Глава 7. Народ недоволен, я тоже

лягушка королева

Дни превратились в школьное занудство (не ходила в школу и не думала что в нее попаду). Министр экономики обучал управлению и возне с бумагами, а Прекрасна не отчаялась вбить в меня этикет. От постоянной слежки моего телохранителя и его действий, не дающих мне колдовать и летать на метле, я настолько устала, что однажды просто села на пол тронного зала и разрыдалась в голос. Еле успокоили.

А вы бы смогли пережить все эти дни сохранив самообладание?

Ежедневно творилось черт знает что, подобное не снилось не в одном кошмаре и не виделось ни на одном шабаше. Как начались проблемы, вы уже знаете, вот как они продолжились…

Через несколько дней, после отбытия гостей, у дворца собрался народ. Бунт – это весело: потеха, бои, парад и карнавала. Судя по недобрым лицам людей, потехи им хватило. Были у них и догонялки с овощами, прятки с кустами, оперативный побег из мест тренировки моего главнокомандующего (вместо пары деревень и одного города на карте можно рисовать кратеры). Еще, оказалась, Краса забирала Агнес погулять по городу – выполнена какие-то сыскные заказы. А у Агнес язык без костей, плевала на посты и чины, покрыла всех, мама не горюй, тремя слоями правды. Естественно на арене словоплетения и оскорбления ни один не выдержал долго. Оскорбленные множились и обрастали сочувствующими. Особо буйствовали окраины - до них дошли баклажаны. Представили, что они там натворили?

Так вот. Ко мне пришли министры в полном составе и с недобрыми лицами позвали верных им воинов. Видите ли, я дворец порушила и мне за это капец. Люциус Вергинда раскидал всех по углам и потыкал носом в каку, со словами: «Ай-йай-йай, нельзя так делать». А пока он развлекался я вышла на балкон, рассматривая народ с вилами и другими подручными средствами способными сгодиться для убиения монарха. Чес-слово в бытность ведьмы мне так не радовались. Все кричать все шумят, слово не дают вставить. В общем – сами виноваты.

Когда Вергинда закончил воспитательную беседу с обнаглевшими придворными, и вышел ко мне на балкон, то не поверил глазам. Лицо телохранителя напомнила картину «крик». С балкона открывался вид на зеленое поле лягушек.

- Они не давали мне объясниться, пришлось заткнуть, - оправдалась я. – Превращу обратно, когда поговорю с ними.

- Так говорите быстрее, - занервничал Вергинда.

- Что ты дергаешься, эти дебилы сельской наружности пришли меня убивать, вообще-то! Если бы я их не превратила в милых зеленых вкусных земноводных, пришлось бы тебе их убивать или солдатам! Зачем мне, скажи на милость, убивать своих людей!? Я, между прочим, смертную казнь не для того отменяла, что бы их затем косить толпами. Заметь, я решила все их проблемы.

- Создав, тем самым, новые, - вступил в спор мой телохранитель. Невры видимо сдали. Лягушки молчали, внимали и не двигались.

- Овощей много, людям нужно только их поймать.

- А овощи, тем временем, начнут их есть. Вам это не напоминает змею вцепившуюся в хвост?

- Вся жизнь – змея начинающая есть себя с конца. Если им так угодно, могу отобрать живую картошку, которая плодится как крысы в чумной год и пусть выращивают себе на бесплодных полях свою, пусть голодают, а их дети умирают. Так предлагаешь поступить?

- Нет, но, моя королева, - вернулся телохранитель к привычному обращению, - вы должны были иначе решить этот вопрос?

- Убить половину люда, начать войну, потратить пару лет на облагораживание почвы? Как? Еда им требовалась сейчас? Так пусть ищут пути съесть эту еду, а не выражают мне недовольство, что она сама на вилку не идет!

- Моя королева,  вы же понимаете …

- Я понимаю, что говорю с тобой на «ты», а ты все выкаешь и выкаешь! Не представляешь, как это раздражает!

- Я не равен вам…

- Хочешь сказать рыцарь не выше ведьмы, ну-ну!

- Не равен  королеве!

- Которая может приказать общаться с ней как с равным.

- Надеюсь вы не пойдете на подобную подлость, честь мне не позволит…

- Честь людям и не такое позволяла, впрочем, наставить не желаю. Называйте меня хоть своей бабушкой, но оставьте в стороне хотя бы часть реверансов. Устаю от них.

- Моя королева … - он столкнулся с моей кривой ухмылкой, - Миледи? – качаю головой как ясень из песни. – Не хотите же вы, что бы я вас называл – сэр?

- Нет, нет - Милада, - подсказала я. Свои прозвища решила не упоминать. Думаю этот через чур правильный человек не стал бы назвать меня ни болотной ведьмой, ни злыдней, ни врагом колдовства (обозвали на шабаше когда не все ведьмы смогли убрать наколдованные мной рога и копыта).

- Милада Нетополь?

- Милада Неясень, блин! – не сдержалась, простите. – Зови меня просто Ми-ла-да! Иначе однажды, от твоего «моя королева», я взорвусь и со мной все это королевство, ясно.

- Эм…

- Ясно, - с угрозой в голосе.

- Да, госпожа Милада.

Госпожа? Делаем скидку на вежливость и больше не слушаем подлизавательного «моя королева». Хотя из уст этого мужчины оно звучит со всем полагающимся величием. Но от этого мне не по себе.

Смотрю на лягушек. Лягушки смотрят на меня. И о чем мне теперь с этой зеленой поляной говорить? Они и так все услышали.

- Госпожа, Милада, а когда вы их расколдуете?

- А я не могу, надо Красу для этого найти, а то мое контр колдовство превратит их в кого пострашнее. Хотя вроде поцелуи помогали, если мне память не изменяет. Еще свадьба. – Решила пошутить я.

У лягушек отпали челюсти.

У королевы крыс, тоже. Она пришла: полгорода квакает, остальная плачет. Особо активные зеленокожие нацепили короны и начали приставать к незаколдованным гражданам, мол поцелуй и женись, я принцесса. Те кто пообещал жениться, соблазнившись котом в мешке, то есть девой в жабьей шкурке, сильно удивились, обнаружив вместо обещанных принцесс бабищь под стать моей служанке.

Ну, хоть подруга больше не шарахается.

Кстати о ней, она как вернулась, принесла мне еще одну  «хорошую» весть. Чуть себе зубы не сломала ложкой. На кой такие вещи сообщать во время еды, а? Или она хотела меня подобной вестью обрадовать? Я что, мазохист по ее мнению?

- Семион Салтаныч, едет в гости. Жениться хочет.

Мой лоб хорошо так припичатался об стол. Повторила, для профилактики. Когда подняла голову и встретилась с улыбчивой мордашкой русоволосой ведьмы, поняла - на бывшем женихе новости не кончаются, и лучше эти новости не становятся.

Помните, я упоминала о дефиците принцесс, все дети коронованных особ уже по рукам, а я … Вы уловили суть? В Нетополь направляются как минимум сорок прнцев, столько же герцогов и лордов.

- Люциус?

- Слушаю вас?

- А если мы разобьем кладбище на заднем дворе, придворный будут очень недовольны?

- Очень, - поспешил с ответом он.

- Тогда, если вопрос нехватки еды будет решен путем раздачи люду ниоткуда взявшихся зверей, люди будут недовольны?

- Жители нет, принцы и их королевства – да. – Шире улыбнулась крыска-Краска. – Но не волнуйся, тебя мы им не отдадим. Я даже подготовила антисвадебный подарок.

Именно тогда подруга показала мне до одури страшную картину которую она повесила в главном коридоре, в его конце, чтобы каждый входящий видел эту непроглядную черную пустоту в которую, казалось, можно было войти. А вот можно ли было выйти после этого…?

 

Грофт вошел неожиданно и сразу двинулся к моему телохранителю, утащил его, вернул через минуту растерянно смотрящего по сторонам.

- Ну! – плохие новости жду, хорошие врят ли появятся в ближайшее время. – Говори уже.

- Моя королева.

- Квакать захотелось?

- Госпожа Милада, вас сегодня будут убивать.

Он видимо ждал от меня немного больше эмоций, чем зевок.

- Пусть попробуют, я видела, на что ты способен.

- Женщины. – В начале я не поняла о чем он мне толкует, – наняли амазонок.

- Ну и что?

- Но королева, рыцари не бьют дам!

- Сразу шеи рубят? - Щенячий взгляд молящий о прощении. – Поняла, иди отседова, горе-хранитель. Сама разберусь.

Амазонки значит.

Подхожу к стене стучу в нее. Судя по шороху за стеной, Краса размножила свои войска до невообразимого количества. Но выбежала из угла лишь одна крыска.

- Позови хозяйку, дело есть.

Я-то рассчитывала, что на меня начнут лезть с ножами и арбалетными болтами, а оказалось после первой попытки состоявшейся на коронации, люди добрые сменили тактику. Даже вот додумались амазонок позвать.

Для тех кто не знает, амазонка – баба с, фигурально выражаясь, мужик. Тонких дев среди них нет, зато тестостерон так и прет. Мужиков у них там нет (сами себе придумали проблему) так что дамочки несколько нервные. Но ладно характер не сладкий, на них еще и магия не действует. Они обвешаны амулетами как праздничная елка, пока подберёшь проклятие или зелье, которое на них подействует, тебя уже прирежут. Эх, а у меня и зельев уже давно не было под рукой (пожалейте меня) и заклятия мои – мое проклятие. Повезло же родится помесью двух кровей: Анку и Лель. Что завидуете? Дочь двух элементалей, а вот фигу, нечего завидовать! Единственная магия которая не лажает это которую я пропускаю через яблоневый посох. Кстати, я до сих пор не изучила этот вопрос. У-у-у!!! Как хочу лабораторию!!!

Краса вошла через окно.

- Про амазонок слышала, - не успев наступить на карниз, заявила она. – Слушай план!

 

Дамочки юного, зрелого и бальзаковского возраста подошли во дворец не потревожив охрану. Нет, у меня не плохая стража, просто в тот день я ее отослала гулять по барам и бабам. Это прибавило мне любви малых чинов, кстати. Так вот, бабы удивились такому легкому проникновению и стали ждать подвоха за каждым кустом. На их беду, подвох нужно было искать не за кустами а в лице кустов. Самая юная из амазонок чуть не решилась головы когда гигантский плотоядный куст сомкнул челюсти. Растущий на кустах виноград оказался глазницами, которые раскрылись.

 

Лежу сплю, вдруг слышу крик ужаса переходящий в истерические попискивания азбуки Морзе. Переворачиваюсь на другой бок, вновь засыпаю.

 

Зря амазонки кричали, недавно сумасшедший агроном вывел новый сорт лимонов: желтые, летают, когда боятся опрыскивают лимонным соком. Со скунсом скрестил их что ли? А поскольку дамочки устроили еще то испытание для ушей, в воздух поднялась целая желтая туча, которая быстро разобралась, кто им ночью спать мешает. И понеслись мариновать.

Спаслись бабы только в укрытии которое оказалось конюшней. Ну как конюшней: лошадей нет, есть бассейн, а в нем Люци.

 

Крики отчаяния, рык дракона, звуки выбивающихся дверей конюшни. Меняю положение тела, дремлю дальше.

 

Амазонки вбежали по ступеням дворца, добежали почти до конца, но неожиданно поскользнулись и кубарем покатились в обратный путь. Разлитое по ступенькам масло сделало свое скользкое дело. Дальше больше, злые, покалеченные, напуганные эти бабы попали в главный коридор ни кого не встретив (слуг из дворца тоже отпустила). А там, в коридоре висела картина подаренная Красой. Свечи тухнут, одна за одной, на картине вырисовывается силуэт в белом платье, вылезает из картины, идет на гостей дерганными скрипучими движениями.

Визг подняли знатный. Зеваю. Поднимаюсь с кровати, готовлю посох.

Тем временем по лестнице забыв про задание, про ум и разум, бежали амазонки. Побежали бы они в другую сторону, получили бы передышку, но бежали эти женщины в сторону моей комнаты, поэтому из стен хлынули серые защитники – крысы. Я уже упоминала как много крыс у нас во дворце. Серая волна снесла амазонок и понесла в далекие дали прочь из дворца. Если судить по удаляющемуся визгу, несло баб на северо-восток.

Один вопрос. На коя я не спала, собиралась на битву с преобладающим противником? Тьфу, в следующий раз накрою уши подушками и буду спать. Пущай убивают!

 

В это время к берегам причалило зеркало, а на нем улыбающаяся безумной улыбкой вампирша.

2 комментария на «“Королева вне канона”»

  1. Женя:

    Очень интересная и юмористическая книга, просто шедевр современной литературы)) ПРОДОЛЖЕНИЯ!ПРОДОЛЖЕНИЯ! ПРОДОЛЖЕНИЯ!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *