Представляю вам победителя конкурса "Твоя первая книга - 2"  в жанре фантастика/фэнтези.

Люди часто говорят о времени. Употребляют это слово практически в любой беседе. Но чаще всего из их уст вылетает фраза: "нет времени". Со стороны выглядит немного нелепо. У людей много времени, каждая минута их жизни расписана от и до. С самого начала уже имеется четко заготовленный план того, что они совершат и при каких обстоятельствах умрут. Однако...

Вот с такими «однако» приходится и справляться чернокрылым. Ах да, я так редко представляюсь, что и забыла, что это нужно делать в начале разговора, а не в середине. А как мне представиться? Я - Смерть! Хотя… нет! Вы тут же представите старуху с косой и в балахоне. А я даже второй десяток не разменяла. Не старуха, скорее наоборот - излишне молода. Возможно, если я уточню - слуга смерти, это позволит вашей фантазии представить меня более четко. Причем тут трехголовая псина? А скелет? Ладно, проехали. Я ужас на черных крыльях! ... Не хочу спрашивать, что именно вы там себе напредставляли. Ладно! Опишу себя поконкретнее.

Выгляжу на четырнадцать с небольшим. Строго говоря, пол во мне трудно определяем, и я, не помогая с этой задачей, усложняю ее до максимума непонятным гардеробом и аксессуарами. Вот, например, сейчас на мне прямые джинсы, бесформенная черная майка с какими-то черепами и плетущимися розами, поверх накинута кожаная косуха, а бандана а-ля пиратский флаг надежно спрятала мою макушку и задорно оттопырила сотни мелких косичек с вплетенными в них бусами и макраме. Под глазом красуется фингал - подарок фонарного столба. Бывает, мои крылья становятся моими злейшими врагами. Босые ноги не от того, что мне так удобно. Сегодня надела людские «гады», а их снесло с ног ветром, я отвлеклась, и вот вам столб. Так на этом злоключения не кончились. Под столбом была лужа какого-то ... очень грязная лужа, в общем. Купание не улучшило моего настроения, а единственный, на ком я его могла поднять, был толстенный котяра. Ой, зря я его пнула. Кошки… они нас если не видят, то точно чувствуют. От взбешённой зверюги пришлось удирать три квартала. И вот я здесь.

Ах да, вам же еще мое имя интересно. Ну, при поступлении на службу меня обозвали, пардон, назвали Нимфемией. Идиотское имя! Полная противоположность моей натуре. Я не похожа на этот болотный цветок ни видом, ни запахом. Если только на лист, на котором сидит лягушка. Так что смело сокращаем имечко до Фемы. Фем! Вот это по мне.

Итак. Вот я стою перед трупом. Вы не ослышались. Я реально стою перед трупом. Да ладно, сколько я их уже повидала. Этот немного лучше того вчерашнего, которого раскатало по дороге грузовиком. Этот тоже участник ДТП, но более удачный. По крайней мере, голова была на месте. Однако, сам хозяин трупа, то есть бывшего тела, так не считал. Призрак стоял, окоченев в позе "Господи, о, Боже мой!" и хватал ртом воздух.

- Ничего, бывало хуже, - попыталась утешить я его.

Мужик поднял со своего хладного тела взгляд и отскочил подальше. Ну, не так он представлял вестника смерти, и я его не виню. На прошлой неделе одного впечатлительного призрака пришлось снимать с дерева. Он плевался и крестился, по неясной причине был уверен, что к нему явился демон утащить в Ад.

Делать мне больше нечего! Бесплатным экскурсоводом я не нанималась!

- Ты кто? – извечный вопрос, отвечать на него порой устаешь. Остается смириться и, закатив глаза, явить себя.

- Провожатый, - просто и со вкусом сказала я, протягивая ему руку.

- В Ад?! - с нотками истерики шарахнулся от меня временный подопечный.

И этот туда же. Может, начать свое дело и брать с них деньги? Ну и откуда у призрака деньги? И главное, на кой они мне, и зачем им в Пекло? Все кого не веду, все спрашивают про Ад. К чему бы это?

- Нет, умник! В чистилище пойдем!

Уф, хоть бы не упирался, а то у меня сегодня уже в списке один утопленник на пару с висельником и… Н-да, и такое бывает. Умер от переизбытка положительных эмоций – экстаза.

Добавлю я и этого несчастного. Теперь список пополнился участником ДТП.

Отправка на тот свет, вернее в чистилище, не особо интересное занятие. Ни света, ни фанфар, ни лекций. Беру за ручку подопечного и как малое дите веду в первое же «окно», переносящее душу по адресу. Окном мы, чернокрылые, зовем места, где грань миров тоньше, чем где бы ни было. Вот через нее души туда-сюда и летают.

Теперь нужно посмотреть, что творится в моих записях. Хм! «Остался последний, и я свободна до следующей смены», - хотела бы я так думать, но в ушах раздался глас Божий. Шучу, голос шефа - он же заместитель госпожи Погибель.

- План был изменен.

- Тоже мне новость, - мысленно огрызнулась я, прощаясь с легкой свободой.

- Не остри, - упрекнул меня голос, читающий мысли, и начал пояснять, – закралась новая ошибка. Появился человек, который не должен сегодня умереть.

- Поняла, можно мне домой? – Баш на баш, а вдруг разрешат?

- Конечно, нет. - «Какой неоднозначный ответ: не то «конечно», не то «нет». Как в старом анекдоте…» - В последнее время такой везде бардак, не удивлюсь, если эти ангелочки не успеют или вообще не в курсе. Так что, поддержи парня.

Он смеется?

- В каком смысле?

- В прямом. Он же вешаться собрался, так сыграй роль упертой табуретки. Прояви фантазию.

- Ха-ха. Куда я денусь, – как же я люблю свою работу!

- Умрешь.

Он точно издевается надо мной, какая бестактность.

- Уже, и причем давно, - неопределенным голосом даже для меня вырвались из головы мои мысли.

- Значит, терять тебе нечего.

Кроме этой работы, конечно же.

- Чао-какао!

Не то, что бы мне не нравился шеф, не то, что бы мне не нравилась моя работа, просто… Наверное, я просто уже устала. Но не я плету судьбу, мне дано лишь следовать по ее извилистым путям. А в данный момент - наставить на путь истинный того, кто решил воспротивиться своему року. Остается надеяться, что чужую работу спасителя не придется выполнять чрезмерно долго. Я же смерть, а не ангел-хранитель!

 

- Прощай жестокий мир! – патетично выкрикнул молодой мужчина и спрыгнул с табурета.

Раздался звук, который раздается, когда тело взрослого человека падает всем своим весом на пол. Неудачник долго моргал и только через минуту додумался осмотреть болтающуюся на шее веревку. К его удивлению она была оплавлена.

Я, конечно, не глаз Божий, но тоже кое-что умею. Особенно, если в кармане припрятана зажигалка. К тому же, этот слабоумный дал довольно много времени на манипуляции - все собирался с духом. К его великому недовольству дух-таки и остался пребывать в его бренном теле.

Мне же оставалось лишь обматерить неторопливого ангела-хранителя «отдела самоубийств». Где его носит?! Где это видано, чтобы чернокрылый посол смерти не давал умереть клиенту вместо того, чтобы просто оттянуть его душу в чистилище! Так нет же, стою на потолке и смотрю, как этот ненормальный откупоривает пачку таблеток со снотворным. Ну уж нет! Стой, милый!!

Небольшая манипуляция с вниманием, и уже в руках молодого мужчины не упаковка со снотворным, а со слабительным.

С интересом смотрю, как этот неудавшийся суицидник их глотает. Гадаю, а реально ли от такого помереть? Оба ждем реакции, которая наступила быстро и неожиданно. Самоубийца едва успел в заветную комнату.

Я не обязана слышать эти ужасающие звуки! Если не знать, что именно происходит ТАМ, то можно решить, что это стоны наслаждения. Нет, ну где носит этого ангела?!

Ждала, пока жертва моего чувства юмора выйдет из туалета, где-то час. Не дождалась. Проверила как он... Лучше бы я не приоткрывала дверь... лучше бы не открывала окно, дабы проветрить. Этот нехороший человек, выползая из сортира, пополз прямиком к открытому окну.

Блин!

Ругаюсь последними словами, пытаясь удержать человека за ногу, тот упрямо колотит меня свободной ногой в грудь. Не имея «подушек безопасности» в количестве двух штук, сношу избиения, понимая, что припомню ему все и вся. А он тяжелый. Очень. Твою дивизию….

Падаем! Мы падаем!! Раскрываю крылья, фух, теперь летим. Хорошо так летим. Недолго, правда. До первого столба.

Бум!

Шмяк!

- Если ты жив человек, я тебя убью. Я обеспечу тебе тысячелетие боли с колом в одном месте. Скормлю голодным псам все твои внутренности у тебя же на глазах, высосу твой костный мозг, смакуя момент и вкус мести!

А чего это он так побледнел и смотрит на меня большими выразительными с лопнувшими сосудами глазами?!

Ааа, вот оно что…

- Ну, привет! – поздоровалось мое величество, нервно дернув сильно помятыми черными крыльями.

Не знала, что при виде симпатичной девочки нужно падать в глубокий обморок. Интересно, а он еще жив? И интересно, а почему он меня видит?

Одни вопросы, ноль ответов.

 

Сегодня удивительный день. Из смерти в ангела-хранителя, из ангела-хранителя в няньки. Вы никогда не держали оборону в малогабаритной квартире? Попробуйте, крайне увлекательное занятие.

- Изыди, демон! – было самым частым пожеланием со стороны моей временно головной боли.

- Я бы рада, но руководство приказало за тобой следить, пока не явится посланник с крылышками.

- Я не продаю душу!

- А я и не покупаю, обычно задарма беру.

- Не отдам!

Общая комичность ситуации понятна. Человек спрятался за диван и пытался отстреливаться диванными подушками, одеялом и даже табуретом. Вот сейчас рассматривал простыню. Что он с ней будет делать? Проделает дырочки, наденет и нападет, оглушая криком: «Бу!»?

Это шоу продолжалось остаток дня, а затем человек устал. Это позволило мне подойти и сесть рядом с ним на диван.

- Слушай, - начала я, – мне это не нравится, тебе тоже. Но по какой-то неведомой прихоти тебе умирать нельзя. Обычно это означает, что ты совершишь нечто необходимое для благополучного будущего. Не спрашивай, я не знаю, что именно. Но скажу, что за такими людьми следит специальный отдел ангелов и демонов, а не мы – чернокрылые. Наша задача проще – собирать и уводить души. Но так как наверху о тебе позабыли, - это заявление вызвало кривую улыбку у человека, – то о тебе пока позабочусь я.

- Почему мне нельзя уйти? – спросил этот неудавшийся самоубийца.

- Потому что ты не сделал то, для чего был рожден, - упрямо повторила я.

Человек засмеялся как-то обреченно и искусственно.

- Я был рожден, чтобы стать неудачником? У меня ничего не осталось: ни гордости, ни денег, ни любимых людей. Меня опозорили и унизили. Я уже полгода не могу найти себе дело.

- Зато есть куча жалоб, - нахмурилась я, – деньги можно заработать, любимых найти, а гордость зависит от твоих взглядов на жизнь и способности эту жизнь прожить. А ставить крест – не значит решить проблемы. В большинстве случаев это означает усугубить проблемы.

- И как же можно их усугубить?

- Лет эдак на сто каторги. Вот это можно будет считать настоящей проблемой.

Человек поморщился. Он явно ожидал не такого исхода своих попыток удалиться от жизни.

- Каторги? – переспросил он и схватил пустоту на месте черных крыльев. До этого человек слышал шуршание перьев и думал, что может к ним прикоснуться. Но даже до самой чернокрылой коснуться было нельзя.

- Я призрак в своем роде, – подтверждаю его догадку.

- Под каторгой…, ты имела в виду «это»? – спросил он, рассматривая мою маленькую фигурку.

Здесь нечего скрывать…

- Верно.

Надо же, этот парень жалеет меня. Вот так чудеса! Может мне начать грешникам являться в качестве прогрессивного лекарства? Не забыть только цепи, пудру и кандалы. На этого индивида подействовало: побледнел, самоубиваться передумал. Надеюсь, работа хранителя окончена, и я могу быть свободна.

- А сколько ты уже такая? – снова вопросил человек, показывая жестом на крылья.

- Сто двадцать четыре года, – машинально отвечаю и тут же проклинаю свой болтливый язык. Пришлось объяснить. – Понимаешь, когда ты в таком состоянии, то неизвестно, когда сможешь уйти. Сто, тысячу, две тысячи лет. Пока не отработаешь свой грех, наверное.

- Наверное? – переспросил он, я неуверенно пожимаю плечами. – Спросить не у кого. Кто уже отбыл - не ответит, а кто не отбыл - ответа не нашел.

Человек, имя которого я так и не спросила, смотрел с чисто людской жалостью. И мне захотелось продолжить говорить с ним.

- Подобные мне «живут», служа смерти, и исчезают неожиданно. Никто не знает, что именно приносит нам спасение. Так что не торопись в наши стройные ряды, - закончила я, похлопывая его по плечу, насколько это было вообще возможно.

На этом, полагаю, диалог закончен.

Ан нет, этот индивид решил еще покопаться в моей душе.

- А я могу помочь?

Этот вопрос был неожиданным и странным. Мне предлагают помощь? Я не ослышалась?!

- Валяй, если разберёшься - как.

- Я корреспондент газеты, - заявил человек, поправляя себя, - в прошлом… опозоренный. Но навыки остались.

Ну-ну! И куда же, в моем случае, засунет навыки этот индивид?

- Да хоть инквизитор! Я за сто с лишним лет не разобралась – как, и часть моих знакомых точно, а ты хочешь за пару часов устроить мне спасение?

Скепсис моего голоса не мог придать уверенности ни ему, ни мне. А мне-то уверенность на что? Я посмотрю на его попытки и посмеюсь. Расскажу друзьям, и они посмеются. Выступление цирка лично для меня – я польщена!

Сварила своему возможному спасителю кофе и села под его ошарашенный взгляд. Пришлось вновь пояснять.

- Я контактирую с объектами этого мира при желании или, - касаясь глаза, на котором был недавно фингал, - когда через чур сильно концентрируюсь на объекте. Например, при испуге или восхищении. Но пить и есть настоящую пищу не могу, - с сожалением заканчиваю экскурс в мир мертвых, отдавая горячий кофе.

Человек, имя которого пора было бы спросить, развернул деятельность по моему спасению. Он начал спрашивать о моем прошлом.

- Имя мое не важно. Новое имя - Фем. Жила я сто двадцать четыре года назад. Умерла… покончив с собой.

- Опустила подробности как кинозвезда, но, может, ты просветишь меня из-за чего?

Пришлось поморщиться и припомнить, в чем же было там дело. Неприятно, но уж больно любопытно посмотреть на человеческие попытки.

- Семейные трудности глобального масштаба – скучная история. Банкротство и последующие приключения.

- Постой, - догадался он. – Ты из богатой семьи?

- Бинго! Жила прямо как принцесса, а тут - сирота и голод.

- Принцесса?! - удивился он, внезапно заинтересовавшись плоскогорьем на моей груди.

- Я девушка, умник! – огрызнулась я. Вот хам!

- Я бы не догадался. Ладно, проехали, а можно еще подробнее?

- О том, что я девушка? – острый и недовольный взгляд меня даже как-то пристыдил. - Поняла-поняла. А что ты хочешь? Слезливую историю о трудной жизни?

- Нет, почему ты убила себя?

Улыбка сползла с моего лица. Мне очень стыдно рассказывать про это. Даже после смерти так сложно унять детскую гордыню. Встаю и переношу свое тело на потолок. Человеку приходится задирать голову.

- Фактически не я убила себя, просто привела к подобному исходу, - тихая и неуверенная речь не совпадали со стилем моей нынешней одежды. – Я отказалась переезжать к родственникам, отказалась идти работать, отказалась от детского дома и осталась совсем одна в пустом доме. Я умерла от голода.

Этот молодой мужчина смотрел странным взглядом. Наверное, сейчас скажет что-то наподобие: «Бедняжка! Мне так жаль!»…

- Спустись-ка.

Что-то мне не хочется.

- Я тебя как следует отшлепаю!

Опа-па! Вот это поворот! Хорошо, что я перебралась на потолок.

- Почему это? – удивилась я нестандартной реакции.

- Никто не захотел тебе вправить мозги, верно? Оставил одну, наедине со своей гордостью! А потом о тебе забыли! Ты же ребенок! Сколько тебе? Тринадцать, четырнадцать? Так что все, чего тебе не хватает, это хорошей порки!!!

Я не удержалась и рассмеялась. Да так, что рухнула с потолка. Этот человек смог рассмешить меня. Даже более того. В его словах был смысл. Успокоиться быстро мне не удалось.

- Ха-ха! Здорово! Ха-ха! А ты весельчак! Отшлепать! Да меня ни разу в жизни по попе не били - ни мама, ни папа. А тут человек, посторонний, собирается преподать урок! Ха-ха! Насмешил! Призраку сеанс воспитательный устроить решил! Ха-ха!

Но человек не улыбался. Пришлось и мне сворачивать свое веселье.

- Так ты серьезно? - непомерно удивилась я.

- Скажешь, не прав?

- Скажу, что знаю – ты прав. Просто уже поздно меня ругать. Я даже не могу считать себя ребенком. Не могу ничего исправить. Не могу даже собственно тело похоронить. Я могу просто носить черные крылья и не вспоминать о былом.

- Но точно знаешь, что жила сто двадцать четыре года назад, а значит - считаешь дни.

Его проницательность меня продолжает удивлять.

- Ну, да…

Замялась я, а мужчина в этот момент внезапно спросил:

- Похоронить тело? Ты это о чем?

- Его не нашли, оно все там же, в доме моих родителей.

Взгляд его изменился.

- Расскажи мне, а где этот твой дом?

Я поняла, что он затеял. Это ужасно меня смутило и в той же мере обрадовало. А еще испугало.

- Да ну, брось! Голливудских фильмов пересмотрел?

Но он возразил.

- Ты умерла, потому что не смогла никому довериться. Теперь тебе нечего терять. Доверься мне. Скажи где ты.

Ох, человек. Ты пытаешься подарить мне надежду?

- Хм, забавно, - я никому об этом никогда не говорила. - Раз ты желаешь попробовать… Я - вот здесь. – На стене висела карта, в которую и указал мой тонкий палец. – Вот тут, у озера. Тело мое в доме. Спряталась в свой тайник и уснула, – не ожидала, что так сложно будет сказать подобную ерунду. Как ерунду… все, что хранилось в памяти столько лет, оберегаемое от чтения свыше. – Я на чердаке… в дубовом шкафу.

 

Человек проснулся с тяжёлой головой. Он спал на своем диване, недалеко от оборванной виселицы. На столе стояла недопитая кружка кофе. Проснувшись, человек не мог сказать, был ли вчерашний день реальностью. На голове красовалась шишка после падения, но веревка была оплавлена на месте разрыва.

Сон ли?

Еще не разобравшись в вопросе, корреспондент, уволенный с позором, собрал все необходимое в сумку: бумагу, диктофон, фотоаппарат, карандаши, блокноты и карту, и, несмотря на то, что ему пришлось ехать чуть ли не на другой конец света, завел свою старую иномарку и отправился в путь.

Поиск некоего дома, который существовал Бог весть когда, занял время. Но, несмотря на зарождающиеся сомнения, он оказался реальным, однако был в частных владениях. Владельцев подкупило желание сделать об их землях репортаж. И вот он, искомый дом, перестраиваемый трижды за последние сто лет. Даже странно, что за такое время никто не нашел тело! Возможно, явление чернокрылой было лишь сном? Но корреспондент откинул подобные мысли, узнав, что чердак не подвергался перестройки, и до сих пор там много старого хлама, который хозяева ленятся продавать или отвозить в музеи. К тому же там вечно стоит неприятный запах.

Корреспонденту даже захотелось спросить, а не запах ли это склепа? Но он сдержался, и убедил хозяев посмотреть чердак. Уверил их о том, что можно будет найти там настоящее сокровище, правда, не уточняя какое.

И вот он. Пункт назначения. Место, где спряталась Фем, по ее словам, сто двадцать четыре года назад.

Он еще не знал, что будет искать день напролет среди шкафов, зеркал и прочей мебели. Опрокинет старый проигрыватель, найдет плюшевого медведя, сотрет пыль со всех поверхностей, которые только можно открывать и закрывать, залезет под все столы, но найдет дубовый шкаф последним. Это был очень большой шкаф, в котором дамы хранили меха в былые времена. И он был пуст.

Вот только этот человек знал об одной способности старой мебели. Способности хранить секреты и ценности своих хозяев. Многие поколения богатых семей заказывали тайники в обыденных вещах: в столах, в статуях, в подсвечниках, в шкафах.

Тайник был.

Запах склепа распространился по чердаку, стоило только отодвинуть правую стенку шкафа.

 

На следующей неделе все газеты только и писали о страшном тайнике в старом доме. На всех газетах были разные фотографии: где дом, где шкаф, где изображение найденных костей. Все эти фотографии сделал молодой корреспондент, но ему самому больше нравилось другое изображение. Он нашел его в старом архиве, на карточке была девочка в белом платье, держащаяся так гордо и самонадеянно, что сложно было не узнать в ней гостью, спасшую ему жизнь.

Девочка, о которой забыли и которую оставили одну. Этот ребенок все время ждал, когда же за ним придут…

 

- Ты меня нашел, мои аплодисменты!

Я сказала это, находясь за его спиной. Человек подскочил, чуть не вывалившись в окно, на которое облокотился, всматриваясь вдаль.

- А? Привет, – удивился корреспондент.

- И тебе того же.

- Ты…

- Да я еще поражаю своей инопланетной красотой этот мир. Как я и говорила, ты насмотрелся фильмов. Но все равно – спасибо.

Наблюдать, как грустнеет этот молодой человек, было неприятно, поэтому стоит сменить тему.

- Ты написал мне убойный некролог, читала и плакала, - притворно пуская слезу, пыталась я его воодушевить.

- Я надеялся помочь тебе, - но явно что-то пошло не так. Не те слова подобрала?

- Помог…

- Но…

- Мне стало лучше, - не дала ему закончить я. – Именно поэтому я пришла. Я сказала, что ты пересмотрел фильмов, потому что ты решил, что я БАЦ! и исчезну. А вот смогла прийти, сказать «спасибо». А для этого мне пришлось три раза ломать гордость. И вот я снова говорю – спасибо!

- Ты три раза сказала – спасибо.

- Зараза, ты считаешь, – с улыбкой заметила я и тут же немного грустно продолжила, – жаль, что ты не мог помочь мне, пока я была жива. Прийти и, как ты и говорил, отшлепать. Унять мою гордыню. Научить доверять другим людям. Забавно это, - вновь смеюсь я, – научиться подобному в моем состоянии. Забавно.

- И что теперь? – задал вопрос человек, который, признаюсь, и меня немного беспокоил.

- Не знаю, - ответила я. - Ты живи, а там посмотрим. В любом случае, для чего-то же мы должны были встретиться, и как-то ты смог меня увидеть? И почему-то именно я должна была спасти тебя. И что-то ты должен совершить. – Мои губы сами собой изогнулись в слегка фаталистическую линию. – Не знаю что, как и почему, но не могу прекратить говорить тебе «спасибо».

Мы долго стояли напротив друг друга. Смотрели, запоминая черты.

Но пришла пора прощаться.

- Закрой глаза, – и он послушно закрыл их, а я прошептала, – наверное, мне стоило спросить твое имя. Спасибо. И прощай.

Когда он откроет глаза, то уже никого не увидит.

Меня не стало.

 

Люди всегда говорят о времени. О том, что его нет. А когда оно появляется, не знают, как использовать. У меня было больше месяца на то, чтобы выйти из дома. У меня было сто двадцать четыре года на поиски спасения. У меня было много времени. Наверное, даже слишком много. Надеюсь, когда я буду рождена в следующий раз, то не совершу подобных ошибок и не упущу возможность найти правильный путь. И человек, имя которого я так и не спросила, станет кем-то для меня. Возможно тем, кто протянем мне руку помощи.

Я верю в то, что больше не совершу ошибок. Я непременно протяну руку в ответ и приму помощь, забыв о понятиях: гордыня и страх.

 

 Вот такой я получила комментарий от Николая Степанова, чем очень горда:

Очень хорошо. Легко, задорно, иронично, интересно. Правда, все равно найду к чему придраться, но чисто из вредности, раз уж взялся судить, надо навести критику.

Рассказ написан от первого лица, и тут без «я» не обойтись. Однако есть предложения, где без особого ущерба местоимение можно опустить. В остальном – замечательно! Это действительно рассказ – законченное произведение со всеми необходимыми атрибутами. Автору огромное спасибо за доставленное удовольствие.

Оценка – 10 из 10.

    

7 комментариев на «“«Доверься мне»”»

  1. Помню, как ты работала над этим рассказом, сколько переживаний было у тебя, нервов. И как мы только тебя не убеждали, что победишь же! Ну, и что мы говорили?)
    Еще раз поздравляю с потрясающей победой потрясающего и фантастического во всех смыслах произведения!

    • Елена Троицкая:

      Я была очень удивлена и рада! До сих пор горделиво задираю нос)))))) Но без поддержки у меня бы не вышло победить)

  2. Saint Agony:

    Замечательный рассказ! Тонкий, философский, такой, с легкой грустинкой *О*
    Очень понравилось)

    • Елена Троицкая:

      Спасибо за отзыв, надеюсь и другие мои произведения вам понравятся.

  3. Александр Вокалиst:

    Честно признаться, я ожидал меньшего. Истинная находка в эпоху глобальной безграмотности, полной утраты какого-либо вкуса, упадка нравственности и ориентированности на западный секонд-хэнд. Выверенный, внутренне не раз переваренный рассказ, полный юношеского максимализма и, безусловно, лиричной иронии. На крыльях главной героини автор перенес меня на пятнадцать лет назад, легко и непринужденно организовав свидание с прежним мной.

    Техника/механика. Встречаются действительно лишние слова и даже целые предложения. Это распространенная болезнь писателей: каждый хочет, чтобы его поняли как можно лучше, но зачастую стремление к максимуму утомляет читателя. Ему, читателю, надо давать увеличительное стекло, но никак не телескоп. Фраза должна быть четкой, законченной, тогда отпадет необходимость и желание разжевывать. Не критично, и думаю, с опытом пройдет.
    Порадовал нестандартный порядок слов в предложении. Не так, что бы часто встречался, и иногда даже в ущерб синтаксису, но если отработать, отточить этот элемент, прийти к консенсусу с правилами русского языка, то удастся вуалировать даже затертые штампы. По-видимому, это станет «почерком» автора.
    Есть и ляпы ( «Этот нехороший человек, ВЫПОЛЗАЯ из сортира, ПОШЕЛ прямиком к открытому окну» или же тот факт, что корреспондент искал БОЛЬШОЙ шкаф на чердаке целый день), но смысла заострять на них внимания не вижу. Все это дело правки и редактуры.
    Понравилось построение диалогов. Это только на первый взгляд кажется, что просто. На самом деле, хорошие диалоги на вес золота. Это половина успеха.
    С идеей сложнее. С одной стороны, выгодно смотрится сочетание «гордыня-грех-чистилище», с другой – самоубийцам никакой срок в чистилище не светит. Суицидники обречены на вечные муки. Понятно, что героиня не самоубийца в классическом понимании, но и сама фабула несколько натянуто выглядит, явно что-то подростковое.
    Как показалось, сюжет ближе к концу перешел с легкой рыси на галоп. Наверно, сказалось напряжение – иногда желание быстрее дописать вещь становится непреодолимым.
    Иронии бы поменьше. Точнее, заимствованной иронии, штампованной. «Он точно издевается надо мной, какая бестактность» — замечательный пример и лишнего предложения, и лишнего намека на иронию. Диалог и мысли героини уже ироничны, так что автор солит соленое.
    В целом же, и детскость, и ритм повествования, и ирония – те самые факторы, обеспечившие пресловутую легкость этому рассказу, и, несмотря на озвученные нюансы, я говорю: — Браво!

    • Елена Троицкая:

      Огромное спасибо за такой четкий и поучительный разбор. Это важно для меня.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *