15. На тонкой нити

Из-за работорговцев и валмонов они углубились на север, и потребовался целый день, чтобы объехать гряду и найти город с вышкой, где они подтвердили слухи о рассаднике валмонов близ Сати. Остальное – не их забота. Возвращаться нарушители покоя подземного города не планировали. Аспид опасался напороться на новых охотников за головами, а Мэг – из-за нежелания огрести неприятностей за убийство шака в доме мастера на все руки.

— Нерк успел что-нибудь узнать? — Аспид не сразу нашел силы для разговора. Его все еще тошнило, но уже не из-за наркотиков, а из-за воспоминаний о липких холодных руках.

— Не было времени, — покачал головой Мэг, — ни слушать его, ни разбираться с батареями дальше.

— Понятно, что ничего с этими батареями не понятно.

— Но все же я кое-что узнал, — перешел к главному Неджи Мэг, поглаживая простившего его кота. Зверь привычно лежал на коленях врача и, казалось, подрос еще немного. — Тем работорговцам информацию о тебе передал курьер от «Культа очищения мира».

Услышав это Аспид ударил по тормозам, уазик заскрипел по снегу и остановился. Мэг сказал спасибо привычке пристегиваться, а все еще зализывающий ушибы кот – своим когтям. 

— Повтори? — попросил наг.

Ему повторили.

— Твою мать!

В мире существовало множество различных культов, сект, религий и прочей чуши, должной утешать небессмертное население сладкой конфеткой посмертия от длительных мучений при жизни. Большинство из этих общин, школ и учений имели смысл и выглядели вполне безобидно. Местами реально помогали не слететь с катушек от творящегося вокруг беспредела, но были и такие, от действий которых волосы на голове шевелились. Например, печально известный Культ очищения мира.

Культ начал свое существование лет шестьсот назад и в нынешнее время воспринимался как городская легенда и страшилка для малолетних. Однако лет сорок назад он начал открыто демонстрировать свою силу и выказывать миру требования. Силы, вернее денег на покупку вооружений, амуниции и прочей террористической атрибутики у них оказалось дофига. Но если бы они были просто террористами, о них бы не говорили с ужасом и шепотом. Подумаешь, мужики пушек накупили и убивают. Да у каждого второго есть пушка, и он тоже может убить. Нет, эти сумасшедшие желали очистить мир. В прямом смысле требование Культа к миру было сделать его чистым и нежилым. И выбирали они для этого не пушки, а более действенные методы.

Например, тридцать лет назад члены Культа очищения мира поймали валмона и смогли провезти его в столицу.

И там отпустили.

Миллионы жертв. Миллионы новых валмонов. Ту эпидемию чудом сумели остановить, добавив на чашу весов еще пару миллионов унесенных жизней. В этот раз от взрыва бомбы, которая не оставила ни от города, ни от валмонов, ни от выживших ни следа.

Двадцать лет назад они взяли на себя ответственность за разжигание войны между государством Эй’ар и Найра, которая ведется до сих пор. Культ очищения мира заменил вакцину от гриппа (гуманитарную помощь Эй’ар, отосланную в Найра) на медленно прогрессирующее, генетически передающееся заболевание, унесшее жизни миллионов человек.

А десять лет назад этот культ пировал на юге. Говорят, именно он ответственен за самоубийство трех миллионов человек. Якобы экспортировал их в Рай кратчайшей дорогой, попутно очищая все грехи в огненной яме. 

 В общей сложности за последние четыре десятка лет на руках этой ублюдочной организации скопилась кровь миллиарда человеческих жизней. Феноменальная цифра, даже если сравнивать ее с катаклизмом, случившимся на заре изменившихся времен. В книгах писали, тот катаклизм унес жизни восьми миллиардов человек за такой же короткий период времени.

Аспид содрогнулся от понимания: эта организация способна достичь того же уровня смертей, ей просто нужно немного больше времени. Неудивительно, что членов культа очищения мира отстреливают с тем же хладнокровием, что и валмонов.

И теперь эти психи охотились за ничем не примечательным падальщиком. Вернее, не совсем за ним.

— Им нужны эти батареи, — задумчиво произнес Аспид. Он взял одну из батарей в руки, ее несколько потрепали последние события: следы царапин хорошо заметны, одна лампочка разбилась, но блокиратор все еще крепко держался в гнезде. — Культ известен своей любовью к биологическому оружию.

— Думаешь, это никакие не батареи? — подхватил мысль Мэг и развил: —Контейнеры?

— Вполне может быть. Конечно, это лишь теория, но уж больно достоверная. Контейнерам и не нужно давать энергию, им должно лишь быть идентичными внешне батареям.

— Другими словами, мы возим с собой биологическое оружие.

Они дружно уставились на термоядерную батарею и переглянулись.

— В таком случае хорошо, что ты врач, — сказанное сталкером было наивным непониманием разницы между профессиями.

— Я врач, а не вирусолог. Исходя из их учений я узнаю, что лечить и как лечить.

— Вот когда надо ты бесполезен.

— Спасибо, уважил, — вздернул бровь врач и на всякий случай все три батареи завернул в одеяло. Мало ли что еще могло приключиться.

— Уважил, — протянул Аспид и закурил. — Проклятье, опять не купил приличных сигарет, да и теплой одежды…, — он выпустил дым в приоткрытое окно и заявил: — Знаешь, наверное, я довезу тебя до Креста, там расстанемся.

— Не помню, чтобы соглашался так рано сходить. Забыл, я с тобой – пока не верну долг за свое спасение, и пока мы не разгадаем тайну, из-за которой пострадала мадам Шанти.

— Ну раз ты не против сдохнуть от новой версии чумы…

Аспид направил машину в сторону угодий Харея – территория ближе к морской границе с Найра, где теплее и весна ранняя, а зима короткая. Он вел на автомате и ловил себя на мысли, что от слов Мэга ему стало заметно легче. Пусть остальные люди вызывают у него море недоверия и даже отвращения, но Мэг не был ему противен. Возможно, причина крылась в его «чистоте». Он был «чистым» от предрассудков, от мира, в котором вырос Аспид, не испорчен и искренне хотел ему… чего?..

На какой-то миг в голове у нага помутнело. Вдруг мадам Шанти ему все рассказала? Вдруг он путешествует с ним из жалости, или обманывает его ради пока непонятных мотивов?

«Нет!» — Аспид отогнал эти мысли. — «Мэг просто хочет вернуть долг. Вот его причина. Другой нет. Он хочет дать равноценное своей спасенной жизни».

Сталкер позволил себе минуту помечтать об иных порывах, заставивших врача следовать за ним, но все они казались ему ложными. И он отмахнулся от них. Слишком долго Аспид держался клятвы, данной самому себе: не сближаться с людьми больше, чем этого требует дело.

— Так куда мы направляемся?

Панибратское «мы» вывело нага из транса, и он задумчиво перечислил сам себе варианты, выбирая самый подходящий:

— В сторону Харея, и, думаю, мы посетим нынешнюю столицу Найра – Зайнар. До нее ехать не меньше недели, и я точно туда не хочу, и скорее всего нас туда не пустят, но там есть вирусологи и даже лаборатории. Если эти батареи действительно контейнеры, и внутри них хреново биологическое оружие, то сдадим властям – и пусть сами с этой проблемой трахаются.

— Ты продал мадам Шанти три из шести батарей, и люди культа забрали их.

— Да, и могут распылить вирус, и мы все умрем. Потому едем в столицу – пусть ученые головы синтезируют лекарство. И, может, в благодарность за наше деяние нам дадут убежище в Зайнаре. Но это уже из разряда неисполнимой мечты.

— Почему?

— Завышенные требования к жителям: не убей, не укради, и даже не дай ближнему в морду во избежание штрафов великих! — пафосно произнес сталкер, добавляя: — А еще имей работу, перспективы, образование и документы. Финиш!

Комментировать услышанное Неджи Мэг не стал, сделал себе еще одну инъекцию антибиотиков, опасаясь заражения после укуса валмона и перебинтовал руку. Рана выглядела уже лучше, заваренный шов больше не краснел и выглядел как старый шрам.

Аспид никогда не хотел быть героем. Его скромные планы ограничивались желанием обогащения и изоляции от мира. Он и сам не заметил, как эти рамки сместились и планы немного изменились. В любом случае он надеялся получить вознаграждение за доставку вируса. Житье в городе наг приплел для красивого словца, даже если бы ему предложили, он бы открестился от такой возможности со всем должным ужасом. Жить в скоплении людей?! Нет, это не для него. А ведь придется терпеть. Чем ближе к столице, тем больше поселений, тем больше в них людей (и те богаче, принципиальнее), и тем больше законов нужно придерживаться.

Стоял вопрос: как избежать нежеланных встреч на пути. За следующий день мимо них проехало два грузовика, один пикап и одна колонна мутных типов с повязанными тряпками лицами – толи религиозные деятели, толи бандиты, толи мирная делегация.

Увидев их, Мэг и Аспид напряглись, но водитель быстро понял, что для бандитов компания была слишком одношерстной (в прямом смысле): все пассажиры были из арахнидов. То, что он принял за повязки удалось рассмотреть при приближении колонны, это были коконы для хранения еды. Арахниды обедали. И вовсе они были не паломниками и не представителями каких-то общин – обычные туристы, которые направлялись в Сати или другой северный город с горячими источниками под землей.

— Кстати об озерах. Ты когда успел ледянок ощипать?

Врач уже некоторое время перетирал высохшие крылышки стрекоз в ступе и от вопроса чуть покраснел.

— Когда тебя похитили, я был на озере, — признался он.

— И не отморозил яйца? Ну, ты даешь, — не понял тона напарника наг, который никаким образом не мог обидеться на то, что кто-то занимался своими делами, когда он попал в очередные неприятности. — А зачем они?

— Из крыльев получается довольно сильный антибиотик. В прошлом, когда в Радиуме вспыхнула эпидемия, лекарство из ледянки помогло спасти тысячу людей.

— Ого! Герой, а пока искал лекарство сотню угробил? — шутя спросил сталкер и осекся, напоровшись на взгляд врача. Понял: он убил не одну сотню. — Знаешь, мне один человек сказал: желающий спасти миллионы, должен убить тысячи.

Мэг хмыкнул, признавая правоту слов, и вернулся к изготовлению порошка, а Аспид – к змеящейся под колесами дороге.

Кот зевнул, встал с коленей хозяина и под общее изумление перетек на колени сталкера.

— Забери свою скотину, — придушенно прошипел наг, испуганный близостью смертельно опасного хищника.

— Кис-кис, — позвал питомца Мэг, но тот и ухом не повел. — Он тебя не съест.

— Угу, он травоядный, я видел. Ест только пустоголовые овощи в человеческой обертке.

Кот не стал засиживаться на тощих коленках, спрятанных под плотными теплыми штанами и пожелал выйти из машины, лапой начал поддевать ручку двери.

Пришлось останавливаться.

— Идите первыми, я машину постерегу, — сказал Аспид и тяжело вздохнул под саркастическим взглядом врача. Такой шанс уехать, бросив попутчиков, ему не дали. — Ладно, в начале иду я и твоя животинка. Стереги машину, кто подъедет и будет задавать вопросы, того «фас» бластером между глаз.

— Мяу, — пошутил врач, прислоняясь к боку машины. Из его рта вырвалось облачко пара. Они уже почти покинули территорию Арканы и снега лежало совсем немного, уже можно было увидеть зеленые стебельки, а деловитые грызуны продолжали утаскивать в норы зерна. Начинало темнеть. Глаза нашли на небосводе первые звезды. — Может пора устроить привал?

— Может, — крикнули ему из-за поросшего волчьей ягодой холма. — Но чуть позже, — голос Аспида звучал чуть дальше. Наг решил отойти за два холма.

Кот вернулся первым и Мэг оставил его как сторожа, направился в противоположную сторону от того места куда ушел сталкер. Его провожал задумчивый взгляд кота: «Странные вы, человеки».

Лагерь разбили по полной программе разыгравшейся паранойи Аспида, которую полностью поддержал Мэг. Так они делали уже который день подряд: ставили растяжку по кругу, пару ловушек, капкан, и сторожили по очереди. Несмотря на недавно пережитое сталкер стал спокойнее спать. Но врач все равно старался держаться от него подальше в такие моменты, дабы не провоцировать утихшие страхи. Подходил лишь раз разбудить, для смены караула.

Их никто не атаковал, джентльмены большой дороги обходили стороной, и все было спокойно до самого Танрая. Аспид однажды сказал: «…я не люблю, когда меня долго не хотят убить, потому что эти желающие накапливаются и объединяются. А затем нападают скопом!». И этого нападения ждали. Как говорят: чего ждешь, того дождешься. Но не ночью, а посреди дня.

— Как же вы задолбали! — зло кричал наг догоняющей их машине.

Это не был бронированный джип и не были люди с гранатометом. Обычный уазик, обычные бластеры, обычное желание отомстить. Это были люди из города Вассал – контрабандисты, чей БМР пострадал во время дележки змеиной шкуры. С ними люди Стаи, а в открытом кузове плескался бассейн слизи – дядюшка Наф-наф.

— Похоже, они не думали нас встретить, ехали по наводке, — предположил Мэг.

Встреча вышла неожиданная. Просто мимо ехал уазик, а когда машины поравнялись, и врач увидел полные изумления глаза людей и вылезшего из бассейна дядюшки, было поздно трубить тревогу.

— Это так смешно, что мне плакать хочется! — наг вывернул руль и съехал с дороги. Снега почти нигде не лежало, зато слякоти по колено. Грязь выплескивалась из луж и орошала мигрирующие кусты репея, какие успевали отползти с дороги торопящихся машин.

Мэга подкидывало на сидении, Кота подкидывало на его коленях, а в кузове – важное и неважное, грязное и чистое перемешивалось в единую массу мусора. Врач посмотрел назад и увидел, что сверток с батареями мигрирует из угла в угол, как и вся начинка кузова.

Послышались выстрелы. Два сгустка плазмы проскользнули совсем рядом с уазиком, следующий ударил в заднее стекло и расплавил его.

— Влево! — приказал врач. Сталкер послушал и следующий сгусток плазмы ушел по касательной, задевая обшивку. — Я попытаюсь подбить им колеса.

Мэг отстегнулся, пролез в кузов, пристроился у окна и начал спускать заряд, метя по колесам преследовавшей их машины.

 Новый бластер, купленный в небольшом селе, был стареньким, но работал исправно. Однако план успехом не увенчался.

— У них щиток!

— Твою инкубаторскую маму! Придумай что-нибудь!

Мэг выглянул с края окна, осмотрел защитное поле и не смог ничего придумать. Затем машину резко повело в сторону и стало не до выдумки. Случилось то, чего так опасался Аспид: он наехал на ежатину. Шина лопнула как воздушный шар, машину подкинуло и скорость упала.

— Хосподи! Ну почему сейчас! — Аспид обернулся: — Выпрыгивай и беги!

И сразу же свернул к густым кустам. Распахнул дверь и прыгнул.

Мэг поторопился за ним, ощутил привычный вес кошачьего тела на плечах и услышал злое «мяу» над ухом. Батареи! Он совсем о них забыл. Что, если уазик взорвется, или преследователи найдут контейнеры и вскроют их, а внутри окажется действительно вирус?! Неджи Мэг дернулся обратно, схватил сверток с батареями и тут машина начала переворачиваться.

Уазик резко повернулся боком, упал в начале на один край, затем на крышу, затем с горки все быстрее и быстрее летел кубарем. Остановился на дне оврага колесами вверх, будто сдавался на милость оставшейся на ходу машине, которая незамедлительно остановилась возле оврага с поверженным противником на дне.

Первыми к перевернутому уазику двинулись люди стаи, как самые отпетые. Остальные остались под прикрытием щита – вдруг в машине бомба, и гиен поджарит до хрустящей корочки. Бомбы в перевернутом уазике не оказалось, как в общем и того, кого наемники искали.

— Нага здесь нет! — доложили Наф-нафу, как организатору облавы, оплатившему все веселье.

— Гадёныш! Слинял-таки! — побулькал слизняк из аквариума. — Гонятся за нагом задача дорогая и непродуктивная. Выловим попозже его, а пока давайте посмотрим, что дорогого вез он.

К машине двинулись остальные люди. Начали выволакивать из уазика вещи и нашли Мэга.

— Ничего себе, да тут «чистый», — услышал врач. — И живой, кажется.

Его наполовину выволокли на свет. В кузове помимо одеял были арматуры, металлические детали, короба топлива – все тяжелое, острое и до крови впивающееся в плоть при ударах.

— Плохо выглядит. Думаешь, за него дадут хорошую цену?

Дышать было больно, правую, уже однажды сломанную ногу, Мэг не чувствовал. В его голове шумело, трещало и гудело, в горле клокотала кровь, находиться в сознании было решительно невозможно, но он держался. Рядом завозился мозгосос. Он тоже пострадал и ничем не мог помочь. Из последних сил Мэг здоровой ногой протолкнул черный комок под опрокинутое сиденье.

— Валмон с ним, — дядюшка Наф-наф вытянул ложноножки из бассейна и указал на перевернутый уазик: — Найдите батареи. За них нам заплатят крупной монетой и работать вам более не придется.

Это убедило контрабандистов, им главное прибыль получить. А люди стаи остались недовольны.

— К черту батареи, к черту чистого, где наг! Нам нужен этот ублюдок! Он должен поплатиться за нанесенное нам оскорбление!

Мэг приоткрыл глаза и увидел солнце в зените, и возвышавшихся над ним людей. Их лица то становились четче, то размывались. Слизень казался куском грязного желе, забродившего в кузове авто. Солнце делало его блестящим сгустком, отвратительным на вид.

— Раз к черту, то мы его забираем – найдем, куда применить!

Низкий, по сравнению с остальными, жаб посмотрел на «чистого» и скомандовал своим людям забрать врача с собой:

— Не пригодится живым – так повесим как украшение, — заквакал он. — Допрыгался, парень.

Остальные продолжали обыск перевернутого уазика в поисках термоядерных батарей, которые нашли, развернув одеяло. Три прямоугольника с блокираторами подскочили на ткани и упали в траву.

Люди замерли, сдерживая позывы бежать без оглядки.

— Идиот!

Послышался звук удара и Мэг чуть повернул голову, наблюдая как контрабандисты поднимают с травы батареи. Он напрягся и попытался предупредить о возможном вирусе внутри них, но из его рта вырвался лишь хрип, алая пена украсила правую сторону губ. Неджи Мэг видел, как мир размывается все сильнее, как реальность собирается уйти под руку с его сознанием.

Перед тем, как контрабандисты подняли «чистого» и перенесли в кузов своей машины, перед тем, как он потерял сознание, Мэг подумал, что не имеет права исчезнуть из мира сегодня.

— Остальное мусор! Погнали отсюда!

Аспид бежал сломя голову. Ветки кустов рвали одержу, царапали кожу и будто пытались удержать и развернуть. Сказать треском ломающихся веток о чем-то важном. Схватили, роняя в нору крысохвата. Сталкер упал, разодрал штанину на коленке. Потратил драгоценную секунду, вынимая из норы ногу, поднялся и продолжил бежать до самого леса. Остановился отдышаться, только добежав до деревьев. Там спрятался за раздвоенным стволом загнивающего гриба.

— Оторвались. Мэг, мы оторвались… Мэг?

Напарника рядом не было.

Сталкер оглянулся. Через поле тянулась лишь одна колея притоптанной травы. Высунул язык, прислушался к ощущениям и понял: Неджи Мэг не бежал следом. Когда он потерялся? По пути? Почему? Его ранили, убили? Или он не выпрыгнул из машины?

Наг ударил кулаком по дереву и зашипел от боли. 

Разве не этого он хотел? Вновь один, вновь сам с собой, так же, как несколько месяцев назад ни с кем рядом и ни к кому близко. Тогда почему так гадко на душе? Почему он ни разу не оглянулся, но был уверен, что настырно преследующий его напарник будет рядом?

Аспид машинально бил дерево кулаком задавая эти вопросы себе, пока боль не отрезвила и не заставила принять решение.

— Я об этом пожалею, — наг шел обратно. Медленно, бесшумно, и непрерывно ощупывая воздух змеиным языком. Не напрямик, а по кругу, по жесткой плетучке в тени мигрирующего репья. Как змея бесшумно приближался к низине с перевернутым уазиком. Сжал зубы, тихо шипя. Даже издалека, с пригорка, хорошо видно: мародёры погуляли.

Уазик лежал перевернутой тушей с вывалившимися потрохами вещей: на земле валялись одеяла, мусор, металлолом и большой черный кот. Издалека мозгосос, будто отпочковавшееся от дохлой массы чудовище, казалось пульсировал – на деле куда-то полз.

«Раз его еще никто не прихлопнул», — сделал вывод наг, — «то там никого нет!»

Он тихо заскользил по насыпи вниз и бесшумно прокрался к машине. Никого не было. Ни Мэга, ни преследователей. Беглый осмотр уазика ничего не дал, разве что глаз зацепился за медицинский чемодан, застрявший между сиденьями.

— Эй, кошак, где твой хозяин? — спросил Аспид у уползающего животного. В ответ тот тихо зашипел и замер, отдыхая перед преодолением следующего метра. — Хреновый ответ, не находишь?

Наг дернул кота за хвост и получил вторым по лбу. Попробовал его поднять, и руку украсило ожерелье из царапин.

— Козел! И плевать, что мяучишь! — Аспид зализал рану, зашипел и взял в руки одеяло. Накинул на кота и взял за концы завязав получившейся мешок. — Сиди тут. Может, ручной мозгосос чего и будет стоить.

Долгий, громкий кошачий мат был ему ответом. Но Аспид не слушал, он припал к земле, касаясь ее языком, будто слизывал капельки росы. Узнавал, куда ушли от уазика люди. Оказалось, не очень далеко: всего два холма прошли, перед тем как их перехватили. Вибрация земли буквально кричала о вооруженном столкновении.

К зиме высокий барвинок пожелтел и согнулся пополам под тяжестью семенной коробки, образовав густую заросль переплетенных стеблей. В них легко было спрятаться, и никто тебя не увидит с дороги, где происходило очередное убийство, так привычное этому миру.

Культ очищения мира не собирался платить обещанные сто шеклей. Их методы были практичными и жесткими: нанять психов, соблазнить безнаказанностью, накачать наркотиками и дать приказ.

Первое, что бросилось в глаза – это уже знакомый, местами помятый, бронированный джип. Только потом сталкер обратил внимание на божественную справедливость – машина Наф-нафа лежала перевернутой и выпотрошенной, точно также как и загнанный в овраг уазик. Рядом с ней валялся аквариум и из него растекалась жижа, бывшая ранее одной из копий слизняка. Чуть поодаль человеческие тела, все с прожжёнными плазмой дырами. Кроме одного…

Неджи и без всяких дыр выглядел весьма паршиво. Лицо в крови, клякса волос спуталась в мочалку, руки связаны за спиной, ноги свободны, но одна сломана. Аспид решил бы, что «чистый» мертв, если бы не мутный тип, который тряс его за грудки и задавал вопросы: кто он, почему участвовал в похищении батарей, где главный виновник и «ты ответишь за потраченное нами время, выродок». Все тыкал дулом врачу под ребра.

Аспид ждал, чем закончится допрос: разрядом бластера или Мэга оставят в покое. Он не мог сказать, какой вариант удовлетворил бы его больше. Вероятно, первый. Умри «чистый» – и нагу не придется рисковать головой ради успокоения совести. Угрожающий Мэгу человек ударил его ручкой бластера, от чего Мэг потерял сознание, но не убил. Оттащил ближе к джипу. Врача из «чистых» собирались взять с собой, как и лежащие возле него батареи: три на одеяле и еще три в закрытом контейнере.

Поджав губы, наг продолжил наблюдать и слушать. Люди из Культа очищения мира не заботились заметанием следов, они мародёрствовали, смоля косяками, и бодро обсуждали, как их похвалят за возвращение батарей. Упоминали некого Келли, который, по их словам, будет рад их работе. Лишь один брак сохранял напряжение, он стоял у открытого капота джипа и копался в его движке. Оказывается, без боя люди Наф-нафа не сдались и успели причинить бронированному зверю значительный вред – машина нуждалась в ремонте. Однако это было не единственное, что беспокоило механика:

 — Говорю вам, «чистого» лучше прикопать. Келли может разозлиться, что мы поломали его брата.

— В каком смысле брата?

— В смысле похожи они, как редька и редис.

— Ну так оба «чистые», почему им не быть похожими. Может, из одной линейки. Короче, забей. На месте разберемся.

— Не скоро разберемся, мне еще часов шесть с движком возиться. Так что отвали.

Аспид наблюдал еще некоторое время, отмечая детали: в джипе множество различных пушек, человек шесть, Мэг – не боевая единица. Лучшим выходом, по его разумению, было развернуться и уйти. Да, очень жаль Неджи Мэга, который неоднократно рисковал своей жизнью ради него, недавно спас от работорговцев и валмонов, но выйти к психам Культа и сдохнуть – не есть ему благодарность.

Наг бесшумно отполз за холм и пошел обратно. Джип с поломанным движком и перевернутый уазик были в десяти километрах друг от друга. Приличное расстояние, в меру безопасное – можно починить уазик, если это реально, конечно. А что потом? Ждать, пока психи из культа распылят заразу, и надеяться попасть в три процента выживания?

Этот вариант Аспиду не понравился. Да, мир вдруг станет малолюдным и в нем будет гораздо меньше тех, кто захочет причинить ему зло, но… это будет уже не его мир.

В голову сталкера забрела мысль, что он все же может помочь Мэгу и продолжить с ним безумный квест транспортировки батарей в столицу.

Мешок с котом успел отползти от машины аж на сто метров.

— Я восхищаюсь твоим упорством, — сталкер взял одеяло и понес его обратно к машине, — но побереги силы, они понадобятся, когда мы пойдем выручать Мэга. — мешок резко перестал шипеть. — А чему ты удивляешься? Я дрянь, но дрянь порядочная и не могу кинуть этого добросердечного идиота. Не после нашей гонки от мутировавших работорговцев. Я его спасу… а затем со всей жестокостью убью! Чтобы неповадно было лишние проблемы создавать!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *