Глава 15.

Из дневника торговца-путешественника Девиана:

«Медвежатина и медвежьи шкуры – очень дорогой товар. Не из-за дефицита медведей, а из-за нежелания охотников умереть до срока.»

В то время как Реира удалялась вглубь королевства Девитауэ, Шео путешествовал лесами империи Лорем, а Леон приближалась к одному из небольших населенных пунктов в начинающейся сети гор и тянущихся вдоль территории Син-бау - природная граница отделяющее Лорем и Син-бау. У горной деревушки не было запоминающегося названия, только прозвище «в начале горы» и оно не могло похвастаться чем-либо кроме горного воздуха и нерабочей шахты. Также село имело тихих горных соседей, которые охотились на горных коз, то были горные Лето. Но не они интересовали пришедшую в село Леон, а местонахождение ее потерянного друга. В предведущем небольшом городе удалось узнать, что мимо прошли военные, и они должны были проходить через это мелкое село бывших шахтеров, уходя вдоль границы.

Шо уже порядком извел кошачью нервную систему и напрашивался стать тихим холмиком вместо бегающего по кругу и орущего о родине идиота. Белая кошка ничего не имела против любви к родине и ее расхваливания, но на третий день пути ей-таки поплохело. Однако реакция и скорость выходца Син-бау не дала тому сгинуть в лапах хищницы. Покружив пару часов по лесу Леон устала, а Шо вновь запел о реках, горах и богах родной сторонушки. 

И вот, они вошли в мелкое село, не удостоенное собственного названия. Люди не удивились пришедшим Лето и узкоглазому Шо. Лето часто виднелись на горах, а многие жители как и Шо были узкоглазы, так же отличались темными волосами.  Жители были опрошены по поводу проходящих мимо солдат и Девиана. Леон с Шо получили неожиданный ответ.

- У тебя крайне глупый друг, ты знаешь? – покачал головой черноволосый Шо.

Оказалось Девиан уже неделю жил в селе. Он вновь дезертировал из армии, в этот раз в одиночку, и тут же вляпался в серьезные неприятности. Связался с парой бандитов которые промышляли отловом Лето и продажей на черном рынке. Однако таких деталей Девиан не знал, соглашаясь на работу. Узнав воспротивился. И вот, час назад его те добрые люди увели в лес и еще не вернулись.

Пока Шо выражал свое мнение о состоянии ума Девиана, Леон стрелой бросилась в указанную сторону, выслеживая знакомый запах и надеясь успеть, пока не случилось ужасного. Болтливый Син-баумовец ее догнал и даже смог поддерживать темп. Без преувеличения можно сказать, что Шо был на удивление быстрым и бесшумным. Словно Лето родившийся в человеческой шкуре.

Бежать далеко не пришлось. Кровь и трупы нашлись в километре от начала леса, но ни один из мертвецов не был Девианом и не юноша их убил. Крупные  глубокие следы с отпечатком когтей, в которые буквально провалилась не маленькая лапа белой кошки, открыто называли имя убийцы.

Медведь!

Да не обычный, а самый крупный представитель этого вида - кадьяк. Тот самый медведь, который в сказках глотал солнце целиком. Охотники авторитетно заявляли, что такой косолапый мог показать фокус с заглатыванием человека без особого напряжения. Правда мало кто из охотников мог похвастаться шкурой кадьяка, а кто мог зачастую хвастался купленным чужим трофеем или культяпками вместо ноги с рукой.

Леон узнала медвежьи следы, но не сразу смогла поверить глазам. Она никогда не видела настолько огромных отпечатков лап и не могла представить размер зверя. На секунду испугавшись и попятившись, белая кошка вспомнила слова брата отца, вместе с которым она была на первой охоте и на которой впервые встретила медведя и отведала его мяса.

- Ферре. Стар-пос. Сид ферре шре стар-пос. – «Медведь. Ты выстояла. Следующий не выстоит перед тобой».

Настало время встретить того следующего медведя о котором говорил ей Нагру.

Друг с восточным лицом побледнел, узнав следы, но не успел сказать, что и стае рослых Лето не победить такого зверя, как белая кошка рванула вперед. Поминая низших демонов, Шо погнался следом, печально думая о конце своей миротворческой миссии и о смене места жительства из лесов в живот медведя. Такая безрадужная перспектива заставила вынуть из рукавов метательные тонкие ножи и пообещать себе при первом же удобном случаи накостылять другу Леон. Конечно если того еще не съели решив Шо подобного удовольствия.

Если за Леон следила праматерь, то за сыном купца явно поглядывало не менее могучее божество, ибо он был еще жив и даже успешно отбивался от нереально огромного мохнатого бурого зверя.

Девиан залез на секвойю – единственное во круге дерево которое крупному медведю не сломать и стрелял  от туда из лука. Вся спина зверя была истыкана палками с оперением, но зверь не замечал таких мелочей. Ревел, упорно пытался залезть на дерево, которое не обхватишь лапами, а до первых веток даже ему далеко. Медведь рычал, впивался когтями в кору, оставлял борозды когтей, но не мог подняться. Как забрался на секвойю Девиан, осталось загадкой даже для него.

Увидев такую картину Шо остановился, пытаясь найти лучшее решение. Однако Леон не стала ждать его решений, она белой стрелой помчалась вперед и  впилась медведю в горло, зная, что не сможет прокусить столь толстую шкуру.

Медведь завыл от неожиданности и боли и встал на задние лапы. Он оказался настолько огромен, что лапы белой кошки поднялись высоко над землей. Из-за густого меха было невозможно добраться до толстой медвежьей шкуры. Но все это было незначительным по сравнению с оскаленной пастью наполненной острыми толстыми зубам, к счастью которыми он не мог достать до повисшей на его шее кошки. Зато медвежьи лапы уже тянулись к наглой хищнице и собирались разодрать своими огромными когтями, которые были куда крупнее, чем у первого встреченного Леон медведя.

Белая кошка вовремя разомкнула челюсть и оказалась на спине гигантского зверя, не медля, вцепляясь своими тонкими и острыми зубами в круглое медвежье ухо. Медведь зарычал и начал заваливаться назад желая раздавить того кто причинил ему боль. Он был крупный, это да, но не мог быть быстрее и ловчее кошки. Поэтому когда эта огромная туша ударилась о землю, сотрясая все в округе, Леон уже была у его задних лап и вцепилась в одну из них, прокусывая жёсткую подушку. Медведь не успел обрушить на белую кошку лапу, согнувшись в спине, когда та уже вновь вцепилась в его горло. Леон пришлось торопливо убираться прочь с медвежьей груди, напоследок оставляя незначительные отметины когтей, и перемещаться на морду, иначе огромная лапа грозилась смять ей все кости. Губа медведя оказалась мягкой, ее Леон легко прокусила, лапами вцепившись в черный медвежий нос. В этот раз медведь завыл гораздо отчаяние. Ему еще никогда не давали такой отпор, и был бы он моложе, то сбежал бы. Но этот медведь прошел через много битв, он был горд своими победами и не мог позволить, того кого и соперником не считал, победить себя.

Голова зверя с силой мотнулась из стороны в сторону, Леон не удержалась на порванной губе, и ее белое тело отлетело в сторону, кувырком приземляясь на землю. Медведь уже собирался обрушить силу своих лап и зубов на такое маленькое по сравнению с ним тело, когда  в его поднятую для удара лапу вонзился острый тонкий предмет больше напоминающий иглу, нежели метательный нож. Заминки зверя хватило, что бы Леон пришла в себя и вновь бросилась в атаку. И с немалым удивлением заметила что тонкие иглы вонзились медведю и в шею и в заднюю лапу сильно того замедляя. Шо стоял на приличном отдалении собираясь и дальше сохранять дистанцию, он готовил новую нож-иглу к броску. Впервые белая кошка могла видеть своего шумного друга сосредоточенным и неподвижным. Видела она его таким всего секунду, а дальше мир вновь завертелся перед глазами, медведь пытался стряхнуть с себя белого наездника.

Девиан кричал с дерева махая луком. Но услышать, что именно было чрезмерно сложно, рев медведя закладывал уши. Его услышал Шо и начал двигаться ближе к медведю, явно рассчитывая попасть по какой-то определенной точке на обширном теле. Оба человека знали слабую точку и пытались донести это знания до Леон. Но слов белая не слышала за ревом и собственным хрипом. Черноволосый Син-баумовец подошел достаточно близко что бы даже в диком родео белая кошка увидела его жест. Шо показывал на свое лицо, на глаз.

Глаза медведя были очень маленькими по сравнению со столь крупным телом, в них нельзя было попасть так просто, а череп медведя был столь крепок что можно было бить его кувалдой и тот не сразу расколется. Медведь заревел, почти ловя пастью белый хвост, но цель уже была достигнута. Белая «беда» была сверху его морды и распрямив пальцы на лапе с силой вонзила их в незащищённый медвежий глаз. От раздавшегося воя заложило уши, кошке пришлось спрыгнуть и пуститься наутек, что бы сохранить умение слышать. Контуженная, она ударилась головой о дерево и не смогла залезть наверх, как рассчитывала. А медведь взбешенно терся головой о землю, оставшимся глазом высматривая своего противника.

В тот момент Леон казалась беззащитной. Она не могла определить направление движения, вверх и низ и ничего не слышала. Ее шансы на победу неуклонно стремились к нулю. Однако стоило медведю ударить лапой, как оказалось он промахнулся, а белая кошка со всеми удобствами воспользовалась его конечностью вновь оказаться на морде зверя. В ее лапе был зажат один из тонких ножей Шо, который ранее еще торчал в лапе зверя, его Леон спешно вонзила до самого конца в оставшийся глаз медведя, не медля вновь слетая на землю и неуклюже отходя под защиту ствола одной из огромных секвой.   

Медвежья агония была ужасным зрелищем. Зверь плевался кровавой пеной и тяжело дышал, высматривая кровавыми глазницами своих врагов. Заваливался в бок и бился мордой о подвернувшиеся на его пути деревья, пока не ослабел и не смог больше встать, оглашая победу своих врагов тяжёлым хриплым дыханием. Только тогда Леон вышла из укрытия. Не вполне уверенным шагом на четвереньках, сильно выгибая спину, эта кошка подошла к поверженному сопернику и оскалилась, заявляя права на жизнь и плоть еще живого зверя. Она победила того кого считала сильнее себя и закрепила победу вновь погружая клыки в шею задыхающегося медведя стараясь разгрызть упрямую плоть.

Шо думал подойти ближе но натолкнулся на вполне звериную реакцию когда младший член стаи подходит к добыче в то время когда вожак не получил еще своей доли. Кошка зашипела, показывая окровавленные зубы, и лапой отогнала наглеца.

На тот момент, когда шея медведя была перегрызена и кошка с удовольствием погружала окровавленную морду в плоть, Шо спустил Девиана на землю и тихо беседовал с ним поглядывая на пиршество их общей знакомой хищницы. Пока Леон пребывала в подобном состоянии они не смели ее тревожить, ожидая когда кошку отпустит запал битвы и победы.

 

Леон, под немые взгляды снимающих шкуру мужчин, выбила мишке все зубы и соорудил себе из них всех ожерелье, добавив к тому единственному который болтался на шее утопая в густом мехе. Надела и с гордостью выпятила грудь, словно на ней мерцали не пять килограммов кальция, а чистейшие алмазы. Вот только Девиан молчал, он не сказал ни слова неожиданно вернувшейся подруге и лишь изредка переругивался с Шо, который утомил его убеждениями «какой же ты дурак». То что Девиан не относится к гениям, он знал и без того, но слушать об этом каждую минуту молча не мог.

- Да понял я! – поднял голос юноша, не выдержав внеочередной лекции о своих умственных недостатков.

- Если понял, то тебе следовало бы уже лежать у ее ног и молить о прощении делая себе харакири прося что бы твоя смерть была достаточной для всепрощающей милостивой белой богини которая …, - вновь понесло восточного жителя в сторону никому непонятных истин. – Вот смотри, это делается так! – С этими словами Шо бросился к порядком уставшей и от битвы и от перепалки Леон и попытался поцеловать той  лапы. Получил кошачьей пяткой по своему плоскому лбу и успокоился на неопределённый отрезок времени.

- Твои познания в языке людей все лучше и лучше, - с улыбкой кивнул Девиан и неуверенно подошел к подруге. – Спасибо что нашла меня.

- Прости что оцарапала.

- Ерунда, - махнул рукой сын купца. – Шрамы украшают мужчину.

Голос из кустов, в которые попал Шо, был наполнен ехидством.

- Мужчину да, а молокососам шрамы на долгую память и в назидание.

В кусты полетел сапог. Раздался сдавленный «ох».

- Скажи что ты не знакома с тем чудаком, встретила в деревне и скоро расстанешься, отправив его пинком в его восточный край.

Сморщившаяся мордашка белой кошки послужила достаточным ответом.

 

Вот так немудрено была сформирована группа, которой предстояло пройти вместе еще много дорог и провести вместе много времени. В будущем о ней напишут в исторических книгах, упомянут в военных трактатах и претворяясь ими будут играть дети. Но пока то время не настало и имена будущих героев не известны, а достоверно не будут известны никогда, Шо, Девиан и Леон медленно отходили от границы, думая, что же им делать дальше.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *