Нинель сладко застонала и упала на грудь любимого. Она глубоко и часто дышала в попытках успокоить разбушевавшееся сердце. Ее руки продолжали прижимать руки Кая к кровати, даря лишние секунды удовольствия обладанием сильным мужчиной. Не успела женщина в полной мере насладится затишьем и лидирующим положением, как Кай лукаво прищурился и неожиданно перевернулся, подминая ее под себя. Требовательные ласки намекали на продолжение бодро начавшейся ночи.

— Кай, мне завтра рано вставать, — притворно надулась белочка, пойманная в соблазнительную ловушку.

— А мне нет, — эгоистично заметил демон и зарылся носом в рыжие пряди.

Его руки заскользили по женскому телу, стирая влажные капли и казалось ничто не могло успокоить разгорающийся пожар, но…

Входная дверь хлопнула: Адонис вернулся домой.

Страстная парочка переглянулась и расслабленно вытянулась поверх одеяла. Они не желали портить здоровый сон старшему другу. Он, конечно, ничего им не скажет, реши они продолжить, но утром так на них посмотрит, что им будет стыдно.

Бывший рыцарь сразу прошел в свою спальню – бывшую спальню Нинель – разделся и упал на кровать. В последние дни работа отнимала у Адониса все силы. И друзья понимающе позволяли ему выспаться, вопреки желаниям бурно проводить ночи.

После того как Кай вернулся из больницы, полностью восстановился и возвратил прежние отношения с Нинель прошел год. Трудный год. Произошедшее, но забытое сказывалось на демоне сильнее, чем того ожидали: ему снились кошмары, обрывки воспоминании РайВэя, переживания повелителя демонов. Один раз даже пришлось вызывать на дом Яна Терентьева со шприцом успокоительного наперевес, так плохо обстояло дело. Даже всерьез обсуждался вариант наблюденья беса специалистом-мозгоправом.

Благо кошмары сошли на нет, и Кай смог вновь начать познавать мир и общение с людьми. Ему пришлось по новой понимать суть многих вещей, восстанавливаться на работе, знакомиться с уже знакомым, и друзья терпеливо в этом помогали.

Было нелегко, но сил придавала уверенность, что больше их никакие боги беспокоить не будут и Кая больше не утянет на дно клеймо смерти.

Как и в прошлом, друзья справились со всеми невзгодами. В награду жизнь потекла спокойно и размеренно, пока после одной из жарких ночей принцесса не почувствовала легкую тошноту. Естественно, как любая девушка ведущая активный образ жизни, Нинель боязливо заподозрила самое неожиданное.

— А если я… беременна?

Холодея от ужаса, принцесса купила тест. И испытала облегчение обнаружив лишь одну полоску.

Она бы и забыла об утреннем недомогании, если бы приступы тошноты и легкого головокружения не преследовали ее весь день.

— Быть такого не может! — девушка вытирала губы перед зеркалом в туалете больницы.

— Ты в порядке? — спросила пухленькая медсестра Варвара – подруга с университетской скамьи.

— Нет, — призналась принцесса с медицинским образованием, — меня тошнит.

Подруга тут же ахнула, не зная поздравлять или ужасаться:

— Ты думаешь?..

— Нет! — едва не крикнула Нинель. — Я принимаю противозачаточные!

— Но они не могут дать сто процентной защиты, — Варвара подошла и обняла Нинель за плечи. — Ты же знаешь.

— Подожди утешать, у меня еще три упаковки осталось, — отмахнулась принцесса и удалилась в кабинку.

Все три теста показали лишь по одной полоске.

— Видишь? — потрясала бумажками с результатами принцесса. — Я не беременна.

— Если срок очень маленький, они не покажут две полоски, — «успокоила» подруга.

Тесты полетели в урну. Нинель убито упала на широкий подоконник и обхватила себя за плечи. Она не ждала от судьбы такого поворота. Не сейчас.

Вопрос подруги проник словно через наброшенную на голову подушку:

— Твой парень… он будет против?

— Я думаю да, — вспомнила принцесса. — Он говорил, что не готов стать отцом. Черт! 

— Ты ему скажешь?

— Нет, пусть гадает с чего у меня пузо растет, — Нинель искривила губы в болезненной улыбке.

Глазами она изучала трещины и выбоинки на раме окна, будто в поисках подсказок: как ей поступить?

Пухленькая Варвара села рядом с подругой. Подоконник предостерёг о своем плачевном положении хрустом. Женщины сразу вскочили и отошли от накренившегося больничного имущества.  Полюбовались и вернулись к обсуждению проблемы.

— В любом случае поговори с ним. Это решенье нельзя принимать одной, — от мыслей о возможном решении у рыжей принцессы волосы встали дыбом. Варвара поспешила замять тему. — К тому же, ты можешь и не быть беременной. Может отравилась?

Нинель резво встала и выдохнула.

— Может… может… пойду я домой с этими «может». Если не сложно, добеги до Тереньева, скажи о моем состоянии… — глазки готовой к сплетням Варвары заблестели. Пришлось ее осадить: — Я об отравлении!

Мучимая тошнотой и подозрениями, Нинель поспешила домой. До вечера никого из парней не должно быть дома, и она надеялась посидеть в одиночестве и собраться с мыслями. Однако одиночество принцесса не нашла. С работы сбежал Кай. Он это частенько проделывал, особенно когда отведенная ему роль навязывала странности. Бес не без причины считал, что ему личных тараканов хватит, и подсадные переполошат притихший рассадник дури.

— О! Гляжу не я один прогульщик! — демон встретил любимую радостным рычанием и крепкими объятиями. 

Однако не успел он насладится теплом тела любимой, как ту скрутило.

— Я заболела, — заявила она уже из туалета.

— Больной врач. Я ощущаю в этом сочетание иронию. 

— Да, да. Очень остроумно, — Нинель вышла чуть зеленее, чем была и все такая же задумчиво грустная. — Пойду заниматься тем, чем занимаются все больные.

— Смотреть телевизор?

— Спать!

— С твоей любимой грелочной? — с надеждой раскрыл объятия демон.

— С тазиком! — огрызнулась принцесса и хлопнула дверью спальни перед носом Кая.

Бес почесал ушибленный нос, подумал и натащил любимой лекарств от живота, три кружки чая, фруктов и, собственно, принес тазик. Но объяснений неожиданной злости на него не узнал. А что на него злятся, он чувствовавшая четко.

 

Вернувшийся с работы Адонис нашел Кая над кружкой чая с опущенным в него носом.

— Что случилось? — устало спросил рыцарь.

Он привык видеть друзей вместе, чем бы те не занимались. И наличие одного, к тому же, грустного Кая напрягло.

— Нинель заболела, — коротко ответил демон.

— Сильно? — сразу же обеспокоился Адонис.

— Нет, Доня. Но почему-то Нинель злится на меня и не говорит в чем я провинился. Будто в ее болезни виноват я.

Бывший рыцарь усмехнулся:

— Поздравляю, вы впервые встретились с переменчивым женским настроением, — усмехнулся клейменный рыцарь, раздевшись и пройдя на кухню. — Она скоро отойдет и снова будет рада тебя видеть.

— Да нет, — все также грустно покачал головой Кай, — это не в первый раз, когда у нее шатается настроение. Раз в месяц чувствую себя рядом с гранатой без чеки. Но сейчас другое. И я не понимаю что.

— Хочешь я к ней зайду, спрошу? — предложил Адонис, подавляя зевок.

В ответ демон кивнул и с любопытством прокрался в гостиную, где занял выжидательную позицию на диване.

Адонис хмыкнул и прошел через гостиную. Постучался в левую спальню и, не дожидаясь ответа, вошел. Принцесса лежала лицом к стене, спиной к нему и буквально источала ауру недовольства, волнения и ярости.

— Ого! Теперь и я волнуюсь, — пробормотал храбрый рыцарь, удержавшись от позорного бегства. — Ты как?

— Отравилась, — ответ ничего хорошего не предвещающим голосом.

— Вижу, — рыцарь осмотрел наставленные на стол богатства и усмехнулся, — но разве отравление может являться поводом для ссоры?

Нинель выглянула из-под одеяла и повернулась к другу.

— Мы не сорились, — твердо заявила она.

— Да, просто ты дала понять Каю, что злишься на него за что-то, чего он не понимает. И это его сильно расстроило. Был же уговор все ему по пунктам объяснять, Нинель. Так за что ты окрысилась?

Женщина наконец поняла каких дел натворила и попыталась встать, но тут же позеленела и вновь упала на подушку.

— Я потом извинюсь. Правда, ничего не случилось, Адик, мне просто очень плохо и надо побыть одной.

— Он очень о тебе заботится.

— Знаю. И я не хотела его обижать. Просто плохой день. Посплю и отойду, — пробубнив это, принцесса вновь накрылась одеялом с головой.

Слушавший в гостиной диалог демон вздохнул и начал раскладывать диван в надежде, что Нинель завтра придет в свое обычное расположение духа. Но ни на следующий день, ни через день ситуация не изменилась. Нинель поправилась, но продолжала ходить, как ежик с иголками, окруженная аурой «я не хочу ни с кем разговаривать». А при попытках с ней поговорить крысилась и очень нервно отвечала: я в порядке! И если Адонис весь день проводил на работе и возвращался только чтобы упасть на кровать, то Кай не имел четкого графика и начал чувствовать себя дома неуютно. Наконец он не выдержал.

— Доня, мне нужен совет. Срочно!

Кай перехватил брата на подходе к подъезду и, не взирая на его усталость, повел в сторону бара. Адонис и не думал сопротивляться, уж слишком серьезно выглядел Кай.

— Может ты что-то натворил? — спросил рыцарь, когда они заняли столик и заказали пенных напитков.

— Суть именно в том, что я ничего не натворил, но Нинель продолжает вести себя странно. Очень странно! — демон отпил из бокала и поморщился. — Ну знаешь, она будто отдалилась от меня. И не хочет об этом разговаривать.

Адонис отпил пива и тяжело выдохнул:

— На сколько я знаю эту девочку, она отходчива. Вообще она ведет себя сейчас как тогда, когда ты лежал в коме. Но не волнуйся, все у вас разрешится. Дай ей время.

— А вдруг она больше не хочет быть со мной?

От подобного вопроса рыцарь подавился напитком и ему потребовалось время откашляться.

— С чего ты взял, олух?!

Демон ответил не сразу:

— Я люблю ее, — с грустью произнес он. — Но чем дальше, тем чаще мне кажется, что одной любви мало. Я будто навязываю ей ее и связываю ею в надежде удержать.

— Допустим не ты ей навязался, а она тебе. Но основное зерно мысли я уловил. Нет, не думаю. Дело вовсе не в том, что она стала тебя меньше любить. Думаю, напротив, она любит тебя даже сильнее.

— Не понимаю, — Кай склонил голову на бок, — как наши чувства могут стать причиной размолвки?

— Как бы правильно сказать, — почесал затылок рыцарь.

— Говори, как есть.

Со вздохом, Адонис сказал следующее:

— Ваши отношения с Нинель все еще незрелые. Нет, нет, не делай поспешных выводов. А то ты щас на выводишь, потом не сведем всей компанией, — Адонис отпил из нового бокала.

— Надеюсь ты не имеешь в виду, что я слишком молод для серьезных отношений? — напрягся Кай. — Я знаю, что по меркам демонов я – дите. А по человеческим - с головой у меня не все в порядке, но технически я взрослый мужчина. И думаю могу справится с собой, и чувствами, и с мужскими обязанностями, которые накладывают отношения.

— Думаю, можешь. Но не думаю, что Нинель так думает.

Кай удивленно вскинулся:

— С чего ты решил?

— С того, Кай. Ты часто оставался на наших руках беспомощным. Если честно, мы уже привыкли заботится о тебе и считать младшим, — Адонис поднял руку, прося дать ему договорить. — Технически это правильно, даже когда мы состаримся ты еще будешь юношей. Но практически… практически это не работает. И Нинель это не до конца осознает.

— Я не думал, что она относится ко мне как к младшему нуждающемуся в заботе… это унизительно. Немного. Но я не понял, при чем тут ее покровительственное отношение и неожиданно изменившееся поведение.

— Мы принимали за тебя много решений, и они были верными. Возможно, Нинель основывается на прежнем «тебе» и пытается принять какое-то решение сама.

— Какое?

Адонис задумчиво повертел в руках пустой бокал думая: заказать еще или остаться трезвомыслящим. Сделал выбор в пользу здоровой печени, хотя мысля забежала нетрезвая.

— А она не беременна часом? — озвучил он ее быстрее, чем успел задуматься.

— Нет, — спокойно ответил Кай и пояснил, — я бы сразу узнал. Забыл, демоны чуют.

— Что, прям на первых неделях зачатия?

— Да. Запах становится…. Ну знаешь… я не смогу объяснить. Просто, когда это произойдет, я узнаю первым.

Демон взял свой бокал и спешно отпил, явно нервничая от поднятой темы.

— И что будет, когда это случится? — Адонис помнил о нервном отношении брата к теме деторождения.

Демон отставил так и недопитый бокал и полуприкрыл глаза. Следующие слова он сказал с неожиданным трепетом и совсем другим тоном.

— Будет ребенок.

— Вот как, — рыцарь пораженно замер и спросил: — Помнишь, как раньше ты нервничал, что у тебя появятся дети?

 — Вспомнил, блин! — рыкнул демон. — Я боялся, что мои дети разделят мою судьбу на алтаре. А в этом мире… ну… — он помрачнел. — Есть шанс им угодить к психам от науки, конечно. Но с тех пор, как я сотрудничаю с властями и регулярно поставляю ненасытным лаборантам генетические материалы, нас охраняют. При чем так конкретно, что моего менеджера позавчера едва не снял снайпер, заподозрив, что тот на меня собирается напасть. Откачивал потом обоих. И менеджера с отстреленным ухом и горе-снайпера, после того как едва не замочил. В общем, — остановил Кай поток словоизлияния, — я уже не боюсь за судьбу потомства.

— Но может Нинель боится. Не за судьбу будущих детей, а твою реакцию на их возможное появление. Ты же не говорил с ней на эту тему, да?

Кай задумчиво промычал нечто невразумительное и помотал головой.

— Если ее неуверенность во мне и есть причина неожиданных заскоков, то я пойду поговорю с ней. Эх, — черт встал, — иногда быть человеком невыносимо сложно. Как мне убедить ее, что она может на меня полагаться?

Задумчиво повертев в руках опустевший бокал и тоже встав, Адонис предложил:

— Может вам пожениться?

Демон заинтересованно навострил уши и протяжно хмыкнул. На его губах расцвета шальная улыбка. Заметив эти изменения, рыцарь тут же пожалел о своем предложении. С демона станется и это событие с ног на голову перевернуть.

 

— Ты не беременна! — громко заявил Кай стоило Нинель вернуться с работы.

Беспокоясь, женщина сдала все анализы и нервно ждала результатов. Пришла домой, а ее встречают вот таким пророчеством.

— Что? — она застыла в дверях наполовину испуганная наполовину пораженная.

— Говорю, ты не беременна, — спокойнее повторил демон, помогая Нинель раздеться. Повесил ее куртку и помог снять сапожки. — А даже если была, Нинель, неужели я такой ненадежный? — Он взял ее за руку и увел на кухню поговорить.

— Ну..эм..я… дай прийти в себя, — смущенная, принцесса не знала куда девать глаза и руки.

Прийти в себя ей не дали. Кай вознамерился отомстить за все потраченные нервы.

— Я говорил с Доней про нас с тобой, и он сказал, что ты до сих пор видишь во мне того, о ком нужно заботится и кого нужно оберегать. Это правда? Ты не считаешь меня надежным? Ты не думала, что я могу поддержать тебя?

Нинель закусила губу и тяжело выдохнула:

— Прости. Наверное, он где-то прав. Я просто не знала, как ты среагируешь, боялась поссорится с тобой и…

— Трепала себе и мне неделю нервы. Будь я человеком мы бы уже поссорились.

— Прости.

— Хорош извиняться, Нинель, — бес сделал любимой чаю и достал из холодильника тортик. — Мне от тебя не извинения нужны, а понимание, что ты можешь на меня рассчитывать.

— Да, извини, я постараюсь…

— И не просто старания. Знаешь, я много думал, — демон налил чай себе и сел за стол. Он сверлил нервничающую женщину внимательным взглядом. — О нас с тобой. О будущем. Я не человек, Нинель. Я не смогу состарится с тобой. Не смогу умереть с тобой в один день и вообще буду жить даже когда тебя не станет, и я не знаю какой будет эта жизнь. Но точно знаю, что твоя потеря принесёт мне боль. 

Нинель напряглась. Она не могла понять куда ведет разговор ее парень, но атмосфера разговора ей очень не нравилась.

Он продолжал:

 — Я думаю об этом. Вернее, я знаю и мне заранее грустно. И страшно, что ты тоже об этом можешь думать. Что я не смогу поддерживать тебя как человек и внутренне столь же юн, как внешне. Боюсь, что однажды ты устанешь от подобного незрелого отношения и страхов.

«Неужели он предложит нам расстаться?!!» — мысленно вскричала Нинель и на ее глазах навернулись слезы. Но следующие слова демона были совсем о другом.

— И потому, я предлагаю тебе создать со мной семью официально. Надеюсь это перечеркнет остатки твоих сомнений во мне и будущее не будет нас так страшить. Мне кажется, брак может дать тебе чуточку больше уверенности. 

Нинель ушам не поверила.

— Погоди! Ты мне предложение делаешь? — ошарашенно переспросила Нинель.

— Ага. Человеческое предложение. Если такой вариант тебе не нравится могу по-демонически – по голове и в пещеру, — оскалился черт и горько усмехнулся. — Жаль я не знаю о наших ритуалах ухаживания до прихода Дейуреса. Попрактиковал бы. Или ты не против начать с пещеры?

Нинель все никак не могла выдавить ни слова. Она даже не думала о браке в этом мире. Не видела нужды в него вступать, считая обычным договором, а не клятвой перед богами (наличие которых в этом мире еще надо доказать), не видела особой романтики. Ей и одной свадьбы хватило. Но она не ожидала, что неромантичное, практичное желание успокоить и доказать свои стремления создать с ней семью, заставят ее так оторопеть и покраснеть. В голове повернулись некие рычажки и взгляд стал немного другим. Нинель примеряла возможный статус «муж» на Кая.

Что тогда изменится? Поняла: многое.

Ее парень престанет быть просто объектом ее любви, он станет настоящей частью ее семьи и когда-нибудь отцом ее детей. Даже если в этом мире брак не имеет обета перед настоящими богами, Нинель ощутила, что он даст ей гораздо больше уверенности в будущем. 

— Ты согласна? Я про брак, а не пещеру.

Долгое молчание любимой, заставило демона нервничать. Он уже начал подумывать ретироваться через окно, выставляя предложение шуткой, когда Нинель отмерла и, сметая кружку со стола с визгом бросилась в объятия Кая.

— Это такое «да»? — спросил опрокинутый на пол демон.

В ответ ему были лишь невнятные поскуливания и порывы не заплакать.

— Хорошо. Начнем с пещеры, — довольный собой, демон поднял принцессу на руки и, пока она не поняла, уволок в спальню.

 

— А ты правда не против детей? — спросила Нинель, когда вновь обрела способность говорить.

— Не против. Правда. Честное слово. И не смотри на меня так! Однако, — демон чуть нахмурился, — я не знаю будут ли они у нас. А если будут, то наши дети станут уникальными для этого мира. Во всем: внешность, поведение. Это будет большая ответственность. Это будет серьезное испытание.

— Кай, я все понимаю, — она приподнялась на руках и нависла над возлюбленным, заметила. — Ты подрос.

— Правда? — демон улыбнулся. — Я стал выше и мускулистее?

— Немного. Но вообще я о твоем духовном росте.

Кай грустно улыбнулся, вспоминая слова Адониса: «…даже когда мы состаримся ты еще будешь юношей». Он приложил усилие выбросить из головы эти слова до поры.

— Я рад, — сказал он. — Не хотелось бы сильно отстать от тебя. И рад, что не смотря на все проблемы, ты согласна быть со мной.

— Мы справимся вместе. Но в начале я дам втык Адику.

— За что?

— За организованную им нервотрепку. Это же он надоумил тебя. Да? И, — Нинель захихикала, — теперь мы сможем ему организовать ответный удар.

— Это какой?

— Пора и ему жениться.

В этот момент, в офисном здании, перебирающий документы Адонис громко чихнул. 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *