Глава 10

    

Из дневника торговца-путешественника Девиана:

«Однажды мой караван укрывал беглых рабов, среди них были Лето. Выросшие в иных условиях, эти дети считали себя людьми и вели себя как люди».

 

Зима стала старше и справила свою середину, празднуя юбилей новыми порциями белых хлопьев на деревьях, засыпая дворы и тропы белым конфетти. Ветер исполнял на бис воющую песню вьюги на ее балу, танцуя и поднимая легкие снежинки, выплясывающие вальс по кругу. Медведи крепко спали в берлогах, а селяне старались лишний раз не выходить на улицу, дабы не разгневать белую королеву в ее праздник.

За последнее время случилось не так много того, что было бы достойно внимания. Было пройдено несколько мелких сел и один город. Город не понравился Леон: он напомнил ей дребезжащую кастрюлю, в которую выпустили сотню мышей. На заявление, что в столице так же, но хуже, белая зашипела. Девиану стало ясно, почему в столице нет Лето. Оказалось, они не выносили  человеческий шум. Какофония из стука копыт, ржания, речи, звона посуды, топота по мостовым, криков в закоулках, брани, вороньего карканья на мусорных кучах сводила их с ума. Чувствительное ухо не выдерживало, и кошки начинали безумствовать. Оказалось, что большинство зверей, включая лошадей, запах Лето пугает. Так что даже с окраин города выбросили путников очень быстро. И план зазимовать в городе провалился.

Сам план зимовки возник в связи с подвернувшейся работой. Девиан должен был вместе со своей «ручной кисой» вышибать из одного «приличного» заведения неугодных посетителей.  У Леон это выходило при помощи пинка, у Девиана – под дулом пистолета. И все бы хорошо, если бы внезапно через город не прошла конница.

Военные кони, привыкшие к Лето и прочим нелюдям, даже не фыркнули на белую кошку, а вот барабаны и тарелки, которыми заиграли музыканты произвели на кошку неизгладимое впечатление. Вернее, впечатлили они чувствительные уши Леон, а уж она довела свое впечатление до всех.

- Лучше? – уже в какой раз переспрашивал взволнованный Девиан, когда белая кошка вынимала голову из снега. В ответ на вопрос она вновь засовывала голову в сугроб. – Так не пойдет, тебе надо привыкать к шуму. Если ты нападаешь на лошадей и людей во время барабанной дроби, то что будет, когда начнутся взрывы? Не удивительно, что на границе произошло такое, вроде слышал, что Лето учат сдерживаться. На крайний случай нужны затычки… Ты меня слушаешь?

Хвост кошки едва заметно шевельнулся. В последний месяц ей приходилось испытывать стыд бесчисленное количество раз, и это не могло не огорчать ее. На вырученные деньги были куплены заглушающие шумы наушники, которые белая вешала на шею при подходе к населенным местам.

Самым запоминающимся событием, за последнее время, стала встреча с бездомным Лето. Это произошло в селе «Зеленика», в трактире, откуда лилась музыка и куда набежала большая часть деревни.

Бездомными звали кошек и котов, по какой-либо причине покинувших племя и не вернувшихся в него. Это были Лето, предпочитающие путь путешествий и познания мира, чьи лапы не ведали дома, нор, а души - любви праматери.  Такого бездомного и встретили наши путники.

То была совсем не крупная кошка невыразительного серого окраса с множеством вкраплений рыжего и черного. Зеленые глаза блестели легким хмелем, а пальцы умело перебирали струны виуэлы. Эта кошка была бардом, что само по себе более чем необычно. И эта кошка носила одежду. На ней были кошачьи сапоги с позолоченными застежками и пуговицы на  расписанных чулках. Платье до колен с вырезом сзади, чтобы хвосту было удобнее, было пестрым, с дорогими кружевами по краям. В ушах висели серьги блестящие рубином. Но не одежда, не то, что кошка была бардом, впечатлило больше всего, а ее голос и то, как она говорила.

- О люди любого возраста! Рассаживайтесь по теплым углам и слушайте историю, которую расскажу я вам сейчас. – Кошка взяла первые ноты уверенно и громоа без акцента и рычания, - За три земли ушел, две горы  прошел, но не видал красивей дивы, что в башне я нашел. Той башни нет в столице, нет среди морей. Застряла та башня среди могучих дубовых ветвей.

Пальцы с подрезанными когтями прошлись по струнам, заиграла мелодия, под которую хотелось танцевать, а кошка продолжала свой рассказ.

- К той башне подошел, спросил я имя девы. Она ответила: «Жизель», и кинула платок. Его поймал я, обещал спасение от зверя, стерегущего в палаты вход. Но как спасти: не знаю, дай карты раскидаю, и зверю предложу я бывшую жену. Зверь тот оскорбился, ногами затоптал, бежал я три горы, две пары сапог я отоптал.

Люди засмеялись.

- Скажем же вам правду, тот зверь - мой шейх, а дева та - жена. И пробовал я выкупить ее, заплатив сполна. Не продавал тот шейх жену ни за сапоги, ни за осла, осталось мне отдать себя.  Ох, долго ж стража ржала, гоняя по полям меня в подштанниках с девой на руках. А шейх тот улыбался и богами клялся, что сам хотел избавиться от бабищи такой. Теперь не сплю я ночи, глаза мои пьяны, но не от долга ночи, а от нехватка злат. То подавай ей фрукты, то шалаш – не дом. А нужны той деве и двор. А в нем …

Мужчины захохотали, защипав смущенно хихикающих девиц, которые шутливо дули губки.

- Бежал три ночи я за две горы и земли, чтоб не нашла меня вторая кровь сосущая жена!

Под дружный мужской гогот и аплодисменты та кошка взяла более спокойную мелодию.

- Выпьем же за мужей и их верный выбор в спутницы навек, - бокалы были подняты и опустошены. А бард начала новую мелодию.

- В своих карманах  нанес песка с востока, но есть сказания древней. В далеких землях, где снега не тают к сроку, я слышал сказку, чья других милей. Она поет о племени с хвостом, кому не нужно злато. О тех, чьи дома от ваших далеки, и есть у них одна история, которую услышите и вы.

Мелодия превратилась в вьюгу за окном, а голос пропел саму зиму.

- Когда снега до кроев заполняют сердца и холодом пахнет добыча, отправились в путь три молодых кота и кошки - их пары. Пройти им должно было холод, зима, путь испытаний вершина. Их детям пища нужна, куда же ушла ты, добыча? И ждали, искали, и голод пришел, и отказались от старых обычаев. И вот поискам срок подошел, а нет нигде добычи. И холод, и снег, и ветер – все были против Лета. Не таял ледник, зверь истощал и пал, а Лето все шли, пока не пали они и смерть в снегах не нашли. Но все ж чудесами наш мир полон! Не пропала одна душа!

Пальцы стали перебирать струны чаще.

- Явились ей во снах не мыши и не птицы, а снилась ей добыча и племени беда. И вот она идет оголодавшим зверем по высохшим лесам. И по следам крупнее многих. Но то не зверь оставил, а Лето проходил. Он шел вперед и вел за собою кошку. Но не видать в снегах спасителя лица, лишь след на след и кто-то впереди. О призрак, уведи от бед! Найти же нам добычу! Спаси котят, спаси же тех, кто стар и млад!

Мелодия вновь ускорила ритм.

- Не знаем мы, кто пришел средь той зимы, не знаем мы, кто спас всех наших деток. То был лишь дух иль призрак беды, аль снега сын пришел или дочь богини. Но кто в снегу том потерялся для наших глаз, всех нас оленьим мясом спас!

 

Девиан хорошо запомнил растерянность Леон, когда эта кошка подсела к ним и заговорила на мара, чередуя его с человеческим языком. Имя ее оказалось более чем человеческим – Рабана. Она расспрашивала Леон о жизни в племени, о том, как та оказалась здесь, и не испытывала ни малейшей неприязни к белой шкуре. Более того, попеременно пыталась пощупать утепленную на зиму шубку, улыбаясь, как крынке сметаны. Все встало на свои места, когда Рабана пояснила, кто же она такая.

Она и сама не могла сказать точно, знала лишь, что родилась в пустынях соседнего материка. Но ее, как и многих котят, выкрали из племени наемники-работорговцы. В какой-то степени ей повезло, поскольку тем наемникам не нужно были просто Лето. Выкраденных котят обучали для службы при дворах богачей в охрану и для утех. Язык, навыки, знания тем котятам привили еще в первый год, а затем пришли « спасители», которые перебили работорговцев, а Лето оставили предоставленными сами себе. Кто выжил: стали наемниками, убийцами, ушли во дворы, гаремы, а Рабана стала бардом.

- Твоя история мне нравится. Доживу, встречу тебя еще раз - расскажешь еще. Я ее расскажу другим. – И добавила шёпотом уже только для Девиана, - Но момент с пивом я уже завтра ославлю.

С той встречи Леон стала несколько отстранённой и задумчивой. Примерно Девиан мог догадываться, о чем думает его подруга. Она впервые увидела представителя своей расы, живущего по-иному. Не сведущую ничего о правилах племени, о предвестниках беды. И она думала о такой жизни. Но Девиан не знал, что именно она о ней думает: считает ли такую жизнь хорошей или испытывает к ней неприязнь?

Зеленица стала для них прибежищем на довольно долгое время. До следующего села Девиан обещал не дотянуть и окоченеть в дороге, а в этом у них была и работа, и кров. Юноша помогал по дому вдове, приютившей их, а Леон охотилась, что радовало мастеров-ювелиров, кожевяк, мехаделов и мясную лавку. За проведенное в тех кроях время друзья неожиданно хорошо обогатились.  А затем настала пора вновь собираться в дорогу.

Леон настаивала уйти до оттепели. Ее опасения были понятны: реки выйдут из берегов, снег пойдет с холмов, слякоть, лужи и трясины. И если Девиан хотел продвигаться в сторону столицы, то нужно было сменить место до прибытия первых признаков весны, когда Леон стало бы слишком тяжело охотится.

- Здравствуйте, меня зовут Леон. Я рада с вами познакомиться. – По слогам проговаривала белая Лето. – Правильно?

- Правильно, - кивал юноша. – А дальше?

- Могу ли я узнать ваше имя?

Обучение правилам языка в дороге было интересным времяпрепровождением для Девиана и Леон. Однако во время привалов, пока готовился суп или каша, преподавала уже Леон.  Она легко уходила из-под удара палки своего друга, парировала и порой давала пинка по филейной части, отчего юный неумеха пытался усилить напор. Обычно это кончалось его позорным криком: «Пощады!».

Ночевки и стоянки зимой доставляли мало удовольствия Девиану, но он так и не заболел, хоть и грозился. Сытные бульоны  на обед и ужин, мясо на обед и теплые шкуры вместо постелей в снегу или норе не давали и шанса простуде подкосить молодой организм. Но весна началась раньше, чем рассчитывала Леон.

Однажды утро встретило их веселой капелью. Зима кончилась, принеся дыхание тепла и таянье снегов. Погруженные в снег лапы становились мокрыми, и кошка с отвращением стряхивала влагу при каждом шаге. Девиан сменил валенки на непромокаемые сапоги с утеплением и сдержанно поминал неких бесов, благодаря которым он и носился по весенним лесам. Именно Леон настояла на проход по лесным тропам, учуяв большую группу с ружьями впереди их дороги. Мало ли кто это мог быть: может, солдаты, а может, и бандиты. Риск – дело благородное, но больно неблагодарное.

Мокрые, усталые, порыкивающие друг на друга и на всех случайных прохожих, они добрались-таки до мелкого городишки Анрим.

Снять комнату в этом городе оказалось не так просто. Особенно для двух небогато одетых путешественников, один из которых пропотел и пропах мокрым зверем, а второй зверем и был. Управляющий городом был еще тем ненавистником звероподобных рас. На этом континенте на такой титул претендовали одни лишь Лето целиком и вервольфы под луной. Так что вся ненависть доставалась целиком им. Этот человек продвигал свою идеологию в массы, добиваясь некоторого результата. В Анриме даже существовал налог на домашних животных и скот, так что в нем было на удивление чисто.

- Значит, вы отказываетесь принять в своем заведении двух уставших путников? – раздражённо попросил уточнения Девиан всей высказанной ранее витиеватой ахинеи.

- Прошу простить, но в нашем трактире запрещено держать домашних животных … - вновь запел управляющий.

Юноша поднял бровь и отошел от стойки. В которой раз юноша шестнадцати лет напомнил себе, что насилием не добиться уважения, не попав под букву закона, поэтому перекинулся парой слов на мара с Леон, и та ушла за дверь. Далее юноша вновь вернулся к стойке, с вежливой улыбкой интересуясь, -  все ли теперь в порядке?

Его не медля проводили в комнату, оказавшуюся на третьем этаже, где он, дождавшись ухода провожатого, открыл окно. Не прошло и минуты, как белая кошка уже удовлетворенно потягивалась на подоконнике.

- Ванну надо принять, - ошарашил ее Девиан.

- Зачем ванна? Мокро! – запротестовала кошачья душа, демонстративно показывая и без ванны мокрый хвост.

- Зато тепло, - не потерпел возражений юноша и за локоть уволок «домашнее животное», как выразился управляющий, в отдельную комнату, где уже ждала жестяная ванная, наполненная водой.

Леон тут же вздыбила шерсть – вода была холодной, но Девиана сей факт ни капельки не смутил. Он нагнулся, и вдруг под ванной загорелся огонь!

- Надо подождать, пока нагреется, - пояснил он.

- Суп? – вновь дрогнула белая кошка, решившая что ванная - это такая большая кастрюля, а она главный ингредиент. – Невкусный суп, - заверила она.

Девиан смеялся долго и не сразу смог успокоиться. А вода тем временем уже нагрелась.

Леон не боялась воды, ведь она была отличным рыболовом. Но вот мыло и шампунь стали страшным и неприятным сюрпризом, заставившим кошку заплакать.

- Миау, - трогательно котенком пискнула белая кошка, с головой кутаясь в огромное полотенце. Но ее вновь начинали растирать, убеждая в ужасах новой жизни.

- Говорил тебе: зажмурься, вот теперь не хнычь, скоро пройдет.

Опухшие глаза Леон бросали  ядовитые и убивающие искры, что Девиан порадовался невозможности убить взглядом. Сам юноша был не менее мокры:, пытаясь отмыть мохнатую подругу, он и сам искупался.

- Пахнет ужасно, - продолжала скулеж кошка.

- А людям нравится такой запах.

- Кошкам - нет, - чихнула.

 

Столь шикарные апартаменты были блажью, которую позволил себе Девиан лишь благодаря хорошим заработкам в Зеленице. Огромная кровать, ванная комната, шикарные занавески и возможность почувствовать себя знатной особой, важной персоной.

В таких местах хотелось погрузиться в мечту, что и делал сын купца, лежа на огромной кровати. Ему представилось, что он Императорский сын, путешествующий инкогнито со своим верным телохранителем. Леон не посмеялась над его мечтами, потому как не поняла их.

Зачем представлять себя кем-то, если ты другой? При этом она и не думала, что очень скоро ей вовсю придется играть роли, которые будут придумывать незнакомые люди.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *