Глава 4.  Конкурс полезных людей

приборы

 

Королева сказала – королева сделала. Я это не только о себе любимой, но и о красе. Она же тоже королева, хоть и крыс. Так вот, о чем это я?

Это чудо в крысиных шкурках заявилась на завтрак, тем самым спасла меня от разрывания на куски. Буду последовательной и расскажу сначала.

Утром, когда порядочные умертвия еще бродят по кладбищам, а солнце не собирается вставать, меня вновь подняли на ноги. Почти привычно облачили в новый наряд (я видела гардероб – впечатлялась!) и отправили постигать великое искусство этикета в обеденную (завтра к обеденной, странно звучит). Прекрасну не интересовало мое мнение по поводу реверансов, она обещала им обучить, а буду ли я пользоваться полученными знаниями, это ее не интересовало. Прочитала лекцию, показала пальцем что-где и отпустила на вольные хлеба.

Придворные заняли выжидательные позиции у стенки, за стол села только я. Забавно, а чего они ждут? Прекрасна нашептала своим баском, что ждут милые люди моего приглашение. И это приглашение будет говорить о моем добром отношение у этому придворному как к доверенному лицу.

А просто сесть и поесть нельзя? Да и не нравятся мне эти расфуфыренные господа – стадо болонок ждущих кость. Вот пусть стоят и ждут! Я злая! Ведьма все же!

Вездесущий церемониймейстер объявил подачу блюд.

Должна признать в выборе еды этот дворец имел куда более эффектный ассортимент в сравнении с Сабинским королевством. Сразу видно, повар желает перещеголять художника. Неудивительно что король Фредрик (мне успели вбить кое-какие имена) умер от переедания. Принесли и рыбу и птицу и дичь. Море фигурных емкостей с соусами и супами и красивые бутыли вина. Засуетились камергеры, налили в бокал вина, предложили отведать тетерева, наперебой рекламировали другие блюда. А мне хотелось попробовать всего.

Вот тут-то встала проблема. Тарелка полна, а как все это есть? На руках ажурные перчатки – к жиру пальцами не прикоснешься, а рядом с тарелкой по пять ложек и ножей. Даже вилок и тех пять. И все это серебреное великолепие занимает большую часть пространства. Что там мне Прекрасна про столовые приборы вдалбливала? Вот то для десерта, то для супа, то для мяса, то для рыбы, то для фруктов. Ха! Еще бы палочки восточные подсунули! Так, а что у меня на тарелки? Это десерт, суп или вообще соус? Чем этот шедевр есть?

Скреплю мозгами, поднимаю тарелку руками и выпиваю ее содержимое под ошарашенные взгляды. Привыкайте, господа, а то нервов вам не хватит на мое правление!  Не знаю, что это было, но вкусное до невозможности. И без яда. А вот вино отравлено, по запаху чую.

Утолив первый голод, я заметила шевеление в пестрой массе подданных. Им явно натерпелось наполнить желудок. Не могу их за это судить. Но от этих взглядов мне уже не по себе. Однако выбирать из присутствующих, так называемых доверенных – увольте.

- Садитесь все. Вы не ослышались! Сели быстро!

Отлепились от стел, заняли места и все оперативно. А вот есть не спешили. Переглядывались друг с другом, дико косились на меня и молчали.

- Не отравлено, - заявила я.

Переглядывания участились. Тьфу на них! Видать, каждый уверен, что другой отравил нечто на столе, теперь трусят есть. Во, болваны! Ладно, не моя забота. Если что вылечу.

С этими мыслями вылила вино из кубка в некое подобие пальмы рядом со столом, пальма тут же пожелтела, скрючилась и осыпалась, от демонстрации подданные окосели окончательно, позеленели. Плюю на них повторно, наливаю себе воды.Зареклась же пить, а то соберусь еще какие страны поведать, оседлаю стол, загребу блюдом под чаячий крик, во брательнику будет радость. Кстати, его нет здесь. Боится испорчу аппетит? Или боится - отравят?

За мыслями о бренном, не заметила как подданные оживились на столько что рискнули подать голос. Ой, они же не собаки. Короче, эти люди осмелели и начали отвлекать меня вопросами.

- Ваше королевское величество, не соблаговолите ли снизойти до нужд ваших покорных слуг?

Литр лести и подололизания.

- Собла…го…волю, – ну и словечко!

Обрадованные разрешением, меня забросали чужими проблемами, озадачив на года вперед. Им нужно было все и всех и сразу. И они напирали, беря массой. Подсовывали бумажки роняя их в соуса, а я рада радовалась отсутствию у себя пера.

Вот тут-то Краса меня и спасла. Явилась, вся запылилась, крысы с одежды свисают, русые волосы во все стороны торчат, ноги босые.

Я тоже так хочу!!!

- Я нашла! – радостно возвестила она на весь зал. Крысы поснимались с мест и присоединились к столу игнорируя отравленное. Дамы попадали в обморок, мужи отволокли их к стенам.

- Кого? – радостно. Не важно, что придумала королева крыс, за спасение прощу ей все.

- Шута, главнокомандующего, телохранителя и министра сельского хозяйства.

- И где ты их нашла? – уже без особой радости.

- Шута сняла с эшафота, главнокомандующий валялся пьяный на свиноферме, министр сельского хозяйства прозябал в доме умалишённых, а твой телохранитель пытался тебя вчера убить! – улыбка до ушей, рада до крысиного писка, садится и ест с ощущением хорошо выполненной работы.

Чувствую, меня ждет череда незабываемых встреч.

 

Для знакомства с вышеперечисленными личностями были открыты все окна в малой зале (а просто вымыть несчастных нельзя?), где мне предстояло встретиться с каждым из них по одному и объявить придворным, подписать соответствующие указы, наградить титулами. Помимо меня в малую залу прибежала большая часть баронов, лордов, виконтов и прочего народа. Их тоже интересовало какие личности ныне в почете и кто присоединится к их привилегированной братии. Несколько любопытных слуг так же крутились неподалеку, надеялись обзавестись сплетнями и первыми донести их до кухни, а там и по городу разойдется.

И так. Села за стол, жду.  Краса вводит в комнату первый экспонат. Судя по смирительной рубашке, невменяемому лицу, глазам на выкате и стоящем дыбом седым волосам, этот человек может быль только колдуном после неудачного эксперимента или тем самым министром сельского хозяйства, которого сыскная крыса на който ляд достала из дурдома.

Посылаю подруге вопросительный взгляд из-под высоко поднятых бровей.

- По-по-звольте пре-представиться, - начал заика в смирительной рубашке. – П-про-о-фессор аг-агрономии и-и из-зобретатель Дж-джованни Ал-альдини, к ва-вашим ус-услугам!

Пока он закончил, я забыла, с чего речь началась. И мне его еще опрашивать? Надеюсь до ужина управлюсь.

- Почему вы так заикайтесь? – может можно это исправить?

- Ко-когда по-подсоединял к-к тр-труупу пр-провода, б-был не-не ос-осторожен.

Чего-чего? Куда он провода подсоединял?

- Краса, вылечи этот недуг, я же его не понимаю, - заныла я.

Подруга убежала, прибежала с кувшином чего-то фиолетового внутри. Дала выпить заике. Заика выпил с удовольствием, не поперхнулся и попросил добавки уже нормальным голосом без дерганий.

- Так куда вы и кого подсоединяли, - повторила вопрос.

- Громоотвод к крыше, к громоотводу подсоединял металлический провод, а провод вел к трупу.

- Зачем? – кажется волосы на голове зашевелились. Некромантия никогда не была моим любимым предметом. Трупов не боюсь, пока те не встанут и не пойдут.

- Ну так, - удивилась эта личность в смирительной рубашке. И ответила как само собой разумеющееся. – Что бы оживить.

Бросаю на Красу второй вопросительный взгляд. Взгляд близок к панике. Ответный спокойный, она еще и большой палец подняла, улыбаясь до ушей.

- Забыли про трупы. Вас мне как агронома порекомендовали. В земле понимаете?

- О, да! – Не сдержал экстаза сумасшедший ученый. – Вы знаете, я могу вырастить помидор размером с дом, у меня даже проект готовый есть, а еще фасоль, огурцы, но не горох – не люблю горох! А из тыкв можно построить дом. Главное не перепутать, а то помню томаты сбежали и пол села до косточек обглодали…

Осматриваюсь по сторонам, подданные стоят с челюстью упирающуюся в пол и взирают на меня в неверии, что королева способна допустить такого человека к посту министра сельского хозяйства.

Улыбаюсь им, их трясет, подписываю бумагу о назначении. Не понимаю толком в титулах, пишу наугад - граф. Зачитала.

- Сиим нарекаю милорда  Джованни Альдини, графским титулом и назначаю на пост «министра сельского хозяйства».

Придворные захлебываются пеной. Псих счастлив – ему дали официальное добро и песочницу размером с королевства; Краса счастлива – угодила, так угодила; я счастлива – одной проблемой меньше, не надо больше искать министра сельского хозяйства. А вот слуг придется скоро вперед ногами уносить. Но перед этим вперед ногами в комнату внесли тело. Вовсе даже не мертвое, а жаль. Лучше бы так пах именно труп! Попросить вернуться нашего нового сумасшедшего министра, что ли, пусть в чувство тело приведет.

- Скажи, подружка, это что-такое?

- Главнокомандующий твоей армии, - невинно похлопала глазами она.

Скептически осматриваю тело: стар, пьян, покалечен.

- А давай его соседям подарим. Они будут рады. – Со мной согласились все присутствующие кроме Красы и всхрапнувшего тела.

- Нет, такое золото нужно самим, - с уверенностью.

Осматриваю золото повторно.

- Он пьян.

- У всех свои недостатки.

- Он стар.

- Зато побывал в огромном числе сражений.

- В которых потерял обе ноги.

- Так уваж калеку.

Чешу под короной. Вроде пока войны не предвидится, а там может окончательно сопьется и потеряется. Ладно. Подписываю. Будет герцогом. Интересно это выше графа или ниже? Судя по подданным, которые смотрят на меня с полной уверенностью в моей невменяемости, все-таки выше. Эх, посмотрю лестницу титулов, обещаю.

Следующим лотом вошла девица. Придворные дамы при виде ее скривились куда сильнее, чем при виде пьяницы. Одежды почти нет, оба глаза украшают синяки, во рту кляп, на шее веревка.

- Это шут, - не дожидаясь вопроса, ответила королева крыс.

- Очень смешно, кто этот ребенок?

- Шут же, говорю. Я ее с эшафота сняла.

- За что ее повели на эшафот? – а мне казалось, что предел удивления уже достигнут.

- За правду. – Сказав это, Краса вынула изо рта девицы Кляп.

Что тут началось?

- Вы в курсе, королева, вы выглядите как неотесанная деревенщина с тремя образованиями. Но так как деревенщин с таким набором знаний еще поискать, предположу, что трон ваша задняя часть оседлала недавно. Манеры как со скотного двора, кожа не знает ухода, а волосы жаждут хорошего парикмахера. А еще вы горбитесь.

Я выпрямилась. Повисла пауза. Эта девица вновь набирала воздуха для обливания помоями новой жертвы.

- А вы видимо виконт, - обратилась она к немолодому мужчине, - ваш камзол не чищен, супруга забыла распорядиться, она вам изменяет и судя по всему вон с тем молодцом, – девочка указала на молодого лорда у стены. - А вы, - обратилась она к даме начинающей стареть, - кончайте пить, что пьете, а то до следующего года, гарантирую, не доживете. А вы, - к тощему мужчине, - положите то, что взяли на место, а то вам руки отрубят…

- Шут, говоришь?

- Да, у девочки определенно дедуктивный дар, но словесный понос из-за злоупотребления грибов, которые она выращивает в собственной коморке. Так классно, галлюциногены даже на потолке растут.

А я-то гадаю, чего крыска-Краска там лыбиться. Надо попросить ее урожаем поделиться. Жестом прошу подружку заткнуть живой словесный водопад. Краса воткнула девочке кляп и отдернула ее за веревку на шее.

- Как зовут?

Не в меру улыбчивая королевна серых вредителей пожала плечами. Пришлось вынуть кляп ровно на столько, что бы юное дарование произнесло свое имя, но кляп упал, а пока его поднимали, девочка излила свою историю.

- Агнес, фамилии не имею, ибо похотливый герцог воспользовался правом первой ночи. Мать умерла, отчим продал в общий дом. Там не прижилась (с чего бы это), побила клиента (во дает!), сбежала (что дальше), начала продавать грибы (полагаю от клиентов отбоя не было), нашла настоящего отца (смело, он тоже ее клиент?), наговорила гадостей (не сомневаюсь), тот послал ее на висельнику, дабы не очернять свой величественный облик бастардом…

- Что!? – вышел ультразвук. – Краса, займись этим вопросом. А этого ребенка я беру шутом. И пусть только ее попробуют обидеть сами на эшафоте окажутся!

Что-то меня разобрало. Прекрасна позади прошептала о том, что я дала девочке максимум своего покровительство и неприкосновенность высших чинов. Ну и пусть, может у меня приступ любви к людям или вспомнилось как в селе меня чуть не сожгли заживо приезжие вельможи.

Остался последний человек – телохранитель.

Это был тот самый мужик, который претворялся недавно лакеем и сломал свой нож о мой корсет. И судя по всему, он вовсе не жаждал меня охранять.

2 комментария на «“Королева вне канона”»

  1. Женя:

    Очень интересная и юмористическая книга, просто шедевр современной литературы)) ПРОДОЛЖЕНИЯ!ПРОДОЛЖЕНИЯ! ПРОДОЛЖЕНИЯ!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *