7. В недобрый путь

 Первые десять километров ехали молча. Сталкер размышлял, что ему делать с хвостом, который натравил на него Наф-наф; что делать, если Наф-наф решит отомстить; что делать с батареями, на которых трудно найти покупателя; что делать с «чистым», который решил навязаться на его голову. И все косился на попутчика и на его зверушку.

Кот спал, а Неджи Мэг беспечно смотрел в окно.

— Так, ладно, поговорим серьезно! — решительно начал Аспид. Проблема с зеленоглазым прилипалой – единственная, которую он мог решить на данный момент времени.

— Я всегда серьезен, — заверил его Мэг.

— Значит, ты способен понять мое нежелание иметь компанию в твоем лице?

— Я уверен в твоем нежелании иметь компанию в чьем бы то ни было лице. Я прав?

— Прав, — наг сузил глаза и его зрачки на мгновение остекленели, как глаза настоящей змеи. — И что ты будешь делать?

— После того как отдам тебе долг?

— Да не нужно мне отдавать долг, дебил! Ты мне ничего не должен! — не выдержал Аспид. — Я тебя тогда продал, понимаешь? Наварился на тебе! Использовал тебя! В рабские оковы заковал!

Он сам не заметил, как вдавил педаль газа. Уазик горным козликом поскакал по неровной дороге, подкидывая пассажиров и запчасти, будто старался их перемешать. Пришлось искать в себе силы расслабиться и сбавить скорость ретивой машины.

— Но ты продал меня мадам Шанти, а не тому же дядюшке Наф-нафу, который определенно заплатил бы больше.

— Кракозябрик инкубаторский, я донести до тебя пытаюсь, что ты мне ничего никогда не был должен. Я отвел тебя к мадам ради выгоды. Не только денежной. Скажем, я делал подарок ей, но бесплатно бы она его не приняла. Вот и продал по дешевке. А ты на нее работал и денег ей много заработал. Теперь понял?

Надежды Аспида отвязаться побыстрее не оправдались.

— Да, ты позаботился не только обо мне, но и о своей знакомой.

Сталкер два раза зло приложился лбом о руль, задевая клаксон: уазик обиженно загудел. Становилось понятно: либо сталкеру придется избавляться от Мэга методом «по башке и перепродать», либо случайно его «потерять». Первый вариант был экономически предпочтительней, зато второй не заставлял ощущать себя совсем уж сукиным сыном. Оставалось выбрать место и время, желательно побыстрее. Но можно было решить все еще быстрее…

— А что, если я тебя сейчас выброшу из машины и забуду, как неприятный сон? — для достоверности он даже сбавил скорость.

Мэг покосился на водителя, еще не веря в его подлую натуру. Пришлось поверить.

 Аспид вжал тормоз до конца и зло и быстро ударил навязавшегося компаньона в бок, а затем ногой попытался вытолкнуть скрючившуюся фигуру из машины, но в следующий момент испуганно отпрянул. В миллиметре от его носа, вытянувшись в струну, замер кончик хоботка мозгососа. Если бы «чистый» не успел сжать кота и не смог бы его удержать, на одного падальщика в мире стало бы меньше.

— Возможно, — хозяин страшного зверя отдышался и как ни в чем не бывало продолжил разговор, откидываясь обратно на сидение: — Но тогда ты поедешь дальше с Котиком один на один.

От подобного Аспид аж задохнулся. Навязался, еще и угрожает? А угроза была нешуточной и только что едва им не позавтракала.

— Застрелю, — попытался парировать он и даже потянулся за бластером. Но вместо него обнаружил пустую кобуру. Когда батарея кончилась, сталкер перестал следить за ним и, видимо, потерял в созданной Мэгом суматохе. А, нет, не потерял. «Чистый» достал из-за пояса его бластер с пустой батареей. И поинтересовался:

— Чем?

Можно было иглами, но на размах не хватит пространства, нож достать тоже не успеет, заряд однозарядника тратить дорого. Аспид возопил:

— Да откуда ты эту тварь вообще взял? Хотя нет, насрать – откуда. Почему она тебе подчиняется?!

Кот зашипел и из присоски на языке выдвинулась игла, язык исполнил танец кобры, затем обмяк червяком.

— Кажется, он тоже возвращает мне долг, — пожал плечами Неджи, будто в его питомце не было ничего особого. Развивать тему не стал – понимай как хочешь.

Аспид ругнулся сквозь зубы, возвел глаза к посветлевшему небу и вернулся к управлению уазиком. С первой попытки машина не завелась, будто обиделась на некорректное обращение: то по газам со всей дури бьют, то по тормозам – но все же одумалась и на третий поворот ключа зарычала, двигаясь с места.

 «Ничего», — успокаивал себя сталкер, — «у меня еще два запасных плана есть».

Кот наконец расслабился и всосал язык обратно в рот. Его хозяин вновь беспечно уставился в окно, будто ничего не произошло. Аспид решил последовать его примеру и как можно спокойнее продолжил разговор:

— Значит, пока ты мне не вернешь долг, ты от меня не отстанешь?

— Пожалуй, да, — ответил «чистый», вновь поворачиваясь к водителю.

— Так, а после моего… эмм, героического спасения ты чем планируешь заняться?

Мэг задумался, машинально гладя кота. Он не размышлял о далеком будущем.

— Буду вновь работать врачом, — после недолгой паузы ответил он и нахмурился. Видно было, Неджи имел второй вариант трудоустройства, но тот ему категорически не нравился.

«Потеряю его в городе», — решил Аспид и пригрозил:

— Подохнешь – хоронить не буду. Оберу, а труп оставлю ночным шакалам на забаву.  

В ответ Неджи Мэг ничего не сказал, зато его кот вздыбил шерсть и зашипел: «Смотри, змейка, разве с такой защитой моему хозяину может грозить беда?» За это Аспид на него тоже зашипел.  И Мэг неожиданно подумал, что не одного котика подобрал, а двух.

Ближайший крупный город был в тридцати часах пути на авто. Можно было бы заехать и в мелкие поселения, они встречались чуть ли не через каждые сорок километров, но опытный сталкер знал, что в них нет возможности продать термоядерные батареи. И если Шанти он едва ли их не подарил, просто желая получить мелочь на машину, то с незнакомого торговца рассчитывал стрясти их полную стоимость в двадцать шеклей.

Его губы расплылись в мечтательной улыбке: с такими деньжищами он сможет пять лет плевать в потолок где-нибудь на берегу чистого ручья, у которого жить будет только он. И никого вокруг: ах, как прекрасно! 

«Не прекрасно» всхрапнуло с соседнего сидения.

Мэга разморило и он, наплевав на опасности, заснул. Как и Аспид, он не спал ночью. И как врач, который мог понадобиться в любое время суток и на неограниченное время, умел ловить моменты и мгновенно засыпал. Но спал чутко, стоило только водителю начать сбавлять ход и щелкнуть блокираторами дверей, раскрыл глаза.

Аспид возмущенно фыркнул и защелкнул блокираторы обратно, вновь набирая скорость.

Молчание устраивало обоих. Аспид заливался соловьем во время торговых сделок и когда желал выразить возмущение, в остальное время сохранял траурную тишину. В свою очередь Мэг никогда не был многословным и не видел в молчании ничего плохого. Она для него была частью уютной обстановки. Однако сейчас ему казалось, что разговор оборвался на полуслове, и им еще есть, что сказать друг другу, но продолжал молчать, не желая нарушать образовавшегося вооруженного нейтралитета.

Ночевать предстояло в поле. Сталкер, как опытный путешественник, начал искать место для ночлега задолго до заката, и, как параноику, ему ни одно из найденных не понравилось.

У зарослей паучихи небезопасно, могут подкрасться жадные до чужих денег люди – то есть конкуренты. У берега неглубокой речки Гнилушки не все головастики мирные, зато все они хищники. В итоге его устроил открытый со всех сторон пустырь.

— Зато и мне видно, если кто подкрасться задумает, — заверил Аспид и выпрыгнул из машины, желая поскорее поставить растяжки из тонкой проволоки с сигнальными колокольчиками. Услышать, вскочить, выстрелить, а там уже разбираться.  Кстати, о выстрелах.

Покопавшись в прихваченных запчастях, сталкер понял, что не озаботился о батарее для бластера. Не термоядерную же в него запихивать.

— Эй, Мэг, — окликнул он «чистого», потрошащего свой мешок, — у тебя есть батарея для бластера?

— Есть.

— Дай.

— Не дам.

Пришлось смириться с поумневшим «чистым».

— Тогда ты дежуришь первым. А когда будет моя очередь, я буду будить тебя, чтобы отстреливал всяких гадов!

На том и порешили.

— Будешь тушенку? — предусмотрительный врач взял в дорогу не только инструменты, но и провизию.

Аспид скривился. Он почти жил на консервах все недели бегства от хвоста. Раз они оторвались и остановились на ночлег, то хотелось положить в рот чего-нибудь более нормального и вкусного.

Трава шевелилась, в ней мышковал кот. Мышку не поймал, зато вспугнул крысу. На капот плюхнулась здоровущая тварь с сизыми крыльями, запищала и попыталась улететь, но была сбита ударом скальпеля и была отдана в употребление котиком по назначению. Хозяин мозгососа поднял тушку без мозгов и показал ее нагу, который тут же скривился.

Вздохнул: «Хочешь, чтобы было хорошо – сделай это сам!» — не отходя от машины провел разведку змеиным языком и разок топнул, а затем сразу бросил три иглы в траву. Пошел на звук предсмертных хрипов и вернулся с дрыгающимся на последнем издыхании кроликом.

— Разделать сможешь? — он сбросил с себя часть обязанностей вместе с тушкой кролика.

Мэг поймал ужин за уши. Повертел оценивающе, зверь не был похож на тушеную крольчатину, которую продавали в городе: еще живой, дрыгающий всеми шестью лапами, и противным писком выражающий свое мнение о людях.

Кот тоже оценил добычу, вернее, содержимое ее головы. Кролик конвульсивно дернулся в последний раз и обмяк тряпкой. После разделки и укомплектовки в котелок кролик приблизился к идеальному блюду, а после тушения с корешками и специями стал им.

Когда загорелись первые звезды, врач стал на стражу покоя, вооруженный бластером и котиком, а сталкер лег в кабине уазика.

Несмотря на изматывающий побег от погони и бессонные ночи, Аспид спал плохо. Он ворочался, вскакивал, распахивал глаза, блестя красными радужками в темноте, вновь укладывался и не мог заснуть. Его беспокоила близость чужака.

Мозгом он понимал: Мэг ничего плохого ему не желает, но не мог принять этот факт. Ему чудилось, что «чистый» в любой момент может скинуть маску доброжелательности, открыть дверь машины и…. Аспид с тихой руганью перевернулся лицом к рулю и выругался еще раз – предусмотрительный врач забрал ключ зажигания. Картина в голове сменилась еще более параноидальной бредятиной: врач специально его заманит и сдаст недругам, или в рабство, или вообще продаст его по частям.  Ага, разделает и съест.

Не выдержав давления воображения, наг приподнялся, желая увидеть источник своего беспокойства. Мэг спал. Мэг спал на посту!

Зашипев, Аспид открыл переднюю дверь и по-змеиному тихо выскользнул из машины. Припал к земле всем телом и ощутил вибрацию чужого дыхания, ровное сердцебиение спящего мужчины. Раздвоенный на конце язык с шипением показался из-за губ и завибрировал, улавливая вкусы и запахи. Наг уже приподнялся, когда понял, что на него смотрят. Резко подняв голову вверх, он увидел блестящий кусок янтаря с трещиной зрачка. Янтарь исчез, но вместо него загорелись два соседних. Кот зарычал и спрыгнул с крыши машины на капот.

— Тихо, Кот, свои, — не открывая глаз произнес Мэг.

Мозгосос пошел к хозяину и, продолжая смотреть тяжелым недоверчивым взглядом на виновника его беспокойства, лег у ног Мэга.

— Тьфу ты, скотина! — зашипел Аспид и вернулся обратно в салон.

— Ты плохо выглядишь, — эти слова мечтают услышать все, кто бежал от смерти и не видел ванны месяц, а нормальной кровати – два. После очередной бессонной ночи (до смены караула сталкер так и не заснул) Аспид выглядел как гуль, незнамо зачем одевшийся в человеческие одежды. Такой же грязный, бледный, осунувшийся, с черными кругами под глазами и заторможенными реакциями наркомана.

— Заткнись, — вяло огрызнулся наг.

Он вел машину аккуратнее, чем вчера и часто зевал, заражая зевотой обоих попутчиков. Кот испугался, что скоро так челюсть вывихнет и, свернувшись клубком, уснул.

— Я могу повести, а ты в это время поспишь, если ты меня научишь, — предложил Мэг.

— Еще чего! — сразу приободрился Аспид. — Моя машина – и я в ней водитель. Понял?

Неджи Мэг пожал плечами: зачем я предложил. И достал из рюкзака потертую книгу по медицине. Именно она научила его азам понимания различий людей внешнего мира. Удивлялся, как похожи и как не похожи между собой люди. Но сейчас его не интересовало их многообразие, он открыл главу, посвящённую нагам. Они же змееобразные.

— Знаешь, если ты не будешь хорошо спать, то впадешь в спячку.

— С чего ты взял?

— В справочнике так написано.

Изучаемый объект бросил на книгу короткий взгляд и поморщился, будто говоря: читал и не верю.

— В этой книжке нет моей разновидности, — устало сказал он, вновь зевая.

— Вот как, — «чистый» посмотрел на книгу с разочарованием. — Тогда можно я тебя изучу и напишу о твоем виде подробно?

Кот проснулся, но что произошло – сразу не понял, а когда разобрался – шипеть и плевать было поздно. Люди и без него разобрались.

— Ты мог просто сказать «нет», — Мэг успел спасти нос, но пожертвовал скулой, и та стремительно наливалась синевой.

Ему и раньше доставалось: за слова, за дела, но за что он получил сейчас, он не понял. Однако, глянув на нага, спросить не рискнул. Но и прекратить разговаривать с ним тоже. Неджи Мэгу казалось, что если не тормошить сонного водителя, тот плюнет на все и заснет на руле, чем обречет пассажиров либо на судорожное обучение вождению, либо на ожидание аварии. Потому подождав, пока Аспид остынет, сменил тему и спросил:

— То, что ты украл, что это?

Водитель покосился на навязавшегося попутчика ненавидящим взглядом, но все же ответил:

— Термоядерные батареи. Их используют для большущих роботов с ИИ[1] или в БМР[2].

Мэг попытался вспомнить, видел ли он хоть одно такое устройство: определенно, ни одного не видел. Хотя проезжающие мимо караваны торговцев, и некоторые путешественники, упоминали о горячих точках, где люди умирают за сомнительные идеалы и пользуются недоступной обычным смертным техникой.

— Полагаю, сбыть это тяжело, — понял врач.

— Спасибо, Кэп! Думаешь, я сам не знаю этого?!

— Тогда почему ты украл именно их?

Аспид зарычал через плотно сжатые зубы.

Дело было плевым: доставлять оружие наемникам с завода Алка, который проспонсировал уничтожение вальмонов в ущельях Онгеста. Для этой цели наняли трех курьеров разной степени порядочности. Причем Аспид с усмешкой заметил, что он среди них еще не самый беспорядочный ублюдок. Выдали им по джипу нового образца. И сталкер радовался новой игрушке, пока та не сломалась. Поломка нашлась в виде дырочки в баке – ублюдки решили устранить конкурента. Но Аспид упрямо копался в движке целый день, заклеил пробоину и довез-таки оружие наемникам. Вернее, их останкам.

Сперва он решил, что те переоценили свои силы и пошли на обед ненасытным валмонтам, но трупы курьеров с пулями в головах переубедили его в сторону более реального варианта. Наемников перебили и ограбили.

Так бы и остался Аспид с машиной, груженой дорогостоящими пушками (продал бы потом и сбежал бы подальше), но из-за леса, из-за гор вылезли те самые убийцы. Сталкер принял самое прагматичное решение в его ситуации. Он вылез из машины и предложил покупать у него оружие, а он будет им привозить с завода новые пушки, якобы все тем же наемникам.

Убийцы оказались довольно известной группой борцов за свободу через трупы – Ресура. Хотя в народе их просто называли Стаей, про себя добавляя, гиен. На что настоящие Гиены – жители степей, вечные караванщики – очень обижались. И обещали мигрировать к обидчикам поближе. На что обидчики сразу вспоминали о ядерном реакторе, который Гиены таскали за собой, и начинали открещиваться так активно, будто те пытались обратить их в свою веру.

Так вот, эта Стая шелудивых псов приняла предложение Аспида и удовлетворялась его подачками почти два года. А затем им в голову ударила идея: зачем ждать каждой доставки, если можно захватить завод Алка и обеспечить себя вооружением до конца жизни. Там, как было известно, отливали не только детали для огнестрельного оружия, но и детали боевых машин. Часть там же собирали – при заводе был небольшой цех ручной сборки. Другую часть продавали частной компании Элита.

Узнав план Стаи, Аспид сразу понял, к чему идет дело, и с фальшивой радостью согласился участвовать, попутно ища лазейки и проклиная свою жадность: нет бы, взять, что есть, и валить на все четыре стороны. Но мечта о большом куше не оставляла змеиную душу, и в итоге оставила ни с чем.

Сталкер хорошо сыграл роль полезного человека. Он и схемы, и карты завода предоставил, и пройти на территорию помог, и даже в задних рядах пострелял для виду. Все надеялся, что их атаку отобьют. Надежды не оправдались – завод захватили.

Но когда стали делить добычу, о нем будто забыли. Сказали, мол, погуляй, пока крутые дяди дела большие делают, мы с тобой попозже рассчитаемся, когда яму поглубже выроем и пулю в твою башку загоним. Тогда станет понятно, какой валюты ты достоин. Тебе одну тонну земли сверху или две?

Пришлось Аспиду, как и раньше, бросать накопленное и бежать. Однако, если первое приняли на ура, то второе едва не подарило беглецу лишние дырки. Пришлось ему петлять и прятаться на заводе, обзывая конструкторов ленивыми задницами – запчастей наделали, а собрать ничего не удосужились. Вот тогда Аспид и нашел термоядерные батареи. В принципе, логично: раз цех сборки есть и производятся боевые роботы, то и батарейки к ним должны быть.

Наверное, еще никто не брал в заложники термоядерные батареи. Люди Стаи обделались, увидев, как псих идет напрямик к выходу с огнеметом в руках, на конце которого сцепленными за хвосты дохлыми мышами болтаются батареи, способные превратить их всех в радиоактивную пыль. Аспид должен был признать, что руки у него тряслись. Оседлав ближайший джип, он поспешил покинуть территорию завода, а там и скалистый край, и гнал, пока у тачки не кончилось горючее. В том мухосранске, где в итоге оказался, ни переоборудовать машину, чтобы та работала на батареях, ни купить бензин не удалось. А пока он искал, тачку растащили на детали.

Заначки хватило разжиться запасами, зарядами для бластера и скаковой курицей, днем позже принявшей на себя пулю снайпера. Так сталкер узнал, что его выходка требует оплаты кровью. И решил побыстрее загнать термоядерные батареи и залечь на дно.

— Выбора не было, — после прокрутки воспоминаний в голове прошипел Аспид и вздохнул, еще сбавляя скорость. — Слушай, я хочу спать. В городе снимем номер. Я лягу баиньки, а ты пойдешь гулять. Гулять, я сказал! — не дал попыток возразить сталкер. — Поищешь себе работу, девку …ээммм, это не про тебя, ну, короче, отвалишь от меня часиков на шесть! Я хочу побыть ОДИН!

— Хорошо, — покорно согласился Неджи Мэг, проверяя, есть ли у него успокоительное в аптечке: резкие перемены настроения Аспида строили в его голове неутешительные диагнозы.

[1] ИИ – искусственный интеллект.

[2] БМР – боевая машина робот: огромный робот с водителем внутри.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *