Глава 14

Из дневника торговца-путешественника Девиана:

«Черная кошка вызвала у меня противоречивые чувства. Если на чистоту, то ее судьба была даже более впечатляющей, чем наша. Мне показалось, что в отличие от Леон, ей было необходима чья-та любовь чтобы ощущать себя живой».

 

Черный цвет не ассоциировался у Лето с чем-либо отрицательным, однако у людей он рождал мысли о настигающей тьме. Черные кошки – суеверие, прошедшее через множество веков. Причем цвет шкуры был причиной целых двух взаимосвязанных суеверий. Первое суеверие вызывало страх, вызванный рассказами тысячелетней давности, когда именно черные кошки служили магам и считались их фамилиярами, которые хранили в себе дух мага. Второе суеверие вызывало недоверие к темному незамутнённому оттенку – черные кошки сулят несчастье, если перейдут дорогу.

Когда Реира услышала это, то не поверила своим чутким ушам. Она, черная кошка, несет несчастья? Разве это не проклятье белых? Почему она внезапно стала частью этой незавидной доли? Раньше она могла лишь издали наблюдать и жалеть «беду».

Да, черная кошка жалела Леон, но уважала ее. Только белая не просила ее защиты, не пыталась подлизываться и выглядела сильной. Иногда, наблюдая молочную сестру на расстоянии, Реира начинала подражать ей. Ведь они были похожи, даже не объединенные одной кровью, но вскормленные одним молоком. Они обе были сильные. Однако черная применяла свою силу для других, а белая - для самой себя. С одной стороны, понятно дело, когда все племя считает тебя «бедой», но с другой  стороны, разве Леон не сама уходила все дальше и дальше? Еще ребенком она предпочла общество самой себя компании сестер.

Что же сейчас? А сейчас люди относятся к Реире так же, как племя относилось к Леон. И если бы капитан был из общей массы суеверных, то он никогда бы не взял на себя опеку столь темной кошки. Ведь у Реиры не было не единого светлого пятна, она угольком выделялась среди собратьев, даже если те также были темны. Остальные люди шептались и делали руками странные знаки, самые суеверные пытались облить водой или осыпать солью.

Реира фыркнула. И почему она вспомнила о белой сестре? Зачем сравнила? Где сейчас Леон?

От мыслей о белой сестре Реиру отвлек звук трубы, зовущей на утренний сбор. Нужно встать, одеться в форму и бежать к уже подтянувшимся в центр лагеря солдатам. Утренний сбор был для всех, поэтому Реира и ее группа так же присутствовали, желая узнать последние приказы. А позже она уведет своих на отдельную тренировку. Таков был план. Однако он подвергся корректировке.

Реире дали миссию. И ей предстояло приготовить к исполнению задачи стаю.

 

Стоит рассказать об одном человеке, чьи решения повлекут изменения судеб людей и кошек. Он проведет мало времени в нашем рассказе, но именно из-за него Реира стала тем, кто она есть, и станет тем, кого мы позже увидим.

Капитан Маостун, офицер пятого подразделения, был человеком крепким, имел стальные нервы, бугрящиеся мускулы и пышную бороду. Весь его подтянутый вид и взгляд колючих глаз говорили о военном прошлом, настоящем и, возможно, будущем. Этот представитель человечества мог бы послужить иллюстрацией в книжке. Он отражал все, что представляла собой армия с ее амбициями и стремлениями. Он видел многое и многое мог совершить, для него давно истерлись грани емким словом «приказ».

Последний год (ровно год) Маостун занимался исключительно дрессировкой кошек. И считал свое задание исключительно важным. Именно от этого пушистого отряда зависела судьба всей кампании, а значит, судьба всей кампании зависела от их капитана. А это приведет успешного капитана к повышению! Возможно, даже пожалуют титул и определят место в элите.  Купание в мечтах закончилось звуком трубы, объявляющей подъем. И капитан покинул палатку, дабы увидеть свое войско.

Перед ним не было ровных шеренг бойцов с военной выправкой, перед ним стояли звери, умевшие убивать, и стояли они, игнорируя понятие «строй». Им не было дело до уважения и порядка: кошки шевелили ушами, махали хвостами, шипели, мычали, урчали, сидели, стояли и даже лежали.

Капитаны один за другим отказывались вести подобную операцию, суеверно вознося хвалу и предрекая ужасы. Как можно рассчитывать на верность дикого зверя? Нельзя в обычном положении дел. Лето, даже бродячие, не могут похвастаться верностью и всегда поступают по своему уму. Однако была у них одна особенность, на которой и сыграли высшие чины. Лесные львы (они же степные львы ближе к степям; пустынные львы в пустынях; горные львы в горах) были невероятно религиозны!

Капитан Маостун возвел хвалу небу за подобный подарок. Найти более глупых тварей было бы сложно. Сам человек не приемлил веры и ее последствий, считая ее еще одним рычагом давления, поэтому не мог понять слепых убеждений во что-то невидимое. Например, он не понимал, почему кошки покорно пошли служить и не пытаются уйти. (Недавний уход кота с кошками немного пошатнул уверенность капитана, но не достаточно для того, чтобы он задумался о возможном предательстве Лето.) Он мог бы рассмеяться от одного упоминания веры кошек в испытания, которые шлет им прародительница. Идея предначертанного пути смешила его. Но благодаря своим верованиям Лето были здесь под его началом. Они стали его шансом на повышение.

Из всей пестрой массы кошек, выделялось одно черное пятно. Его любимица была угольно черного окраса и чем-то напоминала скелет облитый тушью. Маостун приметил ее при поступлении и сразу взял под свою опеку. Тонкая, гибкая, сильная - идеальный убийца и разведчик. Короткая шерстка, на фоне которой ярким пятном выделялись желтые, светящиеся в темноте глаза, уже не раз по ночам пугающие до икоты постовых, заставляли вспоминать о ночных тварях. Ночью Реиру не было видно, именно поэтому предстоящее задание капитан собирался поручить именно ей. И знал: она без вопросов согласится. Капитану даже было немного жаль расставаться с таким послушным и выделяющимся оружием. Но именно для этого он ее и обучал. Настало время использовать начищенную до блеска пулю. Все равно потери среди Лето нигде не записываются.

Реира без каких-либо эмоций выслушала капитана (еще одна черта, которая нравилась Маостуну) и ушла готовить свой отряд. В стае, как называла отряд Реира, никто не мог похвастаться и третьей долей способностей черной кошки. Нет, они были хороши, неумелых черная не держала. Однако им вечно чего-то не хватало: кому сдержанности, кому внимательности, а кому - сообразительности. Первое вело к битве с превосходящим по силе противником, второе -  к ранам, третье - к проблемам в неподходящий момент. Так было на тренировках. В битве все эти качества вели к одному – смерти.

Лето привыкли рисковать. Они охотились, зная о стаях голодных волков, при должном числе и отпетости готовых рискнуть и напасть на кошек; зная о медведях-шатунах, превосходящих массой и силой, зная о людях с ружьями, которые могли снять с них шкуру или продать в рабство. Лето знали об опасностях жизни, познавая эту науку  еще котятами. Они не боялись. Они выполняли долг. И не важно, долг ли это кота-добытчика, кормящего кошку, или «путь долга» ради обещания предков.

Где-то слепо, где-то с подозрениями, но Лето верили в свою прародительницу, которая не могла ошибаться. Она точно знала, какой путь будет лучшим, а какой приведет к тупику.

Как бы то ни было, Реира начала формировать свою идею на этот счет. Если Лето такая умная кошка, то она должна  знать что в той или иной ситуации тот, за кем она смотрит, поведет себя так, а не иначе. А значит, все сделанное Реирой верно. Все, что будет сделано, будет верным.

Рита примостилась справа, Пери слева, и обе смотрели на сестру осуждающе. Они не любили, когда та так неестественно замирала и думала над чем-то, им неведомым. Реира примирительно пошевелила ушами. Ее усы немного распушились, когда она выдохнула.

- Ра тхе! – скомандовала черная кошка своей стае.

 

Перенесемся на мгновение в королевство Девитауэ, чтобы узнать о трудных решениях его правителя. Король, зная о чужой армии недалеко от границы, разработал стратегию, которая могла позволить ему оттянуть неизбежную войну и дать возможность дождаться прихода подкрепления от более дальних соседей, с которыми Девитауэ имел долгую взаимовыгодную торговую связь. Страна сосед называлась Крес и имела статус королевства, хотя всем заправлял совет избранных народом представителей  власти. Крес согласился помочь в войне за довольно большую плату: отмену пошлин, новые льготы, торговые контракты на десятилетия. Впрочем, Крес не просило земель и не желало воспользоваться ситуацией, ослабляя соседа. У королевства Кресс имелась на это причина – оно не желало становиться соседом империи и делить с ним границы, прекрасно понимая, что такой сосед рано или поздно подомнет под себя.

Итак, пока Девитауэ дожидался помощи, король принял решение о военном положении. Те населенные пункты,  что находились непосредственно близ границы, становились неизбежными жертвами предстоящих военных действий. Им не досталось войск, они даже не знали приближающейся войне, и, если бы не случайность, они бы так и остались в неведенье. Один торговец, спешивший отдать заказ в приграничный город Раджала, обронил о странном шевелении войск  в соседнем городе Урфало. Этим он взволновал горожан Раджалы, и те обратили внимание на разные мелочи, которые сложились в картину предстоящих волнений. И во главе с градоправителем и городничим подготовил мужчин, способных держать оружие для защиты своих домов. Вооружить всех в административных постройках. Организовать посты не только у врат, но и в городе. Люди в административных зданиях были на страже днем и ночью. Эвакуировать женщин и детей они не успевали.

 

Не зная о действиях противоположной стороны, кошки приближались к городу Раджала. Задача была проникнуть в город незамеченными и убить двух людей: управляющего городом и управляющего стражами. Остальное дело группы зачистки.

За время обучения в военном лагере Лето не убивали людей. Их учили этому, но реальная кровь не была пролита, а жизнь забрана. Рита в который раз шипела, что не видит смысла в происходящем, что не понимает, зачем убивать людей, которые не сделали лично им ничего плохого. Реира не была столь доброй, но также считала происходящее странным. Если их учили, что люди - добыча, то какая разница между теми людьми, что учили, и теми, которых нужно убить?

Это было проблемой – разница между людьми. Люди похожи. Их плоские морды, маленькие носы и рты для народа Лето казались слишком одинаковыми. А значит, узнать по виду нужного человека было сложной задачей. Плюс ко всему, Реиру беспокоило предчувствие беды, оно остро саднило бок и мешало почувствовать еще одну немало важную деталь. Позади кошек медленно двигались люди из их лагеря. И если бы лесные львы остановились и прислушались, то непременно услышали их шаги и задались вопросом: «Для чего они идут?»

Но кошки не слышали, увлеченно продвигаясь вперед к цели. Они были быстры и бесшумны, даже пара разведчиков соседней стороны не успели их заметить. В последствии тех разведчиков слизнул военный отряд империи Лорем, идущий следом. Но кошки этого не знали, благополучно достигнув города через два дня и затаившись в лесу до темноты.

План, предложенный капитаном, был довольно прост: разделиться на две группы и убить всех в крупных домах, расположенных ближе к центру города. Эти дома были важным местом для людей, и там работали важные люди. Их потеря была бы большим ударом для города. Это то, что понимали Лето. Но если среди убитых не будет тех людей, чьи портреты видела стая Реиры, что тогда? Опять нет ответа.

Реира фыркнула, тряся головой. Все было слишком сложно и слишком ненормально. Не по уму лесных кошек. Однако «путь долга» обязывал исполнять приказы. Еще бы знать, за что дали слово предки и за что оказались должны. За размышлениями Реира не заметила, как настала ночь.

 У города была стена, через нее кошки перелетели птицами, не потревожив ни одного стража. За стеной мерцал свет ламп постовых, но и они оказались бессильны заметить прокравшихся кошек. Кое-где виднелся свет свечи: в тех домах и комнатах за делами допоздна засиделись люди. Пери пришлось отпрыгнуть от одного окна, когда та увидела, как люди занимаются вовсе не чтением под тёплый свет огня. И эта пошлая картина так завлекла пушистую кошку, что пришлось ту тащить за уши. В остальном кошки быстро и уверенно достигли центра. Реира была одной из немногих, кого научили читать карты. Умела она это не шибко хорошо, но опознать нужное здание на карте города смогла. Это был очень большой дом с множеством комнат. Второй дом был поменьше, и у него была плоская крыша. Разделившись на две группы: Реира устремилась к дому поменьше, остальные - к большому, кошки разошлись собираясь убить людей, которых видели на портретах.

 

Ночью люди спят. Одни или не одни. Но нормальные люди спят ночью. К большому сожалению Реиры, тот, кого она должна была убить, не был из числа нормальных, следуя вышеизложенному соображению. Его не было в том доме, в котором он должен был быть. Даже похожих на него людей не было. А она убила всех. Что делать? И закончила ли свое задание ее стая? Занимая себя этими вопросами, Реира панически осматривалась по сторонам, затаившись под аркой. И тут - о чудо! – тот, кого она искала, нашелся. Этот человек в военной форме шел покачиваясь в сторону дома с плоской крышей и плохо пах. Так пахли некоторые люди в лагере после принятия своих странных ядовитых напитков. Впрочем, черная кошка не различила бы настойку для сердца и вино. Так что нам не известно, был ли тот человек пьян.

Это было так просто и быстро: человек не успел даже понять происходящее, когда ему свернули шею. Охотясь, народ Лето разрывал клыками и когтями, но в лагере учили убивать, не оставляя кровавых следов.      

Реира поскорее забралась на крышу и фыркнула. Убить человека оказалось легко, но это не приносило и капли радости, не шло в сравнение с яростным бегом за оленем или с долгой засадой на зайца. Она впервые убила не для еды, а по прихоти. Причем по чужой прихоти. На нее навалилось злость на себя, на людей, на «путь долга» и на свою покорность этому пути. Шео был прав, это неправильный путь!

Черная тень с блестящими глазами скользнула к большому дому, который должна была подчистить ее стая, и замерла.

Тихо… Неестественно тихо! А в здании повсюду горит свет.

Инстинкт кричал: «Опасно!», и Реира скользнула за горгулью, став ее тенью. Ей все это не нравилось. Где ее стая?

 

Кошки разошлись с вожаком (так они называли Реиру) и сразу же запрыгнули на крышу дома, в котором явно ощущалось движение людей. Лесных львов было много для охоты, но мало для племени и мало для предстающей битвы. Рита, как самая добрая не могла убить даже животное, поэтому осталась сторожить крышу. Пери, как самая ленивая, проникла в здание с остальными, но отстала по дороге, отвлекшись на портрет, похожий на тот, что им показали в лагере. За это время остальные кошки исчезли из виду.

Пери принюхалась и зашевелила ушами. Услышала, как в одной из комнат поблизости спит человек. Тот человек был отдаленно похожим на портрет, поэтому золотистая кошка подняла ногу и проломила ударом голову. На этом она решила, что свою часть работы выполнила, и с отвращением принялась вытирать испачканную ногу шторкой, даже не смотря на убитого.

Тут уши неожиданно уловили тревожные звуки яростного шипения, скулежа, крики, звон металла и звуки выстрелов.

Нормальная реакция кошки в таком гаме – побег. А Пери всегда была немного медленной, все, что у нее было, это ее красивый мех, но он не мог спасти ее в таком положении дел, и она не успела  выпрыгнуть в окно.

А Рита, понявшая, что творится нечто незапланированное, связанная своей добротой бросилась, спасать сестру, чей отчаянный вопль разнесся по коридору. Если бы только она убежала на поиски Реиры, то не пала столь бесславно. И ей не пришлось бы поступаться своими принципами и убивать.

Люди были готовы к нападению…

 

Реира принюхивалась, раздумывая, идти ли ей внутрь здания, когда в нее бесшумно и молниеносно врезался и прижался влажный и дрожащий комок. Это была Рита.  Серая кошка была мокрой от крови и дрожала от страха. Черная кошка подхватила сестру, стараясь прижать как можно сильнее, и побежала прочь. Тот дом был мертв, все находящиеся в том доме люди мертвы, из стаи Реиры вернулась одна лишь Рита. Однако она не рассказала, что же произошло. Она уснула.

Черная кошка долго вылизывала уже холодную сестру, прижималась к ней, пачкая мех и пропитываясь запахом, мурлыкала, приказывая просыпаться, даже шипела, но серая не откликалась на зов. Ее молочная сестра, которая всегда была такой доброй и для которой в племени было предназначено место рядом со жрицей, не сможет вернуться домой. Как и вся стая Реиры, она присоединилась к самому большому из всех племен – племени праматери. Пери уже ждала ее там. И вместе они будут ждать Реиру.

Почему Лето не умеют плакать? Ведь это так прекрасно – зарыдать, выплескивая с водой из глаз и криком из горла все страдания, делясь ими со всеми, кто увидит, кто услышит. Но Лето не плачут, они не рыдают. Они страдают молча.

Реира страдала. Она потеряла Пери и Риту и не знала, где сейчас Леон. Ее молочная мать и кормилец-отец умерли, а настоящая мать не питала к ней особых чувств. В одночасье черная кошка потеряла место, в которое могла бы вернуться, и место, в котором хотела быть. Она свернулась калачиком в чьем-то сыром погребе, где зарыла сестру, и заснула, в душе надеясь, что ужасная ночь ей приснилась.

Ах, если бы все было лишь кошмаром! Если бы можно было проснуться и очутится под теплым боком мамы в окружении сестер.

Реальность жестоко карает мечтателей осознанием истины. Но она же и дает шанс найти новое место.

Черная кошка проснулась от поднявшегося шума. Там, наверху, творилось нечто страшное. Прямо над ее головой затопали ноги, и в погреб кто-то спустился. Кошка в момент оказалась в темном углу. Спускался не один и не два человека, а несколько десятков. Впервые Реира испытала страх за себя. Ее нашли - ее убьют! Но спускающиеся люди тоже были напуганы, к тому же среди них было очень много самок и котят. Черная пошевелила ушами в непонимании. А дверь погреба закрыл тот человек, что остался наверху. Спрятал дверь и ушел.

Реира слышала как человеческие котята хнычут, а человеческие самки их успокаивают, видела блеск стали в руках старых самцов. И от всех веяло страхом. Эти люди прятались от творящегося наверху.

Черная кошка сосредоточенно прислушалась, разбирая звуки ударов мечей и выстрелов ружей, крики и обрывающиеся стоны. Она поняла – идет битва. Этот факт заставил ее еще сильнее вжаться в стену. Реира сама себя не понимала. Из смелой она превратилась в трусливую, из защитницы - в одиночку, из сильной - в слабую. Сейчас был тот момент, когда должен найтись сильнейший, на кого можно опереться, который скажет, что все будет хорошо, и которому поверят. Таких не было. Хорошо осознавая свое одиночество, черная кошка зажмурилась, стараясь не выдать себя блеском глаз и начала ждать развязки сложившейся ситуации.

Развязка наступила, когда вновь послышался топот и дверь погреба открылась.

Грубые голоса требовали, чтобы люди вышли, гремели оружием и наставляли пистолеты. Но люди испуганно жались к стенам, молили о пощаде и выли от страха. Старики, женщины и дети, неспособные сражаться, боялись выйти и быть убитыми. Слезы не могли растопить жесткие сердца. Жертвы не могли перестать молить. Но кем из двух - жертвой или палачом – была Реира? Да, она убила много людей недавно, но не видела смысла в смерти этих самок и их детенышей. Жертвой пришедших людей она не являлась, ее не видели в темном углу, и, если она продолжил таиться, ее и не увидят.

Черная кошка приняла решение, когда один из угрожающих людям солдат спустился в погреб. Она узнала его. Это был человек из лагеря, где командир учил ее. Он схватил одну из женщин, потащил к выходу, за нее вступился старик, и раздался выстрел. Старик упал с дырой в сердце, а солдат собирался для острастки выстрелить еще в кого-нибудь, но не успел. Реира выскочила из тьмы, лапой сшибая солдату голову.

Реира всегда защищала тех, кто не мог постоять за себя. То было частью ее натуры. Оказалось неважно, кому требовалась помощь, кошкам или людям, приоритеты сами расставили себя, а путь был выбран. Она обязана защитить этих людей и защищать их, ведя дальше. Вот тот путь, который Реира нашла. Второй человек успел достать пистолет, но не успел выстрелить, его позвоночник не выдержал веса атакующего зверя, а брюхо - когтей.

Быстрая победа!

 

Ни один из солдат не видел (а видевшие просто не выжили), как смоляного цвета кошка уводила детей, женщин и стариков с поля битвы в сторону вражеской территории. Никто не знал, что одна из Лето, обязанная следовать «путем долга», предала их. Оставшиеся в лагере кошки продолжили играть роль живого оружия, не зная о возможности выбора пути.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *