11. Наши монстры

Специалист, о котором говорил наг, жил очень далеко. На карте это расстояние внушало уважение Мэгу и ужас Аспиду.

— Я столько не вынесу, — заявил Аспид, имея в виду вовсе не расстояние, а компанию, которую придется весь путь терпеть.  

Одно дело объединяться с людьми для грабежа или исследования заброшенного завода, и встречаться с ними только в момент дела. Другое – двадцать четыре часа, семь дней в неделю, незнамо сколько дней находиться в чьем-то обществе, чувствовать его запах, ощущать исходящую от тела энергию и испытывать наплывы параноидальных идей о грозящей от этого человека опасности.

Убедить себя в безвредности Мэга сталкер не мог. И ночью вновь оказался не в состоянии заснуть. Что не лучшим образом сказалось на его и без того дрянном характере. Единственное, как смог примирить себя наг с необходимостью компании — это возможная будущая выгода.

Посудите сами, кто-то ради этих батарей шел на рэкет и вмешался в чужие разборки, тратил на преследование деньги. В это можно было поверить, только если неизвестные собирались получить выгоду много больше затраченных средств на получение этих батарей. И Аспид был не прочь прикарманить эти выгоды себе. Готов был даже поделиться деньгами с мадам Шанти за причинённые неудобства. Оставалось только узнать секрет этих термоядерных батарей, от которых не завелся БМР.

А Неджи Мэг, а что он? Может пригодиться, и ради больших денег наг был готов его потерпеть.

Холмы Хеста, поросшие березами вперемешку с грибовидными хвойными, были плохо знакомы Аспиду. Здесь не было накатанных дорог, не было и трактов, даже чертовых тропинок. Природа казалась дикой, а в дикой природе уазик могло поджидать что угодно, начиная от колючей поросли ежатины и до банального болота. Что там, за неприметным холмиком: может, орава бандитских рож с бластерами, а может, стадо хищников.

Когда начало темнеть, пришлось остановиться на ночлег. Причем паранойя нага долго не могла согласиться с выбором места стоянки, пока не выбрала машина: она заскрипела и остановилась, требуя дозаправки.

Какой? Аспид покопался в ней и понял, что разрядились батареи. Целый час он ставил их на зарядку, а врач светил ему из медицинского фонарика. Затем столько же они меняли масло и проверяли уровень топлива. И только тогда, наскоро перекусив, распределили дежурства.

— Так, я дежурю первым, — заявил Аспид зевая, — через четыре часа сменяемся.

Мэг кивнул и, обняв кота, раскинулся на сидениях. А сталкер залез на крышу и лег на нее, смоля сигаретку. Новые он не купил и продолжал травиться гнилостной вонью. Она хотя бы отбивала желание спать.

До первых снегов еще целый месяц, но в этом году начало холодать раньше. Еще недавно теплые порывы ветра кусали даже через плотную куртку, а дыхание обозначилось клубами пара. Добытые в деревне одеяла пришлись очень кстати.

Змеиный язык уловил мелкого зверька, прошмыгнувшего под днищем машины. Можно было бы поймать и съесть, но Аспиду было лень. На него напала сонливость – плата за пренебрежение главным правилом его жизни: никого к себе не подпускать. Как-то он путешествовал с женщиной четыре дня, но даже ее еле вынес, и все равно не мог нормально спать. А Мэг – мужчина…

Даже когда настала его очередь дежурить, наг не сомкнул глаз и провалялся в попытках найти удобное положение для тела до самого утра. Как только свет позволил отличить куст от кочки, он толканул дремавшего стоя «чистого», сказал ему либо отдавать ключи (которые тот вновь успел стырить), либо он психанет и бросит машину, отдавшись пешему пути. Ключ получил, когда Мэг надел ремень безопасности.

— И кто из нас параноик?

— Я просто предусмотрителен.

Аспид тяжело вдохнул и медленно выдохнул. Еще и уазик не с первого раза завелся. И даже не со второго.

— Да что же это за дерьмо! Мы же вчера его накормили и осмотрели.

Поездка откладывалась.

Кот отправился мышковать в зарослях. Какой-то зверь глубоко травоядной наружности (но в душе в этом сомневающийся) попытался пообедать мозгососом и стал обедом для застрявших в дороге людей. Однако ни хороший обед, ни застольная беседа, ни даже безветренный день без единой капли дождя не смогли улучшить настроение Аспида, которое становилось все хуже.

Напряжение нарастало. Усталость смешалась с яростью, и наг, вместо того чтобы чинить машину, едва не разнес ее, пустив заряд плазмы в двигатель. Сдержался, в очередной раз захлопнул крышку капота и провернул ключ. Уазик перестал изображать капризную барышню, устрашился обещаний сдать на металлолом и без проблем завелся. Аспид готов был поклясться, что ничего не сделал. Так – трубки прощупал, да по движку постучал. Бодро, с ловкостью кузнечика, он запрыгнул в кабину. Однако стоило нагу оказаться за рулем, как на него вновь навалилась устлалось.

Мэг ощущал дикое напряжение сталкера и молчал. Его пушистый компаньон тоже вел себя неожиданно тихо, только шерсть постоянно стояла дыбом. Мэг погладил кота по спине и почесал за ушком, но тот лишь посмотрел на него центральным глазом и глухо мяукнул, не желая общаться.

Кота беспокоил водитель, который уже какой раз протирал глаза и начинал опасно клевать носом руль. И который отказывал себе в здоровом сне в силу непонятных причин. И потому пассажиры неустанно косились на зевающего водителя и вовремя заметили, когда веки того отяжелели, и он начал заваливаться вправо.

— Аспид!

Наг проснулся мгновенно. Выкрутил руль и миновал грибовидное дерево. Секунда промедления и он сам, его навязавшийся напарник и их животное – все погибли бы. Руки Аспида мелко дрожали, но он нашел силы вновь нажать на газ и продолжить путь.

— Я могу помочь?

— Ты можешь сдохнуть?!

Мэг поджал губы от ядовитого вопроса-утверждения Аспида и откинулся на спинку кресла. У него появился план, и он собирался реализовать его до того, как у них появятся новые проблемы. Хотя бы в виде дерева, которое не удастся объехать по причине спящего водителя.

Деревья больше не пытались оказаться на пути машины. Прошлая встреча так взбодрила водителя, что тот несколько часов был свеж, как огурец с грядки. Клевать носом стал уже ближе к закату и, не подозревая о планах Мэга о принудительном лечении от бессонницы, съел остатки обеда и запил их поданной «чистым» водой. Будь он более сосредоточен, то немедля откинул бы бутылку – принимать пищу из чужих рук, как и воду, наг обычно опасался.

В первый момент он не понял, что его насторожило. А потом ощутил во рту химический привкус и мгновенно оскалился. Аспид бросился на Мэга, собираясь укусить того, и решить проблему их взаимоотношений раз и навсегда, но без сил упал на бок.

Его зрачки расширились от страха, сердце забилось как бешенное, затем начало снижать темп как загнанная лошадь скорость, и в его глазах потемнело.

Мэг сглотнул. Он не думал, что его поступок приведет в такой дикий ужас вечно храбрящегося нага. Так сопротивлялся, будто реально верил в в приближающаяся кончину, а не в сморивший сон.

— Он меня убьет, — понял врач, укладывая Аспида на лежак и накрывая одеялом.

О своем поступке Мэг ни капельки не жалел. Он так и не научился смотреть в прошлое и сокрушаться о своих решениях. Кто-то сказал бы, что это большое упущение, отсутствие фантазии и лишение себя удовольствия считать, что определенные решения в прошлом могли бы изменить к лучшему нынешнюю жизнь. И вот сейчас, когда вокруг стрекочут ночные твари, а рядом спит человек, за которым он решил последовать, Мэг попытался представить иной исход жизни.

Например, не заинтересуйся он 5s3n, не заинтересуй она его анатомией, не исчезни, он бы не стал врачом. Нашел бы свое призвание в чем-то ином и сел бы на корабль, и тот бы упал. Выжил бы Мэг в том случае? Вряд ли. И тогда бы не сидел здесь и не смотрел с задумчивостью на усыпленного нага, и не размышлял о своей жизни с растерянностью потерявшего тропу человека.

Нет, его жизнь идет так, как должна идти, и он принял решения, которых не стыдится. А тропа? А тропа найдется. И приведет куда-то, к кому-то. Нужно только продолжать идти по ней.

Аспид вскочил, когда солнце уже было в зените. Все это время рядом с ним находился врач, опасающийся за здоровье принудительно вылеченного от бессонницы пациента, и хищный кот, кого-то пожирающий.

— Выспался?

— Ты!!! — наг безошибочно определил виновника крепкого сна.

— Прости, но ты нас чуть не угробил.

— Ты!!!

— Я просто хотел, чтобы ты выспался.

— ГРР!!!

— Аспид! Валмонт тебя дери! Ты ведешь себя неразумно! — терпение даже такого хладнокровного человека как Неджи Мэг имело свойство кончаться. Это был первый раз, когда он повысил тон и нахмурил брови. — Тебя преследуют! И если догонят, я думаю, ты не откажешься быть в состоянии оказать им сопротивление, а не в виде сонного зомби, на которого был похож!

Дальше разговаривать было бессмысленно, пришлось заняться физическими упражнениями: бег, отскок, проползти под машиной, отшатнуться от удара ногой, в которой блеснуло лезвие ножа и так минут двадцать. Все это время кот смотрел на людей и продолжал обедать.

— Успокоился?

— Нет... — Аспид отдышался, — я все еще хочу тебя убить. Вот отдохну и продолжу.

Он сам не знал, говорит ли серьезно. Злость за произошедшее мешалась с благодарностью. Но обиду затаил и собирался мстить в будущем. Путь еще долгий, может, его попутчик совершит еще что-нибудь, несовместимое с терпением нага, и вот тогда месть состоится.

Мэг слабо улыбнулся, не подозревая о мыслях Аспида, и сказал:

— Продолжим путь?

В ответ в него полетел ком почвы и грязное ругательство. Наг поднялся, сладко потянулся, быстро съел консерву, после чего сел за руль. Аспид наивно считал, что сегодня ничего более шокирующего с ним не случится, но слова Мэга о возможном нападении оказались вещими. 

Радио – вещь универсальная. Через него можно послушать музыку и получить важную информацию. А еще некоторые умельцы пользовались им как портативной станцией для передачи сообщений. Например, таких:

— Отдай контейнер, сука, и ты умрешь без мучений!

Такое не ждешь услышать на фоне дорожной музыки. 

Аспид и Мэг переглянулись. И начали поиск источника сигнала, выглядывая из всех окон. В это время голос по радио продолжал требовать:

— Останови корыто и отдай контейнер с базы Алка! Иначе мы будем стрелять!

Первым их заметил Кот. Дернул ушами назад, повернул морду к заднему стеклу: «Мяу-мяу! Посмотрите скорее!»

Если Аспиду было все равно, с какой стати животина бесится, то Неджи Мэг мгновенно залез в кузов и через заднее стекло рассмотрел приближающуюся к ним точку.

— Они действительно собрались стрелять, — сказал Мэг.

Наг не задавал вопросов, выкрутил руль и съехал с дороги в поле. Позади них тот же маневр выполнил бронированный джип.

— Хосподи, скажи, что у них нет гранатомета!!!

— У них есть гранатомет, — вместо таинственного «хосподи» ответил врач и проверил заряд бластера.

— Твою МАТЬ! — гаркнул Аспид и повел машину на головокружительной скорости в единственное возможное место, где имел все шансы убиться без чьей либо помощи, но куда люди на бронированном джипе поостерегутся стрелять из настолько крупного калибра – в лес.

Частокол прямых стволов с танцующими щупальцами ветвей уже полчаса как маячил в стороне и угрожал путникам воистину дьявольскими криками невидимых за ветвями животных. Сталкер не внял угрозам, и сочтя узкую прореху между деревьями подходящей дорогой, повел в нее машину под прикрытие гриба, в любой момент ожидая услышать за спиной взрывы.

Ветки остервенело хлестали по уазику, из-за кочек он подскакивал козлом, Мэг держался за ручки задней двери, стараясь не разбить голову о крышу, а Кот с воплями подскакивал на сидении. Казалось, уазик уже далеко от людей с гранатометом. Каково же было удивление пассажиров, когда преследовавший из джип едва не воткнулся им в бок. Бронированному джипу не нужно было опасаться молодой поросли паучихи и торка с редким вкраплением берез – они ломались о мощный бампер как сухие травинки. Трава плетучка, по которой можно ходить не проваливаясь, сминалась под весом многотонного монстра.

— Ааа! — не сдержал вопля Аспид и, перемежая его с матом, дал по тормозам.

Вовремя! Джип пронесся мимо.

И вновь по газам. По едва заметной тропке, наперегонки с перепуганными овцами. Звери блеяли, прыгали на пружинах ног и едва не бросались под колеса. За ними словно два хищника одной масти наблюдали черный кот и черноволосый мужчина.

Мэг открыл окно и приготовился стрелять. Бронированный джип как раз вновь пошел на таран и не ожидал странного, подлого приема. Подстреленная овца горько заблеяла и прыгнула под джип, ее длинные ватные ноги замотало, растянуло как жевательную резинку в переднее колесо и машину преследователей повело в сторону.

Тропа привела в низину к ручью, и дальше уазик ехал, брызгаясь во все стороны мутной водой. Нужно было свернуть, но куда: по дороге впереди рос густой лес с хищно поднятыми корнями, обратно – шанс уйти из жизни и в огнях фейерверка.

Ручей становился глубже. Берега выше. Скорость уазика падала. Выхода из ручья не находилось.

— Да задрали вы!

Бронированный монстр появился с треском ломающихся деревьев. Из его верха высунулся тип с гранатомётом. Выглядел он настолько типичным террористом, что не хватало лишь перевязки из гранат через грудь. И можно фотографировать для учебника. «Этот петух с гранатомётом безумен и опасен» - так бы написали под его фото.

Монстр на колесах съехал с крутой насыпи ручья и погнался за уазиком, как лев за гиеной.

Они уже так близко, что можно увидеть, как внутри машины идет потасовка: остальные участники погони не согласны с желанием петуха разнести уазик, кто-то сует ему допотопный автомат, другой отнимает гранатомёт.

Мэг не стал ждать, когда стрелок поменяет боезапас. Он стрелял очередью с хирургической точностью и на полную мощность батареи. Но не в человека, а куда-то вперед.

Куда стрелял «чистый» первым увидел гранатометчик, и одновременно с Аспидом заорал дурным голосом. Впереди опустив голову в ручей, как желающая остудиться собака, лежал динозавр с оторванным плазмой хвостом.

Огромная зверюга пяти метров в высоту и трех метров в челюсти, которую она в ярости распахнула, повернула голову на обидчиков и побежала на них широко расставляя лапы.

Водитель бронированного джипа вмял тормоза и задним ходом попытался убраться подальше от плотоядной ящерицы. Стрелок начал палить по динозавру короткими очередями из автомата. Но наг не последовал из примеру, он видел то же, что заметил Мэг, и вдавил газ на полную.

Рев, пасть открывается, обнажая диски зубов, динозавр бежит, затем закрывает пасть, набирая воздуха, и преследует добычу, следуя на шум выстрелов. Небольшой уазик проскальзывает под головой, минует лапы, получает затрещину оплавленным обрубком хвоста, и поднимая тучи брызг, продолжает путь.

Динозавр был слеп.

Добравшись до стоптанного земляного склона, разогнав стаю перепончатолапых птиц, наг смог провести машину вверх и только тогда сбавил скорость.

Вопрос о случившемся подняли не раньше сорока километров спустя.

— Что это были за психи? — голос Аспида чуть дрожал. Наг явно желал сказать это же, но менее культурными словами: — Пипец, какой-то! Носятся как ненормальные и угрожают гранатометом? Я фигею! Если им так нужны эти ломанные батареи, то почему они не скажут: готовы выкупить, цена такая-та. Я даже продам, лишь бы больше не видеть таких отпетых наркоманов.

— Думаешь, они были под кайфом? — заинтересовался Мэг, которому приходилось откачивать наркоманов.

— А не накаченные могли бы творить подобную хрень? Это было совсем тупо. Моя песочница, моя лопата, а это папин плазмомет: пиф-паф. Труп и прах! Они были готовы разнести нас вместе с нужными им батареями – естественно, это какие-то наркоманы.

Мэг задумчиво потер подбородок, который порос темной щетиной, предположил:

— Не обязательно быть наркоманом, чтобы творить глупости достаточно быть… — он покосился на Аспида и закончил не так, как хотел: — импульсивным.

— Очень смешно, — правильно понял его наг, — но я такую дурь не творю.

— Но ты импульсивен.

— Скажи спасибо моей импульсивности, она твою задницу спасла два года назад!

Уазик резко прибавил скорость и Мэг прикусил язык.

В выборе пути Неджи Мэг целиком полагался на Аспида, как на человека, чей дом – дорога, чьи друзья – неприятности. Но сейчас видел недоумение на его лице. Он не знал, кто за ним гонится, и не понимал, какие применить способы для сбрасывания этого хвоста. Продолжал ехать на северо-восток размышляя.

— Как же они нас нашли? — спросил он себя и сам ответил: — Может, отследили сигнал связи из кротового завода. Подключились, подсмотрели и увидели меня? Вариант. Но, может быть, они просто поехали наудачу и наткнулись на нас случайно? Вряд ли. Или, вот, они могли поставить на нас жучок. Но когда? Не в той же суматохе с пылающим БМРом. Есть идеи?

— Я врач, а не шпион. Но идеи есть.

Аспид бросил на «чистого» удивленный взгляд: домашний мальчик, всегда находящийся под чей-нибудь защитой, матерому падальщику предложит идеи.

— Думаю, все дело в радио маркировке, ее еще называют цветной маркировкой. Служит для выслеживания угнанных машин. 

— Откуда ты об этом знаешь? — удивился наг познаниям врача не в своей области. Он даже не подумал о такой возможности, хотя слышал о подобном, как о не особо полезном методе поиска пропавшей машинки. Суть в том, что уазик подает слабые сигналы, работающие как маячок. Вернее, не сама машина, а радио в ней.

Наг догадался, кто продал психам ниточку для поиска. Конечно же, Наф-наф. Он не простил свое расплавление, и это часть его мести. Но не он заказчик, он просто путеводитель.

— Услышал, когда ломал ноги угонщику, про радио-маркировку, затем узнал, как от нее избавиться, когда вправлял переломы.

— И как? — сам Наг не сталкивался с подобным антиугоном и подробностей не знал.

— Вот так... — радио было выдрано с корнем.

Спустя четыре часа преследователи вышли на след сигнала и очень удивились, опознав в нем прыгучую овцу, удирающую под веселый мотив давно забытых лет.

Мэг удовлетворенно улыбался, а Аспид откровенно смеялся. Лишь Кот выражал недовольство: он не любил ловить жертв и не есть их после.

— Но все же, кто они такие? — не унимался наг в попытках додуматься, кто возжелал его крови.

— Военные или террористы.

— Игрушки под стать первым, но для военных людишки слишком чокнутые. А для террористов - чересчур богатые. Не заметил каких-нибудь опознавательных знаков? — Аспид не присматривался. В тот момент его интересовали лишь два вопроса: куда удрать и как не попасть на прицел гранатомета.

— Нет, не обратил внимания, — покачал головой врач и вспомнил о своей основной работе. Вскоре нужно было останавливаться на ночлег: — Держи.

— Что это?

— Снотворное. Если у тебя проблемы со сном, то принимай их перед сном.

— И валяйся без чувств как вчера, ага.

— Вчера я дал тебе мощный транквилизатор. Извини. Эти просто вызывают сильную сонливость и позволят заснуть. Но если ты не хочешь…

Аспид прикинул. Мэг по заверениям мадам Шанти импотент, так что не набросится на него в жажде утолить плотское желание. Он спокоен, рассудителен, и по идиотским причинам забытой в мире чести к нему привязан. Уже пытался спасти его дважды, чуть не отдав за это жизнь. По сути, Мэгу можно довериться. Хотя бы на время. И пошла паранойя к валмонам!

— Хорошо, я попробую. Но если что, запихну их тебе в задницу. Учти!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *