«Прогресс перешагнул общество и совершил громадный скачок, улучшив жизнь людей. В наше время любую информацию человек получает не выходя из дому, пьет знания как вино из единого источника в коллективном сознание сети. Давно утратив свое Я.»

Так должна была начаться та книга. Но ты не написал ее.

 

— Отвлекись, глупец, и поговори со мной.

Мужчина вздрогнул. Уши услышали шум дождя. Глаза обжег неяркий свет из окна. Заморгал пытаясь увидеть реальность. Кто снял сетевой шлем? Кто мог посетить его в пасмурный день и войти в закрытую квартиру без ключа? Разве что мать, но это была не она.

В кресле сидела девушка, каких ранее мужчина не видел. По крайней мере не у себя в гостях. Его смутила юность гостьи и красота, не вписывающаяся в убранство бедной квартиры. И лишь затем он забеспокоился: как она попала сюда?

Дверь закрыта, ключ-карта в кармане, домофон не работал, а жизнь на последнем этаже высотки не подразумевала неожиданных гостей из окон. Голограф сломался еще в прошлом году, а значит девушка не могла быть голограммой. К тому же голограмма не смогла бы снять с него шлем и беспечно вертеть в руках дорогую игрушку и смотреть так насмешливо.

Мужчина сделал единственный возможный вывод:

— Все ясно, я слишком много работал и ко мне пришла галлюцинация.

— Весьма невежливо, — поморщилась галлюцинация. — Вы не первый с подобной реакцией. Куда интереснее было бы кричи вы или задавай вопросы. Но раз по вашему разумению я – глюк, то можете продолжить работу. Вас ждет новая статья: как совершенен наш мир, — она похлопала ладошкой по шлему. — Но если вы хоть немного сомневаетесь в моей нереальности, то предлагаю разбавить трудовой будень беседой.

Мужчина ущипнул себя. Убедившись, что это не сон, он рассмотрел гостью более внимательно, примечая еще больше странностей. Да бывают ли люди с такой идеальной внешностью? Даже генетически построенные красавицы не могли с ней сравниться. Но мозг мог подарить прекрасную иллюзию и дразнить ею уставшее от работы тело.

— Не имею привычки говорить сам с собой.

— А мне казалось романисты это часто делают, — парировала галлюцинация.

— Нормальные люди – нет. И я не романист. Хотел им стать по молодости. Но взялся за голову. Пишу статьи по заказу. А теперь, испарись, — мужчина махнул рукой. — Кыш!

— Мяу, — улыбнулась воображаемая девушка, чем заставила мужчину покраснеть. — Была бы кошкой, может быть ушла от твоих «кыш».

— Тогда кто же Вы, раз не иллюзия уставшего разума и не приблудившаяся кошка?

— Я человек, который пришел помочь.

Гостья встала с кресла и подошла к столу. Облегающий белый комбинезон очерчивал идеальную фигуру. Аромат тела не прикрытый вонью духов заставлял задуматься: когда в последний раз выпадала возможность встретиться с женщиной?

Институт регулирования численности и генофонда счет его кандидатуру недостаточно хорошей для частых контактов с противоположным полом. Даже неспособные иметь детей не появлялись в его жизни по причине невзрачной внешности.

— Надеюсь вы пришли помочь мне с напряжением.

— Фу, как не изящно вы это сказали. Я вас расстрою: нет. Я здесь из-за вашего творчества. Вернее, из-за вашей старой книги, вы хотели доказать в ней, что выбранный путь приведет человечество к потери личности и общества как такового. Помните?

— Все это была ерунда. — отмахнулся писатель с трудом отводя взгляд от идеальных форм.

— Почему же. Я вот утверждаю, что мир плоский! И не считаю это ерундой.

Девушка сказала глупость насмешливым голосом, потому собеседник не подумал о серьезности ее убеждений.

— В старину люди тоже такое говорили.

— Но я говорю это не в старину, я говорю это сейчас. Вам! — она указала на писателя продолжая улыбаться.

Мужчина посмеялся:

— На дворе три тысячи двадцать седьмой. Может вы еще будете мне доказывать существовании трех слонов на которых земля стоит.

— Да это было бы весьма глупо. — прекрасная гостья тоже засмеялась и уточнила, — Я про слонов. Но знаете ли, что идея плоского мира уже не единожды проскальзывала в умах людей?

— Слышал в двухтысячных была целая секта этой идеи. Мировой заговор и все такое.

— Верно. Никто не воспринял идею всерьез.

— Еще бы, Земля круглая!

— Правда? — непритворно удивилась гостья. — Докажите мне. — она вернулась в кресло и заложила ногу за ногу. — Я вам не верю. Она плоская. Наша Земля.

Писатель и до этого был удивлен пришествию неизвестной гости. Но ее заявление вознесло удивление на новый уровень. Галлюцинация подвергала сомнению непреложную истину о шарообразности планеты и просила доказать очевидное.

— Легко, — произнес писатель и потянул руку к ней, прося вернуть ему шлем. В ответ на лице девушки появилась снисходительная улыбка, так похожая на улыбку матери при попытках доказать правдивость сна. Шлем отдавать она не собиралась. — Но глупо спорить с собственной галлюцинацией. Земля круглая, что мешает ей быть такой?

— А что мешает ей походить на пиццу?

— Потому что это чушь! Все знают какой формы Земля!

— Кто все?

— Люди, конечно же!

— И вы верите всем людям без разбору?

— Нет, конечно…

— В таком случае, это доказательство не убедительно.

Девушка-иллюзия положила шлем на колени и замерла в ожидании новых доводов. А мужчина лихорадочно вспоминал географию. Он искал способные убедить факты, забыв задуматься: а должен ли он что-либо доказывать. Он больше не обращал внимание на фигуру прелестницы.

— Все планеты круглые! И даже наш спутник – Луна! — воскликнуло он, думая, что эти доводы будут достаточными доказательствами, но гостья легко разбила их:

— Луна повернута к нам всегда лишь одной стороной. Не кажется ли вам, что это, напротив, доказывает ее плоскость, как и Земли.

— Но она движется вокруг Земли!

В запале писатель вышел из-за стола, но ему не хватало слов, и он начал жестикулировать словно знаменитый фокусник старающийся спрятать монету между пальцев. Девушка с широкой улыбкой наблюдала за его поведением. Она сказала:

— Почему ты думаешь, будто она движется вокруг шара? Она движется над поверхностью, как и звезды.

— Абсурд!

— Не больший абсурд, чем вера обезьяны в опасную стремянку. Есть такой эксперимент. Ставишь обезьянам стремянку, а над ней вешаешь банан. Но стремянка под напряжением. Когда хоть одна пытается добраться до лакомства, током бьет всех. Эту систему обезьяны вскоре понимают. Затем мы заменяем одну обезьяну на новую и при попытки новой обезьяны взять банан, остальные бросаются на нее. Вскоре мы заменяем всех обезьян на новых, которые не разу не пытались взять банан. Вырубаем ток, но ни одна не подойдет к стремянке и не попытается взять банан. Хотя не знает, что может произойти.

— Я по-твоему обезьяна?

— Разница лишь в ноль целых одну десятую процента нуклеотид. Так что недалеко ушел. Как и все люди, забывшие про стремянку и банан.

— Вы самая некультурная галлюцинация из всех.

— А вас они часто посещают, есть с чем сравнить? И я не галлюцинация, не морок и не виденье.

— Вы наглый гость, разрушающий мое привычное виденье мира, — с сарказмом выдавил писатель.

— Именно. Итак, чем же вы ударите мое утверждение плоскости мира? Прошу, выберите мощный факт.

Он стаял к гостье так близко, что мог бы прикоснуться к ней и удостовериться окончательно в ее реальности, но не стал. Девушка оценила близость собеседника и убрала шлем за кресло, намекая, что не даст им пользоваться в поисках доводов.

Мужчина подошел к делу творчески. Он сходил на кухню и взял тарелку и стакан полный воды.

— Если Земля плоская, — он стал наливать в тарелку воду. Вскоре она полилась через края. — То как же мы еще не лишились мирового океана?

— Все просто, ледники по краям «тарелки».

Девушка тоже сходила на маленькую кухню и принесла плоскую тарелку с резко идущими вверх краями – тортницу. Налила в нее воды, которая вся осталась внутри.

— Абсурд! Это нелогично!

— Где нелогично?

— Везде, всесторонне нелогично!

— Докажите.

Мужчина включил светильник.

— Сотни людей побывало в космосе! Они видели – Земля - это шар! — указывал он на светильник.

— Участники мирового заговора круглой земли, вы хотите сказать? Да, они побывали в космосе.

— А как же видео, фото!?

— Сфабрикованы.

Девушка наблюдала как мужчина ходит по комнате кругами с немым наслаждением отмечая все нарастающую панику из-за неспособности доказать всем известную истину.

— А как же световые полюса? Смена дня и ночи!? Тоже скажешь это возможно на плоской земле?

— Легко! — сложила руки на груди девушка. — Если солнце не огромное, а небольшое. Если оно точечный светильник и летает над нашей тарелкой. — она нарисовала на глади воды пальцем круг, — то день и ночь будет сменяться.

— Да, хотя бы горизонт! Выгляни в окно!

Девушка как ни в чем не бывало подошла к окну, свернула жалюзи и уставилась на линию горизонта. Толком его увидеть не удалось. Конуры людей, высокие словно башни заслоняли собой весь мир.

— Линия, не полукруг, — сказала она.

— Я будто бьюсь головой об стену, — пораженно опустил руки мужчина.

— Плохое сравнение. Против стены у вас более крепкий довод – ваш непробиваемый лоб.

Писатель поморщился и сел за стол. Он запутался. Не понимал, зачем влез в глупый спор, не знал, с кем спорил, и не видел причины продолжать.

— Вы уже сдались? — нет ответа. — Неожиданно быстро. Точно так же как вы сдались в попытках издать ваш труд. Ту книгу, о человеческом обществе. В ней было много интересных идей, которые могли бы работать в нашем мире. Тогда вы точно так же опустили руки. Сказали себя: «Я часть системы. Нет смысла ее менять.»

— Отлично, ты призрак ушедших возможностей?

— Называйте, как хотите. Однако я вошла через дверь и не сразу до вас докричалась. Шлем не дал вам увидеть и услышать, как тих стал наш мир. Как он вдруг опустел, — она грустно улыбнулась и достала из-за кресла злосчастный шлем. — Что дальше? Продолжите поиск доказательств аксиомы?

— А зачем?

— Чтобы удостовериться, что вы были правы.

— Не вижу смысла.

— Как и я в том, что вы сидите в этой квартире, когда могли бы доработать свою книгу. Нашему обществу ваши идеи нужны!

— Другими словами вы хотите меня нанять?

— Если бы я хотела кого-то нанять, то это был бы популярный деятель слова, а не захудалый мечтатель-затворник. Не находите?

— Пожалуй. Так зачем весь этот цирк?

— Все сводится лишь к одному. — девушка резко откинула шлем и тот ударился о стену. Раскололся. Но писатель не успел возмутиться порче имущества, так как она подошла и дерзко схватила его за плечи. — Выметайся из квартиры! И увидь все своими глазами! Вставай и иди! Посмотри как миру необходима твоя книга!

Все произошло так быстро. Мужчина не подумал сопротивляться, когда его вытолкнули за дверь его же квартиры. Он оказался в лифте босой в домашних штанах.

На улице было холодно, но не это заставило поежиться, а пустота. Дети не играли на площадках. Люди не гуляли парочками. Не было слышно ни криков, ни говора, ни человеческих шагов. Город призрак оживляло воронье карканье, да бьющие об асфальт капли дождя.

Девушка подошла к галовизору и сообщила неизвестному, который подслушивал весь разговор.

— Мое дальнейшее участие не требуется. Теперь все зависит от него.

Щелкнула кнопка, и галовизор погас. А девушка закрыла за собой дверь и исчезла в неизвестном направлении. Возможно образумить и подтолкнуть следующего мастера слова. А возможно наблюдать со стороны за тем, как человечество шагнет назад и посмотрит на себя со стороны. Она оказалась права, та книга действительно была нужна потерявшимся в сети людям.

 

— Отвлекись, глупец, и поговори со мной.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *