1.     Создание идеального человека

Новая партия крепко спелёнутых младенцев медленно двигалась по конвейерной ленте в ясли. Инкубатор вновь остался пустым, чтобы целых 3 месяца провести на карантине.  А затем в каждой из скорлуп будет плавать новая, уже начавшая делиться, клетка, через девять месяцев должная стать человеческим существом.

Тысячи младенцев: кто тихо, кто попискивая, по одному достигли точки, в которой им предстояло провести часть начавшейся жизни. Никто из них не осознавал ни своего счастья появления в этом мире, ни своей удачи перехода из инкубатора в ясли. Даже не подозревая об участи непрошедших проверку на годность. Еще никто из них не знал, для чего они выращены, для чего были клеймены и по чьей прихоти их день рожденья в один день, и они похожи, как бывают похожи сестры и братья.  Они не могли еще даже представить, что никогда не обратят на эти факты внимания и до конца своих дней не поймут бесчеловечности системы.

На плечах всех младенцев красовался набор букв NGMEG дальше шел ряд и номер. У одного младенца он был 1s6n. Что говорило о его местоположении в инкубаторе – первый ряд, 6 номер. И, как и все прибывшие в ясли младенцы, он ничем не выделялся: здоровый ребенок весом больше трех килограмм, награжденный генетикой черным цветом волос и зелеными глазами. Эта эстетическая особенность, как и светлый цвет кожи, была передана большинству младенцев. Лишь у единиц были голубые и карие глаза. И лишь пара детей отличилось светлым цветом волос.

Взрослые люди в белых халатах прохаживались между рядами кроваток и делали записи в своих компьютерах. Синтетическая пища в стерильных бутылках, натянутые четки, выполненные в черно-белой гамме. И так до момента, пока дети не сумели встать, держась за прутья. Тогда их переводили в следующую комнату, не сильно отличающуюся от первой.

Ребенок под номером 1s6n рос, ничем не выделяясь из общей группы. Причиной этому было вовсе не то, что тех, кто выделялся неустойчивым психическим поведением или агрессией, уводили и не возвращали назад. Дело было в генетически модифицированном коде и воспитании. На каждые пять детей приходился один воспитатель, который никогда не повышал голос, никогда не говорил ничего лишнего. Комнаты идеально белые, чистые. В них всегда пахло дезинфицирующим средством. Одежды также отличались светлыми – белыми и бежевыми – тонами. У детей – туники, у взрослых – халаты. Из игр – социально адаптирующие программы. И так из года в год. 

Тела постепенно менялись вместе с прожитыми годами. Каждую неделю проводилось медицинское обследование.

Если бы NGMEG 1s6n спросили бы о первом доступном ему воспоминании, он бы не смог ответить на этот вопрос. Однообразные дни слились в единую сплошную белую линию на белом фоне. Так было до перехода в общеобразовательный блок. На этот момент всем детям под буквами NGMEG было по шесть лет.

У каждого своя парта. Свой компьютер. Своя ручка и карандаш. У каждого почти в одно и то же время кончаются карандаш и чернила в ручке. Почерк влиял на заполнение страниц в тетради, каждую из которых проверяли не только на наличие ошибок, но и на почерк. Именно тогда 1s6n заметил, что у девочки, сидящей впереди него, буквы выходят тоньше, а наклон влево. А у мальчика, сидящего за столом слева, буквы выходили толще, чем у него. Казалось, такая мелочь. Но именно она заставила 1s6n понять свою особенность. Никто не мог написать буквы так, как писал он. Это было его первое воспоминание. О своей особенности.

Комната каждого ребенка изолирована от следующего. В каждой комнате стол, стул, кровать. Отбой строго по часам, проснуться в шесть и – на зарядку, учеба, сопровождение в комнаты, домашние задание, запертые двери, отбой и с утра все по новой.

Как и все дети, он четко следовал системе, не задаваясь вопросом, почему за год их группа в тридцать человек стала меньше на двенадцать детей. Их осталось восемнадцать. А еще через год их осталось пятнадцать. Он даже не знал их номера.  А еще через год у него появился первый друг.

Шел третий год обучения, когда 1s6n внезапно понял что хочет узнать номер девочки, сидящей впереди него. Но ему потребовался не один месяц, что бы придумать, как это сделать. Поступок, чуть не стоивший ему выбраковки, был спонтанным решением. Он оторвал уголок тетрадки, на котором написал: «Я 1s6n, а ты?». И передал записку ей во время смены преподавателей. И она точно также ответила, на том же оторванном уголке: «5s3n». Две буквы и две цифры внезапно сделали 1s6n самым счастливым ребенком. И он продолжал спрашивать 5s3n все на том же уголке. Так он узнал, что ей нравится анатомия больше математики. Что волосы она заплетает в косу, чтобы не мешались. Что щурится от того, что плохо видит вдалеке. И о том, что при беге у нее колет в боку.

Оторванный уголок был исписан так, что стал из белого синим. А 1s6n хотелось знать о 5s3n больше. Ему хотелось поговорить с ней. Однако такой возможности им не давали. Не было времени, которое дети могли бы назвать переменой. Преподаватели менялись за минуту, и начинался новый урок. Однако 1s6n нашел возможность пообщаться с 5s3n. Впервые это случилось на утренней гимнастике. Во время пробежки, мальчик придержал темп, подстраиваясь под 5s3n, и впервые заговорил.

— Мне нравится твой номер. Он красиво пишется.

Девочка скосила на него глаза и улыбнулась. Она так ничего и не сказала, но эта улыбка стоила многого.

В тот день 1s6n долго выводил в тетради пальцем ее имя. Вновь поговорить им удалось в очереди на медицинское обследование. Именно там он узнал, что не он один испытывает рвение в общении. Дети будто разбились на пары и даже тройки. Они переговаривались на узкий спектр тем, касающихся в основном учебы. Им просто больше не о чем было говорить. Их мир – узкая полоса, закрытая сфера, как и понимание происходящего в нем.

— Можно я постою с тобой? — спросил он у 5s3n.

— Да, стой, — был ему ответ.

И этого было достаточно – рассматривать девочку, внешне похожую на него: те же черные волосы, зеленые глаза и светлая кожа, отдающая бледностью. Но было многое, чего он никогда не видел в себе. Выражение глаз 5s3n отличалось: не спокойное, как у него, а настороженное. Губы то и дело превращались в тонкую линию. 1s6n казалось, будто она в любой момент готовится прыгнуть в сторону, как будто уклоняясь от летящего меча, который она не могла отбить.  Ему хотелось узнать, отчего она такая, но он не знал, как спросить.  И пока тянулась очередь, говорил с ней о ее любимой анатомии. Сам 1s6n полюбил этот предмет только благодаря 5s3n.

Медицинское обследование ничем не отличалось от предыдущих. В кабинет входили по одному. Но не выходили, выход был через другую дверь. Зрение, слух, кровь, все тщательно проверялось, записывалось и ребенка отпускали. Мальчик хотел подождать 5s3n, желая еще поговорить, но стоило выйти из кабинета врача, как его сопроводили в свою комнату.

Их дружба продлилась три года. А потом 5s3n исчезла. Это случилось очень неожиданно для 1s6n. Шел уже шестой год обучения, и они все чаще находили время перекинуться парой слов, как неожиданно, после медицинского обследования, она не появилась на занятиях.

5s3n однажды сказала ему, что такое возможно. И если она вдруг исчезнет, то он не должен даже пытаться спрашивать о ней. Она всегда была настороженной и будто чего-то боялась. Впервые 1s6n понял, чего именно, только когда это уже произошло. Но ничто не могло ответить ему на вопрос, куда же делась его подруга и когда она вернется. И почему в их группе всего девять человек? Их не учили подобному. Их не учили мыслить самостоятельно. Личности были подогнаны под определенную черту, пересечь которую означало исчезнуть, как это произошло с 5s3n.

Не смотря на незнание и непонимание, впервые за много-много лет 1s6n проснулся в слезах. Он уже видел свои слезы, когда мальчик 7s1n бросил мяч чрезмерно сильно, но тогда они полились из его глаз от боли. Причину же этих слез 1s6n объяснить не мог.

В его тетради все чаще мелькали выведенные красным «100%» по анатомии. Такой же бал был и на многих других предметах, однако были и те, по которым больше 60% получить не удавалось. Нельзя сказать, огорчало это 1s6n или нет. Это принималось как факт. Однако он знал, что у 3s9n оценки лучше.

В шестнадцать лет 3s9n стал другом 1s6n. А благодаря тому, что появилась возможность общаться не только в очередях на обследование (был введен предмет «общение») эти двое могли подтягивать друг друга по предметам. Но 3s9n был не самым приятным собеседником. Отчего-то его знания по предметам стали единственной привлекательной чертой для дружбы. 1s6n не мог никак найти что-либо помимо них. Того, что увидел в 5s3n.

Все изменилось через год, когда помимо учебы 3s9n стала интересовать светловолосая 18s1n. И с ним стало не так скучно проводить время.

Урок общения был одним из немногих, где можно было открыто говорить друг с другом. Более того, нужно было сидеть лицом к собеседнику. И каждый раз 3s9n обсуждал достоинства 18s1n, хотя, как не смотри, все их видели невооруженным взглядом. Но друг явно говорил о чем-то еще помимо длинных светлых волос, больших зеленых глаз и хорошо сложенной фигуры. Нечто, что нельзя увидеть. Это дарило 1s6n томление и заставляло краснеть.

По урокам анатомии он знал, как выглядит женское тело внутри и снаружи, и ничто из этого не могло его удивить. Однако вот так открыто обсуждать с кем-то отличия женского тела от мужского 1s6n находил приятным.

Ранее знание всех этих особенностей и подавление инстинктов на уровне кода не дало этим людям развиться в сексуальном плане.  Можно сказать, они не понимали значения разности полов на должном уровне.

А однажды 3s9n спросил неожиданно:

— Почему ты не состригаешь волосы? Они такие длинные. Хочешь, чтобы тебя принимали за девушку?

— Нет, почему ты так решил?

Волосы у 1s6n обрамляли лицо и достигали плеч. Сам он не считал их длинными, но на фоне других парней это его несколько выделяло. Как правило, именно девушки оставляли длину своим волосам. А парни старались укротить их насколько могли.

— Так почему не стрижёшь?

— Мне нравится, как я выгляжу.

Это было своего рода признание. 1s6n действительно испытывал некоторое эстетическое удовольствие, разглядывая себя. Ему нравилось в себе все: от прически до своего роста, который за последний год стал на сантиметр больше. Юноша превосходил по росту в своем классе многих, но был жилист и худ, что также ему в себе нравилось. А вот легкая полнота друга, наоборот вызывала недоумение.

Оказалось, его считали привлекательным объектом не только он сам, но и девушка 2s6n. Она начала подсаживаться за их стол, что мешало говорить о 18s1n с 3s9n. Было неожиданным открытием то, что перед другой девушкой сложно говорить о 18s1n. Зато новая собеседница принесла немало пользы в разнообразии их бесед. Но ее поступки приводили 1s6n в полное недоумение. Она старалась вступить с ним в тактильный контакт. Брала его за руку, пыталась прижаться, а однажды коснулась своими губами его. Неожиданный, странный и пугающий опыт. Однако с ней случилось тоже, что с 5s3n. После медицинского обследования она исчезла.

Странно, но именно исчезновение этой приставучей и немного пугающей девушки заставило его серьезно задуматься о том, где же те, которые внезапно исчезли. И спросить об этом друга. Тот тоже не знал ответа, но внезапно напрягся, совсем как 5s3n, прося никого больше об этом не спрашивать. Впервые 1s6n понял, что не знает что-то очень важное. И он начал наблюдать за окружающими его людьми в новом ракурсе. Оказалось, юношей вокруг гораздо больше, чем девушек. По неизвестной причине девушки исчезали гораздо чаще. А еще он открыл для себя внешнее отличие их учителей. Те были и возрастом старше, и овалы лица совсем иные, и цвет волос каштановый, и глаза у всех карие. Все учителя также были похожи между собой, как были похожи ученики. Такое совпадение показалось необычным. Но развить мысль не удалось. Понял только одно: если не хочешь исчезнуть – не выделяйся.

Так он и поступил, даже не вникая в значение слова «исчезновение», 1s6n дожил благополучно до двадцати одного года.

За это время случилось несколько событий, повлиявших на него. Первое – это распределение по факультативам. Ему сказали: «Твое призвание – медицина», и 1s6n углубил знания об анатомии. Но не смог понять, почему он должен резать людей, и почему те не двигаются. Так в медицинском классе юноша познакомился с понятием смерть. Но не сразу осознал значение этого страшного феномена. Те, кто попадали ему под нож, имели надпись на плечах, отличную от NGMEG: EBSG, CGFG, EGIR, NGFG. Большинство из этих людей выглядели младше, порой совсем дети. Но попадались и те, кто старше.

 Осознание пришло, когда на его столе оказалась девочка двенадцати лет с каштановыми волосами и голубыми широко распахнутыми глазами с клеймом на плече EBSG 2s7n.

Не притронувшись к ней скальпелем, 1s6n ощутил сильную дурноту. Его вырвало, и он потерял сознание. А когда NGMEG 1s6n пришел в себя под стеклянным колпаком, то впервые испытал настоящий страх. Он посчитал происходящее исчезновением. И был частично прав. В тот момент решалась его судьба, наделившая 1s6n талантом медика, которым побоялись разбрасываться. Его не выбраковали. Но в изоляции, на карантине 1s6n провел больше недели.

Возвращение ранее исчезнувшего воспринялось как явление создателя. Тот, кто исчез, внезапно вернулся – и все захотели пообщаться с ним.

И вот, когда ему исполнилось двадцать два года, ему объявили: «Ты покидаешь «инкубатор». Твоим местом временного существования станет «скорлупа», где ты будешь работать на благо обществу и во имя сохранения человечества до срока истечения годности».

Было сказано много слов восхищения, похвалы и возвышенных эпитетов, которые мало интересовали 1s6n. Он покинет инкубатор и будет доставлен с другими подобными ему под «скорлупу». Это было то, ради чего все долгое время учились и работали, то к чему готовили детей с момента рождения. И вот – свершилось!

Ему выдали белую сумку и приказали собрать необходимые вещи. Таких было мало, как и у любого жителя инкубатора. Комплект одежды белого цвета, носки, белье, сохраненный исписанный клочок бумаги с красивым почерком 5s3n. Но самое главное – это медицинские инструменты. С ними юноша не согласен был расстаться, и ему не стали запрещать. Инструменты заняли девяносто процентов сумки. Скальпели, шприцы, медикаменты, трубки, завариватели, расширители и многое другое.

Перед тем, как 1s6n покинул комнату, в которой ничего не изменилось за все прожитые в ней годы, юноша внезапно тяжело вздохнул. Осмотрелся и вышел.

Он никогда не был в этой части инкубатора и никогда раньше не видел кораблей. Он даже никогда не видел окон и никогда не задумывался, как выглядит внешний мир. Поэтому застыл перед стеклянным экраном, всматриваясь в непонятный, пугающий, невероятно красочный мир. Ему уподобились и другие покидающие инкубатор. Всего их было  шестьдесят три. Кое-кого он даже знал, а один даже учился вместе с ним.  

Юноши и девушки отлипли от экрана и стали рассаживаться по местам. Уже стоя перед довольно массивным транспортом, призванным летать из города в город, 1s6n немного пожалел, что совсем не понимает технику и видел эти машины лишь в учебнике. И не может им восторгаться как другой юноша, активно рассказывающий знакомым про обшивку и крылья корабля. Не может оценить обтекаемость форм и обещанную скорость. В корабле были окна, так что все люди, кроме пилота, вновь прилипли к стеклам, всматриваясь во внешний мир.

Юноша забыл обо всем на свете, восторгаясь осознанием безграничности мира за пределами инкубатора. И почему он раньше не мог этого понять, и не спросил, и не заинтересовался? Отчего даже сейчас, смотря на многообразие цветов, резавших глаза, на камни, деревья и растущую траву он не может до нее дотронуться? Даже не так, он не может этого захотеть. Будто нечто внутри не дает ему возжелать запретный плод. 1s6n отвернулся от стекла.

Первый день пути прошел идеально гладко. Юноши и девушки вели неспешные разговоры, корабль летел, за окнами простирался неизведанный мир. Будущее предопределенно. У каждого из людей на этом корабле была расписана вся дальнейшая жизнь. Все они из NGMEG. 1s6n станет врачом. Вот этот парень 1s17n будет выправлять работу оборудования. Этот 7s4n выращивать бифидобактерии. А эта девушка 9s13n разбирается в технологиях, она станет техником. А пилот довезет их до «скорлупы» и повернет обратно за новой группой.

Но ни одна из начертанных целей не исполнилась.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *