Научная статья на тему «Биоэтическое измерение понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» в контексте медицинской деятельности»

АННОТАЦИЯ. Биоэтическое измерение взаимоотношений медицинских работников с пациентами и их родственниками требует учета психофизических и социокультурных особенностей человека, обратившегося в медицинское учреждение. Невежество в биоэтическом аспекте медицинской деятельности выступает как идеология антигуманизма. Преодоление невежества выражается в вечной борьбе Добра со Злом, воплощенной в этико-правовых и социокультурных трансформациях социума.

ABSTRACT

Bioethical dimension of relationships of health care workers with patients and their relatives requires taking into account psychophysical and sociocultural peculiarities of a person who approached a medical institution. Ignorance in bioethical aspect of medical care serves as ideology of antihumanism. Overcoming ignorance is expressed in constant battle between Good and Evil, which is exemplified in ethical, legal and sociocultural transformations of society.

Ключевые слова: добро и зло; польза и вред; компетенция; самообразование; автономия индивида; невежество; некачественная услуга.

Keywords: good and evil; good and harm; competence; self-cultivation; individual’s autonomy; ignorance; unsatisfactory service.

Современная медицина продолжает реализовывать на практике установки рационализма, все глубже проникая в тайны природы, создавая при этом новые методы и средства для облегчения жизни людей. Ценность науки познается в сравнении с ее противоположностью — невежеством. В свое время К. Маркс назвал невежество демонической силой, которая может привести к многим трагедиям. С точки зрения человека-обывателя невежество выступает как некое незнание, неосведомленность, отсутствие информации, а с точки зрения ученого-исследователя невежество — есть бессилие разума, его неспособность познавать мир и бегство в иррационализм.

У П.А. Флоренского есть интересная мысль о дневном и ночном соз­нании культуры, сравнение его с дневным и ночным сознанием человека. В тяжелые для общества времена, в эпохи кризисов, смут и революций резко набирает силу мифологический тип мышления. Возни­кают различные религиозные секты, возрождаются старые и создаются но­вые мисти­ческие учения и школы, появляются колдуны и знахари, ясно­видцы и прорица­тели, экстрасенсы и контактеры [1]. В эпоху торжества «ночного сознания» культуры и человека нам всем необходим светлый луч павловского рационализма! Единственный способ избежать власти иррациональных стихий — это про­должать совершенствовать нашу способность к рациональному мышле­нию [5, с. 85].

Разум — родовой атрибут человека, но, чтобы стать разумным, индивиду необходимо постоянно самообразовываться, упорно осваивая историю и культуру мышления, критически осмысливая современные достижения науки и техники. В медицинской деятельности это особо актуально, поскольку в процессе предоставления правдивой информации пациенту немаловажную роль играют проблемы: понимание пациентом полученной информации, его компетентность и достижение согласия по поводу лечения.

На процесс выбора человека влияют многие факторы, среди которых определяющим является преобладание у индивида рационального или мифологического мышления. «Пациенты с рациональным типом мышления адекватно воспринимают информацию о состоянии своего здоровья, понимают всю меру ответственности и стараются достигнуть положительных результатов в процессе «терапевтического сотрудничества» с лечащим врачом. Пациенты с преобладающим мифологическим типом мышления, узнав о неблагоприятном диагнозе, как правило, паникуют и в процессе принятия решения стремятся переложить груз ответственности за состояние своего здоровья на чужие плечи. Большинство таких пациентов предпочитают пассивность активности. Пытаясь найти чудодейственные пути исцеления, они игнорируют здравый смысл и проверенные медициной методы лечения. В результате процесс лечения откладывается, болезнь прогрессирует, что приводит к печальным последствиям для самого пациента и его родственников» [4, с. 75]. Таким образом, благодаря собственному невежеству, пациент может нанести вред своему здоровью.

В современной этике и культурологии понятие «вред» используется как понятие «зло», что подразумевает кризис человеческой культуры и морального сознания. В правоведении «вред» обычно понимается как неумышленное (неосознанное) причинение неудобств, физических страданий (вплоть до смертельного исхода) или нанесение иного ущерба одного лица другому лицу. Также «злом» принято называть умышленное причинение вреда, обусловленное чувством мести. Однако, вред, причиненный психически больным индивидом — недееспособным человеком или находящимся в состоянии аффекта, — «злом» не является. Исходя из многообразия форм поведения человека в обществе, теория права реагирует на них более или менее сурово.

Ценность общественного строя измеряется теми условиями, которые государство создает для борьбы со Злом и преодоления наиболее опасных его проявлений. Вечны не Добро и Зло сами по себе, но вечно их противоборство. В Добре воплощается прогрессивная линия развития общества, Зло же является тупиковой ветвью, ведущей к регрессу [7].

Применительно к биоэтическим проблемам современности обусловленность парных понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» принято изучать в контексте взаимоотношений врача и пациента, где связка понятий «польза-вред» рассматривается в психофизическом аспекте, а связка понятий «добро-зло» характеризуется сквозь призму морали. В медицине мера соотношения «добра» и «зла» — величина изменчивая и во многом зависит от уровня взаимопонимания субъектов коммуникации и степени удовлетворенности интересов отдельных людей. В медицинской деятельности врачу приходится из двух зол выбирать меньшее, руководствуясь при этом интересами пациента и желанием принести ему пользу.

В индивидуальном плане некомпетентность медицинского работника может квалифицироваться как невежество, а в общекультурном — как идеология антигуманизма, влекущая за собой рост числа «врачебных ошибок». Понятие «некачественная услуга» применимо к медицинским услугам, повлекшим причинение вреда жизни или здоровью пациента. Все медицинское сообщество призвано нести ответственность за осуществление и поддержку законодательных норм, направленных на удовлетворение общественных запросов в сфере здравоохранения [2].

Соблюдение этических принципов и норм в процессе взаимоотношений медицинских работников с пациентами и их родственниками требует учета психофизических и социокультурных особенностей человека, обратившегося в медицинское учреждение. Реалии современного мира обязывают медицинских работников в своей деятельности учитывать культурно-религиозные особенности пациента. Без знания этих особенностей невозможно грамотное планирование биомедицинских исследований в такой многоконфессиональной стране, как Россия. Для мусульманских женщин существует табу на осмотр врачами-мужчинами их тела без присутствия близких им родственников. Гнев верующих родителей может вызвать вакцинация их ребенка, если в процессе информированного добровольного согласия им не было разъяснено, из чего состоит инъекция, поскольку в иудаизме и исламе запрещено использование вакцин и сывороток, полученных на основе свинины. Подобные моменты встречаются в медицинской практике, и их нельзя игнорировать как с этической, так и правовой точки зрения.

Исходя из принципа уважения к автономии индивида, как к одной из основополагающих ценностей цивилизованного образа жизни, в Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [6] были включены несколько пунктов, законодательно закрепляющих обязанность медицинских работников по учету культурно-религиозных особенностей пациента: оказание медицинской помощи пациенту с учетом его физического состояния и с соблюдением по возможности культурных и религиозных традиций пациента (статья 6, пункт 2); допуск к пациенту священнослужителя, а в случае нахождения его на лечении в стационарных условиях — на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, проведение которых возможно в стационарных условиях, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок медицинской организации (статья 19, пункт 11); по религиозным мотивам при наличии письменного заявления супруга или близкого родственника, а при их отсутствии иных родственников либо законного представителя умершего или при волеизъявлении самого умершего, сделанном им при жизни, патолого-анатомическое вскрытие не производится, за исключением некоторых случаев (статья 67, пункт 3); патолого-анатомическое вскрытие проводится с соблюдением достойного отношения к телу умершего человека и сохранением максимально его анатомической формы (статья 67, пункт 8).

Высокий уровень компетентности медицинского работника включает в себя моральную, административную и правовую ответственность специалиста перед собственной совестью, коллективом и обществом. Идти в медицину нужно не на эмоциях «спасать мир», а имея для этого специальные компетенции, в которые входят не только личностные качества специалиста, но и высокий уровень его знаний и умений. Под компетенцией медицинского работника следует понимать его способность применять знания, умения и личностные качества для успешной деятельности в области здравоохранения [3, с. 30].

Наука и медицина не стоят на месте, а с каждым днем совершенствуются. Знания — продукт скоропортящийся, они способны устаревать и видоизменяться, поэтому каждому медицинскому работнику необходимо регулярно заниматься самообразованием. Невежество может быть сущностной характеристикой как ученого человека, так и обывателя, оно может привести к недопониманию во взаимоотношениях врача и пациента. Преодоление невежества выражается в вечной борьбе Добра со Злом, воплощенной в этико-правовых и социокультурных трансформациях социума.

Список литературы:

Агеева Н.А. Идея судьбы в противостоянии мифологического и рационального мышления: дис. канд. филос. наук: Ростов-н/Д., 2004. — 112 с.
Агеева Н.А. Менталитет врача в контексте гуманизации высшего образования // Universum: Медицина и фармакология: электрон. научн. журн. 2014. № 4 (5). [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://7universum.com/ru/med/archive/item/1231 (дата обращения: 11.04.2014).
Агеева Н.А. Проблема невежества в биоэтическом аспекте медицинской деятельности // Гуманитарные и социально-экономические науки. — 2014. — № 1. — с. 28—31.
Агеева Н.А. Эффективность терапевтического сотрудничества врача и пациента в контексте рационального и мифологического мышления // Гуманитарные и социальные науки. — 2013. — № 5. — с. 69—77.
Куртц П. Искушение потусторонним. М.: Академический Проект, 1999. — 601 с.
Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://base.garant.ru/12191967/ (дата обращения 21.03.2014).
Шаповал Г.Н. Образы зла в художественной культуре: дис. канд. филос. наук: Ростов-н/Д., 2002. — 166 с.

Сообщение Научная статья на тему «Биоэтическое измерение понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» в контексте медицинской деятельности» появились сначала на Научные Статьи.Ру.

АННОТАЦИЯ. Биоэтическое измерение взаимоотношений медицинских работников с пациентами и их родственниками требует учета психофизических и социокультурных особенностей человека, обратившегося в медицинское учреждение. Невежество в биоэтическом аспекте медицинской деятельности выступает как […]

Сообщение Научная статья на тему «Биоэтическое измерение понятий «добро» и «зло», «польза» и «вред» в контексте медицинской деятельности» появились сначала на Научные Статьи.Ру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *