Написано в соответствии с идеей http://elenatroitskaya.ru/otvergaya-ih/

По записям 1999-2000 годов.

Пробная не отредактированная версия. Пока переписывала нашла в интернете фотографии похожие на персонажей.

1 глава. Школа

Leonid Bolides Streak Through the Night Sky

Что ты видишь, открывая глаза? Желаешь ли ты отвергнуть суть увиденного по утрам? Появляется ли у тебя такое желание? Если да, то чем ты заменишь отвергнутое?
- Я хочу…
- Астрид. Астрид!
Лениво сознание вернулось из страны грез и белого потолка, на котором в который раз девочка видела извечные вопросы своего существования. Медленно повернула голову к гостю у кровати. Перед ней в лунном свете предстала ее полная противоположность. Друзья часто зло шутили о том, какие эти двое разные. Она - белая, почти молочная, он - темный, почти шоколад; она - немка, он - цыган; она не может без помощи даже встать, а он вскакивает раньше первых певчих птиц.

Астрид

Астрид

- Что тебе, Гожо?
- Не что тебе, а вставай!
- Ты повторяешься в шутках, Гожо.
Мальчик потрепал свои смоленые кудри и, недолго думая, резко дернул подружку за плечи, заставляя ту сесть. Растрепавшиеся тяжелые белые косы ударили по спине девочки.
- Поднимайся, я сказал, - начал терять терпение цыган. – Все пропустишь как всегда!
Ему показали язык. Но мальчик не считал бы себя крепким орешком, если бы так просто сдался. Пригрозив кулаком заинтересованным носам, отвернувшимся от окон спальни, Гожо напрягся до предела, чтобы поднять подружку.

- Гожо, - рассердилась Астрид. – Все равно все пропущу, иди, смотри свой звездопад.
- Сейчас, - пыхтел цыган, взваливая на плечи вовсе не легкую девочку. – Я сильный, ты знаешь.
- Знаю, - вздохнула она, поняв, что ее друг скорее пропустит такое долгожданное явление как звездопад, чем оставит ее здесь. – И куда мы?
Немка рассчитывала на вид из ближайшего окна темного коридора, но мальчик, пыхтя, нес ее куда-то дальше, к лестнице. Он оглядывался, боясь натолкнуться на воспитателей или старого охранника, но никого не было. Взгляд обитателей школы приковало небо.
- На крышу, - с трудом ответил Гожо.

Гожо

Гожо

- Ты точно болен и точно головой. Не донесешь же!
Ей не ответили, пыхтя громче и тяжелее переставляя ноги. Только у лестницы белокурая девочка заметила еще двоих друзей. Нервно оглядывающийся кудрявый мальчик
Валдай, по документам являлся финном. А в нахмурившей и следящей за лестничными пролетами Кими легко узнавалась восточная кровь.
Астрид в который раз удивилась своим интернациональным друзьям и неожиданной их преданности к своей скромной персоне. Сказали, что все вместе посмотрят звездопад, значит - либо смотрят все, либо - никто не смотрит.

- Чисто, - прошептала Кими, в последний раз всматриваясь вверх и вниз лестничного перехода. Даже ее шёпота хватило, чтобы Валдай подпрыгнул и затрясся. Что тут скажешь, Валдай являлся трусом и самым младшим членом команды.
Лифты работали очень шумно решили идти по лестнице. Единственную блондинку их детского отряда собрались транспортировать за руки и за ноги, не обращая внимания на вечные и надоевшие всем поскуливания и просьбы оставить ее здесь, а самим торопиться на крышу.

Кими

Кими

Крыша встретила ночной прохладой и необычайным зрелищем, когда проливаешь стакан молока, и оно капает на пол через край стола в начале частыми и быстрыми каплями, затем поток истончается, и капли становятся все мельче и падают все реже. Все точно так же, но капало с неба. Капало и не падало на землю.
- Красотища! – засмеялась Кими, елозя руками и ногами по крыше, касаясь рядом лежащего Гожо.
- На дождь похоже, - заметил он.
- Так дождем же и называют, только звездным, - сумничал трусливый Валдай.
- Да, дождь, - согласился цыган и обратился к немке. – Понравился дождь?
Девочка лежала между парнями, почти касалась головой Кими, и смотрела в небо с мигающими звездочками.

- Самый красивый в моей жизни дождь.
Ребятам понадобилось привстать, чтобы увидеть редкое зрелище, их подруга не способная самостоятельно ходить, улыбалась. Это было понятно и по интонации ее голоса, но такое стоило увидеть – редкое зрелище, как и звездопад. За этой улыбкой последовали и их.
- Жаль закончилось, - надулся финн, за что получил чувственный пинок локтем в живот от Гожо.
- Умеешь радовать.
- А что…
- Мальчики нам пора, - забеспокоилась Кими. Она вовсе не хотела останавливать драку, Валдай бы ее и не начал, а Гожо не стал бы до нее доводить, причина беспокойства заключалась в свете фар быстро приближающейся к школе машины.

Валдай

Валдай

Гости – редкое явление в этом закрытом учреждении, и встречать их обычно выходил весь преподавательский состав, а значит шанс наткнуться в коридоре на взрослых и быть наказанным слишком велик.
- Успеем спуститься в комнаты?
- Без меня успели бы, - пожала плечами Астрид.
Дети вздохнули, прижались друг у другу поближе и стали наблюдать за происходящим с крыши. Им тоже было любопытно, кому потребовалось ночью посетить столь скучное место.

***

73485

Ханс Морган

Неухоженная дорога ощущалась на каждой кочке. И сколько бы производители этой модели не говорили о ее многофункциональности, по этим лесам стоило разъезжать только на джипе.
Доехав до ворот, пришлось долго ждать, пока сторож не снизойдет до гостей и не впустит их на территорию «Школы-интерната для детей с отклонениями в развитии». Сама школа пока виднелась темным силуэтом с редкими бликами окон – кто-то из детей не спал и сидел за настольной лампой или светом фонаря.
Ханс Морган поморщился. Его деньги утекали на подобные бесполезные траты, как содержание глухих и слепых. Они же никогда не будут полезны обществу. Но нет, политика компании и человечности обязала его создать денежный насос собственных карманов – эту школу. Собирать со всего света детей инвалидов, чьи родители либо отказались от них, либо не в состоянии содержать и самим забоиться о подобных бесполезных существах. Зато акционеры от восторга разве что не кричали. Как же, великий генетик, нейробиолог ставящий опыты на животных, тратит часть своего состояния на содержание слепых, глухих, немых, нервных, неходячих и тупых детей!

Ученый тяжело вздохнул, но тут же приободряющее покивал головой. Разве не он нашел способ бесполезное сделать полезным? Да, способ нашелся. И когда эта идея поселилась в голове ученого, он сам не поверил, как все может быть столь удобным. Тогда он перестал жалеть о своих денежных потерях, которые можно было пустить на развитие науки, и пустил на развитие науки то, на что были потрачены деньги. Верно, дети, живущие в интернате, стали его следующим экспериментом, к которому он готовился вот уже десять лет. Нет, к этому открытию он готовился всю жизнь!
Выходя из машины, Ханс резко посмотрел вверх, ему почудился чужой пристальный взгляд. Он поежился, спеша войти в здание. Нужно было уже сегодня подготовить все для завтрашней ночи. Именно завтра ночью должен начать работать тщательно подготовленный план. Его люди уже находились на своих местах, ожидая приказа.

***

- Охо-хоюшки-хо-хо, - протянула Кими. – Какой страшный тип!
- Ты его увидела в такой темноте?
- Гожо, ты забываешься, я вообще не вижу.
- Да-да, госпожа аномалия, - поморщился Гожо, - я забываю об этом каждый раз, прося постоять тебя на стреме.
Валдай наклонился, всматриваясь во тьму, но не увидел ничего, кроме машины у ворот – единственного пятна света. Темная тень охранника ушла к сторожке. На минуту в ней зажегся свет, но быстро погас. Сторож лег вздремнуть.
- Слепая, которая видит, - хмыкнул он. – Как тебя ученые еще на кусочки не разобрали в поисках третьего глаза, щупалец и яда?
Ради разнообразия младшему пареньку досталась оплеуха от Кими.
- Дурак, это тебя должны были уже разобрать в поисках той заразы, из-за которой ты все время говоришь глупости.
Слушая вечные пререкания друзей, Астрид тоже всматривалась во тьму, но не видела больше там ничего интересного. Ее взгляд устремился в небо. Звезды казались светом, хотя по сути им и не являлись. Они просто его отражали. Но девочка упрямо воображала их огоньками свечей на панихиде.
- Эй, - отвлек ее от нового погружения в себя цыганенок. – Давай завтра поищем звезды.
- Поищем звезды, - насмешливо повторила Астрид, предоставив ему самому услышать, как глупо и нереально это предложение.

- А что? – Не понял ее мальчик. – Они падают, значит где-то и лежат.
В этот раз над ним засмеялись обе девочки.
- Хорошо-хорошо, поищем, - закивала белокурая немка и подмигнула подружке. Кими сдержала новую каридорволну смеха и помогла Астрид удержаться в сидячем положении. Один Валдай не понял шутки.
Дети больше часа сидели на крыше, вслушиваясь в происходящее в здании. Постепенно они начали спускаться на свои этажи. Самым главным было вернуть в спальню подружку Астрид. Для этого они вновь несли ее все вместе до первого этажа, а на первом посадили девочку на спину Гожо. И снова цыган, пыхча и тяжело дыша, нес девочку до ее спальни, из которой так бесцеремонно вынес.

В комнате уже все спали. Там он сгрузил девочку на ее постель и быстро убежал, на прощание махнув рукой. И снова Астрид осталась наедине с холодными стенами, на которых одни тени отплясывали свои незамысловатые танцы, а другие смирно спали под одеялами, на утро снова превращаясь в безликих соседок.. Устроилась поудобнее, насколько это вообще возможно в ее положении, и уставилась в потолок, на котором теснились ее вечные вопросы.
К ним добавился вопрос о том человеке, который приехал этой ночью в их дом. Если Кими говорила о ком-то плохо, то не просто так. А этого человека она назвала страшным, явно имея в виду не его внешний вид.

***

- Астрид, - уже в какой раз окликал ее мальчик. Нужно было ответить, Гожо мог часами допытываться, а если он внимания не получал, то мог и водой облить. Ради этого дела сбегать до ручья мог или до туалета здания школы. – В нирване, что ли?
- Просто задумалась, - отмахнулась блондинка, поворачивая свою кресло-коляску на друзей.

3Она не была единственным ребенком не способным ходить, в этот летний день вышли прогуляться все дети, вне зависимости от состояния их тел. К некоторым были приставлены сестры и няньки. Смотря на такое изобилие уродств, Астрид невольно передернула плечами, понимая, как ей повезло.
- Ну, так, пошли звезды искать.
- Ты не отказался от этой идеи, - подперла она подбородок ладонью. Увидела блеск мальчишеских глаз и подняла руки. – Пошли, что тут делать.
В лес воспитанникам интерната было запрещено ходить. Хотя скорее большинство просто не могло это сделать по разного рода причинам. Кто-то был как Астрид прикован к коляске, которая не проедет по извилистым тропам, кому-то не хватит на такую идею ума, кто-то слеп, кто-то глух, а кто-то запуган внешним миром. Зачем им лес, с его тенями, превращающимися в чудовищ?
Давно найденный и расширенный общими усилиями лаз пропустил как девочку, так и ее транспортное средство. Этот ход дети сделали еще пару лет назад, чтобы бегать играть на ручей, собирать землянику и лакомиться дикими яблоками. К сожалению, земляника еще в цвету, а до яблок далеко, зато можно поплескаться в воде, впрочем ребят сегодня интересовал ни ручей.
Гожо упрямо толкал коляску, давая ощутить все кочки, Кими их легко обходила, не смотря на плотно закрытые незрячие глаза, сзади плелся Валдай, боявшийся каждой тени и низко опущенной ветки, но упрямо идущий за друзьями, спотыкаясь о каждую ветку.
- Ну и как должны, по-твоему, выглядеть упавшие звезды? – спросила Астрид, стараясь не прикусить себе язык на внеочередной кочке.
- Как звезды, - заявило чудо, катящее ее кресло-коляску.
Кими засмеялась и ускакала вперед.
- Ты куда? – затрусил Валдай, догоняя подружку.
- Звезды искать, - продолжала смеяться она.
Искать упавшие звезды решили на любимом месте – у ручья.ручейАстрид расположили под деревом, где она тут же раскрыла книгу и углубилась в чтение. Гожо подбил Кими помогать в поисках в лесу как самую зоркую из всех слепых, а Валдай должен был искать в ручье.
Найденные камни, кусочки ископаемых, насекомых и прочие находки приносили Астрид, которая откладывала книгу и рассуждала о ценности каждого предмета.
- Клевер четырёхлистный – засушить, на удачу. Змеиная шкурка – поношенный костюмчик на помойку. Кусочек кварца – красиво. Жук носорог – верните туда, откуда взяли. Хвост ящерицы – похороните, -говорила она, окидывая сокровища оценивающим взглядом. – Звезд нет, - убежденно.
Вторая попытка поисков тоже не принесла результатов. То есть, нашли много всего интересного, но звезд среди находок не оказалось. Настало время ужина, пора идти обратно, пока не поймали.
- А я нашел звезду, - признался Гожо за ужином, засовывая руку в карман. Он достал оплавленный кусок железа размером с кулачок младенца, передавая его подружке. – Жаль форму потеряла, зато дырку в земле оставила, будь здоров.
Астрид держала на ладони звезду и просто не могла в это поверить.
- Есть хоть одно обещание, которое ты не смог бы сдержать? – удивлялась она.
Гожо пожал плечами, увозя подружку от столов в гостиную, где дети могли предаться спокойным играм.
- Шах и мат, слепой бьет зрячего. – Объявила Кими. Ее партнёр по шахматам – Валдай, чесал затылок над вновь проигранной партией.
- Шахматы – скучная игра, - заметил Гожо, устраиваясь у полки с настольными играми.
- Не скучная, а умная, - возразила слепая девочка и подкатила к шахматному столу Астрид. – Партию?
- Давай, все равно ты выиграешь.
- Ты ясновидящая? – притворно восхитилась японка.
- Нет.
- Тогда и не берись предсказывать.
Валдай присоединился к поиску увлекательной игры на захламлённой полке, пока обе девочки начинали шахматный матч.
Это случилось внезапно. По-своему в случившемся не было ничего необычного. Просто паук побежал по руке Валдая, спрыгнул и скрылся под шкафом. Но этой малости хватило для приступа.
В этой части здания было меньше всего персонала школы, так как не было буйных детей. Этот мальчик жил в другой части, где умели оказывать помощь таким как он, они знали что делать.
Финна выгнуло назад, и он закричал, так пронзительно громко, что задрожали стекла. Гожо шарахнулся от стеллажа, случайно столкнул коляску Астрид, и та упала, продолжая зажимать уши. Кими, единственная бросилась к другу в попытке успокоить. Она оказалась рядом с Валдаем вовремя, мальчик остолбенел и начал падать назад, парализованный собственным страхом. Благо, девочка не дала ему удариться головой о пол.
Прибежали медсестры и унесли парализованного ребенка в лазарет.
- Он испугался паука, - презрительно скривился Гожо, помогая подружке забраться на кресло-каталку. За свое презрение схлопотал от обеих девочек по пинку: Кими поддала ногой, Астрид рукой.
- Тактичность прям выпирает! – начала воспитательную беседу Кими.
- Гожо, у тебя самого проблем хватает, как ты можешь судить его за подобное?
Под напором подруг, цыган поднял руки.
- Виноват – исправлюсь. Просто будь он посмелей, пил бы таблетки, то не падал бы замертво от пауков и мышей. Это женские штучки.
Чтобы вновь не получить за свои слова, мальчик перепрыгнул диван, надеясь на спасение за баррикадой. Впрочем, его все равно достали горькими словами.
- А если бы ты был посмелее, то смог бы спать как все нормальные люди, а не томился бы в этом чертовом лесу в пансионате для неполноценных! - горько бросила Кими и тут же зажала рот руками.
Гожо поджал губы так, так что они превратились в линию. Не было лжи в том, что он не спит. Вот уже четыре года этот мальчик не мог заснуть, чтобы не разбудить всех и каждого своим криком ужаса. Врачи развели руками и отправили ребенка в школу для детей с особенностями развития, как они деликатно называли это место. С тех пор Гожо не спал, вернее старался спать как можно реже. Из-за этого часто его мучили галлюцинации.
Астрид не собиралась деликатничать как подружка:
- Один от страха засыпает, второй от страха не спит – наши парни это нечто.
- Валдай не засыпает, - поправила ее Кими, – он впадает в сонную кому.
Белокурая девочка махнула рукой.
- Гожо не злись, давай поиграем в карты и навестим Валдая.
Смуглокожий темноволосый мальчик, все еще зло сопя, сел за стол к тасующим карты подружкам: одной светловолосой, другой, как он, чернявой. Долго злиться он не мог. До отбоя осталось еще время, когда друзья спустились на первый этаж под недовольные взгляды медперсонала, проходя в больничное крыло.
- Как здоровье? - дежурно спросили они у скучающего финна.
- Сказали, жить буду. – Скривился тот и уже серьезнее добавил. – Оставляют на ночь под вот этой дрянью, - кивок на капельницу.
Ребята расселись кто-где, игнорируя двух других детей, явно находящихся в еще более плачевном состоянии, чем они: дцп или что-то подобное.
Гожо не выносил, когда его называли трусом, поэтому он предложил ту идея, доказывая свою отважность.
- Заночуем здесь, Валдаю будет не так скучно.
Этому сильно обрадовался вышедший из сонной комы мальчик, поддержала слепая Кими. Астрид попыталась укатить от них на коляске. Ее остановили.
- Стоять! Ты с нами!
- Как? – задала она закономерный вопрос. – Куда коляску деть? Куда меня деть?
- Коляска складная, никто на еще одну такую здесь внимания не обратит. А тебя на кровать. На тебя тоже никто внимание не обратит.
Девочка смерила друзей удивленным взглядом.
- А вы?
- А мы под кровать.
Спорить со стадом осликов, увлеченных новым приключением, являлось непосильно задачей. Сделали, как хотели.
Пришедшая сменить капельницы сестра и проверить детей, действительно не обратила на лишнего ребенка внимания. Скользнула по немке равнодушным взглядом и ушла. Гожо и Кими тут же вынырнули из подкроватии и забрались на кровать к другу, собираясь всю ночь болтать о глупостях и играть в заранее прихваченные карты.
Они не знали, что их дом создал страшный человек, и этот человек решил назначить плату за свою доброту.

***

 

Свет лишь на мгновение проник в не зашторенное больничное окно, но этого хватило, что бы отвлечь Астрид от созерцания потолка. Что это было? Сторож не спал и патрулировал двор, или какой гость заглянул? Отчего-то стало не по себе.

- Гожо, - она знала, - друг не спит. Он почти никогда не спал.

- Что, - пришел мгновенный ответ из-под кровати.

- Посмотри в окно, кажется, опять кто-то приехал.

Гожо не нужно было просить дважды: вскочил и уже уперся носом в стекло. Всматривался он не долго.

- Кими, проснись! – Цыган оторвался от стекла и начал будить спящую девочку.

- Еще клубничного мороженого, - во сне пробормотала она и поморщилась - спать на полу ей не понравилось.

- Посмотри, на улице какое-то движение!

Слепая девочка прижалась лбом к стеклу и тут же напряглась. Она всматривалась во тьму, явно видя нечто ее испугавшее.

- Твориться что-то страшное. Гожо, Астрид, мне страшно, – темноволосая девочка затряслась.

Если стало страшно ей, то какого будет еще спящему Валдаю.

- Да что там происходит-то? – нетерпеливо елозил носом по стеклу мальчик, не видя ровным счетом ничего.

- Неуверенно, но людей много и они …, - она не смогла подобрать слов описывающих людей в форме. – Одинаково одеты. А еще там грузовики стоят. Ящики какие-то пустые.

Мальчик захотел увидеть незваных гостей. Он еще никогда не видел людей в форме, но его желание исчезло вместе со следующим событием. Из вентиляции показался пар.

- Ребята, - Астрид вскрикнула, смотря на необычную субстанцию медленно ползущую по комнате. – Вы смотрели мультик, в котором людей усыпляли газом?

наемникиНамек был понят правильно. Цыган быстро сдернул подружку с кровати и устроил ее под кроватью, отгородившись низко свисающей простыней. Четырем детям там места хватило. Валдай начал просыпаться, но ему живо зажали рот, успокаивая словами. Догадка белокурой девочки оказалась верной, газ действительно усыплял. Дети погрузились в дрему, едва понимая происходящее. Они прижимались друг к другу, ощущая как бьются их сердца, проваливаясь в зыбкую субстанцию под названием сон.

Гожо закусил губу до крови. Он не должен заснуть или их найдут. Поэтому он не спал, когда его друзья закрывали глаза, слышал, как стучат сапоги по коридорам, как быстро и шумно ходят незнакомые люди, которые испугали Кими, видел, как один из таких людей вошел в палату и как вынес из нее двух других детей. Взял как мешки с картошкой и понес в коридор.

Зачем этим людям больные дети?

Гожо не спал ночами и часто сидел за книжками, которые беззастенчиво брал из комнаты персонала. Особенно он любил боевики, где люди вооруженные и бравые воевали за правое дело. На картинках они были точно такими же как человек только что вынесший из палаты детей. Если бы в здании был пожар, то того человека можно было бы считать героем. Но школа не горела, а дети были усыплены газом. Так кто же тот человек? Точно не герой…

***

 

Наемники, не напрягаясь, прошли на территорию интерната. Им нужно было всего на всего нажать кнопку, и газ распространился по вентиляции усыпляя людей. Они не задавали вопросов: «Зачем?», просто выполняли приказ, за который им заплатили. Если у кого-то и возникали некоторые чувства по отношению к выносимым из помещений детям, то этих чувств явно было недостаточно для активных действий для помощи в прекращении творившегося  зла.

Люди в противогазах монотонно выполняли свою работу, упаковывая каждого нового ребенка в «гроб». Специальные коробки, в которые подавались усыпляющие вещества вместе с успокоительным. Полная звукоизоляция, на случай если один из детей проснется или закричит во сне.

Простой план: усыпить, вывезти образцы, поджечь здание.

Возможно было бы лучше если Гожо не заснул, боролся до конца и его и его друзей не нашли бы. Но мальчик провалился в сон, столкнувшись с личным адом внутри себя и не сдержал рвущийся наружу крик ужаса.

Этот крик услышал один из наемников и нашел детей прятавшихся под кроватью. Гожо проснулся в ужасе, понимая, что он невольно выдал своих друзей и себя. Наблюдал как их выносят из здания. Он один видел, как детей упаковывают в ящики, один пытался драться, кусаться, кричать и молить не делать этого.

Но что слова ребенка против веса такой могучей силы как власть мира.

Уже разбивая кулаки о свой гроб, Гожо вновь встретился лицом к лицу с кошмарами, от которых он уже никогда не сможет проснуться.

гроб

  • Страница1 of 2
  • <<<<<<
  • 1
  • 2
  • >>>>>

Один комментарий на «“Отверженные”»

  1. […] Бумага в ужасном состоянии, поэтому я спешно переписываю этот рассказ и выставляю его на сайт что бы не потерять. Прочитать его можно ЗДЕСЬ. […]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *