секунды на передышку. Некогда давиться кровью и думать. Адонис не успел уследить за хвостом и тот обвился вокруг его шеи. Сполна ощутив участь висельника, рыцарь схватил тонкую конечность двумя руками и резко дернул в разные стороны - раздался хруст. Болезненный вскрик хозяина сломанного хвоста, и рыцарь полетел в сторону, чудом успевая сгруппироваться. Поднялся быстро, уже готовый принять новый удар.

— Кай, очнись! Этот урод запудрил тебе мозги! Нас пытаются стравить!

В ответ короткий взгляд: коктейль недоверия и непонимания, следом новый удар в этот раз сверху вниз, в попытке проломить череп. Адонис ушел назад и ударил с разворота.

— Если я твой друг, то убери меч, — потребовал он, останавливая ногу в развороте и опрокидывая рыцаря на землю. За это получил второй ногой пинок и отскочил, опасаясь нового удара уже мечом поднимающегося с земли Адониса.

— Пока не разберусь что с тобой произошло и что ты сделала с Нинель, останусь при оружии.

Обломки когтей в плече, если бы не успел уклониться, были бы в горле. Пинок и бес, пользуясь данной инерцией, перелетел Адонису за спину, обломки когтей уперлись в спину, но это такая ерунда. Второй набор целящийся в его шею - куда волнительней. Полсекунды на принятие решения, оставшуюся часть на исполнение.

Скрежет лезвия по кости и КгрэйРайВэйсай отбежал на десяток шагов. Кровь окрасила его бок, стекая по шерсти ног, капала на землю. Глубокая царапина, а мог бы убить.

— Кай, да очнись же! Я не хочу тебя убивать! — кричал Адонис. — Тебе всего девятнадцать! Твоя жизнь только началась и не должна закончится так? Сам подумай, что я буду чувствовать, убив брата!

— Мне восемнадцать! — громко заявил демон, попутно излечивая рану. — Я вообще не пойму, о чем ты талдычишь!

— Нет, ты понимаешь! — громко рыкнул рыцарь. — По глазам вижу, понимаешь! Да я тебя как облупленного знаю! Кай!!! Неужели ты все забыл?!!

«Точно! Не безумие, не изменение сознания. Ему стерли память! Часть памяти!» — понял Адонис.

Уходя от ответа, демон припал к земле и выпрямился в последующем прыжке. Кай уже так делал, дурачился показывая силушку, но в этот раз дурачеством не пахло – это был смертельный для рыцаря выпад.

Если бы Адонис видел этот прием впервые, то не успел бы поставить блок. Но частые спарринги с братом научили обходить многие атаки. РайВэй даже не понял, как человек смог так успешно уйти в сторону. А дальше он почувствовал дикую боль. Сложенные вместе кулаки попали между лопаток, в том месте где у Кая был перелом. Демон упал. Он кашлял, не сразу приходя в себя, задыхался он жуткой боли и сбившегося дыхания. Этим воспользовался Адонис.

Зафиксировать извивающееся тело удалось с большим трудом, лишь приложив лицом о каменный пол. Сев на спину и захватив тонкие кисти в плен своего кулака, рыцарю удалось получить хоть толику внимания. Ему не хотелось думать, как сильно напуган его друг неожиданно потерявший контроль над нижней частью тела, не хотелось задумываться над ощущением вины за повторно сломанную спину. В тот момент все это было необходимо.  

— Кай!..

— Это не мое имя! — не прекращая попыток выбраться твердо произнес демон чуть дрожащим голосом.

— Твое! Просто ты не помнишь! Черт! Это имя которые ты…выдумал!

Сложным признать, но Кай – имя ненастоящее, которым по прихоти захотел называться демон в новом мире. Почему не Рай? Почему Кай? Может было бы проще убедить его тогда?

— Давай так, — почти ласково произнес Адонис и ощутил, как от тона его голоса у беса шерсть на хребте дыбом встала. — Я тебя сейчас отпущу, и ты поверишь в мое нежелание причинять тебе вред.

— Отпустишь?  Давай! Отпусти! И я порву тебе глотку! — нарывался КгрэйРайВэйсай и лихорадочно восстанавливал спину.

— Да послушай же ты!!! Ты наш друг! Мы прошли через десятки бед! Мы, вместе! Ты, я и Нинель! Хочешь сказать ты и ее не помнишь?!! Совсем??? Вы же… ты же…

Демон спрятал клыки и недоверчиво скосил на рыцаря глаз. Слова резали ножами, но он не мог воскресить ни одного воспоминания. Голова разрывалась от нерешительности и противоречивых желаний. А ведь правда, от той белки пахло им. Да и от героя пахнет им.

А что если этот человек говорит правду?

Схватка ослабла. Это позволило демону перевернуться лицом к убийце демонов, вместо того что бы убить, продолжающего говорить странные вещи. Адонис ликовал, бес выглядел растерянным и это давало капельку надежды на возвращение прежнего Кая, но она разрушилась резким выкриком:

— Я не знаю тебя! — РайВэю почти удалось попасть по горлу рыцаря. Адонис слишком хорошо знал друга и все его старые уловки – уклонился.

— Тогда прости.

Стальной кулак занесен, а бес весь судорожно сжался в ожидание удара, который пришел в солнечное сплетение. Силы хватило преодолеть мощь мышц, но не вырубить. Адонис повторил удар, и друг обмяк. Нужно было для надежности ударить в голову, но руки опустились на веревку, обмотанную вместо брони и распутали узлы. Сразу стало холодней.

Обвязав демона как паук муху, рыцарь закинул его на плечо и двинулся по тому коридору из которого ранее вышел Кай-не-Кай. В надежде найти Нинель. Живой.

Нинель нашлась почти сразу. Бедная девушка шла заливая лицо слезами в ожидании дурных новостей. Увидеть обоих парней живыми она не ожидала.

— Жива, твоя прелесть, жива! — раздраженно отмахнулся от нее рыцарь и потряс тушкой демона будто тот подстреленный олень.

Они повернули обратно к подземной реке, когда терновые кусты лениво зашевелились.

— Да, что б тебя! Бежим!!!

Если бы существовал олимпийский спорт, где спортсмен бежит с двумя людьми на руках по пещерам, а в конце прыгает с обрыва с ледяную реку, то победа Адонис в нем была бы безоговорочной.

Кротовая шкура позволила долго плыть под водой, но вода не просто холодной, а ледяной. Когда река вышла на поверхность пловцы больше напоминали эскимо. К Нинель обещалось заглянуть воспаление легких, что с Каем пока было не ясно, а Адонис как истинный морж схватил лишь насморк. Согревая обоих друзей разведенным костром и укрывая просушенной шкурой, он впервые искренни молился всем известным демиургам до глубокой ночи поименно (исключая Дейуреса). Прося благополучия, удачи, крепкого здоровья и будущего, в котором все они останутся живы.

3 комментария на «“Повраги 3 том”»

  1. Alena:

    И вот я и расплакалась. Эпилог, послесловие, последняя глава — ты из меня слёзы давишь.
    Ребята, я за вас счастлива. Вы — третья группа персонажей, за которых я счастлива и плачу, за которых я переживала, читая каждую главу и, признаюсь, выпрашивая спойлеры. Мне грустно и радостно. Последние строчки прямо совсем меня вывели и я в голос заревела. Это было очень сильно.
    Спасибо вам, ребята. В добрый путь, удачных вам приключений и странствий, о которых мы уже не услышим. Удачи, Адь, Окай, Нель!
    Словцо автору.
    Лена, я не могу подобрать правильного выражения, чтобы описать то, что я хочу сказать тебе. Я с этими героями умирала, я с этими героями жила, радовались, чувствовала страх и боль. Ты затягивала их в причудливые повороты сюжета, в приключения и бои, и одновременно они росли. Ты ведь заметила? Персонажи в начале были для меня чем-то вроде детей, а под конец они выросли выше меня и, улыбнувшись, ушли в дальние странствия. Повторяюсь, это талант, это сила — так взрастить их, провести и без сожалений отпустить в их историю.
    Спасибо. Большое спасибо за то, что рассказала нам о них. За то, что подарила эту историю нам. Спасибо!!!
    :»)
    🙂

    • Спасибо вам, дорогой читатель. Я ваши чувства хорошо понимаю, так как переживала с ними все приключения помногу раз. Удивлялась их стремлению жить не по сценарию, закидонам и получившемуся результату. Мне тоже тяжело с ними расставаться. Наверное поэтому я думаю еще опубликовать несколько рассказов их будущего персонажей. Однако все это лишь оттянет неизбежное прощание.

  2. Riai:

    Как я говорила в ЛС, эта книга мне понравилась больше всех. Больше раскрылись персонажи, на мой неискушенный взгляд, стали более живее, Адик, даже понравился, хотя сама помнишь, как иногда выбешивал он меня.
    Неожиданностью стали призраки, а Мать-робот, как и вся та лаборатория, были несколько ожидаемой, когда о ней говорил козлоподобный демиург (не помню имени его), мысли о нечто таком, футуристичном промелькнули. Эх, раздражали меня эти «боги», засранцы еще те, что один, что второй.
    Но смерть Малыша, потеря памяти и кома Кая просто рвали мне сердце, из всех сил сдерживалась от слез. А вот пернатый дракон и полеты на нем умилили, а поездка в буре просто незабываема, как и доброс и публичная «казнь» Адика.
    Очень рада Хеппи Энду, каюсь, проскакивала мысля, что и пахнуть им тут не будет, но обошлось, слава Богу. Признаюсь, было неожиданным увидеть Доню бизнесменом, но приятно. Вот видно стало, что подобрел человек, счастлив по самые уши, как и наша парочка. Момент их переезда в дом, по настоящему уже свой дом, был таким грустный и правильным. Да, столько воспоминаний, но для них прошлое, наконец-то стало прошлым и пора двигаться только вперед.

    Спасибо за эту серию, за героев, отдельно за Кая и Малыша. Пусть я и не самый преданный и лучший читать, но как могла я была с ними, переживала и радовалась за них. Удачи в новых начинаниях!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *