20. Время платить по счетам

Мэг был непривычно печален. Смотрел в окно и мыслями был где-то далеко.

— Не стоит нюни распускать, вы, может, еще встретитесь. Если он выживет.

— Знаю.

— У того корабля, наверное, пушки есть и щиты, так что они точно выживут.

— Знаю.

— И не горюй, что «чистые» создали вирус. Говна везде хватает.

— Знаю.

Наг поджал губы.

— А по поводу той девки, это конечно печально, но она бы все равно умерла. Медленно, ничего не соображая, но умерла. Так что твой поступок — это не то, о чем ты должен так долго думать.

— Знаю, — однообразно отвечал Мэг, наглаживая подросшего Кота. — Спасибо, что пытаешься подбодрить. Я в порядке. 

Аспид тяжело вздохнул. Кто бы его подбодрил. Мысленно он называл себя дураком. Глупым змеем, посягнувшим на не предназначенные ему высоты. Тупым земноводным, пожелавшим недостижимого.

Роли поменялись, теперь он сам просил Мэга остаться с ним.

«Я делаю это ради дела», — повторял наг. — «Вдруг меня ранят, а Мэг вылечит. Вдруг на нас нападут, Мэг прикроет спину. Вдруг Мэг поможет вновь привыкнуть к людям. Проклятье, в моей жизни стало слишком много Мэга».

— А ты о чем задумался? — вопрос застал врасплох.

— Не о тебе!

«Чистый» и Кот переглянулись, а уши нага налились алым цветом.

— Что ж, я рад, что нам есть, о чем подумать, — сказал Мэг и вернулся к лицезрению мира за окном. 

Установилось неловкое молчание. Под его покровом каждый задался вопросом: а правильный ли путь он выбрал.

Ответ на него обещался быть в ближайшее время.

Пошел снег, хотя до зимы была еще полноценная неделя. Всего за три дня дороги укрыло рыхлым белым полотном. Путники все чаще с руганью выходили из джипа и толкали машину из глубоких луж и скрывшихся под снегом овражков. Бронированность плохо сочеталась с вездеходностью, и наг часто вслух вспоминал легкий уазик, павший смертью храбрых, он-то проезжал по любому дерьму. 

Помимо заранее запланированных преград до столицы, появилась еще одна.

Кот становился все более вялым. Он больше не ходил на охоту и грозился изничтожить запасы продовольствия людей.

— Если твоя зверюга заболела, то избавься от нее, — горячился сталкер.

— Он не болен, — настаивал Мэг с упорством малолетки. — И избавляться от него я не намерен.

— Да знаю я, — огрызался Аспид с беспокойством подсчитывающий консервы. — Но если он не станет меньше жрать, то нам придется заезжать в Бруд за провизией. А я там светиться на клевом джипе с кучей «чистой» аппаратуры не хочу!

— Ответь честно, — состроил укоризненную рожу Мэг, — на территории страны Эй’ар есть хоть один город, который не знает тебя с плохой стороны?

— А у меня есть хорошие стороны? — иронично отозвался наг.

— Есть…

Аспид отмахнулся от врача и в который раз сверил маршрут с картой, а количество оставшихся банок с аппетитами попутчиков. Как не крути, а выходило, что Бруд им посетить придется.

— Припасы покупаешь ты! — наказал наг.

— Имеешь в виду – иду в город и свечу «чистой» рожей?

— Проклятье! Да, светишь рожей. Тебя максимум поймают и продадут. А меня подстрелят и освежуют.

— Может, мы просто замаскируемся?

— Ага, ты под сифа, потерявшего голову, а я под хладнокровного… Мэг, драконов мало, и все они не боятся холода. Обычный наг уже бы сдох в этом холодильнике! Меня узнают. А даже если меня не узнают, все равно пришибут – на всякий случай.

— Что же ты такого им сделал?

Наг скривил гримасу отвращения, вспоминая нелепую историю с двумя ключевыми элементами: вода и гербициды. И все его недобросовестные наниматели. Они не предупредили, что распыляемый им состав для травли хищных лиан ядовит. Наг тогда неделю провалялся в обнимку с тазиком, как и все местные жители, но благодаря пламенной речи мэра-нанимателя все шишки достались ему. Бежал он тогда быстро, отсеченную руку отращивал долго. Сам отсек, освобождаясь от оков, а то бы пришлось голову приращивать. А это, как известно, только гидры горазды делать. Наги, к сожалению, после обезглавливания умирали, как все нормальные люди.

Невдалеке прошлепали по снегу странные существа. Мэг приложился к биноклю, желая рассмотреть их получше.

— Как дите малолетнее, — умилился Аспид, забирая обратно бинокль. Посмотрел в него и увидел нечто, что заставило поменять планы. — Ладно, добрый дядя змей проведет тебе экскурсию. Все равно ты не знаешь, где можно закупиться дешевле всего. Да и кого опасаться, тоже не знаешь. Да и вообще…

Мэг в задумчивости наблюдал за суетящимся нагом, череда противоречий которого достигла грани непонимания. Аспид же меньше минуты назад был против идти в город, опасаясь за свою жизнь. А теперь рвался в бой, лишь бы не отпускать его одного.

Как и предлагал Мэг, Аспид замаскировался. Вернее, он запаковался в скафандр наглухо и надел сверху шлем.

— Советую поступить также, — наказал он и начал замазывать эмблемы скафандров мазутом. Предал им вид давно используемых, заношенных вещей. 

Причина необходимости водонепроницаемых костюмов и перемены решения нага открылись, стоило городу показаться из-за холма.

Бруд оказался очень мокрым городом.  Иногда в него стекали воды с гор и стояли на улицах огромными лужами. Но в преддверьях зимы горы разродились такими обильными осадками, что все торговые лавки всплыли буйками. Первые этажи домов затопило, но это ничуть не смущало местных жителей. Помимо привычных головастиков в затопленном городе хорошо себя чувствовали диковинные ихтиандры и похожие на них нунмы. Обе эти расы Мэг видел в справочниках, но еще никогда не имел возможности познакомиться с ними в живую. Двоякодышащие люди вызвали у него дикий научный интерес, который сдерживал вовремя схвативший за руку наг.

— Ты еще русалок не видел, — усмехался Аспид, таща напарника по улице, словно подводный буксир. — Те так вообще крокодилы с грудью.

— Тоже с жабрами на груди?

— Тьфу ты, я тебе о прекрасном.

— О крокодилах?

— Дебил! — наг оскорбился и временно вырубил микрофон. 

Мэг криво улыбнулся. Ему нравилось подтрунивать над Аспидом, играя в дурачка.

Он посмотрел наверх. На поверхности воды играли блики солнечного света, справа тюлень разрывал пакет с помоями в переулке, вокруг лавок плавали рыбы с лапами, по улицам двигались диковинные лошади с плавниками. На них занятые своими делами местные жители перевозили грузы.

На гостей города никто не соизволил обратить должного внимания: кто находится в скафандрах, жители не догадывались и поэтому спокойно плыли мимо. Узнай они, что в одном из них насоливший им в прошлом дракон, а в другом настоящий «чистый», который с ним дружит, то внимание к туристам было бы максимальное. Им бы устроили экскурсию по казематам, кормежку плазмой и проводы на тот свет.

Подобная программа не прельщала ни Мэга, ни Аспида, поэтому они вели себя тихо и целеустремленно шли по дну затопленного города к месту, где Аспид надеялся разжиться дешевым продовольствием. Находилась нужная лавка на нижнем этаже центрального здания. По виду административного – на крыше развивался флаг, а в клумбе на входе извивались красные водоросли.

— Торговый центр, — пояснил сталкер, — он же гильдия торговцев и мэрия.

Дверь открывалась и закрывалась медленно, сопротивляясь давлению воды. Из нее выходили двоякодышащие, и заходили двоякодышащие. Но вот к дверям подошла группа в скафандрах, с собой она тянула груженную поклажей телегу. И начали торговаться с подплывшим к ним ихтиандром.

Видеть нечто, настолько обычное под водой, как торговля, было так необычно, что Мэг вновь затормозил, желая рассмотреть получше сцену торгов у дверей гильдии. Однако Аспид не дал ему такой возможности, он просто дернул врача на себя и первым запихнул того за дверь.

— Мэг, не веди себя как идиот!

— Я веду себя как турист, — парировал «чистый», вновь с открытым ртом осматриваясь по сторонам. Внутри гильдии тоже было на что посмотреть.

Всюду плавали ящики на островках. Диковинные круглые сферы, начиненные живой рыбой, дрейфовали в правом углу. В левом ползали белые раки. По потолку вились лианы со светящимися цветами. И всюду плавали торговцы и их клиенты.

Мэг не видел за стеклом скафандра довольной улыбки нага, который ожидал восторженной реакции от непривыкшего к водным городам человека. Просто не мог изменить своему гадкому характеру и не указать на глупое поведение напарника.

За джип наг не сильно переживал. Он спрятал машину в одной из многочисленных ям – нор местных землероек. А сверху накидал всякого сора, создавая видимость, будто хозяин норы дома и лег спать.  Каждый знал, что будить этих зверей весьма глупое занятие, которое обычно заканчивается сытой землеройкой.

— Ага, вот и нужный человек, — Аспид указал на обрюзглого и жирного налима. Торговец пускал из ноздрей пузыри и заполнял торговые бланки. Новых торговых соглашений он сегодня не ждал. Поэтому от резкого удара по плавнику вздрогнул.

Торговец протянул им бланк заказа. Мэг растерялся: как им заполнить бланк под водой? Начал следить за действиями сталкера, который взял со стойки штамп и быстро отметил нужные позиции.  

Мэг пробежался взглядом по ценам и заглянул в бланки проплывающих мимо амфибий. Аспид был прав: у этого торговца товар имел цены ниже. Пожелав узнать почему, мужчина включил микрофон.

— Аспид, с чего у этого торговца такие низкие цены?

— Горячий товар, — просто ответил наг, заполняя бланк получения и забирая объемистую коробку. Как ни посмотри – холодную.

— Краденый?

— Бери и пошли.

Аспид передал коробку Мэгу и, ухватив его за локоть, поволок к выходу. Он все еще опасался быть узнанным, поэтому торопился.

Играющий роль грузчика «чистый» ничего не видел из-за коробки и покорно шел куда вели. Резкая остановка стала для него неожиданностью. Он врезался в нага и едва не упал. Желая узнать о причинах остановки, Мэг поднял коробку над головой и увидел: Аспид стоит и смотрит вперед с видом вора, пойманного за руку.

— Проблемы?

— Пока нет. Но быстро поворачиваем и идем в другую сторону.

— В скафандре же нельзя увидеть лица и узнать кто перед тобой, тебя не узнают, — попытался успокоить нага Мэг.

— Эти узнают, они по запаху ориентируются, а не по виду.

Те, о ком говорил сталкер, были странными существами. Головы их имели приплюснутую форму с сильно вытянутой пастью. Ноги и руки длинные, с острыми когтями на пальцах. Они водили мордами и пытались кого-то найти взглядами. Вода потоком врывалась в их огромные ноздри и с той же силой выходила наружу. Принюхивались.

— Кто это?

— Коньки это. Шевели ногами, а то затопчут.

Мэг и Аспид покинули город с противоположной стороны. Коробка, в воде казавшаяся легкой, отяжелела. Скафандры сковали движения, из них пришлось вылезти. Сломанная грибовидная ель послужила волоком для перетаскивания грузов. Пришлось идти вокруг, чтобы вернуться к спрятанному джипу. За этот недолгий путь оба вымотались и едва не валились с ног.

К их великому сожалению, те два конька решили проверить за городом и наткнулись на уставших путников. Не тратя времени на разговоры, они начали стрелять.

— Знаешь, Мэг, я начинаю верить в проклятия, — шипел Аспид, сидя за валуном и перезаряжая бластер. — Потому что ты явно проклят!

— Думаешь? — «чистый» разрядил обойму и вновь спрятался за камнем. Мимо пронеслись три заряда.

— С тех пор, как я тебя повстречал, моя жизнь наполнилась приключениями! Будто раньше их было мало! Эта галиматья со смертельно опасным вирусом, за мной гоняются в три раза больше долбанутых психов, и я в три раза чаще рискую шкурой!

Мэг задумался. После встречи с Аспидом его жизнь тоже круто изменилась, и он тоже постоянно рисковал жизнью, и он тоже оказался втянут в историю с вирусом. Получалось, проклят не он, а наг. Это если верить в научно недоказуемые и глупые суеверия.

— Обходят, — предупредил Аспид и рванул вправо. Перекат – и он уже под защитой дерева. Заряд опалил камень, где минуту назад был сталкер.

В отличие от Аспида, Мэг не обладал акробатическими данными и не мог так же эффектно уйти под защиту нового укрытия. Он услышал торопливые шаги противника и просто бросил свето-шумовую гранату, предупредив:

— Закрой глаза и уши!

— …Я тебя ненавижу!!! — услышал он конец длинной тирады, когда гул в ушах прошел.

Оба коника лежали оглушенные, как и наг, органы чувств которого были куда чувствительней. Из-за этого он не покупал мощных гранат, опасаясь ими оглушить самого себя. Граната, которой обзавелся Мэг, была слишком мощная для змея.

— Я услышал только про твою ненависть, — признался врач, привязывая поверженных противников к дереву.

— Значит, уловил суть!

— Кстати, а что ты сделал вот этим ребятам, — сменил тему врач, кивая на связанных коников.

— Не твое дело, — наг махнул рукой в сторону их самодельной волокуши, — лучше бери наши вещи и пойдем грузиться. До столицы путь не близкий.

Мэг бросил на поверженных противников еще один взгляд и вдруг засомневался: правильно ли оставлять их в живых. И промолчал о своих выводах. Раз наг их не пристрелил сразу, значит, не желает лишних смертей. Их и так было много. А если лекарство против вируса не будет создано, будет еще больше.

Он спросил о неожиданной доброте нага лишь когда они вновь сели в машину:

— Почему ты их не убил? — и впервые наблюдал смущение на его лице.

— Забыл, — сказал он. И тут же признался во лжи: — Вру. Просто в их ненависти была полностью моя вина. Они мне ничего плохого не сделали, но из-за меня их трио стало дуэтом.

Больше объяснений не требовалось. Мэг оставил неприятную тему и протянул мозгососу открытую банку консервов, содержимое которой тот с удовольствием всосал. Врач вдруг подумал, что редко проявляющая себя доброта нага в этот раз может принести гнилые плоды. Те, кого он пощадил, дополнят список охотников за его головой.

— Не пойму я тебя, — нахмурился Аспид. — Ты хочешь спасти человечество от истребления, но за собой оставляешь трупов не меньше, чем я. Ты же хотел, чтобы я убил тех коников. Я прав?

Ответа наг не получил.

— Зачем тебе это было нужно? — вновь спросил он.

Мэг пождал губы и бросил на Аспида взгляд, полный немой мольбы не продолжать допрос.

— А, валмон с тобой! — отмахнулся Аспид.

Чуть заметная улыбка – благодарность за понимание – и «чистый» вернул взор пейзажам за окном. Гористая местность с высокими холмами и скальными выступами. Ему показалось, природа этих мест выглядит пугающе мертвой. Показалось, будто под слоем снега таится неведомая глазу опасность. И это настойчивое ощущение приближающейся беды не покидала его весь оставшийся день.

Как говорят люди: чего ждешь, того дождешься. Дождались утром следующего дня.

Первым их заметил кот. Он впервые за долгое время повел себя энергично: вскочил, уставился в окно и протяжно-противно замычал. Смотрел мозгосос куда-то за холмы.

Ни Мэг, ни Аспид ничего не видели через снежную завесу. Только когда падающий с неба снег поредел, стал заметен такой же джип, как и тот, за рулем которого был наг. Второй джип пробирался через холмы, светя фарами точно в их сторону.

— Не гони, — потребовал Мэг и закрыл тонированное окно. — Если рванешь вперед, они поймут, что мы не из их числа.

— Они так и так поймут! — с яростью выплюнул наг. 

— Может, удастся их обмануть?

— А может, нам самое время рвануть?

— И каков шанс уйти?

Аспид прикинул состояние машины и оценил шансы как маленькие. Его джип побывал в крутых переделках, а тот выглядел новеньким и имел в седле умелого механика, который поддерживал работоспособность машины на высоте.

— Что ты предлагаешь?

— Попробовать их обмануть. Не спеши, сверни вон за те холмы. Спрячем там машину до того, как эти люди доберутся до нас. Если пронесет, нам не придется вступать в бой.

— А если нет?

— Сам смотри: если они нас догонят, нам может не повезти встретить еще одного динозавра.  Но если мы сможем уйти за холмы, то, даже если не удастся спрятаться, найдем место, где удобнее всего принять бой. Но будь готов к худшему!

— Можешь не говорить мне подобной бывальщины – я всегда готов! — с этими словами Аспид передал Мэгу на перезарядку их вооружение. А также прихваченные в скорлупе змейки и бабочки. Они обещали пригодиться.

План был слеплен на коленке, и наг обещал отрубить себе руку и сожрать ее, если он сработает. На это Мэг с усмешкой заявил, что впервые будет пробовать драконятину и уже не терпится вкусить опасного хищника.

Шутки кончились, когда радио заголосило немелодичным требовательным басом:

— Остановитесь, о очищающий патруль, дабы мы могли предаться молитве во имя нашей великой цели!

От подобного требования Аспид едва не вдавил педаль в пол. Удержался и продолжил вести машину за череду холмов, играя в глухонемого. Пусть думают, что их не услышали. Провода радио отсоединили.

За холмом начался цирк. Сталкер так лихо погнал вперед, что джип на пару секунд застыл на месте, выбрасывая из-под колес снег. И на полном ходу начал искать место, куда можно спрятать большую машину. Когда он уже нервно протягивал руку за бластером, место нашлось.  Углубление в холме – нора горбатого медведя, к счастью пустая. Заведя туда джип, мужчины выбежали наружу и очень быстро укрыли его маскировочной сетью – еще один полезный подарок расколотой скорлупы.

Хлопнув себя по голове, Аспид бросился к дороге и самодельной метелкой из веток заметал снег, скрывая след колес. Едва услышав шум мотора, он раскидал ветки, создавая видимость пира зверей и прыгнул под прикрытие сети.

Успел как раз вовремя. Появился джип Культа очищения мира. Когда он проезжал мимо, Аспид и Мэг задержали дыхание. Им казалось, что их сердца бились куда громче обычного, заглушая стуком шум второй машины.

— Не заметили.

— Что дальше?

— Подождем немного и двинемся в обратную сторону, — прошипел наг, — придется сделать крюк. Если они догадаются, что в их джипе мы, нам хана.

Немного подождать не вышло. Медведь – хозяин занятой ими пещеры – вернулся домой.

Огромная зверюга с острыми пиками хребта на спине и длинным пушистым хвостом. Медведь принюхался, не понимая, откуда чувствует запах людей, его большой влажный хобот двигался вверх-вниз. Из разинутой пасти веревками свисали слюни. Огромные белые клыки блестели на солнце.

Кот увидел зверя и спрятался под сиденьем, где сидел тише мыши.

Аспид вцепился в руль, его пальцы побелели. Он понимал: если сейчас завести двигатель, культисты услышат их. Они еще близко. Но если не убраться подальше от медведя, он может легко перевернуть машину и сторожить неделями, пока бронированная консерва сама не распакуется.

К тому же шум грызущего машину медведя может привлечь внимание культистов точно так же, как шум двигателя. Да если и не привлечет – из перевернутой машины с плотоядным зверем воевать сложно.

Мэг в напряжении наблюдал за зверем, в то время как Аспид ждал момента, чтобы вдавить педаль в пол. Он надеялся выждать как можно дольше, надеялся обойтись без погонь и отстреливания от джипа. Был готов променять это на отстрел от медведя. Зверя всегда легче отогнать, чем человека.

— Может, пора? — едва слышно прошептал Мэг, наблюдая, как медведь лапой цепляет маскировочную сетку.

Наг наклонился вперед, упал на приборную доску грудью. Он высматривал джип культистов. Пытался услышать шум их движения за хрипящим дыханием медведя.

Мишка, словно шаловливый котенок, начал тянуть сеть на себя. Дернул, и она взмахнула крылом и упала на него, скрыв с головой. Медведь стал невидимым, в то время как джип, чей запах он учуял, заблестел на утреннем зимнем солнце.

Удивлённый рев стал сигналом к началу игры в мишки-сталкеры.

Колеса взрыли снег и джип рванул из пещеры, по полной используя мощь всех лошадей, скрытых под капотом. Но это не спасло.

Оказалось, второй джип отъехал недалеко. Остановился за склоном и люди культа вышли наружу, в поисках следов пропавшего джипа. Услышав медведя и шум мотора, они сразу же вернулись в машину и присоединились к гонке мишки-сталкеры-культисты.

Ругаясь сквозь зубы, Аспид гнал по заснеженной дороге, размышляя, куда свернуть? Обратно к городу в попытках привлечь внимание вооруженных властей или, напротив, попытаться скрыться в горах. Был еще один вариант, ранее предлагаемый – принять бой. Нежелательный вариант.

— Аспид, — окрикнул его Мэг, — я не вижу медведя.

— Я тоже! — прошипел злой наг, резко сворачивая вправо, нечто невидимо рыкнуло слева. — Но я его чую!

В броню джипа впились заряды бластера. Культисты догнали их и успели оценить ситуацию. Поняли, что за рулем украденной машины не их собратья.

— У них тоже есть базука, — заметил Мэг после попытки отстреляться. Один раз попал в медведя и прожег в накинутой на него сети дыру. Теперь казалось, будто за бронированным джипом неслось пушистое пятно.

— А у нас есть медведь!

— Мяу!

— И бесполезный Кот!

Аспид резко повел джип вправо и ударил боком что-то большое. Медведь зарычал и немного отстал.

Бабочка – крылатая бомбочка – вылетела из окна и взорвалась, не успев упасть на землю.

Невидимый медведь заметался на месте, выплясывая дикий танец. И водитель джипа культистов не увидел его, врезался на полном ходу в зверя, чем очень того разозлил. Однако бросок мишки на бронированный бок ничего не дал, и затормозивший было водитель вновь продолжил охоту на убийц его товарищей. А невидимый медведь с яростным воем преследовал его джип по пятам. Сетка приподнималась от ветра и стрелки культа с удивлением наблюдали бегущие по дороги лапы.

Эти лапы имели острые когти, а под сеткой еще и зубы. За свое любопытство один член Культа очищения мира заплатил головой.

Тот, что собирался стрелять из базуки в джип похитителей, сменил цель на медведя, убившего его товарища.

Аспид постарался воспользоваться появившимся до серьезных атак временем и увеличил разрыв между машинами. Еще две бабочки пошли в ход.

— Отпускать змею?

— Давай, вон там на повороте!

Мэг с силой дернул ремень трубки, и из нее вырвалась белая полоса с кучей острых шипов. Она будто живая поползла по ветру и упала на дорогу тропой черной кошки. Невезенье настигло преследователей. Но перед тем как их занесло, второй заряд базуки успел вылететь на волю.

Рвануло. Джип подкинуло в воздух, развернуло, унесло в сторону, и он заглох.

Аспид влетел головой в лобовое стекло, затем в боковое, едва не потерял сознание от силы удара. Справился с собой и смог найти взглядом напарника. Мэг упал на кучу оборудования и не шевелился. Во время выстрела базуки он находился у открытого окна.

— Мэг?

Когда приходит озарение, что кто-то стал для тебя важным, это заставляет растеряться. Когда ты понимаешь, что ставишь его жизнь выше своей, это пугает. Аспид испугался за «чистого» и на адреналине вернул телу подвижность. Залез в кузов и растолкал напарника.

— Я в порядке, — голос хриплый, тихий. — Успел втянуться в салон до выстрела.

— Раз в порядке, не лежи колбасой. Мы в полной жопе. Из нас сейчас все дерьмо выбьют и заставят его сожрать.

— Отвратительные аналогии, — Мэг с трудом встал на колени и, борясь с тошнотой, на ощупь нашел бластер.

— Где батареи?

— В нише. Под сиденьем. Там кот, — короткими фразами объяснился врач и подполз к окну, куда первым приник Аспид.

Наг видел второй джип и наблюдал в нем копошение живых фигур. Культистам повезло немногим более. Передние шины разорвало, правый бок помял медведь, крышу украсили кровавые полосы сползшего тела.

Все сводилось к открытому противостоянию.

Противников было больше. Их вооружение было разнообразнее и бронебойней. По всем признакам выходило, они одержат верх.

— Аспид? Есть идеи?

— А сколько у нас и чего у нас?

— Бластеры, две запасные батареи к ним, змейки, бабочки, игольник, иголки и наше желание жить.

— Неплохой набор, — оценил черный юмор наг и забил боковую сумку иглами, перепроверил заряд бластера.

Аспид знал несколько способов выйти живым из сложившейся ситуации. Самый действенный из них – прикрыться Мэгом как щитом и бежать. Даже если просто попросить его пострелять и пуститься наутек, это спасет ему жизнь. Он мог бы даже взять с собой ампулы с вирусом и добраться до столицы. А там выпить за упокой «чистого». Однако он так не сделал.

Потому что Мэг удивил его.

«Чистый» нахмурил лоб, закусил губу и признался:

— Я попробую отвлечь их внимание, а ты беги. Из нас двоих именно у тебя больше шансов доставить вирус в целости и выжить.

Когда твой подлый план озвучивают и предлагают, это выбивает из колеи. Аспид растерялся. Умом он понимал, что именно следуя этому плану у мира больше всего возможностей получить лекарство от возможной эпидемии. Однако внутри него что-то выпустило когти и вцепилось в сердце. И он сказал:

 — Берем этот план на вооружение, если не перестреляем гадов. Не хочу умереть ублюдком и бросать тебя им на потеху.

— Откуда такая сентиментальность?

— От тебя заразился. Так есть еще предложения?

— Есть. — Мэг кивнул и проверил заряд батареи бластера и приказал, но не нагу: — Кот, хватай батареи и беги!

— Мяу, — отозвалось из-под сиденья, и в ту же секунду оттуда выскочила черная молния. Она метнулась в окно и углем заскользила по снегу.

В него стреляли, а он прыгал. В него бросили гранату, а он спрятался за деревом. И тогда культисты начали показываться из джипа, один даже вылез целиком – такого шанса сталкер не упустил, и тело неудачника упало на снег с прожжённой глазницей.

— Их трое, — подсчитал противников Мэг.

— Тогда готовь три ямы, — оскалился наг и змеей выскользнул через окно.

Мэг выглянул следом и сразу же начал стрелять по вражескому джипу, мешал прицелиться в Аспида. И пока сталкер бежал вперед, он не прекращал пальбу.

Один из культистов – сиг – высунул одну из голов и правую руку. Он едва не попал по нагу. Аспиду пришлось падать в снег и откатываться под защиту дерева. Его молниеносный прорыв провалился, и теперь он находился посередине поля и ближе всего к врагу.

— Высунь мордашку, змейка, зарядом угощу! — прогундосил один из культистов.

— Вылези, сука, я тоже угощать умею! — огрызнулся наг и жестом потребовал от напарника определенных действий.

Мэг его понял, и в небо взвилась крылатая бомбочка. Она не была предназначена для подобных условий. Но для отвлечения внимания сгодилась.

Она полетела вверх и оторвала здоровую ветку дерева, которая упала вниз с громким треском. Однако когда двое посмотрели вверх, один посмотрел в прицел гранатомета.

— Еще один фокус и единственными друзьями тебе будут атомы, на которые тебя разорвет!

— Иди на хрен, физик! Твоими приятелями будут черви, которых ты покормишь собой!

Пока шел обмен любезностями, Мэг успел открыть левую дверь и выйти из машины. Он больше не видел Аспида, но зато заметил Кота. Мозгосос далеко убегать не стал. Бросил батареи у дерева-коралла и подкрадывался к машине культа. Слишком заметный на белом снегу, он неплохо играл в белку на голых ветвях и готовился сократить поголовье членов культа на одного человека.

— День обломов, — прокомментировал Аспид последствия кошачьего прыжка.

Мэг схватился за голову, захрипел и упал в снег, точно так же как упал подстреленный кот.

Аспид услышал подозрительный звук со стороны их машины, но не видел, что произошло с напарником. Также он не видел, как Мэг медленно поднялся и с тяжелым вдохом занял прежнее место за капотом.

— Так это вы те психи, которые украли батареи? — раздался голос культиста. Не того, который переругивался с нагом недавно, другого. Более глубокий и низкий. Так как ответа не последовало, он сделал вывод: — Вы!

— Мы, мы! — наг решил развести противников на еще одну бессмысленную беседу и потянуть время. 

Однако узнав, с кем имеют дело, люди культа решили не церемониться и усеять снег трупами, но достать похитителей вируса:

— Хана вам! — они вылезли из джипа и просто пошли вперед, как самоубийцы на танк. Правда, у самоубийц было внушительное количество зарядов и граната.

Мэг сориентировался первым. Правда, Аспид этому не обрадовался:

— Я тебя ненавижу… — пискнул он, наблюдая, как в его сторону летит змейка и бабочка, и свето-шумовая граната. Все, что оставалось нагу, это прыгнуть вверх, зацепиться за ветку и спрятаться за ее толстым телом. И все равно от взрыва его отнесло вместе с веткой: сперва вверх, затем вниз.

Ошеломленные культисты тоже быстро сориентировались. Они использовали одного из товарищей как щит. Жаль, но щит принадлежал к аббасам, поэтому не получил ран, несовместимых с жизнью – осколки гранаты просто застряли в его каменной коже. Они успешно прорвались до середины пути. Но ни один из них не ожидал нападения сверху.

Дерево, за которое выплюнули заряды их бластеры, не скрывало нага с острым языком, наг уже разрядил в спину одного из культистов бластер. Второй только начал разворачиваться, как был уже мертв. А вот разворота аббаса наг дождался. Стрелять в его шкуру было бессмысленным занятием, зато глаз – отличная мишень для выстрела иглой. 

Мэгу оставалось только выйти из укрытия и поаплодировать хорошо проделанной работе. Если, конечно, убийство укладывалось в слово «хорошо». Врач проигнорировал гневные вопли нага по поводу его выходки со взрывчаткой, он желал найти кота.

— Хочешь похоронить свою зверюгу?

Мэг не ответил. И кота он не нашел. Задумчиво потер подбородок, рассматривая цепочку кошачьих следов от места падения, и легкомысленно пожал плечами.

В это время Аспид направился к коробке, которая торчала из-под снега. В ней лежали спрятанные в батареи ампулы с вирусом. Вот именно что лежаЛИ. Сталкер нагнулся, удивляясь странному оттенку снега около приоткрытой коробки. Рассмотрел ампулу в снегу рядом… из нее текла зеленая жидкость.

Аспид побледнел, отшатнулся и перевел насмерть перепуганный взгляд на приближающегося Неджи, надеясь увидеть его спокойное лицо и услышать успокаивающую речь. Но напоролся на точно такое же бледное и испуганное лицо.

— Твою мать! 

Наг сделал шаг назад и тяжело задышал. Его сердце начало стучать так быстро, что уши ничего больше не слышали, только барабанную дробь паникующего тела. И тело под руку с разумом начали предавать его, выворачивая на изнанку дракона.

— Аспид! — Мэг схватил его за локти и заставил стоять на месте. — Успокойся. Он заметил чешую, заблестевшую в разорванных рукавах и потребовал: — Ты обязан успокоиться! Не превращаясь! Слышишь?

В алых глазах блеснуло узнавание, и змей чуть наклонил голову вправо. Зрачки медленно начали расширяться, а пульс падать. Наконец наг расслабился и едва не свалился на землю от накатившей на него слабости. 

Внезапно все перестало иметь значение: то, что к нему прикасаются, что нашёлся тот, который способен остановить его превращение, мир переставал иметь значение, потому что скоро его – Аспида – в этом мире не станет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *