12.  Иллюзия покоя

Иногда, когда у Мэга не было пациентов, а ночное светило оголяло свое круглое белое тело, он хотел уйти из борделя. Иррациональное, пугающее желание. Не важно, куда, не важна причина, просто – жажда видеть, как пейзаж меняется перед глазами, чувствовать, как старое остается позади, а впереди открывается новое, ощущать уколы первых холодов и знать, что ты можешь идти бесконечно долго и видеть бесконечно много изменений. Но проходило время, дни становились холодней и первые снега укрывали привычные взору картины, люди меняли одежду и шкуры, сменялись и диагнозы пациентов, и желание перемен окукливалось под теплым одеялом.

Он вспомнил о том ощущении, когда первые капли упали на лобовое стекло.

Три часа лил дождь. Барабанил ритм по кузову уазика, будто протестанты ладонями в попытках вытравить пассажиров наружу. Скорость пришлось сбросить, дорогу начало размывать. Съехали на поле, поросшее плетучкой, надеясь не попутать ее с ежатиной. Печка покончила с собой, подражая Шекспировским персонажам, обидевшись на жестокое расставание с радио. Их трагедию поддержал двигатель, который вдруг начал кашлять и заглох. Пришлось ждать окончания дождя, изучая из окон плотную завесу, за которой мало что было видно.

— Холодно, — пожаловался врач, плотнее закрывая полы куртки. Ему было жаль своего пальто, которое канула в лета в стычке с контрабандистами. Куртка из разрушенной эпидемией деревни грела плохо.

— А ты думал. Мы углубляемся на север, там уже почти зима. Это все из-за ледяных озер, даже дышать там больно. Надеюсь, придурки с гранатометом знают о суровом климате Арканы[1], и даже не предположат, что мы направляемся туда, — Аспид чуть усмехнулся. — Да не трясись ты, цветочек парниковый, доедем до Сати, там купим теплую одежду.

— У тебя есть деньги? — Мэг вспомнил, как сталкер убивался по затратам на консервы.

— У меня есть вложения. Двуногое и дорогое, — Аспид подмигнул и улыбнулся, только затем поясняя: — Простуду, надеюсь, вылечить сможешь у десятка аборигенов.

Менее сонный Аспид был веселее обычного. Он меньше нервничал и даже начал подшучивать над Мэгом, вызывая у того состояние недоумения. В каждой шутке врач ощущал затаившуюся угрозу, как, например, в этой видел: если не заработаешь на теплую одежду, я тебя самого продам. И эти слова были бы больше в духе сталкера, чем шутка с намеком. Впрочем, Мэг не мог не отметить, что повеселевший Аспид нравился ему больше и внушал меньше опасений на совершение необдуманных поступков.

Главное, он начал рассчитывать на него, а не пытался отбрыкаться – чем не шаг вперед.

Однако последние ночи до этого дня стали тяжелым испытанием для обоих путешественников.

Наг с трудом засыпал, даже принимая снотворное, и весь сон сводился к метаниям, крикам, попыткам очнуться от кошмара. Задать вопрос, что снится человеку, бросающемуся в огонь приключений без страха сгореть, врач не решался.

Первые два дня врач принимал попытки успокоить, растолкать, но каждое прикосновение било током по Аспиду, и он просыпался с единственным желанием – убить. И Мэг прекратил вмешиваться. Просто отдал нагу флакон с успокоительным: три капли перед сном. Это немного помогло. Однако оба понимали: такие меры – не решение проблем.

После каждой ночи Неджи Мэг думал, что совершил ошибку, отправившись в путь со сталкером. Он рисковал собой и теребил раны нага одним своим присутствием. Возможно, ему следовало уйти и найти свою дорогу, а не делить чужую. В мыслях его путь представлялся тысячами тропинок за горизонт, а он упорно босиком шел по самой неухоженной, поросшей крапивой и усыпанной осколками стекла тропке.

Желая выбраться из закоулков мыслей, Неджи спросил:

— До Сати нигде не будем останавливаться? — и критично изучил россыпь поселений на их пути. В них можно было отдохнуть с удобствами, помыться и поесть нормальной еды. Отремонтировать машину, в конце концов. Невольно его взгляд зацепился за белое пятно – зона «чистых». А вокруг никого. Люди не селились поблизости от скорлуп, обходя, объезжая их пятой дорогой.

— Нет. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Кто его знает, кто эти психи. Может, у них связи по всем городам и люди по деревням. Так что до Сати никаких остановок.

— А в Сати какие у тебя дела?

— Там живет один мой знакомый, маньяк-механик. Хочу что бы он протестировал батареи. К тому же, Сати - туристический город севера. Там можно неплохо сбыть мелочевку из чумной деревни. И купить недорого теплые вещи. Плюс разживемся информацией о преследователях. А от Сати до Арканы всего ничего пути.

Как только дождь закончился, сталкер потратил три часа на ремонт, и уазик был вновь готов везти их вперед.

На третий день пути вид разительно изменился. Почти все вокруг представляло собой поле плетучки вперемешку со мхами. Иногда из жёстких переплетений травы вверх поднимались хищные лианы, трепетали на ветру, мерзли и всасывались в нору, чтобы вылезти вновь через пару минут и посмотреть: до кого можно дотянуться, кем можно поживиться. Если Аспид успевал их заметить – объезжал. Если не замечал, то ругался и вылезал наружу отматывать тупое растение от шин или оси. Попадались и животные – странные двугорбые мохнатые островки, меланхолично жующие проволочные ветки плетучки. К ним даже кот не захотел подходить.

Деревья исчезли с обзора почти полностью. Попадались лишь чудаковатые сухопутные кораллы, росшие в пустом поле кривыми рогатинами. Да хвойные гиганты с шевелящимися иглами паразитов. А ещё причудливые грибы-деревья с поднятыми выгнутыми зонтиками шляпок. У них сталкер останавливался, забирался наверх и, находя один полный, подрубал шляпку, наполняя бутылки водой. С пищей было легче. Благодаря коту, который преимущественно ел лишь мозг, не нужно было экономить консервы.

 Путешествие неожиданно стало скучным. И эта скука нервировала нага, в то время как Мэг гладил кота и наслаждался. Он нашел себе развлечение в освоении карты и обозначений на ней.

— Аспид, почему на карте эта область выделена красным цветом?

Водитель отвлекся от однообразной дороги и посмотрел в карту.

— Пять лет назад здесь нашли логово валмонов. Их конечно перебили. Но просили быть бдительными.

Мэг валмонов как распространенное ругательство и не думал, что такие звери реально существуют. Однако прежде, чем он попросил рассказать о них, машина вновь кашлянула и остановилась.

— Да что б тебя! — сталкер зло ударил непокорный транспорт по приборной доске, вылез и вновь полез под капот чинить. Однако в этот раз, провозившись часть дня, ночь и утро, Аспиду пришлось признать поражение. Уазику требовалась профессиональная помощь ремонтника и замена некоторых деталей, которых в кузове не было.

— У, дьявол! Ладно, Мэг, какой городок ближе всего?

— Лагаз.

— Два дъявола! Почему именно он?

Мэг не ответил, опознав риторический вопрос. Не понял причину, по которой въезд в Лагаз вызывал у нага гримасу обреченности.

Машину пришлось толкать вручную. Люди толкали, кот сидел на крыше и наслаждался солнечной ванной. К счастью город находился всего-навсего в десяти километрах от дороги, и взмокшие не смотря на холод путники вскоре дотолкали машину до первых домов.   

Лагаз оказался совсем маленьким городком, едва ли не деревней. В отличие от Радиума, у него не было сельской зоны, хотя одно строение выглядело как протеиновая ферма. Посередине города стояла вышка, а в правой части ветровой генератор. Остальное – жилые дома, бар и магазины.

Вот только Аспид при взгляде на улицы и магазины кривился, будто нюхал падаль. И причинами своего поведения он не собирался делиться. Указал на гараж, куда метнулся для переговоров, и вскоре машина уже стояла внутри, а вокруг нее суетился отчего-то бледный юнец. Он все время посматривал на нага со смесью недоверия и страха.

— Иди в город, подзаработай, — сказал Аспид, надевая на лицо повязку из грубой ткани, от чего стал похож на вора из книжки: повязка на лицо, бандана на голове и куртка в металлических заклёпках. — А я ремонтника посторожу, чтобы не открутили ничего лишнего.

Врач кивнул, забрал свой медицинский чемоданчик, кот улегся ему на плечи.

— Купим теплую одежду здесь?

— Рехнулся? Это деревня чистой воды, в три раза дешевле возьмут в десять раз дороже продадут. Все, иди, не мешай дурью маяться.

Пока Мэг жил под защитой борделя «Песнь Барда», он узнал много способов подработать в городе. Правда, он никогда не был в таких маленьких городках. Он вообще никогда не покидал Радиума за два года. Но полагал, что мироустройство в больших и малых городах одинаково, а значит, искать информацию можно в одном и том же месте.

Бар – неустанный корреспондент, он собирал в себе все новости дня, а то и года. В баре люди охотно делились накопленными историями за скромную плату в виде дурманящего пойла. В Вассале было также, даже если бы он вошел и не обнаружил ринга, все равно мог получить нужные сведения.

Бар города Лагаз не имел названия. А какой смыл в названии, когда в городе он один? Достаточно сказать «Я в баре» или «Встретимся в баре» – и тебя не потеряют.

Мэг вошел в полупустое заведение и мгновенно стал центром всеобщего внимания. К этому он привык, все-таки он сильно отличался от всех известных людских видов, как и каждый из них отличался друг от друга. Но «чистых» было мало, и это рождало нездоровый интерес. На него смотрели будто хотели спросить: «Неужели мы произошли от таких как ты?»

Еще одна причина, по которой Мэг был благодарен Аспиду. Если бы в тот день сталкер не нашел его, то он, скорее всего, умер бы. Его бы съели звери. А может, он выжил бы и попал к другим людям, и те с радостью продали бы его, но в менее хорошие руки. Он мог стать чьей-то игрушкой для секса, предметом искусства на двух ногах, органами в банках. Если бы ему повезло, он работал бы врачом, но на цепи. У него не было бы свободы выбора, какая есть сейчас. Не было бы уверенности, с которой он шел к стойке бара и его голос не звучал бы гордо.

— Я врач. Если кому-то нужна моя помощь, то я ее окажу. Но не бесплатно.

В тишине бара его слова услышали все немногочисленные посетители. И сразу же к нему выстроилась очередь. Кто со старыми переломами, кто с гематомами и простудами, больными зубами, царапинами, к одному пришлось идти на дом – третий день не вставал.

Мэга всегда поражала врачебная востребованность. Если подумать: инструменты не так дороги, а научиться не так сложно. Однако все места, в которых люди могли получить образование, были в крупных городах – таких же недоступных, как зоны «чистых». Путь туда лежал лишь избранным, состоятельным граждан. И там дефицита врачей не было.

Об этом думал Неджи Мэг, пока очередь не иссякла. Из дома последнего больного он вышел ближе к закату. Впрочем, осенью солнце уходило с небосклона прежде срока, и часы показывали шесть дня – слишком рано для сна. Однако Мэг решил лечь пораньше. В пути он в лучшем случае дремал, хотя уже не боялся «случайно потеряться».

Заглянул в гараж и увидел болтающего ногами Аспида в повязке на лице и продолжающего копошиться в двигателе механика.

— Я хочу лечь пораньше, — заявил Мэг сталкеру.

— А? Ну иди в гостиницу, — махнул рукой тот. — Я переночую в машине, а то знаю я лихих угонщиков. 

— Собрался бросить меня здесь?

— Ага, бросить машину, удрать на своих двоих и надорваться в пути с поклажей – отличный план. Механик уйдет домой через четыре часа, по утру вернется и еще столько же будет возиться под капотом. Короче, мы застряли. Пшел вон, иди гулять, потискай девок или пусть потискают тебя, — пока говорил, Аспид становился все мрачнее. — Короче, сегодня я без таблеток нервный и сожру любого, кто помешает мне выспаться!

Механик услышал это, выронил инструменты и дал деру из гаража. Далеко не убежал, ему в голову прилетела металлическая деталь, и он упал без сознания.

— У-у-у! Гадство! Ну, что смотришь? Иди давай. Но чур, не болтай, что ты с нагом приехал. И имя мое не называй.

— Ты создал в этом городе проблемы? — понял Мэг.

— Да, типа того. Так что держи язык за зубами.            

Кот шикнул на махающего руками нага, но не счел его слова ложью и угрозу жизни хозяину не нашел, потому продолжил изображать воротник.

Неджи Мэг оставил сталкера в гараже и вышел на свежий воздух. Редкие прохожие бросали удивленные взгляды на гостя Лагаза. Они специально вышли из домов, желая рассмотреть «чистого» и сравнить с собой.

Гостиница была одна. Да и в той всего четыре комнаты – зачем маленькому городку больше? Молоденькая шака – пушистая и глазастая – дала ему ключ от самого чистого номера и поинтересовалась, не желает ли он девушку на ночь. Мэг отрицательно помотал головой, на что настойчивая шака предложила уже себя. И Мэг еще более настойчиво помотал головой, огорчая хозяйку гостиницы.

Долго в номере он не пробыл. Принял ванную, вымыл вопящего против этой процедуры кота и сел обтирать его полотенцем. Взгляд был направлен через стекло на единственную площадь городка. На ней никто ничего не продавал, не было лавок и нищих. Лишь один пьяница валялся у столба. Прочие люди разошлись, но не по домам. В окнах бара наблюдалось оживленное копошение. Обсуждали врача.

Иррациональное желание присутствия охватило Мэга. И он встал. Кот сразу же прыгнул ему на плечи недовольный, что он мокрый и волосы человека тоже. Куртка с капюшоном прикрыла голову и кота от ветра, но не от холода. Напоминая о необходимости покупки зимней одежды.

Как Мэг и предполагал, в баре было людно, и главной темой обсуждения служил он сам. Поэтому, когда Неджи Мэг вошел, все резко замолчали, судорожно ища иные темы для беседы, гости заведения начинали нести своим друзьям различную чепуху об урожае, детях и девках.

— Что вам налить? — спросил бармен с уважением.

— Молока, — сделал заказ Мэг и сел за стойку.

За ним наблюдали, не скрывая любопытства. Но держали себя в руках и не выглядели агрессивными. Лагаз был не только маленьким, но и очень мирным городом. Врач задавался вопросом, пока ждал заказ, почему Аспид не захотел немного пробыть в этой мирной обстановке?

Молоко принесли, и Мэг отставил от себя стакан в сторону. С его плеч, на стойку бара, прыгнул мозгосос. Люди шарахнулись в разные стороны от стойки, самые пугливые бежали прочь, даже бармен вскрикнул и прижался спиной к полкам. Но ручной зверь не заинтересовался никем из людей, опустил присоску в стакан с белой жидкостью и прищурил глаза от удовольствия.

— И сока, пожалуйста, — сделал еще один заказ врач, не обращая внимания на общий испуг.

— Может, хотите поесть? Мозгов, например, — то ли намекнул, то ли пошутил бармен, с опаской ставя на стол стакан с оранжевой густой жижей, куда сразу же сунулась присоска кота. Мозгосос вздыбил шерсть от отвращения (фу, овощной сок!) и вернулся к молоку.

Мэг заказал шмат мяса буйволицы и овощей к нему. На самом деле пережёвывание мяса давалось ему с трудом. Волокна застревали в зубах, вязли в глотке и требовали неустанного запивания. Если бы не высокая пищевая ценность мяса, он бы от него отказался. Мэг не знал – его личный ли это дефект, или проблема всех «чистых». За время проживания в Радиуме он ни разу не видел выходцев из инкубатора или из скорлуп. Ему не у кого было спросить. В борделе повар готовил ему мясо отдельно – тушил мелко нарезанные куски или предварительно мариновал их. Но здесь не было знакомого повара и пришлось нарезать мясо кусочками и долго каждый жевать.

Постепенно люди успокоились. К нему начали подходить с мелкими просьбами и советами, некоторые просто поболтать. Один Шак (Мэг заметил, что в городе больше всего мохнатых жителей) подсел справа. Слева побоялся, там нежился черный кот.

— А вы откуда? — спросил он ненавязчиво.

Неджи понимал, человек желает узнать его историю попадания во внешний мир, но не был настроен на откровения. Потому ответил так:

— Из Радиума.

Шак не дождался продолжения и спросил уже более навязчиво:

— Я имел в виду, из какого вы города. Ну, «чистого» города. 

Мэг покосился на мохнатого человека и ответил все тем же равнодушным недружелюбным голосом:

— Я не жил в городе «чистых».

— Ого! — шак игнорировал холодный тон врача и продолжал приставать к нему: — Так вы родились здесь! Какая редкость.

Мэг вовсе не собирался лгать о своем происхождении, он просто не желал о нем говорить. Но то был не первый раз, когда человек сам делал неверные выводы, а врач не собирался их менять.

— Не большая редкость, чем теплокровные наги, — сказал Мэг вспомнив, что так и не нашел в справочниках редкий вид, к которому относится Аспид. Если что с ним случится, он не был уверен, что знает, как его лечить. Ведь даже между очень близкими видами наг иногда имелись колоссальные различия. Например, наги острова Сахары на вид выглядели пришельцами с других миров. Мало-того что были покрыты чешуей как ящеры, так и расположение органов у них было иное, как и их количество. А наги с экватора могли похвастаться хвостом вместо ног. Однако упоминание о них, не испугало бы так человека.

Услышав фразу про теплокровных наг, собеседник, наконец, заткнулся. Все в Баре замолчали. Наступила полная тишина. Не стучали бокалы по столам, не скреблись вилками в тарелках, не переговаривались.

Мэг поднял взгляд от блюда и посмотрел на навязчивого собеседника – бледного, даже, казалось, посиневшего.

— Теплокровные наги? Ты о драконах? Ты… это… видел где-то рядом?

— Нет, — Мэг соврал. Они никогда раньше не врал, но теперь вдруг почувствовал, что, скажи он правду – и произойдет неминуемое горе.

— Ух, испугал. Ты если такого увидишь, держись подальше. Кто его знает, в какой момент их переклинит.

— Почему их должно клинить?

— Ты, правда, что ли, не знаешь? Как наги становятся драконами? Они же все на голову ударенные!

Мэг прикусил язык и не дал вопросу сорваться с губ. Внутри все похолодело, он вдруг осознал, что если узнает эту историю, то уже не сможет смотреть на Аспида как раньше. Это было нечто такое, что Аспид должен был рассказать ему сам.

— Простите, мне пора, — сказал врач, подхватил на руки кота и ушел, не доев мясо.

В отличие от сталкера, который, наконец, получил вожделенное уединение, Мэг спал плохо. Он узнал, как называется вид теплокровных наг, которых нет в справочниках, но это знание не принесло ему облегчения:

— Дракон, значит.

Так и не заснув, врач достал из кармана куртки справочник по видовым отличиям. Драконов в нем не было. Он просмотрел все расы, хоть немного похожие на наг, опять же – ни одного упоминания о драконах не нашел.

«Ты, правда, что ли не знаешь? Как наги становятся драконами? Они же все на голову ударенные!» — вспомнил Мэг слова шака.

— Как наги становятся драконами? — он уцепился за эту фразу и перечитал раздел про наг. Ни одного упоминания про внутривидовые мутации, могшие привести к таким радикальным изменения физиологии, чтобы хладнокровное существо вдруг стало теплокровным.

— Мяу!!! — кот неожиданно прыгнул с настенной полки и ободрал человеку руку.

— Больно же! Кот! — разозлился Мэг, повернулся к коту, который смотрел в сторону окна. Мэг увидел, как небо за стеклом светлеет. — Понял тебя, ложусь спать.

Утро началось чрезмерно рано. Неджи показалось, он едва головой подушки коснулся, как в дверь забарабанили. Не успел проснуться, как оказался слева от двери спиной к стене, в правой руке скальпель, в левой бластер.

Впрочем, кот и ухом не повел – значит, угрозы нет.

— Нам нужен врач!

— Проклятые рефлексы, — зевнул Мэг и отпер замок.

— Простите, у нас небольшой конфликт случился. Ну, знаете, бывает. Наш торговец повздорил с клиентом. Ну и сломал ему руку. Не могли бы вы посмотреть? Выглядит жутко.

Мэг упокоил в сознании остатки сна, взял чемодан, и кликнул кота.

— Надеюсь, у горе-клиента есть деньги.

Клиентом оказался сиф. На одной из двух его голов виднелась шишка, на второй фингал под глазом. Ничего страшного, а перелом лишь выглядел пугающим. Полчаса работы, не более. Однако Неджи Мэг испугался. Но не двухголового сифа и не его ран, а торговца, которым был дядюшка Наф-наф. Слизень возлежал в жестяном бассейне с жижей и всасывал в себя червей.

— Деньги вперед, пожалуйста, — Мэг попытался вести себя как ни в чем не бывало, кота успокаивающе погладил, прося не вмешиваться.

— Приятно видеть делового человека, — отозвался торговец. — Платить будет хозяин руки, которую вы будете чинить. А не заплатит – можете отрезать от него кусок равной цены.

Сиф закивал обоими головами в разнобой и здоровой рукой выгреб из кармана кучку брасов.  Мэг деловито сгреб все в карман и раскрыл чемодан.

На лечение Дядюшка смотрел с наслаждением, как за особо изощрённой пыткой. А когда врач закончил, он разочарованно вздохнул. Пациент бросился прочь, придерживая зафиксированную руку.

— До свиданья, — попрощался Мэг и собрался покинуть магазин. Он не понял, узнал ли его Наф-наф, и вообще, тот ли это слизняк или просто очень на него похожий.

— Может, вы хотите что-то купить? — остановил его слизень одной из ложноножек.

Мэг сделал вид что задумался. Осмотрелся.

В магазине Лагаза было уютно, в отличие от помойки Наф-нафа в Радиуме. Рядами на полках лежали вещи, на вешалках висели одежды. В углу стояли белковые брикеты. Со стен на покупателей смотрели лица с картин.

Внимание привлекло теплое пальто с мехом внутрь.

— О! Глаз-алмаз, это дубленка из черного медведя. Редкая и дорогая вещица.

Дубленка не выглядела дорого и не была черной. Зато отличалась невзрачностью, отлично согревала и в ней не водились блохи.

— Сколько?

— Два шекля.

Даже невозмутимость Мэга нашла предел. Его лицо вытянулось от удивления. Все как говорил Аспид. Цена была не в два и не в три раза больше. В десять, как минимум. Но спорить врач не стал, как и торговаться. Молча выложил на прилавок две пластинки, взял пальто и ушел. Не в номер, а сразу к Аспиду.

В гараже положение дел не сильно изменилось. Наг лежал на крыше как на шезлонге, жевал незажжённую сигарету и ждал окончания ремонта уазика. Юноша механик спозаранку начал возиться в двигателе. Хотя, возможно, Аспид его просто не выпускал наружу и заставил работать всю ночь. Боялся, что юнец разнесет весть о приезде теплокровного нага.  

— Аспид, отойдем на минутку, — без пожелания доброго утра позвал Мэг. Доброе оно или нет, предстояло выяснить.

Увидав попутчика, наг скривился. Пока Мэга не было, Аспид успел навоображать кучу вариантов, при которых «чистый» от него отстанет. Среди всех смертельных затесались даже хорошие, в виде вспыхнувшей страсти к некой мохнатой особе. Дом, детишки и никаких приставаний к нему, любимому.

— Здесь Наф-наф.

Или шкурка его любимого прибита гвоздями к стене, при живом хозяине.

— И он тебя видел?

— И узнал.

Мэг рассказал о покупке слишком дорогого пальто.

— Так, понятно, — Аспид чуть расслабился. — Он не будет портить свою репутацию в городе. Те деньги были откупными за наше спокойное пребывание в Лагазе. А вот когда мы закончим с делами и покинем город, у слизняка развяжутся руки.

— И скоро мы закончим с делами? — Мэг смотрел на уазик.

— Очень скоро. Механик работал всю ночь, бедняжка.

Бедняжка с черными кругами под глазами бросил взгляд ужаса на Аспида и закопошился в машине активнее.

Какое-то мгновение Неджи хотел спросить у Аспида о драконах, но подавил порыв любопытства и задал иной вопрос:

— Что он сделает, когда мы покинем территорию города?

— Неправильный вопрос, — наг укусил себя за губу. — Правильный: что он делает прямо сейчас?

Уазик завелся через час. Механик сразу же метнулся к выходу из гаража, за что получил еще одной деталью по голове и вновь потерял сознание.

— И все-таки, что такого ты сделал в этом городе?

— Покуролесил, — оскалил ядовитые клыки Аспид и попытался уехать в одиночку. Мэг чудом успел уцепиться за край двери и подтянул тело к сиденью до того, как дверь прихлопнула его пальцы, а кот так и поехал на крыше уазика, пока хозяин не протянул руку и не втянул в салон зло вопящую сирену.

— Мы вроде договорились узнать тайну батарей вместе? — укорил водителя Мэг.

— Тебе показалось, — сквозь зубы прошипел наг. — А теперь держись. Будем надеяться, слизняк не позовет ребят с гранатометом. А то тайна взлетит на воздух вместе с нами!

 Город они покинули без проблем, выбирали минуты три какой дорогой ехать (их было пять) и двинулись в путь, надеясь миновать возможную заставу недоброжелателей. Через час Аспид резко нажал на тормоза. Он спросил:

— Знаешь, почему я не люблю, когда меня долго не хотят убить? Спроси: почему.

— Почему? — покорно спросил Неджи Мэг.

— Потому что эти желающие накапливаются и объединяются. А затем нападают скопом, — он вынул бластер, проверил заряд, и положил его на колени.

Вопреки его словам на них никто не напал. Ни через минуту, ни через десять. Они успели покинуть территорию города Лагаз и даже земли Креста, по которым ехали все это время. Въехали на земли Танрай. Все тихо. Но наг продолжил напряженно сидеть за рулем ожидающий приказа машины и высматривать врага.

Мэг мог подумать, что все дело в паранойе сталкера, но он видел, как напрягся кот. Слышал злое шипение и ощущал острые когти, в возбуждении впивающиеся ему в ногу. Определённо, враг не был соткан из воображения нага, а имел плоть и был где-то поблизости. Однако с нападением медлил.

— Ты кого-то видишь?

— Нет.

— Тогда откуда знаешь, будто нас ждут здесь?

— Присмотрись к дороге.

Врач не стал отвлекать водителя от высматривания цели для выстрела и присмотрелся к серой массе притоптанного мха, из которого состояла местная траса. Отрезок, который можно было рассмотреть через лобовое стекло, не казался отличным от тех, которые они уже проехали. Однако Аспид что-то заметил, чего Мэг с его великолепным зрением увидеть не мог.

— Правее посмотри, — указал сталкер.

И тут Неджи заметил блеск капель на натянутой леске. Если бы не утренний туман оставляющий конденсат, растяжка осталась бы незамеченной. И вправду, зачем следить за всеми дорогами, тратить людей, когда дороги можно просто заминировать.

— Что будем делать?

— Вот и я задаю себе этот вопрос, — Аспид нахмурился сильнее и посмотрел на кота. — А твоя зверушка не может пойти на разведку?

— Кот, не моя зверушка, и он не пойдет.

— Мяу! — подтвердил кот.

— Тогда мы в жопе, — фальшиво радостным голосом объявил сталкер. — Раз за это время никто к нам не прибежал, то это растяжка – сигналка. А засада где-то между дорог. Но вот не верю я, что сзади нас никто не ждет. На случай отступления. Должны же они были заметить, как подъезжает джип.

— Ты хочешь сказать – мы окружены, — понял Мэг. — И что делать?

— Был бы у нас гранатомёт, — мечтательно сказал сталкер и задумчиво посмотрел на кучу деталей в кузове. — Или хотя бы бомба. Я бы привязал ее к тебе, как ты радио к той овце и повторил бы трюк, но с более ярким концом.

— А ты сможешь сделать бомбу? — заинтересовался Мэг, пропуская мимо ушей часть плана с его участием в виде овцы на закланье.

— А ты себя подорвешь?

— Нет, но я смогу отвлечь внимание, — при этих словах он смотрел на чемодан с термоядерными батареями.

План подвергся обсуждению и критике. Но другого не было, а запасной «Ворвемся в их ряды и красиво самоубьемся…» — оставили на крайний случай.

Первая часть плана – вновь толкать машину по полю, в сторону от дороги. Так она не произведет шума и, может, удастся оттянуть встречу с нежеланными людьми. 

Затем они вновь сели по местам и рванули по окружной, стараясь если не обойти заставу, то хотя бы ее найти.

— Тормози! — первым их увидел Мэг.

— Это что еще за средневековые замашки? — удивленно воскликнул Аспид, приподнимаясь на сиденье. В землю, в паре сантиметров от капота вонзились копья. — Меня даже освежевать пытались, и прибить проводами, но забить копьями… это что-то новенькое.

На вылезающих из травы людей с дубинами водитель и пассажир смотрели с непередаваемыми выражениями на лицах.

— Ты их мамонта умыкнул? — предположил Мэг.

— Нет.

— Может, ты был пьян?

— Скорее я пьян сейчас, — на всякий случай наг протер глаза и ущипнул себя. Но круг из людей в шкурах и с копьями не исчез, к тому же появился главарь банды. Для разнообразия он не был похож на члена клуба пещерного образа жизни. Это был дядюшка Наф-наф в бассейне, которого принесли на палантине. В ложноножках слизень держал большой дрын, случайно обозванный ружьем.

И больше никого.

Мэг и Аспид вышли из машины и синхронно начали озираться по сторонам в поисках более опасного противника. Но никаких психов с гранатометами и на бронированных джипах из кустов не вылезало.

— Дядюшка Наф-наф, вернее, какая вы там по счету его почка, а вы один, что ли? — спросил наг, чем смутил слизняка. У него же телохранители и крутая пушка, а эффекта это почему-то не произвело.

— А вы ждали еще кого-то?

— Да, — сказал Аспид и чуть расслабился, четно отвечая: — Психов с гранатометом. Ваши друзья?

— О! — понял о ком идет речь слизень. — Я удивляться, когда пришли ко мне достойные люди. Платили заранее, платили хорошо, — хлопал ложноножками дядюшка. — Все хотели знать, куда пошел один воришка. А я как раз думал по радио-маркировке тебя найти. Негоже это, старших обижать…

Аспид кивнул - все подтверждалось. Кто же еще помимо хозяина машины мог продать тем психам радиосигнал для поиска:

— Так кто же хотел мою тушку купить? — продолжал сыпать вопросами Аспид.

— Да-да, они и сейчас хотят. И на них тебя хватит, главное, чтобы батареи были целы. Им они все нужны.

— Какие важные батареи. Ради них ты даже этих… эмм… интеллигентов нанял. Кстати, откуда ты их достал?

— Мы из секты возрождения мира, проповедуем возвращение к корням и единение с природой, — объявил один из дубиноносов.

— Великолепно, — Аспид сложил руки на груди и посмотрел на дядюшку с немым вопросом: ты обеднел что ли?

Наф-наф смутился, за такой короткий промежуток времени он просто не нашёл никого лучше.

— Так, о чем я, — вернулся к теме переговоров наг. — Наф-наф, батареи же выходят дороже меня. Раз на их поиски так тратятся. Вот скажи, сколько тебе заплатят за меня?

— Сто шеклей, маленький. Ты самый дорогой сукин сын из всех, что мне доводилось видеть.

— Сколько??? — наг обомлел. — Да за такие деньги я сам себя продам, — прохрипел он.

На пальцах высчитал сколько это минов – две тысячи. А если обменять всю сумму на брасы, то этим мешком можно забить человека всмятку. А сколько всего можно купить на эти деньги…

— Подожди, — ему не удалось вернуть голосу прежний тон, и он продолжал хрипеть, — сколько же тогда стоят батареи?

Об этом задумались все присутствующие. Дядюшка Наф-наф поймал себя на глупости: не стоило оглашать сумму награды перед наемниками, даже перед такими своеобразными. Сумма в сто шеклей может соблазнить их сменить пещеры на комфортные апартаменты. А еще не стоило давать повода обсуждать конечную цену товара, которую запросил заказчик. Он сам заинтересовался, но хуже всего было то, что заинтересовались остальные.

Лишь одному из людей было плевать на деньги:

— Вы об этих батареях? — Мэг поднял над головой чемодан и дал всем полюбоваться на его мятые края.

Взгляд людей менялся, с вожделенного до ошарашенного. К чемодану изолентой была примотана динамитная шашка, и она горела.

— НЕТ!!! — взвыл Аспид. — Мои миллиончики!!! — и прыгнул на врача.

Мэг не удержался на ногах и упал. Чемодан взвился в воздух, оставляя за собой тонкий след жара прогорающего фитиля. В тот же миг из нутра уазика выпрыгнул кот и схватил чемодан за изоленту и потащил чемодан по камням.

— Держи его!!!

Побежали все. Вернее, почти все. Аспид дернулся, но Мэг ухватил его за плечо, за что мгновенно чуть не получил в живот. Еле успел отпрянуть.

— Батареи в кузове, алчная гадюка! — шепнул Неджи Мэг и поспешил вернуться в машину.

Вскоре прозвучал взрыв. В небо полетели ошметки людей и слизня. Аспид еле успел отгородиться от них машинной дверью. По стеклу сползла слизь, собралась в маленькую амебу и погрозила Аспиду ложноножкой.

— Фу, — ее он сбил ногтём и втоптал в грязь сапогом. Нашел взглядом разбросанные в углу кузова термоядерные батареи и покраснел от стыда за свою алчность: — Поехали отсюда.

— Погоди, надо кота дождаться.

— А он разве не…

— Нет, он цел.

— Откуда ты знаешь?

Загадочная улыбка была ответом.

Кот вернулся через пять минут. Очень довольный и очень сытый.  

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *