10. Когда звезды смеются

Первые два часа сталкер путал следы как перепуганный заяц: съехал с дороги, сделал полукруг и выехал на тракт, затем ушел влево и ломанулся через заросли перчихи – по капоту били ломкие ветки. Когда перчиха кончилась, он резко затормозил и проехал по краю зарослей, стараясь не задеть ни одной веточки, а там вильнул правее по звериной тропе и попал на более или менее приличную, но заросшую дорогу.

Неджи Мэг! Молчаливый попутчик, не теребящий раны прошлого, но собирающийся поучаствовать в создании будущих. Он просто был, жил, существовал, будто персонально для него. Аспид уже начинал спрашивать себя: а не в Аду ли он? Ответа, понятное дело, не получал. В тишине, когда ты не один, ехать неуютно. Будто ты на расстрел везешь или тебя, и вот, в любой момент один из людей должен стать жертвой другого.

Нужно было начать какой угодно разговор, задать глупый, возможно бессмысленный вопрос.

— А где ты научился так… — Аспид показал указательный палец, — вырубать людей?

— Экспериментировал, — зловеще произнес Неджи Мэг и покосился на водителя, будто на следующую жертву его экспериментов. Затем улыбнулся и продолжил: — Обычно, когда у меня нет обезболивающих – я так обездвиживаю. Но использую этот прием не часто, если сломаю пальцы, то не смогу лечить.

Вздрогнувший от его взгляда Аспид прогнал рукой с правого плеча мурашки:

— А на ринге тогда ты что делал?

— Доказывал, что со мной не стоит связываться и… — его улыбка стала шире, — калечил без крови и переломов. Им потом пришлось платить мне не только за проигрыш, но и за лечение.

— Умно, — усмехнулся Аспид. И вдруг подумал, что даже имей он талант врача, не смог бы провернуть все настолько искусно. Покалечить и заставить людей самих нести деньги для лечения ран, от его рук. При этом раненные не становились врагами Мэга, они даже восхищались им. По мнению сталкера – удивительный талант.

Постепенно солнце поднялось с постели горизонта и осветило скучную картину песчаных дюн.

— Пустыня? — удивился Мэг. Он мог поклясться, что на карте ближайшая пустыня не меньше чем в трехстах километрах от Вассала. Разве могли они проехать столько за короткие пять часов?

— Нет, просто осень и березки скинули листья.

Черно-белое дерево, тонкое, с изогнутыми до земли прутиками стояло голым. Но поблизости Мэг увидел еще одно, одетое. Присмотрелся и понял, что листья этого дерева едва ли с ноготь, а засыхая, они скатываются в плотный шарик. Пахло сеном и немного сыростью. Березы не имели какого-то своего неповторимого запаха.

— Я берез еще не видел, — признался врач. Хотя, возможно, он лукавил, просто не искал встречи с не лечебными растениями.

Аспид не слушал попутчика, погруженный в свои мысли, размышлял: что ему делать дальше? Листья шуршали и лопались под колесами, создавая иллюзию путешествия по гравию, это успокаивало лучше музыки, которую можно было бы найти на радио в этой части материка. Кстати…

Он включил радио и услышал потрескивание на всех известных ему частотах. Это подтвердило его опасения.

Уазик резко остановился, от чего пассажиров тряхнуло, и сталкер вышел из машины, утопая по колено в опавших с берез гранулах. Осмотревшись, он понял, что не уверен в своем местонахождении.

Мэг подумал, что их путешествие не заладилось. Наг шипел на кота, кот шипел на нага и вообще на контакт шел неохотно, а точка в пространстве их местонахождения неизвестна. 

— Ты не знаешь где мы? — пожелал удостовериться врач.

Аспид хотел сказать, якобы не его это дело и вообще скоро он сориентируется, но смолчал. Он на самом деле не мог понять, где они. В попытках узнать местность встал на крышу уазика. Увидел вдалеке холм Хеста, прикинул и задумался

— Странно, — наконец, сказал он. — Я был уверен, что тут находится мелкая деревенька с радиовышкой. Вообще в окрестностях Вассала много мелких поселений и заводов. Где они все?

Неджи Мэгу поведение сталкера показалось странным. В смысле, они только сбежали от людей, которые желали его смерти, а он ищет место, где может оставить для них след.

— Зачем тебе поселение или завод?

— Хочу связаться с Шанти. Я продал ей три батареи и должен как можно скорее предупредить об их фальшивости. Надеюсь, за эти дни она не нашла покупателя.

— Ты об этих батареях? С ними что-то не так? — Мэг посмотрел назад, где помимо всякого хлама лежал вновь закрытый чемодан с пережившими взрыв БМР батареями.

— Да. Похоже, они не рабочие. Не удивлюсь, если в них даже нет радиоактивного заряда. То-то они не взорвались.

— Ты так заботишься о ней, готов рискнуть шкурой лишь бы оградить ее от неприятностей.

— Да, я многим ей обязан… — на мгновение Аспид опешил: сам от себя не ожидал спокойного ответа раздражающему его человеку. Рассказывает ему то, о чем рассказывать не хотел. Рассердившись на себя, наг прыгнул обратно в машину и дал по газам. — Короче, мои планы ты узнал. Не согласен, вали на фиг!

Вышку нашли. И сразу стало понятна причина отсутствия музыки на радио.

Деревня была маленькой, всего двенадцать домов, да радиовышка, сейчас накренившаяся с выпущенными кишками проводов: синих и красных. Через эту вышку уже ни с кем не связаться.

При виде разоренной деревни Аспид испытал двоякое чувство: страха и жажды наживы. Угодья падальщиков – трупы, дома с выбитыми дверьми, запуганные люди, не могшие оказать сопротивления. Обшарить, ограбить, продать.

— Что здесь произошло? — Мэг смотрел на картину смерти изумленно.

— Бандиты, не видишь!

— Бандиты? — взгляд стал недоверчивым. — Думаешь, они бы стали тратить время на вырезание скота?

Он указывал на поле коричневых холмиков. Только присмотревшись можно было узнать трупы двухголовых буйволиц. Ветер поменял направление и запахло падалью.

— Может, стреляли для веселья, — Аспид сам не поверил своей теории и резко передумал идти праздновать на чужом горе.

Мэг, напротив, вылез из машины и пошел к мертвым животным. Кот зашипел на него и не двинулся с места, продолжая сидеть на приборной панели.

Коровы не были пристрелены. В них не было дырок и на них не было ожогов. Животные умерли в страшных конвульсиях, пуская пену изо рта. Так же как и человек рядом с ними. А дома не были разграблены. Мэг застыл на краю поля приседая в густую подстилку из травы и запутавшихся в ней гранул березы. Поднялся он уже с кем-то, сбитым черным флагом.

— Хосподи! — если и было что-то способное отвадить падальщиков и бандитов от лакомого куска, так это развивающаяся черная тряпка на палке. Схватившись за бинокль, Аспид стал целенаправленно искать флаги и нашел еще 3 по краям деревни. — Эпидемия.

Последнее сталкер прошептал с благоговейным ужасом. Даже для него – нага –почти не цепляющего болячки, слово «эпидемия» было причиной побега из самых денежных мест. Однако, это не стало причиной для врача убегать.

— Мэг! Твою мать, ты куда?!!

Врач выполнял врачебный долг – искал раненных. Он смело заходил в дома, будто ему плевать на черный флаг и причину его установки. Заглядывал в лица мертвецов с любопытством ребенка, нашедшего редкого жука. И так – от дома к дому. Подошел к вышке, осмотрел ее и повернул обратно к машине.

Только тут Аспид пришел в себя и в мгновение ока захлопнул и заблокировал все двери. Не удовлетворившись, он завертел ручкой и закрыл окна.

— Я тебя в машину не пущу. Вдруг ты заразный!

В этот раз даже кот не стал выражать недовольство поведением нага.

— Хорошо, — пожал плечами Мэг. — Побуду в карантине.

— И сдохнешь.

— Нет, — покачал головой он, — я не могу болеть этой болезнью.

— Ты знаешь, что это?

— Нет.

— Тогда откуда такая уверенность?

— Я не болею вообще.

«Чистый» был уверен в своих словах. Он даже провел на себе эксперимент год назад, когда искал лекарство от рака. Рак в нем не выжил. Затем он вопреки всем предостережениям и рабским оковам посетил квартал Радиума с заболевшими людьми.

Говорили, некий бродяга пришел накануне. Все кашлял, затем сдох. Его, понятное дело, выбросили, и только спустя день люди в том районе ощутили себя больными.

Вирусное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем, заключил Мэг. Именно благодаря его любопытству, принятому горожанами за самоотверженность, выжило больше половины заболевших. Были те, кто пытался ему помогать, они заболевали. А он – нет. Хотя должен был. Ведь контактировал и со слюной (его кусали), и с кровью (больные ею кашляли). Все вокруг подхватывали эту заразу, а он нет.

Ведомый страстью к победе и изучению нового заболевания, Мэг копошился в мертвых и живых подобно падальщику. Узнал, что зараза делает с организмом, но ему не хватало научных знаний, чтобы приготовить вакцину. Однако он узнал, что снижение температуры тела до критической отметки убивает вирус. Именно так он кого-то спас, а кого-то убил. Впрочем, он не нашел того, что искал – не нашел лекарство от рака. Хотя и нашел лекарство от той вспышки вируса – выжимка из крыльев ледянки. И получил верность и уважение коренных жителей Радиума. И узнал о своей устойчивости к болезням. Ради интереса он даже пытался заразить свою кровь и плоть некоторыми штаммами известных заболеваний. Но те дохли, лишь попробовав плоти «чистого», как крыса от яда.

Аспид боролся с желанием бросить Мэга на произвол судьбы. Выбросить из салона кота и его чемодан, и оставить куковать рядом с погибшей деревней. Но Мэг оказался умнее…

— Ах ты сучий потрох!!!

… и спустил воздух из колес.

— Гарант, что ты не уедешь без меня.

— Ненавижу! Гад! Ублюдок! Маньяк!

— Карантин! — не слушал оскорблений Неджи Мэг, усаживаясь на капот уазика. — Двадцать четыре часа. Если я не заболею и ты, мы поедем дальше.

Аспид с яростным шипением побился головой о руль. Уазик, возмущенный поведением водителя, резко накренился влево – воздух с колес сдулся окончательно.

В то время как сталкер ел купленные накануне консервы, раздумывая, куда ему сходить взамен кустов (в консервную банку?), Мэг пропадал в вымершем городе. В начале Аспид не понимал, что именно делает этот придурок, потом смог разглядеть в бинокль, и это сильно его удивило. «Чистый» снес тела на кучу сложенной друг на друга деревянной мебели и поджег из найденного огнемета. Стоял и смотрел, как языки пламени сжирают трупы, потом на манер сталкера обчистил дома. Мертвым все равно не нужны деньги, теплые вещи, одеяла, консервы и баллоны для огнемета. Он сложил все это возле уазика и обработал антибактериальным составом.

— Знаешь, — сказал Аспид, — ты очень странный. За эти два года стал еще страннее, чем был. Ты очень страшно проявляешь заботу.

На это Мэг просто улыбнулся, не зная, что у сталкера побежали мурашки по спине от сочетания пустых глаз и счастливой улыбки.

— Хочу спросить, — настала очередь Неджи задавать вопросы: — Кто были те, что хотели тебя на той помойке?

— Хотели меня… хах, в твоей формулировке звучит двояко, — Аспид доел консервы, налил внутрь воды, поболтал и выпил получившийся бульончик. — Контрабандисты, это те, кто тебя поймал, посчитали, что я хотел их обмануть подсунув бракованные батареи. Стая – я их уже обманул, свистнув у них батареи. А вот тех, с базукой, я не знаю.

— Уверен?

— Думаешь, я бы забыл таких психов? Уверен. Им я мозоли не давил. Понятия не имею, кто они и почему хотели моей смерти.

Через восемь часов терпение было готово продолжать бояться, не выдержал мочевой пузырь.

— Все, нахрен все! — выскочил Аспид из машины и удрал в высокое разнотравье. Продолжил он уже при возвращении: — Не болеешь, верю. А теперь пошел отсюда! Мне шины накачать надо.

Уходить Мэг не стал, в начале привязался посмотреть на спину нага, убеждаясь что повязка больше не нужна, затем забросил в кузов найденные вещи и забрался на сиденье к рычащему коту. А то вдруг водитель сумет уехать без навязавшегося попутчика.

Злой водитель краденного уазика быстро накачал колеса и зевнул. Аспид чувствовал себя измотанным и не был уверен в том, что именно его так измотало: долгое соседство с Мэгом или общий набор проблем, свалившихся за последний месяц. 

— Держи, — изумивший сталкера человек вновь удивил его – отдал ему собранные в разоренной деревне деньги.

— Оставь себе.

— Возьми, деньги понадобятся купить нам провиант. За связь с Радиумом тоже придется платить.

— Добренький какой, — фыркнул Аспид.

— Не очень, — не согласился Мэг, — просто я тоже беспокоюсь о мадам.

— По тебе не скажешь, — проворчал Аспид. — Эмоций – как у робота. Не понятно, беспокоишься ли ты или нет.

На это безобидное заявление Неджи Мэг неожиданно обиделся. Это было понятно только тем, кто давно общался с «чистым», но сталкер сразу заметил, как тот погрустнел: чуть ниже опустил веки, сгорбил плечи и поджал губы.

— Я бы хотел выражать больше эмоций, — сказал он. — Когда-нибудь я познакомлюсь с ними всеми и пойму, как это делать.

Аспид хмыкнул:

— То есть, с болью ты тоже хочешь иметь тесное знакомство?

— Нет, с ней я знаком.

Дальше ехали молча, пока впереди не показался небольшой завод. То ли производящий кастрюли, то ли отливающий уголки – издалека не понятно. Ограждение было плохеньким, охраны никакой. Главное, что отпугивало жаждущих наживы, это эмблема завода – кривая изогнутая вилка, которая прям кричала дешевизной: любители наживы, вы не найдете у нас ничего, что может вас заинтересовать. Но если хотите, можете украсть партию вилок и попробовать ее продать. 

— Кому нужны вилки, — вслух подумал Аспид нажимая на звонок.

— Ты же ешь вилкой.

— И что? Я ее и в труп втыкал. Но вот уже семь лет как не менял.

— Фу.

— Иди ты! В машину, и кота своего туда же возьми.

Мэг решил сопровождать нага в его походе на завод, но коту идти необходимости не было. Однако тот вцепился острыми коготками в куртку врача и отказывался покидать насест плеч.

В последний момент Аспид вспомнил, что оставил ключи зажигания, но предприимчивый Мэг наглядно потряс ими перед носом сталкера, как погремушкой перед ребенком. И это уже совсем того не удивило.

Открывать гостям не спешили. Вначале посмотрели в глазок, спросили «кто там», и только затем заскрипели воротами.

— Здравствуйте, — удивился пустоте сталкер, сообразил посмотреть вниз и едва не прыгнул на Мэга, желая занять место кота. Лысенький, слепой и четвероногий крот жуть как походил на валмона.

— Нам надо позвонить, — сказал Мэг, косясь на струхнувшего нага, и уточнил, — очень срочно.

— На кой вам? — старый крот прищурил слепые глаза.

Аспид вернул себе самообладание, он точно знал, что заставит старика подпустить его к телефону и даже платить не надо:

— Мы должны сообщить об эпидемии.

— Ох ты ж, — старик аж сел. — Беда какая. Неужели недалеко от нас?

— В часе езды, — говорил Мэг, в то время как Аспид подтолкнул крота внутрь и вошел сам. — Смерть наступила два дня назад. И мы не знаем, распространилась ли зараза на соседние деревни.

— Да-да, конечно. Станция связи там. У нас не очень хорошая линия, но вышка еще крепенькая.

Завод оказался кротовый. Ниже уровня земли, ниже котельной у них норы с гусеничными фермами. Спрятано во избежание платы за жилье. Там же плавильня – бесплатный обогреватель, а наземная часть так, прикрытие.

— Хорошо гастарбайтеры устроились, — прошептал сталкер, насчитав не меньше сотни кротов, от мала до велика.

Система связи на заводе, вопреки словам старого крота, была на высоте. Вышка терялась среди труб завода, поэтому о ее качестве нельзя было судить, но вот сам аппарат внушал уважение, как внушает кувалда, готовая снести тебе башку. По виду аппарат напоминал ее больше всего. Сразу видно – ручная работа.

Аспид совершил звонок в так называемую санэпидстанцию, которая располагалась аж в двадцати тысячах километрах отсюда, в более богатом районе материка. Охраняла перспективных жителей мира от простуд. Набрал комбинацию букв и цифр и попросил старого крота:

— Прошу, это конфиденциальный разговор. Будет много кровавых подробностей и…

— Ах, — крот сразу же ушел за дверь.

Пока Аспид занимался выпроваживанием старика, его место у аппарата связи занял Мэг.

Ответил ящер. Похожий на наг вид, но тело их покрывала чешуя, а форма головы больше напоминала земноводное, чем человека.

— Слуш-шаю вас-с!

— Мы хотим доложить об эпидемии, — сказал врач.

Разговор вышел коротким. Ящер записал все сказанное Мэгом, опознал в нем врача и обменялся несколькими профессиональными терминами, характеризующими течение болезни и ее ужасный конец. Из санэпидстанции обещали прислать корабль для зачистки той деревни.

— Другими словами, они там все сожгут, — пояснил Аспид, после угасания экрана аппарата. Затем оттеснил Мэга и набрал номер борделя «Песнь Барда».

Звонок прошел не сразу. Затем через помехи пробился голос, но не мадам Шанти, а ее заместителя, сестренки Норы. Узкоглазой как лиса и колючей как щетка. Ее ни с кем нельзя было перепутать.

— Где мадам Шанти! — не стал ждать приветственной речи Аспид.

— Аспид? — не поверила Нора, а затем закричала: — Да как ты смеешь звонить после того, что тут произошло по твоей милости!!!

— Что произошло?! — сердце застучало в два раза чаще, в ушах зазвенело от волнения.

— Какие-то ублюдки пришли по твою душу к НАМ! Они тут все разнесли! Требовали тебя немедленно! Избили Шанти!

— Избили? — выдавил Аспид. — Как она?

— Не твое собачье дело, гад! Если бы не нашли те батареи, которые ты ей продал, убили бы! — Нора заплакала. — Не звони больше, — и повесила трубку.

Аспид не успокоился. Он набрал знакомый номер еще раз. И был послан.

Еще раз. Но больше на связь никто не вышел.

Мэг никогда не видел Аспида таким разбитым. Злящимся, недовольным, усмехающимся, потирающим руки в ожидании выгоды, даже испуганным, но не таким жалким. Они молча добрались до машины.

Кот вел себя неожиданно тихо. Прижал уши и смотрел на людей, вылупив глаза с крыши уазика.

— Вы не похожи на членов семьи, и она не твоя любовница, почему же ты так переживаешь? — спросил Мэг, не думая, что на него набросятся с кулаками.

Один, второй, третий удар мимо. Четвертый Мэг поймал и сложился пополам. Отвечать не стал, ушел вправо от пятого.

— Тебе не понять! — Аспид резко остановился. Совсем не по-мужски обхватил себя за плечи.

Память услужливо подкинула момент из прошлого. В нос ударил запах машинного масла и пота, в животе будто взорвалась осколочная граната и осколки угодили в сердце, оставляя на нем незаживающие борозды шрамов. А ублюдки хохоча сменяли друг друга. Им было глубоко насрать как на пол, возраст, так и на видовую принадлежность. Насытившись раз, его не отпустили. Связали и забросили в грузовик. Увезли в пустыню. Приходили в кузов по очереди или сразу парами, тройками, и ржали в ответ на слезы.

Тогда в нем что-то сломалось. Шанти потом сказала: вера в человечность. Трещина прошлого разошлась, и в будущее из нее вылезло озлобленное, жаждущее крови чудовище.

Аспид хорошо понял, почему наг боятся. Он себя тоже испугался, но продолжал убивать своих мучителей – по одному, и ел их печень, потому что другой еды не было. А когда ублюдки кончились, смысла в его жизни тоже больше не было. 

Он бродил по пустыне: искал смерть, а нашел Шанти...

Она подобрала его. Одного взгляда хватило понять, в какую переделку попал Аспид. Потому предлагать стать шлюхой не стала. Помогла встать на ноги, вернула жизни краски, и отпустила на вольные хлеба, а прикормыш в благодарность возвращался иногда с подарками. 

Как мать она ему все прощала, по-своему заботилась и жалела, просила остепениться.

И вот из-за него эта хорошая женщина пострадала. Единственная, кому он не желал зла.

— Аспид, — позвал его из воспоминаний врач. Он не спрашивал, в порядке ли тот, видно же, что нет. Не интересовался болезненным прошлым. Просто предложил двинуться дальше: — Поехали.

Лишь в машине, спустя два километра пути без определенной цели, он спросил:

— Она спасла тебя, как ты меня?

— Дурак, — прошлое отпустило Аспида, и он смог говорить без затаенной на мир злобы. Даже с самоиронией. — Или это я дурак. Не спасал я тебя, я просто посочувствовал. Выслушал ужасы о твоем прошлом и понял, что твое прошлое дерьмовей моего. Проникся, так сказать. 

— Спасибо.

— Да говорю же, не за что. Задолбал своим спасибо, на него консервов не купишь.

— Договорились, я заработаю еще денег на консервы.

— Хосподи. Просто выйди из моей машины и потеряйся. Ты сделаешь одолжение мне и себе. Если останешься со мной – пострадаешь.

— Хочешь меня продать?

— Хочу тебя развидеть! — хотя идея с перепродажей Мэга и мелькнула в мыслях сталкера, он откинул ее. Сейчас спор с «чистым» отвлекал его от услышанного и не давал глубже зарыться в самообвинения. — Просто возьми и уйди. Встретимся как-нибудь в баре, за пивом и расскажем истории о прошедших годах, проведённых порознь. 

— Предпочитаю переживать истории сообща, а не порознь. К тому же, я думаю, ты не откажешься узнать, почему за тобой охотятся и за что пострадала мадам Шанти.

— Вы же вроде не родственники и не любовники, — вернул шпильку наг.

— Но она мне не безразлична. 

Аспид задумался. Он мог просто продолжить бежать. Как всегда делал: гадил и уходил, оставляя остальных разбираться с его дерьмом. Но мог и отсечь досаждавший ему хвост.

— Эти батареи, — Мэг взял чемодан с батареями. Повертел их так и сяк. — Нора сказала, что мадам оставили в покое, когда их нашли.

 Бракованные или особенные? Если они созданы не для БМР, а для какой-то другой машины, то неудивительно, что для БМР’а они не подошли.

— Думаешь, из-за них весь сыр-бор? — почесал волосы под банданой наг.

— Есть у тебя специалисты, которые смогут нам ответить?

— Есть. Но на кой мне это?

— Неужели хочешь, чтобы тебя и дальше преследовали?

— Даже если с теми типами разберемся, то все равно за мной еще Стая гоняется… — неубедительно проговорил наг и подумал, что Стая на фоне типов с гранатометом выглядит не столь опасной.

Стемнело, и небо заговорщически подмигивало россыпью звезд и ухмылялось скособоченным серпом месяца. Смеялось оно, конечно, над Аспидом, над его проблемами, которые он сам себе нажил, и над его неожиданным смирением терпеть рядом Мэга, как он терпит временных подельников.

— Хорошо, напарник, давай узнаем, откуда взялись эти типы, почему меня преследуют, за что избили Шанти и на кой им эти батареи.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *